До начала Второй мировой войны в селе Гута Пеняцкая, относившемся к Бродовскому повету Тарнопольского воеводства (ныне Бродовский район Львовской области), жило 487 человек, подавляющее большинство — поляки, хотя было и несколько смешанных семей. Как вспоминают выжившие жители, с украинцами из окружающих сёл жили мирно — те приезжали в Гуту Пеняцкую подковывать своих коней, ведь в польском селе было три кузницы.Ситуация изменилась летом 1943-го, когда после начала резни поляков на Волыни в Гуту Пеняцкую начали прибывать беженцы. К началу 1944-го в селе было уже более тысячи жителей. К тому времени в нем был сформирован отряд польской самообороны, насчитывавший около 40 людей, командовал им назначенный Армией Крайовой (АК) Казимеж Войцеховский.Поскольку село находилось в глухой местности, посреди лесов, никаких структур немецких оккупационных властей в нём не было — чем в январе 1944-го воспользовались советские партизаны. В Гуту Пеняцкую вошло одно из подразделений партизанского соединения Дмитрия Медведева с целью отдохнуть и залечить раны. Хотя в окрестных лесах были и отряды УПА*, с хорошо вооружёнными и организованными красными они конфликтовать не рискнули.

Собственно, как показали дальнейшие события, целью украинских националистов было в первую очередь мирное польское население.

22 февраля 1944 года, как только советские партизаны покинули село, информаторы УПА* сообщают в штаб 4-го полицейского полка дивизии СС «Галичина», находившегося в Золочеве: мол, поляки в Гуте Пеняцкой помогают красным.

23 февраля в окрестностях села появился патруль этого полка, состоящий из украинцев, хотя и под немецким командованием. Поляки были абсолютно уверены, что имеют дело с переодетыми боевиками УПА*, и вступили с патрулём в вооружённое столкновение.

Собственно, предположение командира польской самообороны, что речь идёт о карательной акции украинских националистов, было по сути верным: от полного уничтожения подразделение дивизии СС «Галичина» спасла сотня УПА* «Сироманцы», которая атаковала фланг поляков.

В результате погибло двое «дивизийщиков»: Олекса Бобак и Роман Андрийчук. Немцы устроили им пышные похороны в Золочеве и решили позволить своим украинским подручным уничтожить польское село, рядом с которым погибли их побратимы.

Реакция же поляков на готовящуюся акцию была явно неадекватной. Вечером 27 февраля в Гуту Пеняцкую прибыл представитель Армии Крайовой и дал указания подразделению самообороны: пытаться избежать боя, всячески демонстрировать, что деревня беззащитна, и среди её жителей — только женщины, дети и старики. Командование АК действительно надеялось, что сдача села без боя была единственным шансом избежать пацификации, но эти ожидания не оправдались.

Утром 28 февраля Гута Пеняцкая была окружена подразделениями 4-го полицейского полка дивизии СС «Галичина» (около 500-600 военнослужащих-украинцев под командованием немецкого капитана), состоящими из украинцев подразделениями немецкой полиции из села Подгорцы, сотней УПА* под командованием Дмитрия Карпенко («Ястреб»), а также группой вооружённых жителей окружающих украинских сёл под руководством Владимира Чернявского. Командой к штурму послужил выстрел из ракетницы, после чего деревню начали обстреливать из пулемётов.

Жители стали убегать и прятаться в подвалах или ранее подготовленных убежищах. После обстрела каратели вошли в село. Они расстреливали убегающих жителей, остальные были выведены из домов и группами отведены в помещение костёла. Рядом с костёлом был казнён и командир польской самообороны Казимеж Войцеховский. По словам очевидцев, его облили горючей жидкостью и подожгли. Ранее, ещё в доме, были убиты его жена, дочь и несколько евреев, которых укрывала семья.

Днем группами по несколько десятков человек заключённых начали выводить из костёла к сараям и деревянным хозяйственным постройкам. Затем эти объекты были обстреляны из пулеметов и подожжены. К примеру, около 40 человек были заперты в сарае семьи Релихов, здание было облито бензином, и большинство сгорели заживо. Из этого сарая удалось сбежать нескольким девушкам, которым стреляли вослед. Лишь около двадцати человек из числа приведённых в костёл спрятались в подвале и колокольне, благодаря чему им удалось выжить.

Нападавшие вели себя бесчеловечно: семидесятилетнюю Розалию Солтыс закололи штыком, распоров ей живот, убили младенца, ударив его об стену. Один из уцелевших жителей Гуты Пеняцкой, Сулимир Станислав Жук, вспоминал о судьбе своей бабушки-акушерки, которую за несколько часов до начала карательной операции вызвали к роженице. Эсэсовцы заставили обеих женщин пойти в костёл, а когда начались роды, один из солдат выхватил новорожденного, бросил его на пол, а затем растоптал. Мать и акушерку, которая пыталась помочь, застрелили.

Каждый дом и здание в селе были разграблены украинцами из соседних сёл, которые загружали добычу на телеги и увозили к себе домой.

Около 5 часов вечера 28 февраля каратели и грабители покинули Гуту Пеняцкую.

В селе сохранились лишь четыре дома, расположенные в стороне, костёл и школа. Немногие жители, которым удалось выжить, нашли приют в Гуте Верхобуской, Золочеве и других близлежащих городках и сёлах. Погибшие были похоронены в двух братских могилах возле костёла и школы. Через несколько дней издаваемая оккупационными властями украиноязычная газета «Львівські вісті» с немецкой педантичностью сообщила, что в ходе «акции пацификации» в Гуте Пеняцкой погибло 868 человек.

Единственный осуждённый за это преступление — руководитель группы вооружённых жителей окрестных украинских сёл Владимир Чернявский. В 1947 году суд в Катовице приговорил его к смертной казни.

В 1994-м Краковский отдел Комиссии по расследованию преступлений против польской нации начал расследование карательной операции в Гуте Пеняцкой, которое ныне продолжается совместно с отделом Института национальной памяти Польши в Кракове.

Однако, как заявлял несколько лет назад ответственный за расследование прокурор Вальдемар Швец, до сих пор не установлено имя немецкого капитана, который руководил массовым убийством. Согласно предоставленным Германией материалам, в той местности находилось около 20 немецких офицеров в этом звании, но идентифицировать военного преступника не удалось. Украина и Россия в ответ на польские запросы сообщили, что материалов относительно Гуты Пеняцкой в архивах этих стран нет.

Но расследование не прекращается, в том числе благодаря активной позиции Общества «Гута Пеняцкая», созданного выжившими жителями села и их потомками. Ныне организацией руководит Малгожата Госьнёвска-Кола, чья мать, Ванда Госьнёвска, была среди спасшихся из горящего сарая семьи Релихов.

В 1989 году, к 45-летию трагедии, на месте преступления был установлен памятник. На камне с красной звездой была размещена табличка с надписью, что здесь оккупантами и бандами ОУН* уничтожены мирные жители села Гута Пеняцкая — без упоминания о том, что они были поляками. Звезда и табличка исчезли с камня в начале 1990-х, после обретения Украиной независимости. Также в 1989 году на средства общества «Гута Пеняцкая» на могилах убитых поляков установили деревянные кресты.

Современный памятник жертвам Гуты Пеняцкой в основном был сооружён в 2005 году за средства Института национальной памяти Польши, однако на протяжении нескольких лет украинская сторона не позволяла установить стелы с именами погибших. В нынешнем виде памятник существует более десяти лет, 28 февраля 2009 года на его официальное открытие приехали президенты Украины и Польши Виктор Ющенко и Лех Качиньский, а также четверо выживших жителей села. Примечательно, что накануне депутаты Львовского областного совета от Блока Юлии Тимошенко требовали от президента отменить участие в совместных мемориальных мероприятиях, а сам памятник — снести.

В ночь с 8 на 9 января 2017 года памятник был сильно повреждён. Крест был разбит, одна из стел с именами погибших была выкрашена в цвета флага Украины, другая — в цвета флага УПА*, на ней также были нарисованы рунические буквы «СС». Украинская полиция установила, что для уничтожения памятника была применена взрывчатка, но виновные до сих пор не найдены. 26 февраля 2017 года памятник был восстановлен за деньги жителей окрестных сёл, новый крест сделан из гранита. Однако уже в марте того же года на обновленном кресте были нарисованы свастика и трезубец, а на стелах — сделаны антипольские надписи. Последствия были ликвидированы местными властями, виновных никто не искал.

Во время мемориальных мероприятий в минувшем году активисты партии «Свобода» установили в нескольких десятках метров от памятника «информационную таблицу», на которой изложили версию трагедии от Института национальной памяти Украины. На украинском, польском и английском языках было написано, что её причиной послужили советские партизаны, а убийцами поляков были исключительно немцы.

Подобная истерика необандеровцев понятна: совместная операция УПА* и дивизии СС «Галичина» в Гуте Пеняцкой сводит на нет потуги доказать утверждение о том, что «Украинская повстанческая армия»* воевала на два фронта, против Сталина и Гитлера».

* Деятельность организации с таким названием запрещена в РФ