Александр Александрович Алехин — непобеждённый русский чемпион

18.03.2014

Иногда нужно отдыхать. Иногда нужно отключаться от потока новостей. Крымский референдум закончен, а значит закончен и очередной раунд геополитических шахмат. Завтра начнется новая шахматная партия.

В этом смысле очень полезно вспомнить имя величайшего русского шахматиста — Александра Александровича Алехина. Материал о нем подготовил член Тульского отделения ПВО Дмитрий Власов.

022

«Много у России славных сынов, чьи имена с гордостью в сердце произносит каждый русский. И вот эти имена недоброжелатели наши будут стараться всячески опорочить, очернить, чтобы отвернулись мы от них, предали забвению, чтобы не стало для нас самих примеров для подражания. Всё это в полной мере относится и к Александру Александровичу Алехину – первому русскому чемпиону по шахматам, единственному из чемпионов, оставшемуся при жизни непобеждённым.

Биография Алехина – неисчерпаемый кладезь для понимания нами того, что значит и чего стоит быть русским на чужбине, в отрыве от отечества.

Прежде всего, что за гражданин был Александр Алехин, какие факты из биографии рисуют нам его? Добровольцем отправился он на фронт Первой Мировой Войны и в составе летучего отряда Красного Креста был награждён двумя Георгиевскими медалями и орденом Святого Станислава, вынося раненых с передовой, дважды контужен. После окончания лечения провёл шахматный сеанс, сбор от которого пошёл в фонд помощи «Одесса – Сербии». Во время братоубийственной гражданской войны, поступил на работу в Московский уголовный розыск, и можно только догадываться с какой вакханалией убийств, грабежей, бандитских нападений, изнасилований столкнулся он тогда. Во Вторую Мировую Войну, уже будучи гражданином Франции, не подлежащий по состоянию здоровья призыву, он всё же отправился на фронт добровольцем, тем самым показав своё отношение к коричневой чуме нацизма и ещё раз исполнив свой высокий гражданский долг (У кого из видных шахматистов того времени, да и нашего, есть подобный список героических и патриотичных поступков? Разве только у Каспарова? Хождение в толпе одураченных демонстрантов «За всё хорошее, против всего плохого», сидение в автозаке, укус за палец омоновца).

Но почему же Алехин покинул Родину? Тут нужно сказать следующее. Шахматы для Алехина были делом всей жизни, были не просто любимой игрой – ИСКУССТВОМ. Уже в возрасте 19 лет он мечтал о завоевании титула чемпиона мира и, приложив массу усилий над совершенствованием своего мастерства, пройдя горнило многочисленных шахматных соревнований, был готов заявить о своих правах на шахматный трон. Находясь в молодой тогда Советской России, где вовсю орудовали интернациональные наёмники мирового капитала во главе с Троцким, и, не участвуя в мировой шахматной жизни, стать чемпионом по шахматам было просто невозможно. Собирался ли он когда-нибудь вернуться в Россию? Безусловно. Однако злопыхатели наши утверждают, что Алехин, мол, и не думал о возвращении, ведь чудом избежал расстрела в 1919 году ЧК в Одессе, и был допрошен ЧК уже в 1920 году в Москве по доносу о получении денег от деникинской контрразведки, хотя дело было тут же и прекращено. Но чем объяснить тогда продолжившееся после отъезда сотрудничество Алехина с советскими шахматными изданиями? А письма его в редакцию «64», где выражалось определённое стремление «принять посильное участие в шахматном строительстве СССР»? Так связи со страной, которая стала ненавистной, не порывают. Да и Сталинский СССР – это не русофобская Советская Россия первых лет, это, как говорят «две большие разницы». Добившись высшего титула, обыграв «шахматную машину», как называли считавшегося непобедимым Капабланку за безупречную игру, Алехин в последующие годы доминировал на шахматном Олимпе, занимая в международных турнирах первые места. Но с каждым годом всё острее звучала в его сердце тоска по Родине, Алёхин желал одного – вернуться в Россию. Этому не суждено было случиться…

Ещё после матча с Капабланкой, в честь победы Алехина был устроен банкет в Русском клубе в Париже. Сейчас уже ясно, что это была ловушка. На следующий день в эмигрантских газетах цитировалась речь Алехина, где якобы прозвучал выпад против СССР. Странности состояли в том, что чемпион до этого ни разу не позволял себе критику Советского государства и что в каждой газете роковая речь передана по-своему. Тем не менее, функционер Крыленко написал в «Шахматном вестнике»: «После речи Алехина в Русском клубе с гражданином Алехиным у нас всё покончено – он наш враг…», там же ещё опубликовали заявление брата Алехина Алексея, где тот осуждал антисоветское выступление. Надежда на возвращение на Родину растаяла.

Достигнув выдающихся спортивных результатов, не видя равных себе соперников и тем самым потеряв мотивацию к самосовершенствованию, нестерпимо тоскуя по утраченной Родине, Алехин пристрастился к алкоголю. Депрессивным состоянием чемпиона не преминули воспользоваться голландцы. Скоропалительно был организован турнир с голландским чемпионом Максом Эйве, в помощь которому придана когорта крупнейших практиков и теоретиков того времени: Шпильман, Кмох, Беккер, не считая голландских мастеров. Одновременно шовинистически настроенная голландская пресса начала травлю гениального русского шахматиста, а организаторы турнира стали изводить Алехина мелочными придирками (Вот вам и «фейр-плей» на западный манер!). Не переставая пить во время игры, чемпион играет всё хуже и хуже. Он ударяется в мистику, принося на игру кота, который обнюхивал перед началом партии доску, австрийский шахматист Клейн, являвшейся астрологом, составлял Алехину гороскопы, предсказывая тому победу. Все эти чудачества вызывали в голландских кругах и прессе едкие насмешки и злорадство. В итоге Эйве одерживает победу с разницей всего лишь в одно очко. Алехин теряет звание чемпиона мира. Многие специалисты по шахматам списывают его со счетов, как конченного, разложившегося человека…

Когда-то Алехин просил гроссмейстера Флора, отправлявшегося на матч в СССР, поговорить насчёт него с руководителем советских шахмат Крыленко. Ответ озадачил: «Пусть напишет письмо в газеты с признанием своей вины». Но в чём ему, оболганному, ещё каяться? Только сейчас, спустя два года, он пишет приветственную телеграмму всем шахматистам СССР, а «Известия» и «64» её публикуют. Алехину вновь забрезжил луч надежды обретения Родины. Реакция на эту телеграмму эмигрантской прессы была крайне негативна и выражалась в басне одного борзописца: «Мораль имей, читатель, в голове, а также не забудь при том Алехина, разбитого Эйве и битым отошедшего к Советам». (Понятно, что эмигрантские газеты, клубы отчасти, если не всецело, кормились с подачек западных спецслужб. И ненависть русских эмигрантов к бывшей отчизне оплачивалась изрядно, во-первых, создавался негативный образ СССР, во-вторых, раскидывались вербовочные сети.) Алехин давно жил в атмосфере зависти к своему таланту коллег-гроссмейстеров, а теперь к этому добавилась враждебность бывших соотечественников. Ни сочувствия ему в трудную минуту, ни слов поддержки. Но какое это всё имеет значение, когда Родина ему поверила? В обстановке всеобщего забвения уже экс-чемпион получает из Москвы приглашение сыграть в международном турнире 1936 года. Алехин мужественно решает вернуть себе титул чемпиона мира и только тогда поехать в Москву. И началось воскрешение шахматного гения, беспрецедентное в истории шахмат, невиданное доселе. Алехин отвергает пагубную алкогольную зависимость, бросает ещё курить.

Отмобилизованный, полный новых идей, теоретических заготовок является он на матч-реванш. (Когда советский гроссмейстер Александр Котов, написавший замечательные книги об Алехине и его шахматном наследии, заметил Максу Эйве, что мир гордится «порядочностью» того, не отказавшегося играть повторный матч с Алехиным, голландский чемпион лишь развёл руками: «Какая порядочность? У меня не было сомнения в том, что я легко выиграю матч-реванш! ») Уверенность в лёгкой своей победе Макса Эйве подкреплялась заверениями друзей, льстецов и поклонников, что Алехин уже не тот. Да и шахматные эксперты, все как один, отдавали предпочтение голландцу. И только во время матча, Эйве, наконец, осознал, с каким соперником имеет дело. Это было ударом. Алехин громит Эйве. Матч завершается досрочно с разницей в шесть очков. Огромный перевес Алехина и качество партий не оставляли никакого сомнения в том, что результаты первого матча были следствием пренебрежения им спортивной формой. После триумфальной победы Алехин саркастически заявил разочарованным голландским журналистам, что просто дал Эйве звание чемпиона мира взаймы на два года. Этим интервью русский чемпион свёл счёты с травившими его голландскими шахматными кругами. Но последнее слово в этой нешахматной борьбе через девять лет осталось за Эйве…

Вновь последовали победы в международных турнирах. Во время АВРО-турнира в 1938 году советский гроссмейстер Ботвинник официально вызвал Алехина на матч на мировое первенство. Алехин принял вызов, поставив условие приезда в Москву за три месяца до матча и участие в каком-либо турнире, чтоб освоится с атмосферой советских соревнований. Все пожелания чемпиона были удовлетворены советским физкультурным руководством. Но этим планам помешала война. Она началась, когда Алехин, возглавлявший команду шахматистов Франции, был в Аргентине на восьмой шахматной Олимпиаде. Он выступил по радио и в прессе с призывом бойкотировать немецкую команду.

Вернувшись в Европу, Алехин, как было сказано выше, не подлежащий по состоянию здоровья призыву, добровольцем вступает в ряды французской армии (на тот момент ему было около пятидесяти лет). После скорого поражения Франции, Алехин был взят в плен, но вскоре освобождён. Поселившись на юге Франции, вне зоны, оккупированной немцами, он около года безуспешно пытается добиться от германских властей разрешения на выезд в Португалию, оттуда можно было отплыть в Южную Америку. Условием для выезда было написание статей по вопросам шахматного искусства в газете «Паризер Цейтунг». Фашистскими редакторами статьи были своеобразно отредактированы… полностью переписаны. Под названием «Еврейские и Арийские шахматы» статьи, написанные в основном австрийским журналистом, ярым антисемитом Теодором Гербецом, но за авторством Алехина, увидели свет. Факт сотрудничества Алехина с фашистской печатью, а главное – мерзкое содержание этих статей, подчинённое исключительно расовой теории, произвели на мир тягостное впечатление. Хотя намного позже, ознакомившись с ними, Алехин вполне определённо высказался в письме организатору лондонского международного турнира 1945 года: «Когда же я смог получить полное представление об этой ГАЛИМАТЬЕ, вышедшей из мозга, начинённого фашистскими идеями, я понял, что я повержен…», «… статьи эти не были написаны мною». Алехин выехал в Португалию, однако жена его Грейс осталась, не желая бросать свой дом и имущество. Дом, в отсутствие Алехина, всё равно был разграблен нацистами. Чтобы обеспечить жене защиту от репрессий, вполне возможных для американки еврейского происхождения, и сохранить остатки её имущества, Алехин возвращается в фашистскую Германию (что ещё раз характеризует нам его как мужественного человека). Немцы назначили Алехину и его жене постоянное местожительство в Праге. Авторитет имени чемпиона мира нацистам был нужен. Условием получения Алехиным продовольственных карточек, иначе – сохранения жизни, было участие его в турнирах третьего рейха. С 1941 по 1943 год он играет в турнирах, занимая первые места, даёт сеансы одновременной игры офицерам вермахта, в одном из них он выиграл 75 партий из 75! (Приятного для нацистов было мало: они воевали с русскими на восточном фронте, а тут, в тылу, один русский бил их всех скопом. Расовая теория вообще плакала: «недочеловек» славянского происхождения умственно превосходил «сверхчеловеков» – арийцев стократ!) Осенью сорок третьего года, тяжело отболев в зрелом возрасте скарлатиной, Алехин выехал в Испанию, покинув оккупированные земли; немцам тогда было уже не до шахмат. Жене Грейс Висхар получить разрешение на выезд не удалось.

Третий рейх был повержен. Алехин жил на тот момент в Португалии, с подорванным от выпавших на его долю испытаний здоровьем, без средств к существованию. Однако возрождалась шахматная жизнь: он получил приглашение на участие в первых послевоенных турнирах в Лондоне и в Гастингсе. Чемпион мира воспрял духом. Но… приглашения аннулируют: Эйве и ряд американских шахматистов угрожали бойкотировать соревнования, если в них примет участие Алехин, из-за его сотрудничества с нацистами и пресловутых антисемитских статей в газете «Паризер Цейтунг». Алехин направляет открытое письмо с объяснениями в оргкомитет Лондонского турнира, в британскую и американскую шахматные федерации, но всё тщетно. Более того, в ходе Лондонского турнира группой американских и западноевропейских шахматистов был создан комитет под председательством Эйве по расследованию сотрудничества Алехина с фашистами. Предлагалось лишить Алехина звания чемпиона мира (Не напоминает ли нам это современную историю с Еленой Исинбаевой о предложении лишения её звания посла МОК за высказывание в поддержку закона, запрещающего пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних?) и объявить бойкот: не приглашать на турниры, не печатать его статей. Эти лица в комитете, ничем не проявившие себя в борьбе с фашизмом, самочинно нарекли себя представителями мировой шахматной общественности. Единственный на защиту Алехина встал еврей по происхождению Тартаковер (советские шахматисты на заседание комитета почему-то приглашены не были). Организаторы бойкота, помимо суда Линча над Алехиным как с шахматистом, преследовали и чисто личные корыстные цели: в случае лишения Алехина звания, титул чемпиона мира переходил к Эйве, а американцы Решевский и Файн становились вероятными претендентами на матч с новоявленным чемпионом.

Трудно представить ту степень отчаянья, какая царила в сердце Алехина. Одиночество. Нужда. Жгучее чувство несправедливости и безнадёжность положения. Ни своего дома, ни преданных друзей, ни близких родных. Всю жизнь он посвятил шахматам. И теперь ОНИ отнимают их у него, забирая попутно честное имя. Родина всё так же далеко, что думают о нём там? Кем считают? Как и эти, приспешником фашизма?.. И вдруг… телеграмма: «Я сожалею, что война помешала нашему матчу в 1939 году. Я вновь вызываю Вас на матч за мировое первенство. Если Вы согласны, я жду Вашего ответа, в котором прошу Вас указать Ваше мнение о времени и месте матча. 4 февраля 1946 года. Михаил Ботвинник». В этой телеграмме было ВСЁ: и признание легитимности статуса чемпиона, и отвержение всех обвинений, и…спасение! Алехин дал согласие сыграть с Ботвинником матч в Лондоне (Выбор Лондона был обусловлен, видимо, последними событиями. Алехин всё же попадал туда, куда его не пустили).

И опять последовал удар. Свидетельствует португальский шахматист Люпи, навещавший в то трудное время Алехина: приехав, я застал Алехина в состоянии полного отчаяния. «Смотрите, – закричал он, показывая газету, где была напечатана речь Черчилля в Фултоне. – Смотрите, как мне не везёт! Весь мир сошёл с ума и идёт к новой войне. Я убеждён, что мой матч с Ботвинником так и не осуществится».

Однако 23 марта 1946 года исполком ФИДЕ принял официальное решение о проведении матча Алехин – Ботвинник. Утром 24 марта Алехин был найден мёртвым в своём гостиничном номере (Подозрительно всё это, в тот же день пришла и долгожданная французская виза…). Одетый в пальто, он сидел в кресле у столика со столовыми приборами и шахматами, расставленными в начальной позиции. Публикации тех лет причиной смерти называли сердечную недостаточность. Позже появились будто бы результаты вскрытия, в коих указывалась причина смерти от асфиксии, вследствие попадания в дыхательные пути кусочка мяса. Ещё позже пошли измышления о том, что чемпион был сначала отравлен, примерно за два дня до того, как был обнаружен. Наши недруги были тут как тут. Кому выгодна смерть Алехина? С их точки зрения, конечно, Сталину, ведь предугадать результат предстоящего матча не брался никто. Их версия гласила: Сталин, обеспокоенный интригами американцев вокруг чемпиона мира и не желающий, чтобы титул его «уплыл» в США, дал добро на вызов Ботвинника, но матч по-любому не должен был состояться, поэтому агенты НКВД расправились с Алехиным, а затем инсценировали финальную сцену в гостиничном номере. Что на это возразить? С логикой у господ недругов наших проблемы, постоянно у них концы с концами не сходятся. Во-первых, после смерти Алехина шансы у интриганов на осуществление их первоначального плана розыгрыша чемпионства между Эйве и американцем Решевским повышались, ведь это всё равно, что удалось бы им лишить его титула, а вызов Ботвинника и решение ФИДЕ – подтверждали звание Алехина. Во-вторых, если руководство физкультурников СССР опасалось результата матча Алехин – Ботвинник, то можно было и не направлять вызов, а присоединиться к бойкоту «непогрешимых». И, в-третьих, официальным решением ФИДЕ «непогрешимые» интриганы из вероятных участников розыгрыша чемпионства превращались в зрителей. Так кому была выгодна смерть гениального русского шахматиста?

Первоначально гроб с телом Алехина был поставлен в усыпальнице одного португальского шахматиста на кладбище св. Иоанна, близ Эсториаля. «К десятилетию со дня смерти Алехина, – свидетельствует Котов А.А., – было решено провести в Москве международный турнир с участием лучших гроссмейстеров, а также перевести останки чемпиона мира из Португалии в нашу столицу и установить ему памятник… Вице-президент ФИДЕ гроссмейстер Рагозин поехал в Париж уточнять детали перевозки останков Алехина. На решающем заседании, когда, казалось, всё было оговорено, вдруг в зал, где собралось бюро ФИДЕ, вошла Грейс Висхар…». Вдова Алехина потребовала одного, чтобы останки мужа были похоронены в Париже. Никакие уговоры Рагозина на неё не действовали, она оставалась непреклонной. Какие силы побудили Грейс Висхар, десять лет не проявлявшую интереса о том, где покоится её муж, вмешаться в процесс перезахоронения? Наверное, те могущественные силы, которые не позволили состояться, в конце концов, матчу советского гроссмейстера и русского чемпиона, которые не были заинтересованы в раскрытии тайны смерти Алехина. Во всяком случае, если и были в реальности эти тайные силы, то они отплатили Грейс Висхар за её услугу в полной мере. Она умерла незадолго до перезахоронения останков Алехина и была похоронена в той же могиле.

Борьба за имя Александра Александровича Алехина продолжается и ныне. На экраны телевизоров Ельцинской России выходит фильм «Тринадцать чемпионов», снятый в 1993 году. Все гнусности, когда-либо звучавшие в отношении четвёртого чемпиона мира Алехина, там присутствуют с избытком. Не обошли в фильме вниманием и «миллионы невинно убиенных тоталитарным сталинским режимом», хотя, причём здесь познавательный фильм о шахматных королях и вопросы репрессий в СССР? Националистические сайты в интернете предлагают к ознакомлению «Еврейские и Арийские шахматы» – эту мерзкую стилистически безграмотную подделку под великолепные книги Алехина о высоком шахматном искусстве. Наша задача, патриотов Русского Мира, выступить в защиту честного имени Александра Александровича Алехина, чтобы навсегда остался с нами непобеждённым русским чемпионом!

Дмитрий Власов».

Литература:

  1. Шабуров Ю.Н. Александр Алехин. Непобеждённый чемпион.
  2. Лазебник И. Александр Алехин июль 1914-го – февраль 1917-го / Шахматы в СССР. 1990. №3.
  3. Котов А.А. Александр Алехин.
  4. Котов А.А. Шахматное наследие Алехина.
  5. Панов В.Н. 300 Избранных партий Алехина с его собственными примечаниями.

 


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Николай Стариков: НАТО или НЕНАТО. Союз с ЛукашенкоПодарим детям Донбасса новогодний праздник!💵$5 млрд для Украины. 10 биткоинов Навальному. Дотянулся… СталинЗакон, который никого не защитит. 80 лет Зимней войне

Instagram Николая Старикова

Комментарии