«Азовские» пленники: как из нацистов сделать антифашистов

31.05.2022

«Азовские» пленники: как из нацистов сделать антифашистов

Источник: zvezdaweekly.ru @ Александр Григорьев

Сдавшийся в плен в Сталинграде генерал-фельдмаршал германского вермахта Фридрих Паулюс на первом допросе заявил: «Я являюсь и останусь национал-социалистом. От меня никто не может ожидать, что я изменю свои взгляды, даже если мне будет грозить опасность провести в плену остаток моей жизни». Это он сказал в 1943 году.

Фельдмаршал Паулюс сдался в плен убеждённым нацистом.

© waralbum.ru  Фельдмаршал Паулюс сдался в плен убеждённым нацистом.

В Германию Паулюс вернулся через 10 лет, в 1953-м, убеждённым антифашистом. «Я в слепом подчинении прибыл в Советский Союз как враг, — напишет он. — Но покинул эту страну как друг».

«Архипелаг» ГУПВИ

Поражая весь «цивилизованный мир», российские войска, народные милиции Донецкой и Луганской республик относятся к украинским пленным с невиданным гуманизмом. После восьмилетних варварских обстрелов Вооружёнными силами Украины (ВСУ) населённых пунктов Донбасса, при продолжающемся после начала специальной военной операции уничтожении солдатами и нацбатами киевского режима мирных жителей, после изумляющих даже ублюдков из «Исламского государства» (запрещённая в РФ террористическая организация) зверств неонацистов в отношении российских пленных у нас до сих пор говорят о противнике как о «братском народе». Поэтому «братьев» не расстреливают сразу на поле боя, над ними не измываются в лагерях временного содержания, а кормят точно так же, как и своих военнослужащих.

В ходе спецоперации на Украине в плен попали уже тысячи солдат ВСУ. В одном Мариуполе из подвалов «Азовстали» вышли многие сотни человек. Дальше добровольно или принудительно сложивших оружие может быть ещё больше. Что с ними делать?

Давайте вспомним, что происходило с пленёнными Красной Армией немцами, венграми, итальянцами, румынами и солдатами прочих вражеских войск во время Великой Отечественной войны и после её окончания.

Численность военнослужащих фашистской Германии и её союзников, попавших в советский плен, в разных источниках разнится существенно. Чем больше лет отделяет нас от Второй мировой войны, тем вольнее историки обращаются с источниками. Сходятся исследователи в одном: военнопленных было больше трёх миллионов человек. Ещё больше разночтений о числе погибших у нас в плену. Но большая часть из вчерашних врагов вернулась домой к 1950-му, а последние — в 1956-м. Как была организована работа по перевоспитанию людей, которые пришли на нашу землю убивать наш народ?

Всё было чётко. Ещё в сентябре 1939 года, во время Освободительного похода Красной Армии на Западную Украину и в Западную Белоруссию, в составе НКВД было создано Управление по делам военнопленных и интернированных (УПВИ). Начальственный состав, вестимо, был набран из системы ГУЛАГа, но главным отличием в лагерях, оперативно созданных для военнопленных поляков, было отсутствие осуждённых преступников. Поэтому одной из задач новой структуры, помимо охраны и направления содержащихся в лагерях на работы (между прочим, это обезоруженные польские солдаты построили прекрасные дороги в Львовской области), сразу стало перевоспитание идеологически чуждых советскому строю людей.

Выжившим солдатам вермахта предстояла «перековка» в советских лагерях.

© waralbum.ru  Выжившим солдатам вермахта предстояла «перековка» в советских лагерях.

Великая Отечественная война, особенно второй её период, когда пленные пошли потоком, потребовала расширения сети лагерей, реорганизации работы. УПВИ стало Главным управлением в НКВД СССР — ГУПВИ. Но не изменился принцип деятельности — «перековка» врагов в друзей. «Архипелаг» ГУПВИ (более 500 лагерей военнопленных!) стал школой идеологической подготовки функционеров и активистов для новых социалистических государств — Германской Демократической Республики, «новых» Польши, Румынии, Венгрии.

Первым делом отделить «козлищ» от «овец»

Сегодня перед спецслужбами России, ДНР и ЛНР стоит сложная, требующая серьёзной работы, проблема. Если по боевикам из украинских нацистских батальонов политическое решение, видимо, принято (все — под суд!), то как, к примеру, оценивать действия артиллериста, который стрелял из «Града» по жилым домам несчастной Горловки? Он преступник, заслуживающий сурового наказания за убийство стариков, женщин и детей, или солдат, выполнявший на войне приказы своего командования? Простых решений ждать не приходится, разбираться придётся в каждом конкретном случае.

Сотрудники НКВД в 1940-х решали точно такие же задачи. Первым делом каждого пленника многократно допрашивали. Собирались показания его командиров или подчинённых, изучалась информация от зарабатывавших лишнюю пайку доносами стукачей, даже делались запросы властям и жителям прежде оккупированных территорий. Если находились доказательства причастности к преступлениям, пленного ждал приговор военного трибунала. Судили просто, без изысков: смерть или каторжные работы в спецлагерях особого режима.

За зверства против советского мирного населения были осуждены около 37 600 военнопленных. Повесили немногих — всего 263 военных преступника. Остальные были приговорены к длительным срокам выполнения особо тяжёлых работ.

Построение немецких и румынских пленных перед отправкой на работы.

© waralbum.ru  Построение немецких и румынских пленных перед отправкой на работы.

Согласно ведомственным документам НКВД СССР, в режимные лагеря (в Караганде и Марийской АССР) направляли выявленных среди военнопленных и осуждённых «участников злодеяний и зверств над гражданами СССР и партизанами в районах, временно находившихся под оккупацией немецко-фашистских войск; активных фашистов из сотрудников разведывательных, контрразведывательных и карательных органов противника; совершивших побеги из лагерей и спецгоспиталей и проявляющих активные стремления к организации побегов». Охрана в этих особых местах содержания была увеличена на 50 процентов, а подконтрольный контингент привлекался к работам на участках, изолированных от местного населения. Продолжительность рабочего дня составляла 12 часов в сутки, тогда как у других военнопленных он был нормирован в пределах 8 часов.

Основная масса пленённых солдат врага тоже усердно восстанавливала то, что прежде разрушила. Кстати, на советской Украине среди прочих объектов пленные фашисты отстроили заново заводы «Азовсталь» (!) и «Запорожсталь», угольные шахты Донбасса, заодно проложили автостраду Москва — Харьков — Симферополь. Условия труда были нелёгкими, но разве в разрушенной ими стране они были легче у наших людей?!

«Промывка» мозгов

С первых же дней после прибытия военнопленных в лагеря ГУПВИ начиналась их идеологическая обработка. В справке об итогах работы ГУПВИ за 1946 год упоминаются четыре основные задачи, на выполнение которых была направлена работа советских «воспитателей в погонах»: а) добиться лояльного отношения основной массы военнопленных к СССР; б) добиться понимания военнопленными ответственности за причинённые их армиями на территории СССР разрушения и на этой основе добросовестного отношения к труду в лагерях; в) воспитать из числа военнопленных стойких антифашистов, способных по возвращении на родину вести борьбу за переустройство своих стран на демократических началах и выкорчёвывания остатков фашизма; г) разоблачение участников зверств и фашиствующих элементов».

Военнопленные читают газету «Свободная Германия» в лагере №84 в Асбесте.

© waralbum.ru  Военнопленные читают газету «Свободная Германия» в лагере №84 в Асбесте.

Если в процитированном отрывке из исторического документа поменять «СССР» на «Россию», то чем не руководство для «промывки» мозгов нынешним украинским неонацистам?

В СССР при проведении антифашистской работы с военнопленными применялись различные формы и методы, многие из которых были отработаны мощным сталинским политическим аппаратом на населении собственной страны. Наиболее распространёнными из них являлись индивидуальные и групповые беседы, лекции, коллективные читки газеты «Правда» с последующим обсуждением прочитанного, собрания, конференции, с принятием на них обращений и воззваний от имени военнопленных.

Направленная на разложение войск противника спецпропаганда «от первого лица» велась с 1941 года. Первое обращение к солдатам германской армии и к германскому народу с призывом о прекращении войны было принято и подписано 158 военнопленными немцами на конференции в лагере №58 в октябре первого года войны. Вермахт подходил к Москве, а «прозревшие» в плену его солдаты уже заклинали однополчан свергнуть фашистский режим. Советская авиация разбрасывала листовки с этим воззванием над вражескими позициями. Вскоре такая работа была поставлена на поток. В 1942-м от военнопленных было получено уже 267 обращений и воззваний. Пленники охотно писали и письма на фронт и в родные города. С помощью советских политорганов за линию фронта было переправлено 3512 таких, естественно, массово размноженных типографским способом, посланий. Радиокомитет СССР дублировал призывы повернуть штыки против Гитлера на волнах эфира.

Военнопленные готовят агитплакат в лагере. Надпись на плакате - «Долой Гитлера и его банду убийц!».

© waralbum.ru  Военнопленные готовят агитплакат в лагере. Надпись на плакате — «Долой Гитлера и его банду убийц!».

С апреля 1942 года начала разворачиваться работа по созданию в среде военнопленных антифашистского актива. Первая антифашистская политическая школа была организована при лагере №74. Вскоре во всех лагерях были организованы политические курсы и кружки антифашистов. В 1942-м центром идейного перевоспитания военнопленных стал особый лагерь №27 в подмосковном Красногорске. Там для специально отобранных, готовых к «перековке» вчерашних врагов была открыта Центральная антифашистская школа. До 1952-го её окончили более 6000 «учеников», в основном, немцев, но также и представителей всех стран фашистского блока. Курс обучения длился от четырёх месяцев до полугода. Занятия велись на родных языках пленников. Идейно-воспитательная работа включала в себя изучение истории СССР, Европы и рабочего движения, основ марксизма, политэкономии. Также десятичасовой ежедневный курс обучения включал в себя изучение русского языка и литературы.

В отличие от основной массы военнопленных активисты-антифашисты не привлекались к созидательному труду по восстановлению инфраструктуры народного хозяйства СССР. У них было свободное время, которое распорядком дня отводилось для чтения. Понятно, какой литературы. За этим процессом бдительно следили советские чекисты. В Красногорском лагере они приносили книги классиков марксизма-ленинизма и живущему в отдельном доме генерал-фельдмаршалу Паулюсу, а затем докладывали начальству, сколько страниц он освоил.

С позиций сегодняшнего дня всё это может казаться нелепым и забавным, но «промывка» мозгов и чтение книг заставляли пленников думать. «Марксизм продемонстрировал мне все происходящие события в новом свете, — вспоминал Генрих фон Айнзидель, в те годы попавший в советский плен немецкий лейтенант-лётчик. — То же самое происходило с множеством молодых офицеров и солдат, которых забрали из лагерей и привезли сюда, в антифашистскую школу. Мы нашли новые критерии суждения, новые цели. Эти цели — социализм, свободное братство свободных людей, всех народов».

Возможно, и сейчас, если вместо биографий Мазепы и Бандеры украинские военнопленные начнут изучать жизнь и подвиги Хмельницкого и Ковпака, и они тоже начнут задумываться о том, как жить дальше?

Цитата

«До сих пор большинство из немцев так и не поняло, что… как победители, они были бесчеловечны и очеловечились лишь в роли побеждённых».

Генрих Бёлль, немецкий писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе. 

Первыми на выход пошли «прозревшие»

В лагерях ГУПВИ антифашистской агитацией занимался целый штат сотрудников НКВД: замполит, пропагандист, завклубом, завбиблиотекой. Они проводили с пленными беседы по материалам советских газет и сообщений Совинформбюро. Ежедневно! Немцам рассказывали о преимуществах социалистической системы. «Для души» вчерашние враги занимались в кружках по интересам — по изучению русского языка, шахматам, хоровому пению.

Немецкие военнопленные репетируют комедию «Ревизор» в Грязовецком лагере.

© waralbum.ru  Немецкие военнопленные репетируют комедию «Ревизор» в Грязовецком лагере.

После изменения обстановки на фронтах Великой Отечественной войны в нашу пользу и перехода стратегической инициативы в руки командования Красной Армии на первое место в работе с военнопленными вышел политический аспект, который в послевоенный период стал доминирующим.

Антифашистов в лагерях ГУПВИ стало неизмеримо, многократно больше после начала возвращения военнопленных на родину. Для этого советскими чекистами была проведена акция, носившая ярко выраженный пропагандистский характер. Первыми в Германию были отправлены немецкие военнопленные, которые открыто выразили свои антифашистские взгляды. Понятно, что вмиг «прозревших» оказалось много. Искренне раскаялись, солгали — это категории моральные. Практически же публичные признания в «перековке» помогли многим бывшим военнопленным сделать затем карьеры в Германской Демократической Республике и других странах соцлагеря. Долгий срок плена и доброе партийное слово товарища Сталина перевоспитали даже генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса. Десять лет чтения в плену под присмотром чекистов трудов классиков марксизма-ленинизма превратили убеждённого нациста в антифашиста.

Немецкие военнопленные во время репатриации в Восточную Германию. Надписи на вагоне: «Да здравствует СЕП (Социалистическая Единая Партия Германии)» и «Путём демократии к социализму».

© waralbum.ru  Немецкие военнопленные во время репатриации в Восточную Германию. Надписи на вагоне: «Да здравствует СЕП (Социалистическая Единая Партия Германии)» и «Путём демократии к социализму».

Пригодится ли советский опыт для идейного перевоспитания вчерашних сидельцев в подвалах «Азовстали»? Как денацифицировать украинские войска и всю заражённую фашизмом Украину? Пока вопросы без ответов, но отвечать на них необходимо начинать уже сегодня.

Обложка: Фото РИА Новости

Комментарии