Бессмертная эскадрилья Абрека Баршта

14.12.2020
Источник: rg.ru @ Константин Баршт

Мой отец не любил говорить о войне. На вопросы хмурился или отшучивался. Но 9 мая всегда ставил на праздничный стол фотографию своей эскадрильи (фото 4). Однажды, глядя на снимок, сказал: «До Победы из нас дожили только двое».

Полковник авиации Герой России Абрек Аркадьевич Баршт родился 2 декабря 1919 года в селе Старая Збурьевка Херсонской области. А ключевую роль в его жизни сыграл Владивосток, где он вступил в спортивный аэроклуб, стал летчиком. Потом летное училище в Батайске, потом война. А после нее он с золотой медалью окончил Военно-воздушную академию, служил командиром полка морской авиации на Дальнем Востоке. Последние годы жизни отдал Ленинградскому аэроклубу и петербургскому Клубу Героев России. Умер в 2006 году, похоронен на Никольском кладбище в Петербурге.

Бессмертная эскадрилья Абрека Баршта

Этот человек, совершивший около 400 боевых вылетов, трижды раненый в воздушных боях, многократно стоявший перед лицом смерти, ушедший в могилу с осколком немецкого снаряда в правом плече, не был склонен к военному пафосу. Его душа была полна светлой радости жизни, несовместимой с насилием. Он мне как-то рассказал про единственную в своей жизни охоту, когда поддался уговорам товарища. Увидев зайца, выстрелил (а стрелял он, понятное дело, снайперски), а далее: «Заяц закричал каким-то жалобным, совершенно детским голосом, я бросил ружье и ушел».

Мне было 5-6 лет, когда я пошел с ним на фильм о войне. На экране охваченная огнем деревня, немецкие танки, бегущие от них женщины и дети. По дороге домой отец все молчал, а меня мучила бездна вопросов, и я начал: "А почему немцы... ". Он не дал мне договорить и строго поправил: «Не немцы, а фашисты». Но, пережив то, что не каждый может выдержать, он не ощущал никакого враждебного чувства к нации, с представителями которой сражался долгие четыре года. Евангельски добрый человек в быту, готовый отдать любому все, что у него есть, он был интернационалистом в самом лучшем смысле этого слова.

В его эскадрилье были представители пяти национальностей, и они были дружной, крепкой командой. Фронтовой механик спас ему жизнь, по собственной инициативе поставив за жидкой бронеспинкой «Харрикейна» вторую, снятую со сбитого «Мессершмитта-109», и во время одного из вылетов осколок зенитного снаряда пробил одну спинку и застрял во второй...

Все-таки я уговорил его рассказать о войне. Отец оставил нам восемь тетрадей, исписанных трудночитаемым почерком. Фрагментами из них я хочу поделиться с читателями «Родины».

Константин Баршт, сын

Бессмертная эскадрилья Абрека Баршта

Странички его воспоминаний.


Владивосток. Аэроклуб

Японская авантюра у озера Хасан, бои за сопку Заозерную шли совсем недалеко от нашего аэродрома — около 20 минут полета. В один из дней мы увидели, что на наш аэродром, как-то шатаясь в полете, на посадку заходит истребитель. В конце пробега он не вырулил с посадочной полосы, а остановился с выключенным мотором. Было ясно, что летчик не в порядке. Техники и курсанты побежали столкнуть истребитель с посадочной полосы. Туда же примчалась и санитарная машина. Но помощь врача опоздала — летчик был мертв. Сил хватило только на то, чтобы посадить самолет. Это была первая жертва войны, которую нам довелось увидеть в своей жизни.

Все мальчишки, окончившие наш аэроклуб в 38 году, — все до одного — пошли в военные летные училища.

Бессмертная эскадрилья Абрека Баршта

Эскадрилья отца (он второй справа в нижнем ряду). Фото: из семейного архива


Батайск. Летное училище

В декабре 1940 года пришел долгожданный приказ о присвоении нам звания «младший лейтенант». Нас переодели в новенькую форму: синий китель с «птичкой» на рукаве (так у нас называлась авиационная эмблема, которую носит только тот, кто летает, — крылья с пропеллером и перекрещенные мечи), блестящая портупея, сияющие хромовые сапоги, фуражка с «капустой» впереди — в общем, совершенно выдающееся зрелище юного покорителя небесной стихии. И выдали первую «зарплату». После курсантских 5 рублей в месяц оклад в 825 рублей казался фантастически огромной суммой (по покупательной способности она соответствовала примерно 38 тысячам рублей в 2000 году).

И вот я стою перед киноафишей на главной улице Ростова и выбираю кинотеатр, который сейчас осчастливлю своим присутствием. Уголком глаза с удовлетворением замечаю всеобщее внимание и, я бы даже сказал, восхищение собой. Особенно меня тронуло, что какая-то старушка даже остановилась неподалеку и глядела на меня, как говорится, во все глаза. Я вижу, что она что-то даже хочет мне сказать. Я улыбаюсь ей.

Тогда эта старушка, видимо, набралась храбрости, подошла поближе и, доверчиво глядя на меня, ласково спросила: "Товарищ милиционер, скажите, пожалуйста, как пройти на Буденовский проспект? "

Бедный, бедный «покоритель небесной стихии»! После такого удара прямо в сердце я с трудом пришел в себя и, запинаясь, кое-как объяснил. Но воображать о себе невесть что эта бабуля сразу и на всю жизнь меня отучила. Спасибо ей!

Бессмертная эскадрилья Абрека Баршта

С родителями перед отправкой на фронт. Фото: из семейного архива


22 июня

21 июня 1941 года был обычный, т.е. очень напряженный летный день. Достаточно сказать, и это понятно даже не летчику, что я, как и другие инструкторы, в этот день сделал 75 посадок. Устал настолько, что, когда после полетов заполнял летные книжки курсантов, никак не мог сложить 7 и 8. Но завтра ведь — воскресенье, думали мы, — выспимся и отдохнем. Не тут-то было!

Оглушительный вой сирены раздался среди ночи. "Тревога!! " Ругая бесчувственное начальство последними словами, летчики выскакивают из палаток и мчатся к самолетам. «Наверно, начинаются учения». Но к самолетам развозят запасные комплекты пулеметных лент и организуют дежурство звеньев в «готовности раз», т.е. летчик в кабине, запуск может быть сделан по ракете с командного пункта, а задача ясна сразу: бой с противником. А куда направиться на перехват, указывает огромная стрела из полотнища.

Тут мнения летчиков разошлись: некоторые стали предполагать провокацию где-то неподалеку — нарушение границы самолетом. Действительно, поступает приказ: дежурным звеньям любой появившийся в поле зрения самолет сажать, а неподчиняющийся — сбить! И довольно быстро после этого странного и очень настораживающего приказа с южного направления мы видим приближающийся Ли-2. Это довольно большой двухмоторный транспортный самолет, который угрозы вроде бы не должен представлять. Однако приказ есть приказ.

Взлетает дежурное звено и подает этому Ли-2 сигнал "следуй за мной! " покачиванием крыльев. Никакой реакции. Ведущий звена дает предупредительную очередь перед Ли-2. Трассирующий след показывает, что тут не шутят, и Ли-2 за ведущим заходит на посадку: он заруливает на стоянку. Мы сбегаемся к нему. Летчик Ли-2 не выключает моторы, но, высунувшись из раскрытой двери, кричит: "Вы что, с ума сошли! У меня раненые из Севастополя! Каждая минута дорога! "

Это был холодный душ. Видя, что мы не понимаем происходящего, он только сказал, что немцы пытались бомбить Севастополь. Николай Герасимович Кузнецов, главком ВМФ, дал в ночь на 22.06 флоту «готовность №1», и зенитным огнем и истребителями флота немцев к стоянке кораблей не допустили, но они побросали свои бомбы куда придется. Вот откуда раненые.

Потери в авиации заставили командование ВВС направлять в действующую армию даже инструкторов авиационных школ. В августе такой приказ получил и я.

Бессмертная эскадрилья Абрека Баршта

На взлет! Фото: из семейного архива


Славик

Наступил момент, когда в наш полк прибыло пополнение — несколько молодых летчиков после окончания авиационной школы. При их проверке на земле и в воздухе все стало ясно. Ни умения держаться в строю при резких маневрах ведущего, ни стрелять они не умели. Но поступивший в мое распоряжение Славик (фамилии не помню) оказался очень способным летчиком. Не так уж много времени прошло до того, когда я посчитал возможным взять его себе ведомым в боевой вылет. Я ему сказал: "Держись в строю, не теряй меня из виду. Больше ничего от тебя не требуется. Понял? ". Славик молча кивнул головой и проглотил слюну. Он, бедняга, видимо, страшно волновался. Поэтому портить ему настроение каким-нибудь ещё замечанием я не стал.

Задание было несложное — патрулирование в прифронтовой полосе. И задание — проще некуда и погода — лучше не бывает. Солнце — на все небо! И вражеских самолетов — ни одного. Красота! Уж не знаю почему, но мне захотелось лететь повыше. И, не теряя ведущую пару из вида, мы потихоньку набираем и набираем высоту. Уже мы со Славиком около 5000 м, а пара ведущего — два серебристых силуэта — прекрасно видны на темно-зеленом фоне леса, простирающегося под нами.

Привычно осматриваю всю сферу вокруг себя, продолжая поиск возможного противника. Вверху — нет, слева — нет, перевожу взгляд вперед и... чтобы не столкнуться с ведущим пары Ме-109, которые разворачиваются влево, т.е. «брюхом» к нам, и, очевидно, не видят нас, инстинктивно отдаю ручку управления от себя, т.е. на снижение, а потом с небольшим набором сближаюсь с этим ведущим, готовый открыть огонь.

В это время ведомый Ме-109 оказывается позади Славика и начинает снижаться, чтобы атаковать его самолет. Я бросаю ведущего Ме-109 и с максимальной перегрузкой захожу в хвост ведомому Ме-109. Тот делает переворот и проваливается вниз. Славик, который, видимо, потерял меня из виду, врубает полный газ и направляется к ведущему «109-му». Я иду за ним, но догнать не могу — самолеты же одинаковые. Ме-109, видимо, принял Славика за своего ведомого и уменьшил скорость.

Бессмертная эскадрилья Абрека Баршта

Это читать долго, а в действительности вся эта каша заняла несколько секунд.

Славик зашатался: наверно, увидел, что догоняет не меня, а Ме-109. Затем шатание прекратилось. Славик прицелился и стреляет (у его «Харрикейна» 4 пушки по 20 мм). И «109-й» взрывается. Уж не знаю, куда он ему влепил, наверно, в пространство бака над уровнем горючего, но такого я ни до, ни после не видел: от «109-го» клочья полетели! Крылья отдельно, фюзеляж отдельно.

А Славик делает переворот и энергично пристраивается ко мне. Мы возвращаемся на аэродром. Не успел я вылезти из кабины, как Славик уже мчится ко мне, вскакивает на крыло и, задыхаясь, кричит: "Вы видели? Вы видели? Вы видели, как он...?! " Я говорю, что видел и что получилось очень здорово. "И Вам спасибо! — восклицает Славик — Я и так, я и этак, а фриц торчит в хвосте, проклятый! Хорошо, что Вы подоспели, а то и не знаю... ".

В 1944 году Славик перешел в другой полк. К сожалению, я не знаю о его дальнейшей судьбе.

Бессмертная эскадрилья Абрека Баршта

Полковник авиации, Герой Советского Союза Абрек Аркадьевич Баршт. Фото: из семейного архива

Обложка: Мой отец Абрек Баршт. 1945 год. Фото: из семейного архива автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: