Игра без правил

25.10.2011 458
Предлагаю вашему вниманию мое интервью журналу «Сибирь неизвестная», которое которое так вовремя появилось накануне моего визита в Новосибирск.
"– Николай Викторович, российская реальность во многом зависит от того, что происходит на глобальной шахматной доске. Вокруг чего сейчас главным образом разворачиваются геополитические баталии?

– На самом деле борьба всё время ведётся за ресурсы. Это ключевое слово. Единственное, что меняется, – это список необходимых ресурсов. Нефть в Древнем Риме не представляла особого интереса. В период Византии из неё делали «греческий огонь», которым забрасывали крепости неприятеля, но тоже, как мы понимаем, не в промышленных масштабах. Изменилось время – нефть стала одним из важнейших ресурсов. Может быть, позже появится что-то другое, и уже оно станет главной мировой материальной ценностью.

Но есть вещи, которые постоянно возрастают в цене: пресная вода, чистый воздух, плодородная почва, которая обеспечивает продовольственную независимость любого государства, лес… И всё это в огромных масштабах сконцентрировано на территории России, а главным образом в Сибири. Поэтому очертить территорию, вокруг которой начнётся большая геополитическая игра, очень просто. Нужно всего лишь взять карту нашей страны, карту мира – и всё станет ясно. Борьба будет разворачиваться за ресурсы России. И нам от неё не уйти.

Почему не уйти? Мы находимся между двумя геополитическими противниками, которые сейчас реально претендуют на мировое господство: это США вместе с остальными западными странами-сателлитами и Китай. Любая из этих доминирующих стран заинтересована в установлении контроля над нашими ресурсами. И как минимум боится, что эти ресурсы начнут подпитывать экономику противника.

Таким образом, хотим мы этого или не хотим, но мы уже вовлечены в эту войну интересов супердержав. Хотя бы по причине наличия огромных запасов природных богатств, которые сосредоточены на нашей территории. Как говорил Наполеон: «География – это приговор».

– Вы говорите, идёт борьба за ресурсы. Наверное, тут стоит добавить ещё одно важное слово: «за ИСЧЕЗАЮЩИЕ ресурсы». Например, если прогнозы сбудутся и в отдельных странах начнутся перебои с пресной водой, внимание к Сибири, где есть Байкал и множество полноводных рек, станет ещё более пристальным…

– Конечно, так и будет. И понимая это, важно не совершать прежние ошибки. Давайте вспомним хотя бы арктический шельф, который, как выяснилось, невероятно богат полезными ископаемыми.

Арктический шельф ещё в брежневские времена стопроцентно принадлежал Советскому Союзу, и никто, никакая собака не осмеливалась оспаривать этот факт. После подписания ряда документов бывшим министром иностранных дел господином Шеварднадзе (естественно, с ведома президента Горбачёва) вопрос о принадлежности шельфа стал спорным. И своё право на него нам надо опять доказывать с чистого листа. Вот что обидно. А это право уже пытаются оспаривать США, Канада, Норвегия… Все, кому не лень.

Попытка умыкнуть у нас арктический шельф в очередной раз доказывает, что битва за ресурсы будет только обостряться. Но тут необходимо понять, что оружие в этой битве используется самое разное. Например, информационное подавление, для которого, кстати, порой используют и проблему исчезающих ресурсов.

Постоянные стенания о том, что вот-вот закончатся газ и нефть, – чистый блеф. Они должны вызвать у нас уныние, упаднические настроения, в лучшем случае гастрит. И привести к одной незатейливой мысли: если сырьё, на котором держится вся экономика страны, сходит на ноль, то какой смысл бороться? Ну зачем? Всё равно лет через десять выкачают до дна последнюю скважину, и трубопроводы пойдут в металлолом. Поэтому давайте не будем ерепениться, а лучше добровольно передадим эти гиблые территории цивилизованному (в кавычках) международному сообществу. Может быть, нас даже похвалят!

А «цивилизованное сообщество» только этого, собственно говоря, и добивается.

– Кстати, в США уже появлялись предложения выкупить громадную часть Сибири. Так что ещё деньжатами разживёмся, а напоследок и погуляем.

– Да, но это «напоследок» будет очень дорого стоить. Только разведанных запасов нефти и газа нам хватит, чтобы спокойно жить лет двести. А сколько ещё скрыто в недрах полезных ископаемых, о которых мы и не догадываемся?

– Но ведь сценарий разделения России на ряд независимых государств уже прописан. Збигнев Бжезинский, который до сих пор является одной из ключевых фигур американской политики, давным-давно обрисовал наше будущее в виде карты, где страна окончательно раздроблена. Как расценивать эту идею Бжезинского? Как прогноз или как приговор?

– Это идея вовсе не Бжезинского, она принадлежит перу английских спецслужб и была разработана примерно в середине 18 века. Именно тогда противостояние России и Великобритании достигло максимального накала. Интересы двух геополитических соперников всё время сталкивались вокруг Тибета, Афганистана, Кавказа, и англичане раз за разом пытались дестабилизировать ситуацию. И внутри России, и вокруг неё.

Планы и карты возможного растаскивания России постоянно менялись, но суть их выглядит примерно одинаково: Дальний Восток – отдельно, дальше вычлененная Сибирь, дальше европейская часть страны, поделённая на энное количество «суверенных» государств. Смысл деления понятен: есть большое государство, обладающее мощным экономическим и военным потенциалом. Проглотить целиком не удаётся. Что делать? Правильно, нужно разбить его на части. Разрушить экономику, стравить между собой новоявленные государства, а уж потом выметать осколки. Именно это, если помните, произошло однажды с Советским Союзом, точно такой же сценарий был реализован в Югославии.

Начатый Ельциным «парад суверенитетов» должен был автоматически привести к окончательному развалу страны. Но этот сценарий развития событий удалось остановить, и теперь, чтобы раздробить Россию на удельные княжества, опять нужны немалые усилия. Кроме того, сегодняшние реалии таковы, что без военного вмешательства явно не обойтись. А ведь Россия – это не какая-то Ливия, которую уже с полгода из «демократических» побуждений бомбят страны НАТО. Тут ядерный щит и угроза получить адекватный ответ на собственной территории. А это точно не устраивает игроков, для которых весь мир – всего лишь шахматная доска. Жертвы на своей территории в их планы не входят.

– В последнее время довольно часто стали звучать голоса, что Россия обладает огромными природными ресурсами, которыми не может как следует распорядиться. И поэтому справедливо было бы поставить её богатства под международный контроль. Как Вам такие мысли?

– Это и есть «идейная артподготовка» перед тем, как заняться перераспределением ресурсов всерьёз. Заметьте, когда мы говорим о США или хотя бы о Саудовской Аравии, никому и в голову не придёт требовать от них поделиться своими природными богатствами. А вот ставить так вопрос относительно России вполне допустимо. Но раз уж они собираются «всё взять и поделить», как когда-то Швондер и Шариков, пусть начинают с самих себя.

– Социологические исследования показали, что порядка 95% сибиряков не мыслят своей жизни вне России и считают безумием даже разговоры о каком-то отделении. Но нельзя сказать, что идея окончательно похоронена. Совсем недавно в социальных сетях появилась группа «Проведение референдума по присоединению Сибири к США». Её организатор прямо заявляет, что надеется на дальнейшее финансирование со стороны американцев.

– Мысль об отделении Сибири тоже не нова. В 1917 году уже была создана независимая Сибирская республика, которая, слава богу, просуществовала недолго, но у неё были свой герб, флаг и даже войска. Сейчас бессмысленно обсуждать нюансы, за и против. Нужно просто понимать, к чему ведёт такой сюжет, и не бояться говорить об этом. У людей в здравом уме и твёрдой памяти призывы оторвать Сибирь могут вызывать лишь одну причинно-следственную связь: распад России – хаос – голод – миллионы погибших. То есть тот, кто выступает за отделение Сибири, должен понимать, что он выступает за гражданскую войну и многочисленные человеческие жертвы. Среди которых наверняка окажутся его родные, близкие и так далее.

Вспомните бедствия прежней гражданской войны. В Сибири они были совершенно реальны: здесь происходили масштабные сражения, здесь карательные отряды стреляли в крестьян, а крестьяне стреляли в солдат. Здесь был убит адмирал Колчак. Как можно вообще говорить об отделении Сибири? А уж тем более детонировать этот вопрос? Повторяю, из-за десяти подонков, пытающихся выслужиться перед западным сообществом и обеспечить себе безбедное будущее, могут погибнуть миллионы. Этого допустить нельзя категорически.

А вывод напрашивается сам собой: все попытки дестабилизировать ситуацию в Сибири нужно жёстко уничтожать на корню. Иначе мы так и будем наступать на старые грабли. Ведь западные страны всегда щедро тратили деньги на «русский бунт». Про октябрьский переворот 1917 года и говорить не стоит. Тут давно всё ясно… А давайте вспомним хотя бы революцию 1905 года на Красной Пресне, когда до взятия Зимнего дворца ещё оставалась уйма времени. Откуда в мозолистых руках рабочих взялись тогда швейцарские винтовки, которых не было на вооружении даже в русской армии? Или английские пулемёты и снайперские винтовки Маузера? Откуда? Они их что, купили на свои пролетарские зарплаты? Нет. Тогда возникает интересный вопрос: кто же их вооружил?

– Один из главных аргументов, которые обычно приводят сторонники «независимой Сибири», – высокий уровень жизни американцев. Логика проста до примитивности: давайте продадимся США и обеспечим себе «корыто сытости». Насколько эти ожидания реальны?

– Уровень жизни людей в разных странах зависит от того мироустройства, которое на сегодняшний день существует. Соединённые Штаты Америки создали экономическую модель, когда они выпускают ничем не обеспеченные деньги и тем самым получают ресурсы практически бесплатно. Иными словами, американский уровень жизни финансируем (фактически дотируем) мы и весь остальной мир. Вот и вся тайна их благосостояния.

Всё это очень напоминает Древний Рим времён упадка, когда люди ничего не делали, ходили смотреть бесконечные гладиаторские бои и одновременно каждый день шла бесплатная раздача хлеба. Римляне вели праздный образ жизни и паразитировали на колониях. Но что произошло дальше? Когда там прекратили пахать землю, растить хлеб – Рим исчез. Потому что как только переставали приходить корабли с зерном из Египта, в столице империи начинался голод, а вся люмпенизированная масса высыпала на улицы и требовала, чтобы император обеспечил им привычный уровень жизни.

Дело дошло до того, что преторианская гвардия, охрана императора, просто убивала своего монарха и с выгодой продавала его место другому. Самый известный случай – когда один из наивных богачей Рима купил это место, взошёл на трон и был вскоре убит, потому что у его «охраны» внезапно кончились деньги.

То есть я хочу сказать, что сама власть со временем тоже становится заложником паразитических настроений в обществе. Поэтому чем дольше эта система будет существовать в США, тем с большим грохотом она рухнет. Вопрос времени.

А по поводу преференций для жителей «независимой Сибири»… Тут не надо особо обольщаться. Вы, вероятно, не знаете, что аборигенами Австралии у них на родине занимается Министерство флоры и фауны, которое отвечает за природные ресурсы. Так вот, аборигены Австралии официально относятся к природным ресурсам. Ну, то есть, как эвкалипт или коалы… Примерно такая же незавидная судьба постигла и североамериканских индейцев. А кто для западных политиков жители Сибири? Те же аборигены.

– Думаю, всё, что Вы говорите, прекрасно понимает и наша политическая элита. Почему тогда мы продолжаем следовать в фарватере американской экономики и подпитывать благосостояние США?

– Потому что мы проиграли холодную войну. Потому что в Россию успели «вживить» модель экономики, которую США насаждали и продолжают насаждать по всему миру. Потому что внутри страны присутствуют мощнейшие рычаги влияния со стороны Запада. Грубо говоря, Россия до сих пор не обрела свой государственный суверенитет на сто процентов. Есть ощущение, что мы его отгрызаем по кусочкам, процентов семьдесят примерно у нас сегодня.

– А что это значит – «ограниченный государственный суверенитет»? И как можно воздействовать на страну, у которой есть свой президент и свои границы?

– Ограниченный государственный суверенитет означает, что мы не вольны в своих действиях на сто процентов. Мы не пока ещё не полностью свободны. Но надо честно признать, что на политической карте мира стран, которые обладают стопроцентным суверенитетом, сейчас очень мало. Вот для США, например, никаких ограничений нет. Они вольны нападать на другие суверенные государства, финансировать терроризм, устраивать экономические кризисы, короче говоря, делать всё, что им вздумается.

А президенты других стран не имеют возможности даже дать действиям США адекватную оценку, честно рассказать об этом. Правда стала для политиков очень дорогим удовольствием. Она доступна лидерам всего нескольких стран – в первую очередь, конечно же, Фиделю Кастро. Более шестидесяти покушений, которые были предприняты на него под патронажем спецслужб США, не дали результата, и сейчас кубинскому патриарху бояться уже нечего. "

Источник: Файл-РФ, ежедневная электронная газета


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Поделитесь

Новые видео

Instagram Николая Старикова

Комментарии