Николай Стариков

Что произошло в странах, где похозяйничало НАТО

18.11.2011 198

Эфир радио «Комсомольская правда» от 20.10. 2011-11-07


Скачать аудиозапись интервью.

Ведущие – Лариса Кафтан и Антон Челышев.

«Челышев:

– Сегодня поговорим о раскладе геополитических сил. Как сейчас выглядит партия на шахматной доске Бжезинского?

Кафтан:

– Ось зла где проходит?

Стариков:

– Ось зла проходит где-то отдельно от этой шахматной доски, потому что она выдумана игроками, которые сидят по одну сторону этой доски. Что касается самой доски, она никуда не делась. Она как была триста лет назад, так она через триста лет ещё и будет. И Россия – один из главных игроков в мировую геополитику, политику, экономику. Что касается блока НАТО и его современного состояния, конечно, первое, что хочется заметить, совсем недавно по историческим меркам существовал ещё один блок. Это Варшавский Договор. Стараниями Михаила Горбачева эта система безопасности, которая полностью тогда гарантировала безопасность нашей страны. Потому что по всему периметру нашей границы существовали государства, которые в той или иной степени зависели от Советского Союза, входили в военный блок, и таким образом напасть на СССР было просто невозможно. Потому что сначала нужно было вступить в какие-то боестолкновения на территории этих государств, вот этот блок был распущен. Когда Горбачеву говорили, что нельзя распускать без каких-либо гарантий тот блок, который гарантирует безопасность его Родины, он сказал: мы распустим Варшавский Договор, соответственно они распустят НАТО. А зачем НАТО нужно, если не будет Варшавского Договора? Я думаю, что Михаил Сергеевич прекрасно понимал, что в таких серьезных делах на слово верить никому нельзя. Но, тем не менее, поверил. Почему?

В итоге мы остались один на один с серьезной военной машиной, которая благодаря тому, что произошло с Советским Союзом, не просто не сократилась или не распустилась, она приблизилась к нашим границам. И тут второй государственный деятель России поверил, что НАТО не будет расширяться на восток. Это Ельцин. Он тоже посчитал, что подписывать договоры с другом Биллом или с другом Колем излишне. В итоге НАТО вобрало в себя даже часть советских республик Прибалтики и непосредственно вышло на границу России. НАТО – самый сильный и фактически единственный мощный военный блок в мире на сегодня.

Челышев:

– В чем сейчас идея этого блока? Можем ли мы представить цель, которую используют наши «друзья» в Брюсселе?

Стариков:

– Давайте называть их партнерами. Что касается политики НАТО, то перед теми, кто руководит этим блоком, встала именно та проблема, о которой я сейчас сказал. Противник самоликвидировался. Но при этом ты военный блок распускать не собираешься. Значит тебе нужно придумать, для чего он существует. Это же большие военные расходы, нагрузка на бюджет. Нужно создать новый образ врага, против которого этот блок НАТО как бы должен бороться. И этот образ врага активно создается. На сегодня это некий аморфный мировой терроризм. Я не очень понимаю, как автобус может ехать сразу по нескольким маршрутам. Какие общие цели у борцов за отделение какого-нибудь штат от Индии и североирландских террористов? Что у них может быть одинакового? Ничего. Поэтому создан некий миф – мировой терроризм. И к этому мифу, чтобы он выглядел весомо, добавлен ещё один миф – искусственно созданный противник. Он называется «исламский фундаментализм». В основном с этим и должно бороться НАТО. А для того, чтобы НАТО уж совсем казалось, что оно перегружено работой, то к НАТО добавили ещё жандармские функции. НАТО сейчас вроде как борется за свободу во всем мире. И со всеми кровавыми и не кровавыми диктаторами НАТО тоже борется. Хотя когда-то надо в 1949 году создавалось просто как противовес Советскому Союзу. По идее, с исчезновением Советского Союза НАТО должно было точно так же распуститься.

Челышев:

– Этот жандарм хорошо походил по нашему континенту. Если проанализировать успехи его шагов, действий в борьбе с диктаторами в бывшей Югославии, в Ираке, в Афганистане, что это за итоги и как их можно было подвести?

Стариков:

– Итоги достаточно печальные как для тех стран, куда прилетели демократизаторы на самолетах, так и для самого НАТО. Я бы не стал называть диктаторами тех, кто руководил Югославией. В Ираке был очень специфический режим. Возможно, он соответствует ментальности этой страны. В арабском мире исключительно автократичные режимы той или иной формы. Монархические либо партии какие-то находятся у власти. Демократических в европейском смысле там режимов нет, никогда не было и, может быть, даже никогда не будет.

Что мы видим? НАТО последовательно уничтожает те страны, которые могут составить хоть какую-то военную, экономическую конкуренцию этой западной военной и экономической машине. Крупнейшее многонациональное государство в Европе – Советский Союз, Россия. Еще Югославия. Именно её раздробили на части. Последовательно вырвали куски территории, дали независимость всем частям Югославии. И просто в наглую отрезали кусок непосредственно сербской территории – Косово. Черногория и Сербия тоже разделились. Это фактически два государства, которые как единое целое боролись против турок и все время были вместе. Даже это удалось сделать.

Челышев:

– А для чего эта цель? Что дает нам умение жить вместе разным народам.

Стариков:

– Старый принцип: разделяй и властвуй. Есть большая военная машина. Для того, чтобы никто не смог создать ей противовес и противопоставить что-то, нужно дробить все государства. В Чехословакию пришла «свобода». И она тут же распалась на Чехию и Словакию. До этого этот процесс осуществил Адольф Гитлер. Что, нынешний блок НАТО и Европарламент являются прямым наследником действий Адольфа Гитлера? Нет, просто есть конкретная задача по максимальному дроблению всех государств. Их должно быть очень много, они должны быть очень маленькие и слабые. И на фоне этого всего одинаково слабого мира должны возвышаться мощные Соединенные Штаты и несколько их союзников. Поэтому Россия в этот новый мир, который они сейчас активно строят, вписаться не может, потому что мы большие, мы опасные для них своим существованием. И поэтому все попытки раздробить Россию на целую часть независимых государств будут продолжаться и не будут прекращаться никогда.

Челышев:

– А как в связи с этим мы должны рассматривать эти процессы по отделению в той же Бельгии, в которой находится столица НАТО – Брюссель? Бельгийцы тоже вот-вот разделятся на Валлонию и Фландрию.

Стариков:

– Пока не разделились. Я был в Бельгии, беседовал с фламандскими националистами. Почему возникла Бельгия? Потому что в Польше началось восстание, оно началось в российской тогдашней части Польши, именно потому что англичанам нужно было создать некое государство, полностью подконтрольное англичанам, которое контролировало основное побережье, с которого удобно высаживаться в Англии. Смысл существования Бельгии очень просто. Это кусок европейской земли, наиболее удобный для высадки на островах. И поэтому Великобритания создала марионеточное государство. Это было сделано после окончания наполеоновских войн. Поэтому часть фландрского населения хочет отделиться от франкофонов, то есть говорящих по-французски жителей Бельгии. Они мирно хотят отделиться, законным путем, путем референдума. Но без поддержки извне, американцев, у них это никогда не получится. И сегодняшние разговоры, которые все-таки затихли, были вызваны желанием США внести дестабилизирующий фактор в политику Европы. Точно так же, как разговоры о греческом долге, о том, что у Италии вдруг нарисовался большой государственный долг, это все вещи одного порядка. Европа стала проявлять много самостоятельности от США. И НАТО, и западный мир уже далеко не так монолитен, как это было 10 лет назад. И поэтому есть какие-то болевые моменты на территории Европы, которые в нужный момент американцы и англичане просто активируют. Бельгия – один из этих рычагов.

Челышев:

– Должны ли мы играть на этих противоречиях? У нас традиционно хорошие отношения с той же Германией. Может, нам помочь немцам и французам в решении проблем их экономики. И таким образом дать по рукам Вашингтону и скрепить этот союз?

Стариков:

– Что касается проблем в экономике, вы имеете в виду – покупать их государственные облигации, финансировать их государственный долг? Я думаю, пусть этим занимаются китайские коммунисты, у которых больше денег. У нас хватает своих проблем в экономике. Давайте финансировать экономику России, а не Германии. Что касается нашего отношения к НАТО, то здесь нужно исходить из нескольких постулатов. На мой взгляд, они такие. Этот блок был создан против России, и ничего, говорящего нам о том, что цель этого блока изменилась, до сих пор не произошло. Они выставляют ракеты по периметру наших границ, говоря, что от каких-то мифических иранский ракет, которых пока нет. Но с таким же успехом они могли бы защищаться от инопланетян. Вероятность такая же. Создаст Иран ракеты или не создаст – вероятность 50 %. Прилет марсиан – такая же вероятность. Почему они от этих марсиан около наших границ защищаются? Вот в чем вопрос. Верить на слово им нельзя. При этом они не дают никаких документальных гарантий, что эти ракеты не будут использованы против России. Россия просит: давайте заключим соглашение. Говорят: нет, мы же друзья, что вы. Мы уже помним, как так же по-дружески им поверили Горбачев и Ельцин, и куда они в итоге пришли.

Наше отношение к НАТО должно выстраиваться с точки зрения наших интересов обороны. Этот блок реально нам угрожает. И потенциально может угрожать. Если он не хочет нам угрожать, пусть они уберут самолеты из Прибалтики. Зачем они там нужны? Неужели кто-то реально верит, что наши самолеты полетят бомбить прибалтийские государства? Мы сейчас находимся в таком положении, когда мысль о приобретении чужой земли для нас совершенно не нужна. Нам бы свою удержать. У нас огромная территория и сокращающееся население. Куда нам ещё идти? Нет, они придвигают все свои вооружения к нашей границе. Почему?

Теперь по поводу стратегии. Конечно, умный политик всегда старается перессорить противостоящие ему монолитные структуры. Мы можем наращивать вооружение нашей армии. Сегодня блок НАТО превосходит нас по каким-то категориям на определенное количество процентов. Можно самим больше сделать. А можно сделать так, что Франция вышла бы из НАТО, куда она совсем недавно вошла. И тогда вооружение блока НАТО резко бы сократилось. Во Франции будут президентские выборы, один из кандидатов Мари Ле Пен прямо выступает за выход Франции из НАТО. Надо поддерживать таких политиков. Она очень тепло относится к России.

Кафтан:

– Шансы есть у этой дамы?

Стариков:

– Нет.

Челышев:

– Для наших граждан важно вспомнить, какой была Югославия, когда мы туда ездили. Если сравнить уровень жизни страны той, которая была нашим близким другом, и нынешней, после того, как НАТО разделалось с Югославией?

Стариков:

– Я на территории Югославии не был ни в то время, ни в последние годы. Личного впечатления у меня нет. Но хочется заметить, что не все можно мерить уровнем жизни. в Косово во время войны погибли десятки тысяч людей – дети, женщины, старики. Страшная цена за это заплачена. И где-то уровень жизни, может быть, стал выше, чем был в Югославии, где-то он стал ниже. Но в целом никто не может сказать, что независимая Хорватия живет значительно лучше, чем она жила в составе Югославии. Здесь хочется обратить внимание на один факт. Политика дробления крупных государств идет, невзирая ни на какие заслуги этих государств перед НАТО или западным миром.

Югославия, Сербия – она воевала в первую мировую войну на стороне англосаксов. Во второй мировой войне она воевала против Германии опять на стороне антигитлеровской коалиции. Албанцы в этом смысле либо воевали в эсэсовских дивизиях, которые были у Гитлера, либо в турецкой армии, потому что они мусульмане. Казалось бы, к кому должны быть симпатии? Конечно, к единой Югославии. Нет. Югославия разрезана на части, и часть отдана хорватам, которые воевали на стороне Гитлера. Где логика? А логика другая. Каждое крупное государство нужно разрезать на куски – вот и вся логика.

Челышев:

– Можно ли эти вещи, которые делает НАТО, назвать успешными?

Стариков:

– Сложно. Если мы берем в качестве примера последние действия в Ливии, то мы видим, что на каждого солдата ливийской армии авиация НАТО совершила один самолетовылет. Беспрецедентное количество ракет, бомб обрушено на голову не самой боеспособной армии мира. И результат все равно не достигнут. Им пришлось самим высаживать десант в Триполи, посылать туда свой спецназ. Репутации НАТО, США, других членов коалиции нанесен очень серьезный репутационный удар. Поэтому им так важно довести ситуацию в Ливии до конца. Либо убить Каддафи, либо завоевать полный контроль над страной. Иначе над ними скоро начнут смеяться.

Челышев:

– Если ты диктуешь свои условия и, пользуясь правом сильного, пытаешься какие-то вопросы решать, может, им все равно, будут над ними смеяться или нет. Может, у них задача такая – как можно больше потратить авиационного топлива, вообще ресурсов на эту операцию. Потому что там военные промышленники в США или странах…

Стариков:

– У них дефицит бюджета – и в Европе, и в США. Они пытаются переложить проблемы на весь остальной мир. Но с другой стороны, военные расходы тянут их камнем вниз. Они бы хотели экономить, но не получается. Что касается агентств, которые понижают рейтинг, в Италии боролись с понижением рейтинга путем обысков. Помогло. Рейтинг Италии остался на высоте.

Челышев:

– Когда вы говорили об исламском фундаментализме, с определенной долей скепсиса отнеслись к этому явлению. Вы действительно считаете, что это кем-то выращено, создано в угоду тому же Западу? Или исламский фундаментализм выпестовал себя сам?

Стариков:

– Я понимаю, что само себя породить не может. Должны произойти предварительные процессы нескольких участников, чтобы что-то само себя породило. Ничего само собой не происходит и на политической арене, чтобы из этого выросло космическое явление. Что же касается моего скепсиса, я с уважением отношусь к праву людей исповедовать ту религию, которая им ближе, понятней и больше нравится. Но я вижу угрозу в том, что сейчас происходит на Ближнем Востоке, именно для нашей страны. И поэтому я испытываю опасения по отношении к этому. мы сейчас присутствуем при демонтаже существовавшей достаточно долго системы. В ней были США, Советский Союз – две сверхдержавы, был биполярный мир. И в этом мире все было понятно и просто. Был Южный Йемен, был Северный Йемен. Была Западная Германия, была Восточная Германия. И две сверхдержавы локтями толкались по всему миру. Этот процесс закончился с падением Советского Союза. И сегодня идет последовательный демонтаж этой системы и строительство новой. И в этом новом мире должны быть одни Соединенные Штаты и ряд её сателлитов. Все остальное должно быть странами третьего мира. В том числе и мы.

И одним из инструментов приведения мира к этой нужной англосаксам ситуации является исламский фундаментализм. В этом нет ничего нового. Каждый раз, когда они переформатировали мир, они использовали какой-то инструмент. Когда в начале века был целый ряд империй, в качестве инструмента, которым они буквально вскрыли мировую политическую систему, были социал-демократия и классовая борьба. Мир поменялся. После этого они ещё раз демонтировали уже постверсальскую систему, вырастив фашизм. И фашизм был их орудием, когда они полностью сознательно перекроили европейскую систему безопасности, сдали Гитлеру целый ряд своих союзников и подвели его к границам Советского Союза. Сейчас они делают то же самое.

Почему они меняют Мубарака, другие режимы, которые верой и правдой все время им служили? Потому что они из другой эпохи. Они не нужны уже здесь. Мубарак – это реликт эпохи Советский Союз против США. Теперь есть одни Соединенные Штаты, Мубарак не нужен.

Челышев:

– Мубарак, Каддафи – это люди, которые по инерции сохраняли это равновесие? Стариков:

– Каддафи совершил одну большую ошибку. С начала 2000-х годов он попытался вписаться в эту западную систему. Он взял очень сомнительную вину за взрыв в Локерби. Лично я считаю, что скорее всего там западные спецслужбы поработали. Он заплатил компенсацию, он взял на работу в качестве советника премьер-министра Великобритании. Был абсолютно рукопожатный, казалось бы, человек. Но он не нужен этой системе. Они строят систему, где Ливия в том виде, где Каддафи, не нужна им. Должны быть страны без экономики, без уровня жизни. И вписаться в эту систему невозможно. Это его стратегическая ошибка. Они строят новый миропорядок. И строят на костях старого.

Челышев:

– Этот новый миропорядок предполагает Украину, Грузию, другие страны в блоке?

Стариков:

– Нет, конечно. Включение в НАТО – это только составная часть притягивания к себе в эту симпатичную западную кормушечку. Вроде нужно взять в ЕС, повысить уровень жизни. Весь западный мир основан на том, что вы сделайте 20 партий вместо одной, и у вас в 20 раз жизненный уровень вырастает. Чем больше партий, тем у вас выше жизненный уровень. И получается, что Украина, где партий больше, чем украинцев уже скоро будет, а уровня жизни все нет и нет. Значит все могут заметить, что между этими двумя понятиями никакой связи нет. Поэтому Украину и Грузию никогда в НАТО не примут. Но будут какой-нибудь морковкой махать. Правда, сейчас уже морковку тоже сняли. Но это благодаря нашим дипломатическим успехам.

НАТО никогда не берет на себя обязательств за кого-то воевать, за кого она воевать не хочет. А если ей надо где-то воевать, то она начнет эту войну без того, чтобы её кто-то позвал, как мы видим в Ливии и Югославии. Вот что нужно. Поэтому Украина – важная часть нашего геополитического пространства. Их задача – не включить Украину к себе, а не дать ей войти к нам. Украина – это поле хаоса, с которого они хаос могут перекидывать к нам. Точно так же и Грузия. Грузия отрезает от России крайне пророссийскую страну – Армению. Невозможно Армению включить в нашу орбиту полноценно. Она просто отделена территорией Грузии. Уже поэтому, находясь там, США блокируют определенные процессы по восстановлению единого таможенного и евразийского пространства.

Кафтан:

– То, что сейчас происходит с Тимошенко, как-то укладывается в борьбу миров?

Стариков:

– Украина сейчас – поле битвы за восстановление единой страны. И украинский, и белорусский, и русский народы – это единый народ, который волею предательства Горбачева и его окружения оказался самым большим разделенным народом в Европе. Мы должны двигаться в сторону воссоединения единой страны. Туда должен войти и Казахстан, другие части распавшегося Советского Союза. Мы открыты для того, чтобы другие государства туда входили. Но есть необходимый минимум. Эта славянская триада должна быть вместе. Наши политические «друзья», «партнеры» прекрасно это понимают. И их задача – не дать вступить Украине в Таможенный союз и евразийское пространство. Поэтому на Украине идет борьба.

Полтора года назад я написал, что любой победивший президент на Украине будет действовать как Владимир Путин. Зачищать политическое пространство и устранять тех конкурентов, которые могут мешать наведению порядка в стране. Только в России основным, кто мешал, оказались олигархи. Поэтому пришлось одного из них, самого ретивого и сомнительного, отправить в тюрьму за реальные совершенные преступления. И тогда все остальные перестали мешать. На Украине олигархов в том виде нет. Но на Украине есть реальный политик, который постоянно мешал Януковичу и может мешать дальше. Поэтому печальная судьба Тимошенко было понятна сразу, как Янукович пришел к власти.

Кафтан:

– Выпустят?

Стариков:

– Это предмет для торга. Я думаю, что полностью её не выпустят. Но приговор состоит не только из лет заключения, но еще и конфискация её квартир. И мне понравился штраф – 197 млн. долларов. Здесь и можно торговаться. Позвонил Николая Саркози: вы что творите? Хорошо, для вас – 150 млн. Позвонил Берлускони: вы что творите? 120 миллионов. И так миллионов до 50 можно и доторговаться.

Челышев:

– Янукович пришел к власти и не торопится выполнять обещания проводить пророссийскую политику. Русский язык не стал вторым государственным на Украине, только на региональном уровне его пытаются продвигать.

Стариков:

– Фактически шаги были сделаны. Я был на Украине, и уже на украинском телевидении и радио говорят по-русски. Правда, делают это не в рамках какого-то особого закона, а говорят: наш гость говорит по-русски, мы будем говорить по-русски. За год до этого сидел переводчик на всякий случай, и ни слова по-русски в эфире не было.

Челышев:

– Как расценить увольнение главного лоббиста русского языка в украинском правительстве министра образования Табачника?

Стариков:

– Украина – это поле битвы. И там действуют не только пророссийские силы, но и проамериканские. И я не могу сказать, что мы сейчас эту битву активно выигрываем. Там очень сложная ситуация. Это Сталинградская битва за восстановление страны. Брошены все силы для того, чтобы Украина никоим образом обратно не интегрировалась в единую славянскую страну.

Кафтан:

– А что же за президент такой, если он не хозяин в такой стране? Нужен нам такой партнер?

Стариков:

– Очень мало президентов являются хозяевами в своей стране. По пальцам бы пересчитал таких политических лидеров. В истории нашей страны очень много политических руководителей умерли от почечных колик, от неожиданного террористического акта. Янукович это прекрасно знает. Резкий рывок в сторону России может закончиться очень печально как для него лично, так и для украинской экономики, которая очень сильно зависит от кредитов. И недаром она посажена на эту кредитную иглу. Недаром Путин, выступая несколько дней назад, сказал, что предлагается кредит 9 млрд. за пять лет, а только вступление в Таможенный союз даст 10 млрд. К сожалению, я думаю, что резкие шаги в этом направлении просто невозможны. И давайте не сбрасывать со счетов политические и волевые качества каждого лидера. Не все являются Иосифами Виссарионовичами Сталиными, Владимирами Ильичами Лениными или Александрами Третьими. Есть и руководители, у которых калибр их политических возможностей и деловых качеств немножечко пониже.

По поводу русского языка на телевидении. Сдвиги есть. Но русский язык – это ключевой язык. Чем украинец должен отличаться от русского? Языком. Потому что именно на этом пытаются строить новую искусственную украинскую государственность. Украинский язык был во времена Советского Союза, его тоже изучали, никаких проблем с ним не было. Но почему именно при Ющенко начались гонения на русский язык? Когда все люди говорят по-русски, очень сложно их разделить. Есть что-то, что их объединяет. Это русский язык. Нужно его запретить – тогда будет четкое разделение. Есть украинцы, они говорят по-украински, есть русские, они говорят по-русски. И есть крымские татары – они говорят ещё на каком-то языке. Вот и все – разделили единый народ.

Челышев:

– Россия, Украина, Белоруссия – с этим не поспоришь. А что мог бы нам дать союз или нормальные отношения с всеми прочими славянскими народами, проживающими на территории Европы? Польша, Чехия и прочие.

Стариков:

– Вы имеете в виде идею панславизма?

Челышев:

– Хотя бы партнерские отношения. А не выяснение, кто кого расстрелял в Катыни…

Стариков:

– Это все искусственные проблемы. В Польше во время войны погибло 6 млн. человек. В Катыни реально НКВД никого не расстреливал. В то же время 2100 польских офицеров были расстреляны по приговорам наших карательных органов в другом месте. Хочется спросить: 6 млн. погибших от рук гитлеровцев – чего-то о них ничего не слышно. Зато 20 тысяч – как будто это более важная величина. Это все искусственная спекуляция. По всему миру появились памятник катынской трагедии. А вот памятников 6 миллионам замученных немцами полякам не видно в таком количестве.

Челышев:

– Интерес к России со стороны рядовых поляков сейчас очень большой. Сила притяжения есть.

Стариков:

– Мы должны быть сильными. Если мы представим страну как большой магнит, она начинает к себе притягивать другие государства и народы. Мы большие, мы должны стать сильными, и тогда это притяжение возрастет.

Челышев:

– Как вы оцениваете деятельность спецпредставителя Дмитрия Рогозина?

Стариков:

– Мне кажется, что Рогозин был на своем посту. Он великолепно, афористично выступал. Давал великолепные интервью. От представителя это в основном и требовалось. Я отношусь к нему с большим уважением. Но мне кажется, что он может принести родине пользу и на другом посту. Это не предел его возможностей.

Челышев:

– То, что сейчас грузинское вино разрешают, воду, это говорит о том, что мы прощаем Саакашвили?

Стариков:

– Мы не прощаем Саакашвили. Саакашвили приходит и уходит, а народ остается. Мы начинаем очередной раунд торговли, борьбы за восстановление единого таможенного пространства. И Грузия тоже нужна нам в качестве члена этого пространства. Она отрезает от нас Армению. С Грузией нужно восстанавливать отношения. Мы не поссорились с Грузией. Мы защитили наших солдат от преступлений, которые отдал приказ совершить конкретный грузинский президент. И мы не будем общаться с Грузией, пока у власти будет стоять этот президент. Но он уйдет. Кроме того, ведь у нас с Белоруссией единая страна, единое экономическое пространство. Но в Белоруссии «Боржоми» никогда не исчезало и грузинское вино там всегда продавалось. И Россия не протестовала против этого.

Челышев:

– Как удается НАТО оправдывать такие большие жертвы своих военных? Как удается общественное мнение успокаивать?

Стариков:

– Их потери реально маленькие. Потому что они все время избегают боестолкновения лицом к лицу. Летают сверху, бомбят. Участвуют в боевых действиях в основном армии, у которых нет призыва. Британская армия – профессиональная, армия США – профессиональная. В немецкой армии есть призывные. Но в Афганистан отправляют тех, у кого есть контракт. Призывники не гибнут. Потери единичные. Как только потеря 10-15 человек, общественное мнение начинает требовать вывода войск.»

Система Orphus

Поделитесь

Комментарии