Николай Стариков

Есть ли у нас выбор? (к 358-летию воссоединения Единого народа)

18.01.2012 (18.01.2012) 207

18 января 1654 года произошло воссоединение Украины с Россией. На фоне нынешней ситуации в России и Украине, к сожалению, эта важнейшая дата пройдет незаметно. Сегодня всех интересует дружный поход всех российских оппозиционеров за инструкциями в посольство США, а не славные деяния предков.

О некоторых лингвистических нюансах, навеянных этой важнейшей для нашего народа датой, статья Евгений Чернышева из Донецка.

«Задумывались ли вы над той великой тайной нашего языка, что заключается в слове «полонизация»? Что оно означает? Что кроется в нем? Сам дух сего слова, казалось бы, не оставляет нам других толкований, кроме одного – ополячивание. Однако отбросим латинский суффикс и присмотримся к корню.

Нам откроется изначальная истина: полонение, пленение. Полоном в старину назывался плен. Откроем словарь – и мы увидим, что слово «полон» подается как устаревшее, хотя в украинском языке оно сохранилась как перевод русского «плен» и доныне. Таким образом, во всей полноте предстает тайна, хранимая нашим языком: во всей нашей истории ополячивание оборачивалось полонением, а полонение всегда было ополячиванием. Не случайно Польша в старину так и называлась – Полония. Вот откуда всегда исходила угроза нашему народу и государству! Вот от кого мы натерпелись! Польша!

Потому ли её так нарекли наши предки, или же название сей страны произвело слово «полон», едва ли можно сегодня точно установить. Куда важнее другое – мы можем точно идентифицировать нашего исторического «партнера». Польша, католический Запад, окраина Европы, претендующая на нашу землю. Язык не обманешь, он хранит в себе эту мудрость предков, передавших нам, своим потомкам, это священное знание – бойтесь Польши, латинства, Европы!

Как не вспомнить ещё одно злодейство ляхов – лишение нас нашего имени и наречение нас Украиной. Все знают, что это окраина, но все ли знают, что это окраина по-польски? Ведь ударение-то, ударение где! На предпоследнем слоге, как и подобает по польским правилам. По-русски наша земля именуется Украйной. Недаром наш выдающийся историк Ключевский (1841 — 1911) в своей «Русской истории» так и писал – Украйна. Ибо следовал священному правилу – сохранять смысл слов, ибо они творят мир. Сохраняйте язык, и с ним все сохраните. Стоит ли удивляться после этого, что современная Украина, словно тонущий корабль? Из самого нашего названия торчат польские «рога».  

Наши предки были не глупее нас, они это все понимали. И именно поэтому на Переяславской Раде единодушно заключили: «Бьем челом великому государю Российскому с просьбой принять нас под свою высокую руку». Повернется ли наш язык назвать это выбором? Нет, это не выбор, это наша судьба! Одна вера, единая земля, единый народ… Можем ли мы предать верность нашим корням и русскому имени? «Мы рода русского и веры православной», — говаривал Богдан Хмельницкий. Эти слова навсегда останутся с нами.

Сами попытки заболтать судьбоносный выбор какими-то экономическими измышлениями абсолютно ничтожны и лишь обнажают тщедушность управленцев, засевших наверху. Эта груда обломков, пленившихся западными соблазнами, забыла о наказании за грех вероотступничества и предательства предков. Продавшись золотому тельцу и запутавшись в своей лжи, они изобретают все более изощренные оправдания своей «евроинтеграции», один грех обосновывая другим.

 Здесь-то и третье толкование слова «полонизация». Не только ополячивание, не только пленение, но и соблазнение. Нас пленяют соблазнами, обещая золотые горы за отречение от русских корней. Мы обязаны вымести весь этот мусор из нашего дома. Но прежде должны навести порядок у себя в головах. Нас объединяет язык, и мы должны его хранить. У нас общая история, и мы должны её изучать и любить. У нас одна вера, и мы должны ей следовать. Нет никаких «общечеловеческих» понятий, под каким бы фасадом они ни протаскивались – цивилизованность, демократичность, толерантность. Есть свои и естьчужие. Есть родное, а есть иноземное.

У нас нет выбора. У нас есть родное. Мы не можем его выбрать, как не выбирают отца и мать, но мы обязаны хранить ему верность. Именно поэтому 358 лет назад народ единодушно решил: «Волим под царя восточного православного!» Будем же достойны наших предков.»

Евгений Чернышев

P.S. Предыдущая статья Евгения Чернышева: «Сталин и наше бессознательное».

image_pdfimage_print
Система Orphus

Поделитесь

Комментарии