Встреча с «Лигой избирателей»

22.02.2012 276

На фоне приближающихся выборов в стране, региональные отделения Профсоюза граждан России все активнее включаются в политические события своих регионов. Вслед за ПГРовцами Иваново «принявшими участие» в автопробеге оранжистов, новосибирское отделение Профсоюза посетило встречу с представителями «Лиги избирателей», состоявшуюся в Новосибирске.

18 февраля, после митинга «За сильную Россию», объединившись с ребятами из Евразийского союза молодежи и движения «Наш лидер Путин» наши коллеги пришли на «заседание  местной лиги». О том, что было дальше, рассказывает статья Ильи Коптилина — активиста ЕСМ. Никита Кирьянов – руководитель новосибирского отделения ПГР, даже не стал писать свой материал о состоявшейся встрече – настолько точно данная статья отражает ход происходивших в тот день событий.

"18 февраля 2012 года в Новосибирске прошёл митинг «За сильную Россию!» в поддержку кандидата в Президенты В.В.Путина, на котором присутствовало около 10 тысяч человек. После митинга прошла информация, что в кафе поблизости собирается т.н. «несистемная» оппозиция на встречу с московской командой «Лиги избирателей», гастролирующей по городам Сибири в сопровождении иностранных журналистов. Моментально организовалась инициативная группа решительно настроенной молодёжи, которая знает поимённо и на дух не переносит всю эту городскую шайку-лейку (см. группу вконтакте «Доска Позора Новосибирска»). Речь идёт о сибирских сепаратистах, выходящих на массовки «за честные выборы» под флагами независимой Сибири, о мужеложцах, проводящих акции в центре Новосибирска в защиту … «детей нетрадиционной сексуальной ориентации», о нацистской публике, о революционерах-анархистах, о потерянных во времени советских диссидентах. При этом многие из них являются грантососами, пробавляющимися проведением разрушительных инициатив в культурную, социальную и политическую жизнь Новосибирска.

С другой стороны, в нашей разношёрстной компании оказались представители «Профсоюза граждан России», Евразийского Союза Молодёжимолодёжного движения «Наш лидер Путин!», представители Новосибирского Координационного совета по противодействию оранжевой революции, комиссар движения «Наши». А «в миру» – студенты-гуманитарии, военные, инженеры, программисты, предприниматели, художник. При этом, по совместительству, некоторые оказались бойцами-рукопашниками и боксёрами. Всего около 15 человек. Мы не знали, каков формат мероприятия, пустят ли нас внутрь, дадут ли слово, поэтому решили, как минимум, провести пикет на входе в кафе. Если же вход будет свободный, но будет дискуссия, к которой нас не допустят – то выражать свою позицию поднятием листиков с оценками «2» после каждой реплики.

Встретили мы «прогрессивную общественность», накануне осчастливившую Томск, скромным плакатом «Давайте строить российскую демократию на российские деньги» и небольшой дискуссией на свежем воздухе на тему «кто действительно заинтересован в делегитимизации выборов в России». Мы настаивали на том, что фальсификации на выборах на руку именно т.н. «несистемной» оппозиции, и её американским кураторам. Более того, последние известия говорят о том, что и часть «системной» оппозиции сделала ставку на революционный захват власти. Как минимум, поддержка «мирового сообщества» им обеспечена.

Затем все спустились в подвал «Бродячей Собаки». Знаете, это просто мистические совпадения и аллюзии на грани прорыва на иную сторону бытия. Ведь именно кафе-подвальчик «Бродячая Собака» в Петрограде из места сбора эстетов, экспериментаторов, утончённых интеллектуалов с началом Первой Мировой Войны превратилось в самое одиозное место сбора всей радикально западнической, пораженческой либо анархической «интеллигенции». Это им и там в 1915 году Маяковский орал своё «ВАМ!»:

Вам, проживающим за оргией оргию,
Имеющим ванную и тёплый клозет!
Как вам не стыдно о представленных к Георгию
Вычитывать из столбцов газет?!

Знаете ли вы, бездарные, многие,
думающие, нажраться лучше как, —
может быть, сейчас бомбой ноги
выдрало у Петрова поручика?..

Если б он, приведенный на убой,
вдруг увидел, израненный,
как вы измазанной в котлете губой
похотливо напеваете Северянина!

Вам ли, любящим баб да блюда,
жизнь отдавать в угоду?!
Я лучше в баре блядям буду
подавать ананасную воду!

Для всех нас совершенно очевидно, что усилия таких вот «подвальных» персонажей, хотят они того или нет, будут использованы для создания хаоса и очередного переформатирования нашего государства – что принесёт кровь и страдание на нашу землю, как это было в 1917, 1991, 1993 годах. Что объединяет всех «наших»? Острое сопереживание народу Сирии, которому сейчас «выдирают бомбой ноги» иностранные наёмники под видом мирной оппозиции, народу Ливии, «приведённому на убой» гражданской войны, и всем жертвам американской геополитической зачистки Ближнего Востока. Сопереживание плюс стремление разобраться, как эти технологии хаотизации работают, плюс абсолютная решимость не допустить их применения в России.

А что касается этих, «имеющих ванную и тёплый клозет», то я уверен, что они лишены этой древней, человекообразующей особенности – сострадания. Конечно, они прикрывают свою ущербность заклинаниями «о нашей общей планете», о не делении на «своих» и «чужих» и т.п. Когда я говорю «сострадание», я не имею в виду безвольное «ах, как печально, как жесток и нелеп этот мир, эта страна». Я говорю об активном, взыскующем требовании помочь страдающему.

Понятно, что спускаясь к ним в подвал, мы чувствовали себя не в своей тарелке – поэтому большинство благоразумно не стало раздеваться – мы не чаи пришли гонять. Хэдлайнер мероприятия, новосибирская юмористка, член «Лиги избирателей» Татьяна Лазарева с грустью отметила, что ей стыдно за таких некультурных земляков. И мне было грустно видеть, что такая искромётная, светлая женщина вступила, сама не знает куда – но во что-то явно дурное – раз на неё, как мухи, слетелись все эти персонажи. Ещё грустнее мне стало, когда она начала откровенничать о том, что они с мужем и детьми всерьёз думали уехать из этой страны в «нормальную», и только события Болотной площади зародили в них надежду и заставили остаться. Наверное, эти откровения – что-то типа пароля, которым обмениваются русофобы при знакомстве. Но надо быть абсолютно лишённой такта и прожить много лет в вакууме, чтобы додуматься так откровенничать под нашими и без того хмурыми взглядами.

Дальше началась дискуссия. Наши горячие головы сразу бросились в бой: «не считаете ли вы, что за революционными событиями 1917 года, 1991 года, и даже решением Гитлера о нападении на Советский Союз стоят практически одни и те же силы?» Сразу чувствуется настрой Старикова:). В самом деле, нас совсем не интересовали нюансы выборных махинаций и успехи Лиги избирателей по их выявлению. Мы хотели публично удостовериться, что за люди, с каким мировоззрением приехали учить сибиряков демократии. В ответ раздались хлопки, хихикание, возгласы «жидо-масоны во всём виноваты!» и прочие. Вопрос затёрли. Через несколько минут мы опять получили слово и настояли на своём: «Вот вы претендуете на роль понимающих что и как нужно делать в России, на роль «ума, чести и совести» российского народа, однако сама ваша реакция на серьёзные, мировоззренческие вопросы выдаёт вашу полнейшую неадекватность». В ответ они всё-таки выдавили, что, во-первых, по телевидению США количество новостей из России уступает новостям из Ближнего Востока (столько-то процентов), а поэтому говорить о том, что США серьёзно заинтересованы в событиях в России нелепо. Во-вторых, нас просветили, спокойным, менторским тоном, что «Запад» не является чем-то цельным, и говорить о происках «Запада» как целого неуместно, поскольку, вот, и Украина находится на западе от России. И тем не менее, «Западу» нужна единая, сильная Россия, чтобы здесь, в общем, был порядок.
Вот такое «зловещее интеллектуальное превосходство» либеральной элиты… Ха-ха-ха! Из разряда остроумных находок типа «Вы сурковская пропаганда! Вы сурковская пропаганда!» Хотя… тот, что говорил «во-первых» был искренен в своём невежестве, но второй был действительно хитёр, намеренно опуская уровень дискуссии, чтобы не потерять контакта с глядящими ему в рот новосибирскими «оппозиционерами» — ведь при отвлечении на нас и малейшем выходе из их конвенционального набора верований начинался бубнёж, требования прекратить «не по теме» и подобное. Да, приходится юлить стакой-то клиентурой.

Потом, на следующем вопросе, какой-то тип показал нашему оратору с микрофоном жест, дескать «заткнись», и стал сам о чем-то говорить. Наш парень не стал его перекрикивать, просто пошёл на место и, проходя, подвинул наглеца плечом – проходики действительно – не разойтись. Тот взбрыкнул, опрокинулся стол, полетела россыпь чашек, оппозиционных планшетников и смартфонов, крики «Милиция!», занавес. После такого всплеска адреналина, оппозиция решила замкнуться своим кружком, абы чего не вышло. Приехавшие охранники из частного охранного предприятия попытались было забрать в отделение нашего «дебошира», но как-то моментально прониклись сложностью политического момента и предоставили ситуации развиваться своим чередом, благо, эксцессов больше не было. Вы знаете, не понадобилось ни вставлять цветочки в дуло автоматов, ни выставлять перед собой красивых девушек – мы просто сказали, что представляем «анти-оранжевый» комитет, а наши оппоненты, вызвавшие охрану – соответственно, «оранжевый».

Затем, ко мне подошла женщина-фотограф из Москвы и, как принято у такой категории людей, спокойным, менторским тоном просветила меня: «молодой человек, Вы сами портите впечатление о вашей группе, позволяя Вашим активистам вот так по-хамски себя вести». Действительно, один из наших оказался совсем не настроен на дебаты, а, скорее, на выражение своего полного, абсолютного неприятия собравшимся. Впрочем, реплики от него были вполне в рамках приличий и контекста, лишь громкие и напористые, что несколько мешало дискуссии и пугало истончённых креативщиков. Я ответил, что мы здесь экспромтом, не имеем единой стратегии, цели и руководства, поэтому я не чувствую морального права мешать ему выражать свою позицию как считает нужным – но выводы мы, конечно, сделаем. Она стала мне доходчиво объяснять про пользу воспитания, пока я, наконец, не прервал её: «Извините, но я уже услышал вашу мысль и со многим согласен. Не стоит опять повторять эти вполне банальные вещи. А теперь, чтобы как-то оживить наш разговор, позвольте сделать следующее замечание: я не считаю умение поддерживать благопристойную беседу чем-то существенным в данном случае. Гораздо важнее способность человека чувствовать ложь, его любовь к своему народу, готовность его защищать». «Молодой человек, если русскому народу суждено погибнуть, как и многим народам до него, то так тому и быть. Такова история…», — так же нравоучительно изрекла моя визави. «А вот с этого места поподробнее! Вы знаете, для нас слова «Народ» и «Россия» — не пустой звук, а позицию, которую вы озвучили, я расцениваю как предательскую». «Молодой человек, я думала, что мы сможем вести культурный диалог, а вы меня оскорбляете!». Засуетилась, засобирала свои фотоаппараты, ушла.

Что произошло? Дело в том, что между либеральным индивидом и русским человеком, сохранившим хоть след традиционных ценностей – пропасть. И она вдруг со всей очевидностью разверзлась между нами. И московская дама, заглянув в неё, не буду так самоуверен – может, и не испугалась, не устыдилась, но не нашла ничего лучше, как мгновенно ретироваться с оскорблённым лицом. Они действительно боятся слова «Народ». Как вампиры дневного света. Могу представить их ассоциативный ряд: «мракобесие, сталинизм, враг народа,…» Что ж, мой ассоциативный ряд при общении с такими «агентами перемен»: «энтропия, распад, хаотизация».

Следующий час или полтора наши ребята давали интервью корреспонденту немецкого радио (с которым приходилось говорить по-английски) и журналистке «Foreign Affairs», которые сопровождают «демократический десант в Сибири». Кстати, иностранцы из всех гастролёров выглядели наиболее вменяемыми людьми, даром, что шпионы:) Вот интересно, знает ли Татьяна Лазарева, что «Foreign Affairs» – это рупор «Council on Foreign Relations» — вполне себе масонской, мондиалистской структуры, нацеленной на разрушение национальных государств и установление собственного, наднационального контроля. Структуры, созданной в начале 20 века при участии еврейского банкира Пола Варбурга, финансировавшего, между прочим, большевистский десант в Петроград в 1917 году. Подозреваю, что не знает. Они же, наши прекраснодушные интеллигенты, хотят как лучше, «возьмёмся за руки, друзья», «души прекрасные порывы», «не забудем, не простим». Сломают то, о чём не имеют ни малейшего представления, натворят делов – и в «нормальную» страну, писать мемуары. Как Керенский в 1917-м.Как вырвалось у москвички-фотографа: «И что же будет, если Мы все, интеллигенция, вас покинем?!» Как тут не вспомнить опять Маяковского: «Если такие, как вы – творцы – мне плевать на всякое искусство!» Примечательно, что все гастролёры не по одному разу подчеркнули, что они «в политику не лезут, это не их дело, у них просто зов сердца и общественная нагрузка». Понимают ли они, какое лихо будят?

Глядя на эту «оппозицию», мне подумалось: ведь много живых, действительно бойких и творческих ребят ушли в эту низкопробную, визгливую, истончённую шайку, не найдя своему нон-конформистскому, независимому духу применения на благо России, нашему народу. Просто бездумно проглотив подсунутую наживку либерализма, индивидуализма, американизма, не сделав малейшего усилия встать и посмотреть по сторонам, что-то понять сокровенное в своём народе, своей истории. И это чуть ли не главная вызревшая проблема Путинской «стабильности»: пассионарная молодёжь прокисает в этой бессмысленной, неодухотворённой атмосфере. А пока, парадокс информационных войн:действительно нон-конформизмом можно назвать активную позицию за Путина, как ни странно. А к балаганам креативной оппозиции гордый и брезгливый человек просто не может приблизиться.

Остаётся надеяться, что вместе со статьёй Foreign Affairs, на стол какому-нибудь куратору, Колумбийскому профессору Кукарачевичу ляжет неутешительный отчёт о продвижении демократии в Сибири: «в самом крупном городе, Новосибирске, набралось человек 15 демократической оппозиции, довольно унылого качества, и им противостояло такое же количество довольно активных и образованных оппонентов». И Кукарачевич наложит резолюцию: «Переходить к активной фазе продвижения демократии в России считаю преждевременным». Хотя кто знает, может как раз в этот момент он прольёт кофе Starbucks на свой васильковый галстук и гневно начертит: «Усилить финансирование проектов по Западной Сибири!». И полетят наши голубки в Йель, и застрочат видеокамеры, и зарисуют кисти

P.S. Захватывающее чтение – описания нашего «дебоша Единой России в Бродячей Собаке» от оппозиционеров! Мы оказались гопотой, закрывающей лица, с лагерно-пропитыми интонациями, на которых глядят как на умалишённых, экстремистами, при преступном бездействии Центра Э. И конечно: сколоченными в банду комиссаром движения «Наши»! Это такой бред, друзья мои – хотя с нами действительно каким-то образом оказался один комиссар движения «Наши» — вполне, кстати, приветливый парнишка, мило беседовавший с симпатичной американской журналисткой, не обращая внимания на суету вокруг.

ПГР — те, кого назвали гопниками

P.P.S. Нервозность обстановки вообще-то была не в меньшей степени спровоцирована самой «оппозицией». С самого начала чувствовалась крайняя напряжённость некоторых из них от нашего появления, такая «судорожная готовность» — что и вылилось в переворачивание стола и выяснение отношений. Мы же, напротив (не считая горячности одного участника) быстро отогрелись, осмотрелись, смерили «оппозицию» и стали методично задавать вопросы – тоже по теме собрания, про электоральный кризис. Ну что поделаешь, что мы рассматриваем его как часть технологии по дестабилизации общества, а они – как вещь в себе, точнее в вакууме, как злые козни злого Путлера. Под занавес пообщались с журналистом «Эха Москвы» Сергеем Пархоменко (который в своей передаче уже рассказал, как принял удар на себя и разговорил целую «боевую бригаду» с армейским прошлым, наголо бритых, мордатых). У страха глаза велики, надо сказать, возвращаясь к началу этого абзаца. Хотя… сдаётся, опять хитрит журналист: поддерживает слушателей «Эха Москвы» в тонусе. И конечно, немножко нравоучительного тона: «Надо, надо, тем не менее, разговаривать с такими людьми».
Ну что же, радует, что мы не потеряны для общества! "

Илья Коптилин,
20.02.2012,
Магадан-Новосибирск


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Поделитесь

Новые видео

Instagram Николая Старикова

Комментарии