Николай Стариков

Конституция — это фундамент создания суверенного государства

05.06.2012 (05.06.2012) 145

1 июня 2012 года в Госдуме состоялся круглый стол «Российская власть и вопросы суверенитета», организованный при участии Профсоюза граждан России. Предлагаю вашему вниманию текст и видео моего выступления.

Уважаемые коллеги!

Я хотел бы продолжить ту тему, которую начал Евгений Алексеевич (Федоров). Со свойственной политикам и депутатам дипломатичностью Евгений Алексеевич так очень мягко обозначил те проблемы, которые стоят сегодня перед российской государственностью. Мне хотелось бы их несколько, как говорили, я уже точно не помню, кто из наших руководителей, углубить и расширить эти вопросы.

На самом деле, если мы посмотрим с вами на Конституцию Российской Федерации, то при всём уважении к государственным институтам и уважении к Конституции, которое должен испытывать каждый гражданин, мы не можем назвать эту Конституцию Конституцией суверенного государства, хотя бы одному пункту, по одной статье. В нашей Конституции написано о приоритете международного законодательства над законодательством внутренним. То есть прямо указывается, что Российская Федерация не имеет возможности проводить никакой политики самостоятельной в случае небольших хотя бы расхождений с теми международными актами, которые Россия подписала.

Таких пунктов не существует в конституциях так называемых цивилизованных стран. Поэтому уже этот один пункт является для нас лакмусовой бумажкой для понимания того, в какой ситуации находится наша страна. Но мне сейчас хотелось бы обратить ваше внимание, уважаемые коллеги, на другую проблему, на проблему того, с какого периода наша страна утеряла свой суверенитет. Потому что, на  мой взгляд, на взгляд моих коллег по общественной организации «Профсоюз Граждан России», необходимо дать правовую и ясную оценку того, что произошло в 1991 году.

Мы видим с вами, что дискуссия о печальной судьбе нашей страны, которая тогда называлась Советский Союз, постоянно вводится в сферу эмоций. Разговоры ведутся в плоскости того, что Советский Союз был неэффективен, его экономика была отсталой. О том, что, может быть, в 1922 году Советский Союз был создан искусственно. То есть идёт обсуждение и предлагается вести обсуждение вопроса о том, насколько хороша или плоха была экономика Советского Союза.

На самом деле это есть не что иное, как попытка манипуляции, потому что тогда вопрос уходит совершенно в другую сферу. А сформулирован на самом деле он должен быть следующим образом: каким образом Президент Советского Союза Горбачёв в нарушение Присяге, в нарушение законов Советского Союза допустил и прямо организовал крушение собственной страны? То есть совершено преступление. Нам же предлагается обсуждать эмоции.

Уход от обсуждения самого преступления, выглядит примерно так, как если бы, имея жертву, не дай бог, убитого человека, мы бы с вами начинали дискутировать на тему – «вы знаете, все мы смертные». То есть рано или поздно все мы покинем этот мир, а также, что смерть — это естественное продолжение жизни. И вот дискуссия бы велась вот на таком уровне. А на самом деле нужно говорить о преступлении, нужно это преступление внимательно изучать и давать ему правовую оценку. То есть убийство должно быть названо убийством, преступление — преступлением, а совершивший преступление или группа лиц, которая совершила их, должна быть названа преступниками.

И чем больше мы с вами находимся в обсуждении крушения Советского Союза вот в этой эмоциональной сфере, которая нам специально навязывается, тем больше мы на самом деле с вами покрываем совершённое преступление. Без понимания того, что произошло в 1991 году невозможно понять всех дальнейших проблем, которые стоят на сегодняшний момент перед Российской Федерацией.

Мы можем внимательно пролистать нашу Конституцию. Мы найдём много пунктов, которые, помимо пункта о приоритете международного законодательства над российским, будут говорить нам, мягко говоря, об отсутствии полного государственного суверенитета. В том числе пункт о независимости Центрального банка от государственной власти, в том числе невозможность лишения гражданства России человека ни в каком случае. То есть любой человек, совершивший государственную измену, осуждённый за это, не может быть лишён гражданства Российской Федерации.

Но вот лично я считаю и, думаю, что многие из присутствующих со мной согласятся, что, например, люди, совершившие прямое предательство, осуждённые за сотрудничество с иностранными разведками, не должны носить в дальнейшем гражданство Российской Федерации. Отсидев положенный срок, лет 20-25, должны отправляться к своим кураторам в Лондон или в Вашингтон. И пусть, если у них есть какие-то заслуги перед британской и американской разведками, пусть им, собственно говоря, гражданство этих стран и дают. Но российского гражданства они должны быть совершенно точно лишены. Но здесь нет даже механизмов. Существует прямой запрет в Конституции.

Очень непонятно сформулирована важнейшая статья о принадлежности природных богатств России. Говорится в сегодняшней редакции о том, что это может быть в такой или в такой форме. Должна быть чёткая формулировка, что природные богатства России находятся в собственности народа России, то есть принадлежат всему народу.

И на самом деле это важнейший пункт, потому что, если мы спросим любого гражданина России, как должно быть и что написано в Конституции, то любой человек ответит, что именно так и написано уже. Потому что, к сожалению, не все мы внимательно изучаем нашу Конституцию, и в итоге все думают, что главный вопрос уже решён, а он ещё не решён. Но на самом деле в Конституции достаточно много вопросов. И Конституция — это ключевой момент, это фундамент создания суверенного государства. Без изменения сегодняшней Конституции мы не можем стать полноценным суверенным государством.

image_pdfimage_print
Система Orphus

Поделитесь

Комментарии