Евгений Федоров о суверенитете

09.06.2012 187

Многие читатели, ознакомившись с видеозаписью и стенограммой круглого стола «Российская власть и вопросы суверенитета» в Госдуме, попросили меня отдельно к моему выступлению  разместить и речь депутата Евгения Федорова.

Выполняю вашу просьбу.

Россия подчиняется Западу

Мы проиграли войну!

Текст основного выступления Евгения Федорова.

Фактически, мы можем говорить о том, что система однополярного мира в отношении России устроена таким образом, что многие решения принимаются в отношении конкретных вещей, которые касаются гражданина России не в Российской Федерации. По сути, всегда это называлось та или иная ступень суверенитета. Я могу говорить уже о совершенно конкретных вещах, которые мы подробно прорабатывали и в Государственной Думе, и в комитете по экономической политике, в комитете по бюджету.

Ну, как примеры в плане подачи на «круглый стол». Например, российский рубль. Как вы знаете по законодательству Российской Федерации закон «О Центральном банке», Конституция России и международным договорам, справочка на этот счёт там где-то у нас имеется, аппарат подготовил можно это взять, такая, для профессиональной оценки... Так вот, российский рубль, в соответствии с этими решениями, выпускается ровно в тех объёмах, которые имеются у Центрального банка золотовалютных резервов. Но золота там нет, практически, там 3-4 процента. Реально, это по международному соглашению, это доллары, фунты и евро.

Кстати, первое соглашение МВФ прямо так и содержало, что выпуск российской валюты, первое соглашение, заключённое в начале 90-х годов официальное, выпуск российской валюты осуществляется пропорционально золоту и евро, закупленному Российской Федерацией. То есть, что это означает? Для того, что российский банк Центральный выпустил любой рубль, он обязан на эту сумму по номинальной стоимости купить доллары, евро, потом присоединились доллары, фунты и евро, то есть, фактически, за них в полном объёме заплатить. В результате российская экономика оплачивает оборот своего рубля, финансируя экономики других стран. Это достаточно очевидная для всех вещь. И тут даже любой юрист, экономист это видит и понимает.

Объёмы мы посчитали. Приблизительно до 200 миллиардов евро мы платим, российская экономика платит, прежде всего, экономике Соединённых Штатов, Европейского союза за право оборачивать национальную валюту. Это в соответствии с международными соглашениями, и подписанными Российской Федерацией в 90-е годы, и утвержденными законом «О Центральном банке» в том числе. Причем если мы говорим о Резервном фонде, то любой человек понимает,  что иметь объем валюты в объеме всей денежной массы страны, это 24 триллиона рублей, бессмысленно. Не может быть теоретически ситуации, когда все вдруг захотят поменять национальную валюту на иностранную. Понятно. То есть это не Резервный фонд. Его резервная составляющая реально составляет процентов 30, 70, максимум, это при самом неблагоприятном развитии событий, когда тотальный кризис. 70 процентов — это называется Резервный фонд, но, конечно, это не Резервный фонд, а это форма... Ну, не знаю, раньше это называлось данью, то есть это прикрывает совершенно другую экономическую позицию. Кроме того, это водит ограничения на инвестиционный механизм России.

Вот мы не можем отладить долгосрочный инвестиционный механизм из-за такого статуса российского рубля. Фактически инвестиционный механизм в этой ситуации располагается в зоне евро и в зоне доллара, и российские компании им пользуются, поскольку свой механизм отладить невозможно. Ну, я вкратце. Вторые, например, моменты. Вторые больше относятся к ограничениям на развитие. Национальная система собственности. Ее нет. В части крупной собственности, вообще, как класса. То есть если мы говорим, что у страны нет национальной системы крупной собственности, статус всех российских крупных предпринимателей — это статус управляющие иностранной компании, имуществом иностранной компании на территории России. Предприниматели говорят нам многие: эту иностранную компанию, мы её владельцы. Но мы это не знаем. И когда были попытки изучить этот вопрос, вы знаете, с аэропортом «Шереметьево», в процессе поддержки государственных предприятий в кризисе 2008 года и многие другие, эту информацию никто не получил. Поэтому на самом деле мы не знаем, документов нет, кто является реальным владельцем этих иностранных компании, представляют которые крупнейшие российские фамилии бизнеса. Это тоже момент, связанный ...

Почему этот вопрос важен? Потому что всё-таки собственность — основа национальной свободы. И если в России нет института крупной национальной частной собственности, значит, в России, конечно, нет института свободы, потому что понятно, что именно из класса крупных собственников формируется в широком смысле элита страны, то есть система управления, и никакие руководители, президенты не могут пойти, по большому счету, против своей элиты, понятно это, потому что это пойти против страны фактически, хотя в России нет национальных элит в силу вот этих моментов, связанных с собственностью в том числе. И, вообще, чтобы в России стать богатым человеком, надо стать бизнесменом или уязвимым собственником. В другой стране это тоже четкий работающий механизм. Исключений из этого механизма нет. А когда мы говорим о механизме без исключения, это означает, что это система, и система, влияющая на политическую систему страны, потому что, понятно, что она формируется национальными элитами, политическая система, её курс. Причем неважно, какие партии и какие общественные организации, и гражданское общество, потому что никакое общество не будет работать, когда там не будет поддержки, денег, механизмов. А это всё — это элита страны. А элита страны не национальна. Следовательно, мы имеем системные проблемы, ограничивающие развитие.

Следующие моменты. Мы говорим уже лет шесть, и я этим профессионально занимался, инновационный тип экономики. Инновационный тип экономики невозможен без решения ряда вопросов. Ну, разворачивание, например, института национальной науки в виде рыночного заказа, то есть в виде вида бизнеса, или, допустим, без рабочих мест для российских ученых. А мы на сегодня работаем в системе экспорта ученых, а не их продукции. И около миллиона специалистов по разным оценкам, ученых и специалистов работают за рубежом. Для примера. Там экономика Соединенных Штатов — в науке 80 процентов гастарбайтеров. Но не только из России, а со всех стран. То есть у нас гастарбайтеры работают дворниками, а там работают учеными. И это системный вопрос. То есть если меняется система в России и в других странах, то американцы теряют вообще лидерство в научной сфере. Это надо понимать. Соответственно, они защищают свое положение, и в том числе  по отношению к России.

Соответственно, дальше мы говорим уже о профессиональных вещах. У нас есть конкретные решения, принятые под давлением, например, в рамках вступления в ВТО.  Ну, например, при принятии четвертой части ГК по требованию Соединенных Штатов был изъят из институтов интеллектуальной собственности такой вид собственности, как информация. Во всём мире, в Европе, в Америке этот вид собственности среди видов собственности есть. В России был до принятия 4-й части ГК. По требованию иностранных экспертов он был исключён. Без этого вида собственности, специалисты это понимают, невозможно наладить рынок интеллектуальной собственности в сфере науки, а без него нельзя наладить рынок в сфере технологий. А рынок в сфере технологий — это как раз и есть главный механизм модернизации всех рыночных стран. Соответственно у нас невозможна модернизация без решения политической проблемы, фактически суверенитета страны. Это мы можем говорить...

Я не говорю о таких вещах как, допустим, поправка Джексона-Вэника, которая прямо запрещает Российской Федерации развиваться. И эта поправка почему-то отражена в российском законодательстве, в таможенном, которое обеспечивает эту поправку, мы не можем через таможню провозить никакие технологии без согласия владельца интеллектуальной собственности. Кстати, единственная страна в мире, которая имеет такой формат работы. То есть мы ввели добровольные, там 4-я часть ГК, таможенное законодательство и много других вещей, я не буду их перечислять в коротком выступлении, которые обеспечивают принятое, например, в Соединённых Штатах законодательство о запрете развития России. Почему это ввели — это тоже предмет разговора и отдельный момент. Коррупция. Ну, вообще 1991 год, коррупция закладывалась как система управления. Вся система приватизации — это, конечно, масштабный механизм коррупции, понятно, когда выдавали имущество страны по спискам, причём привезённым иностранцами, но это другой разговор. И понятно, что, по сути, большую коррупцию вообще трудно придумать. Дальше олигархическое управление, это прямая вертикаль коррупции. И на сегодняшний день коррупция в России крупная на 100 процентов носит национальный статус. Я говорю не о мелкой коррупции.

Понятно, что нет ни одного коррупционера, который бы ни хранил деньги за рубежом, ни использовал там банки, ни использовал там имущество. Обычно у него там и семья, и вообще он там получает, если надо, политическое убежище и поддержку, в том случае если у него возникают проблемы с российскими властями. Это системный вопрос, и он прямо вытекает из проблемы 1991 года.

Информационная политика, которая опирается на систему нью-йоркских рейтингов и на пропагандистские прямые инвестиции, заложенные в бюджеты других государств, я думаю, тут даже особенно и говорить не надо. То есть это целый ряд вопросов, принятых системно с 1991 года, и, кстати, поддержанных российской Конституцией, я могу назвать порядка 10 пунктов Конституции, отражающих не вполне суверенный статус страны, скажем так. И эти вещи, с которыми можно было мириться там какое-то время, потому что решались другие вопросы — там территориальной целостности, повышения уровня жизни, — на сегодняшний день они стали принципиальным барьером в развитии страны.

То есть вот те ограничения в развитии, они дальше не позволяют решать основные проблемы, которые перед нами стоят. Очень хорошо, что это начинает обсуждаться в Государственной Думе, в том числе на нашем «круглом столе». И я думаю, что в результате этой работы у нас должно появиться предложение, и частью они уже начали, появляются, и институты соответствующие предлагают уже некоторые изменения, я думаю, сегодня на «круглом столе» это прозвучит. В том числе связанные с изменением законодательства, в том числе связанные с изменением Конституции и с решением других вопросов, прямо связанных  с развитием национального курса, проводимого, прежде всего, национальным лидером. Спасибо.

P.S. Предыдущие материалы с участием Евгения Федорова:
Победители, проигравшие войну
Суверенитет России и его отсутствие
Почему нет счастья
Закон о выборах губернаторов — это удар по России
Что такое, когда нет суверенитета
Суверенитет надо отвоевывать
Суверенитет надо отвоевывать – 2
Нашу борьбу с сепаратистами поддержали

 


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Поделитесь

Новые видео

Instagram Николая Старикова

Комментарии