Николай Стариков

Правительство Ельцина — министры выплаты дани

05.11.2012 164

Это одна из тем, которая обсуждалась в беседе с депутатом Государственной Думы Евгением Федоровым, которую провели Александр Богомолов (Федеральный Патриотический Вестник) и Артём Войтенков (Poznavatelnoe.TV).

Другие темы:
Оккупационная система в России
Президент — иностранная должность
Система ничегонеделания — зачем так много чиновников?
Американская пропаганда
Будущая чипизация
Ювенальная юстиция — карательные операции в семьях
Народное освободительное движение
Фальшивая демократия в США
Элита США — мировой господин
Александр Коржаков — проигравший патриот
Скрытое ВТО
Политическое отрезвление

Стенограмма беседы.

А.Богомолов Евгений Алексеевич, Читая ваши статьи и смотря ролики в интернете по Познавательному телевидению, народ спрашивает: «Народно-освободительное движение. От кого мы будем освобождаться или от чего?»

Е.Фёдоров. От оккупанта, как и предыдущие движения такого рода в России, да и во всех странах мира.

А.Богомолов. Есть примеры таких движений в России?

Е.Фёдоров. В 1991 г. мы потерпели военно-политическое поражение, победитель ликвидировал наше государство и ввёл оккупационные механизмы на всей территории бывшего Советского Союза. Воевали мы, напоминаю, 40 лет с Соединёнными Штатами Америки и их союзниками, с так называемым блоком НАТО. Они нас победили. Соответственно они сформировали оккупационные механизмы, . Они полностью контролируют средства массовой информации в России, имеют специальные механизмы сбора дани в России. Во главе этих механизмов стоит Центральный Банк, который изымает в России средства в объеме всей эмиссии страны, плюс ещё дополнительные источники и перечисляют эти средства через ФРС напрямую в бюджет США и европейские государства. В размере эмиссии — прямо в бюджет, через другие механизмы — в экономику этих стран. Общий объем дани, которую мы платим, составляет больше 200 млрд. долларов в год. Это приблизительно половина бюджета Российской Федерации и соответствуют полному объему налогообложения.

А.Богомолов. Это является теми деньгами, про которые говорят, что они выведены из страны?

Е.Фёдоров. Нет, это деньги, начисляемые ежегодно через механизм ФРС в бюджет США. Как это работает: на валютной бирже ЦБ России на всю эмиссию, которую он осуществляет, покупают доллары, евро, по специальному списку, немного японских йен, швейцарские франки и английские фунты. Но в основном, это доллары и евро. Центробанк выкупает их и выводит из экономического оборота (стерилизует) в так называемые золотовалютные резервы. Суть этих резервов (они называются ещё международными), что положить туда можно, а взять оттуда их нельзя. И они там постепенно исчезают. Но для целей США и Европы они вышли из оборота с момента их покупки нашим ЦБ. Они знают наше законодательство, знают, что эти деньги уже никогда не попадут в экономику. При этом мы выкупаем деньги виртуальные, не настоящие. То есть мы выкупаем по сути резаную бумагу или компьютерные программы. Соответственно на эти деньги они выпускают новые денежные знаки, которые поступают в экономику, у них есть доход. А этот доход они размещают в бюджетах соответствующих стран, например в бюджет США. Например, ФРС выпускает доллары, выкупая у бюджета ценные бумаги. То есть наши рубли через доллары попадают напрямую в бюджет США, и дальше бюджет США тратит их на социальные программы для граждан своей страны. Последняя программа Обамы по страхованию на миллиард долларов практически полностью укомплектована по объему российскими и китайскими деньгами. То есть это — прямая дань.

Кроме того, нам запрещено иметь крупную частную собственность, национальные институты кредитования. У нас, как у оккупированной страны, есть ограничители в развитии — нам запрещено высоко поднимать заработные платы, менять тип экономики на инновационный, делать экономику эффективной, наладить элементарный порядок даже. Не то, что расти. У нас производительность труда в три раза ниже, чем в Европе — не потому, что мы дураки, а потому что нам запрещено иметь высокотехнологичное производство и оборудование. Кстати это даже в законах написано, например поправка Джексона-Веника — закон, запрещающий России иметь высокие технологии. Закон, принятый другой страной.

А.Богомолов. Ну в штучном товаре они существуют всё равно.

Е.Фёдоров. Ну это не меняет ситуацию. Бывают исключения, но система то работает. Система выплаты дани. Мало того, я вам назвал цифру 200 млрд., но как только начался мировой экономический кризис, немедленно к нами приехали зарубежные руководители… Например, буквально несколько недель назад приезжал премьер-министр Италии, который просил только об одном, чтобы евро остались в наших ЗВР и только усиливались. То есть чтобы мы увеличили финансирование Европы и Америки. И мы это и делаем. Сегодня я только что пришел к комитета по бюджету, комитет рассматривал внесённый правительством закон о бюджете страны на следующий год. В этом законе у нас заморожены доходы бюджета за счет введения специальных правил. Наша экономика продолжает зарабатывать деньги — больше, чем в прошлом году примерно на триллион рублей, но мы не имеем права эти деньги тратить в бюджете. По внесённому правительством бюджету все дополнительные заработки мы обязаны также направить в ЗВР. Вопреки позиции президента. Президент требовал от правительства сохранить социальные расходы и даже трёх министров за это наказал. Но несмотря на это, правительство всё равно внесло бюджет, в котором этот триллион не идёт на социальные нужды, на зарплаты людям России, а идёт на выкуп долларов и евро на той же бирже, дополнительно к тем, что мы выкупаем. И соответственно происходит напрямую направление этих денег в американский и европейский бюджеты. Мы увеличиваем объём дани.

В связи с тем, что там кризис, хозяин от нас потребовал увеличить финансирование метрополии. И это увеличение финансирования метрополии сейчас наблюдается в виде таких оформленных документов — бюджета, в виде позиции Центробанка. Подчёркиваю — вопреки позиции президента. Этот дополнительный триллион не поступит в наш бюджет, а поступит в их бюджеты, чтобы им было легче справиться с кризисом. Это примерно 50 млрд. долларов дополнительных доходов от нас, то есть выплат дани. Плюс. если мы посмотрим структуру экономики, мы увеличиваем дань со следующего года где-то до 300 с небольшим млрд. долларов. Если было 200 млрд., сопоставимые с половиной нашего бюджета, будет 300 — уже к 2/3. Затянем пояса, для того чтобы помочь жить европейскому и американскому народу, потому что у них кризис, им хотелось бы получить больше дани со своих вассалов. Наблюдается эта чёткая схема, и Путин ничего не может с ней сделать. Он может наказать чиновников, но не может изменить эту систему, потому что она опирается на Конституцию, на независимый Центральный Банк, на международные договора и на многочисленные механизмы манипулирования из-за рубежа.

Я уверена, что нам и Путину удастся справиться с этой проблемой, но сейчас пока это не получается. Борьба пока идёт, что называется, позиционная. Восстановить суверенитет страны в этой части пока не получается. Пока нас ждёт только затягивание поясов ради решения проблем греков, португальцев, испанцев, итальянцев, французов и других народов мира (но союзников США), у которых наблюдается кризис. Но у которых уровень жизни вообще-то выше раза в три, чем у нас.

А.Богомолов. Получается, народно-освободительное движение против нашей системы?

Е. Фёдоров. Народно-освободительное движение против системы оккупации, которая существует в России с 1991 года. Мы проиграли войну и находимся в оккупации. Точно так народно-освободительное движение, в котором участвовали наши предки, против оккупации 1941-1944 гг., с оккупацией 1812 года, с оккупацией 1917-1918 гг. (которая была после революции и брестского мира), оккупации поляками, когда были Лжедмитрии. Для России это уже шестая оккупация. Выход из оккупации — национально- или народно-освободительное движение. Во главе этого движения — национальный лидер Путин, он чётко проводит эту политику. Другое дело, что сама должность президент — не российская, эту должность привезли оккупанты. Когда в 1991 году они формировали российское государство, эти должности они создали под себя, сами форматы должностей. Президент — это не русское слово, немецкое или французское, по-моему. Они в эту должность вложили ограниченные полномочия. В отличии от генерального секретаря партии, царя и других руководителей российского государства ранее — у президента нет полномочий менять систему. Есть полномочия управлять и представлять, представительская функция фактически. Понятно, что у Путина реальной власти больше, чем ему заложили американцы в Конституции, когда её принимали по их команде. Но всё равно её не хватает, чтобы изменить систему власти. Он может ругать министров, накладывать взыскания, но систему изменить не может. Даже если он какого-то министра уволит, что не так просто, потому что баланс сдержек и противовесов, не так просто уволить. То на его место совершенно необязательно придёт патриот. На его место совершенно легко может прийти ещё более антироссийский правитель.

А.Богомолов. А если патриот?

Е.Фёдоров. Такие есть, но они в правительстве в меньшинстве — Рогозин, Мединский. Баланс таков, что изменить систему нельзя. Даже если туда приходят хороший, патриотически настроенный человек, он выполняет порядки и законы. Он не может не выполнить закон. Выполняя порядки, они опирается на других чиновников, то есть на систему. А другие чиновники также подвержены внешнему влиянию. Мало того, об этом официальные законы принимают. Например, билль Магнитского — официальный закон, который принимается в Соединённых Штатах, Европе, Англии о манипулировании российскими гражданами, мировоззрение которых не соответствует представлениям американского Госдепартамента или английских и европейских служб. Это дает основание этим человеком манипулировать, в том числе изымая у него имущество по всему миру, если оно у него есть. И в том числе в России, это не все ещё понимают. С ним разговаривают и кто-то за свой домишко может сдаться, согласиться работать на оккупанта. Вот так эта система работает.

А.Войтенков. Недавно Государственная дума приняла закон о социальном патронате, вы не голосовали или голосовали против.

Е.Фёдоров. Я вообще не считал для себя возможным голосовать за этот закон. Потому что это длинный закон из большого оккупационного ряда. Механизмы оккупации сейчас работают через разные системы — финансовую, политическую и в том числе, через подрыв культуры российских семей. Потому что российская семья — это культура, которая воспитывалась десятками тысяч лет. И на культуре семьи стоит культура страны. Вот оккупационный механизм добрался до наших детей. Как-то Д.А.Медведев очень удивился, когда к нему пришли ветераны и сказали, что учебники истории для детей старших классов врут. Была создана комиссия, мы тоже занялись этим вопросом. Все учебники истории этого периода написаны на иностранные гранты. Министерством образования зарегистрировано 600 учебников, все были написаны на иностранные гранты. Это механизм манипулирования через сознание наших детей. Теперь добрались до системы организации семей.

Эти законы направлены на то, чтобы разрушить отношения между детьми и родителями, разрушить семьи, сделать семьи ненационально ориентированными, погрузить их в конфликты. Тем самым дестабилизировать общее мироощущение людей, которые итак у нас заливаются гадостями с экранов телевидения и т.д. Это элемент антироссийского плана наступления. Карательная операция пришла в семьи. Двадцать лет ещё руки не доходили, а теперь пришли в семьи. Поэтому я не считал для себя вообще возможным голосовать даже за этот закон в какой-либо форме. Кстати, и пришел он из-за рубежа, текст этого закона. Он опирается на разного рода международные соглашения и подан оттуда.

Мы дань платим не только деньгами, на и детьми, и учёными. Если вы посмотрите на статистику, число детей, которых мы направляем в качестве дани в зарубежные семьи, в последнее время этот показатель несколько снизился. Мы отправляем туда сотни тысяч детей, только по официальной статистике столько было вывезено в Америку, обратно — ни одного. Ни одна российская семья за все 20 лет не взяла ни одного американского ребёнка. То есть это 100% экспорт детей, экспорт генетического материала в страну-победитель. Точно так делали и немцы — они вывозили детей и размещали в немецких семьях, где было мало детей, чтобы сделать из них нацистов. В этом плане американцы ничем не отличаются от немцев. Но реальные цифры, я думаю, где-то около полумиллиона российских детей вывезено в Соединённые Штаты. И последнее время немного этот поток усилиями Путина сократился. Принятие этого закона позволяет изымать детей из большего количества семей и увеличить количество экспортируемых за рубеж детей. То есть этот закон направлен на восстановление потока российских детей как генетического материала, вывозимых в качестве дани в США и к их союзникам. Я исхожу из того, что это полностью противоречит российским интересам.

А.Войтенков. Но там же не сказано, что об изъятии. Там сказано — «закон о социальном патронате», помощи семье

Е.Фёдоров. Вплоть до изъятия. Представьте, приходят в семью, которая, скажем так, слабая окажется, не сможет сопротивляться этому, за взятку чиновник может найти массу оснований для изъятия. Это же может быть прямо под заказ. У нас же есть грантополучатели, которые могут получать сотни миллионов долларов, что кстати и происходит — Сорос на вывоз детей из России по некоторым данным выделил миллиард долларов. На то, чтобы увеличить объем вывозимого из России генетического материала. Допустим, семья, в которой нет отца, мать-одиночка. К ней придут и скажут: «Видишь, как ты плохо живёшь, надавят на неё, ребёнка изымут и отправят в Америку. Вот как это будет работать.

А.Богомолов. Через социальную службу.

Е.Фёдоров. Конечно.  Социальная служба изымает ребёнка из семьи со словами — видите, как у вас тут бедненько, уважаемая одинокая мама. У вас тут бедненько, ребёнок спит на диване, а не на кровати. Это основание, чтобы мы у вас его забрали и соответственно перевезли в США. И поместили в какой-то из детских домов в США, как например наше посольство недавно нашло. Помните, нашли недавно в США детский дом, в котором было 25 детей из России. Даже в семьи их не стали помещать, оформили как семья, а на самом деле отправили в детский дом. И что мы вместо детского дома в России перевезли ребёнка в детский дом в Америке. Это было в СМИ — приходило расследование нашего посольства в США. Это механизм. Им нужно больше денег от нас, они сейчас давят, чтобы мы увеличили дань деньгами. Им нужно от нас больше детей, потому что у них кризис, им надо усилить свой генетический потенциал.

А.Богомолов. В интернете появилась статья, материалы о том, что прошел заказ на изъятие 180 тысяч детей из семей в нашей стране. И видеоматериалы, и тексты об изъятии из семей якобы неблагополучных — не полностью продукты, не прибит плинтус

Е.Фёдоров. Это скорее всего, соросовские деньги. Об этом и речь. Чиновник, который приходит и если он видит, что мать слаба, тащит действительно на себе троих детей. Она не может бороться с государственной машиной. А тут приходит чиновник из патроната за американскую взятку и просто изымает ребёнка и увозит в Америку. Это и есть система дани, и они хотят её увеличить. Для этого принимают такого рода закон. Это абсолютно очевидные прозрачные вещи.

Этот закон — ещё одно следствие проблемы 1991 года. Все российские проблемы, мы же самая богатая страна в мире по потенциалу, остались ею — такая огромная территория, такие богатства. Наши все проблемы в одном — в том, что мы проиграли войну, и мы ещё проиграли эту войну очень жестокой стране, которая имеет опыт рабства, опыт колоний. Вот они выкачивают из нас все соки до последнего, до последнего ребёнка. И с оккупантом не может быть никакого примирения. Отсюда и задачи народно-освободительного движения.

Если мы говорим о структуре движения, я хотел бы сказать, что это не движение какой-то вертикали Путина, это движение десятков тысяч самостоятельных ячеек, партизанских отрядов. Мы говорим о движении как координации этой деятельности, как координации народно-освободительного движения в России, сопротивления оккупации, как координацию в единую систему механизмов. Для того, чтобы могли включиться разные группы людей, которые всё это отлично понимают.

Мы начали разговор с закона о бюджете, я вот сейчас пришел на комитет, из Думы туда пришли депутаты, из разных фракций. И задавали такие вопросы, например, почему вы берёте в долг на триллион рублей под 6,5% и тут же отдаёте под 0,7% американцам. Ну глупо. Пришли депутаты и задали такие глупые вопросы. Минфин сказал: «Чтобы нас уважали в мире».

А.Богомолов. Это официальный ответ?

Е.Фёдоров. Могу дать стенограмму. Это всё под стенограмму было, всё-таки официальный комитет по бюджету. Это же вещи достаточно очевидные, тут даже не надо особо разбираться. Бывают, что рядом положат два документа и всё видно. Да, мы платим дань. Так и надо сказать, чего врать то. Мы платим дань, потому что проиграли войну.

А.Войтенков. Ну они не могут так сказать в открытую.

Е.Фёдоров. Но все это понимают.

А.Войтенков. Все много чего понимают.

А.Богомолов. Получается, что все врут сами себе.

Е.Фёдоров. Конечно, под общим управлением американской пропаганды на оккупированной территории.

А.Богомолов. А что ждут? Русский авось? Авось Америка быстрее нас развалится?

Е.Фёдоров. Что ждут? Вы знаете, я бы так сказал — для того, чтобы Россия восстановила суверенитет, у Путина должна быть не только поддержка на выборах (он сейчас поддержан как президент, а у президента нет полномочий), должна быть массовая поддержка людей. То есть люди для начала должны понять ситуацию, в которой они находятся. Сюда допустим пришли депутаты, которые имеют всё-таки высшее образование, а народ то вообще в это не вдумывается.

А.Войтенков. Дело, наверное не в высшем образовании, депутаты варятся в этой кухне и понимают, что к чему. Большинство обычных людей просто в эти темы не влезают.

Е.Фёдоров. Ну надо разбираться. Вы спрашиваете, чего мы ждём? Мы ждём, пока люди наконец не разберутся в своей жизни. Вот когда они разберутся в своей жизни, страна наконец восстановит свой суверенитет. Это должно быть достаточно большое количество людей, даже не надо, чтобы все — 15-20% если разберутся, этого достаточно, чтобы страна сбросила оккупантов. Разобрались же люди во времена Минина и Пожарского, взяли в руки, что могли, и пошли освободили Москву от Лжедмитрия, который вообще то был царем с точки зрения человека того времени, это вообще был помазанник. Это потом выяснилось, что он лже-, он же говорил: «Я — царь». Тогда разобрались, что мы сейчас глупее, чем наши предки, которые жили 400 лет назад?

А.Богомолов. Вы сказали 15-20 млн., или 15-20%. Гипотетически представим, на сегодняшний день есть эти 15-20%, какой механизм сброса?

Е.Фёдоров. Как только 15-20% появятся — они проявятся.

А.Богомолов. Это проявляется во всех слоях населения.

Е.Фёдоров. Когда эти тысячи групп между собой скоординируются, ещё раз повторяю — у нас самое главное есть — есть национальный лидер. Путин — лидер национально-освободительного движения. Как только эта масса людей проявится, как только она проявится в идеологическом плане, в информационном, в уличном плане — в поддержку Путина, ему потребуется буквально несколько дней, чтобы начать действовать.

Я тоже смотрю вопросы, иногда люди говорят — а как же так, почему же он не действует? А как он будет действовать? Вот он действовал, когда была война в Чечне. Война по ликвидации России, откровенно скажем. Если из полуторамиллионной армии дававших присягу согласилось воевать только 46 тыс. человек. И как бы он туда ломанулся, если бы там было не 46, а 10 тысяч?

Вот человек какой-нибудь смотрит меня и думает — ну я же знаю, что мы в оккупации. Ведите меня. Но это человек один. Пусть он осмотрится, не готов народ. Народ не готов к свободе и суверенитету своей страны. Это надо, чтобы люди дошли до этого. У меня нет никаких сомнений, что дойдут, но сегодня ещё нет. Как не дошли, когда была чеченская кампания, армия не дошла, не хотела себя защищать. Вопрос только в том, когда это произойдёт. Поэтому речь идёт немного о другом, речь о том, когда развернётся действительно народное восприятие происходящего, то есть правда дойдёт до людей. Когда она дойдёт, у меня нет сомнений, что Россия по ментальности такая страна, что она не допустит рабства для себя. Вот может другие страны допустили бы — Франция, может быть, Германия. В России не допустят. Для меня никаких сомнений нет, как только будет эти 15-20% понимающих людей, Путин сделает национальное восстание. Второе. Первое у него не удалось, я вам напоминаю.

А.Богомолов. Это в 2002-2003 гг.

Е.Фёдоров. Да, не удалось.

А.Войтенков. Вы же говорите, что частично удалось, что-то взяли.

Е.Фёдоров. Что-то взяли, но что взяли — то потом наполовину потеряли. Каратели пришли и за время, когда Путину запретили идти на третий срок в 2007г., мы сейчас обратно откатились на позиции 2000х годов. Мы сегодня на Круглом столе это обсуждали, независимо от меня, С.С.Сулакшин график показал и прямо в графике видно, как у нас произошел подъем, потом спад и сейчас опять российская нация находится в раздробленном и аморфном состоянии. С точки зрения свободы своей Родины.

 

А.Богомолов. А переименование милиции в полицию это тоже своего рода подстройка под Запад?

Е.Фёдоров. Конечно, дали команду и переименовали. Слушайте, да у нас едва ли не 100% законодательства идёт от оккупанта. Из более менее серьёзного, по мелочи могут. Путину удалось 4 закона провести в прошлой Думе, и то они такие — законы о правде, информационные, несодержательные. О том, чтобы информировали о финансировании НКО, о том, что нельзя врать. На законы, содержательно меняющие, просто нет сил. Вот мы тронули сейчас закон об имуществе чиновников за рубежом. Вроде против Путина в лоб не пойдут, так его замыливают, уже сейчас понятно. Причем над замыливанием работает система пропаганды.

Иногда для аналитических целей полезно посмотреть, чем отличается советская пропаганда, она же тоже была, от пропаганды сегодняшнего оккупанта. Я вам скажу, чем. Советская пропаганда строилась на цензуре, на молчании. То есть от людей скрывали факты — Чернобыль и пр. И, скрывая факты, подавали пропагандистскую историю. Причем самой пропаганде люди в Советском Союзе во многом не верили. К коммунистическим призывам люди относились с прохладцей. Американская оккупационная пропаганда работает в другом ключе. Она не замалчивает, в плане того что цензура и нельзя об этом говорить. Она белое называет чёрным, то есть полностью сносит мозг. В принципе, американская пропаганда, в отличии от советской, рассчитана на дураков. Советская пропаганда была рассчитана на людей умных. Советские партийные вожди понимали, что нельзя давать информацию советскому народу, потому что он достаточно умён, чтобы эту информацию он сам выстроил. А американцы даже не заморачиваются. Просто говорят: черное — это белое. Вы не дань платите, что очевидно, а вы держите какие-то там резервы. Правда у нас, и правда это не резервы. И обратно не заберёте. Просто дурака валяют откровенно.

С точки зрения самой борьбы с этой пропагандой даже не надо особо сильно разбираться, пятнадцать минут подумал, поскрёб, и там всё это видно.

А.Войтенков. То есть факты все не скрываются, просто они замазываются и подаются в другом виде.

Е.Фёдоров. Да, они, во-первых, не коммуницируются, то есть надо искать. В Советском Союзе их просто не было, их не производили. Про Чернобыль ничего не говорили, нельзя было нигде найти. Здесь найти можно, но надо поискать. И они не коммуницируются. И подача фактов идёт с чёрного — на белое. Вывоз детей у нас говорят — да это же хорошо. С каких пор это стало хорошо? Ну то есть просто враньём занимаются. Или говорят у Путина есть это, это и это. Просто врут, ясно же, что это всё легко проверяется. Но никто ж не будет это проверять.

А.Войтенков. Большинство не проверяет.

Е.Фёдоров. Да информационные поля все у американцев, если был бы хоть один факт против Путина, у каждого человека была бы уже стопка брошюр, внесённых в дом, положенные на стол, разжёванные и во всех телевизорах показанные. А этого нет. Поэтому это действует по принципу — чем больше враньё, тем легче поверят. Вот на чем основана оккупационная пропаганда. В принципе, она рассчитана на дурака. Когда оккупанты с нами работают в таком пропагандистском ключе, они нас рассматривают как дураков. Я считаю, это просто оскорбительно для российского народа, что они реально считают нас за идиотов. Но в какой-то степени это у них получается, что ещё более удивительно. Я думаю тут вообще полшага до суверенитета в плане восприятия информации. Потому что сама информация есть, её надо просто от нее убрать занавесочку.

А.Богомолов. Скажите, вот 6 октября прошла информация о том, что 8 октября в отдельно взятом городе Домодедово будет проходить референдум о создании Русской Демократической Республики. Создают его активисты народного освободительного движения, какого-то местного. Фамилии я не помню, смысл в том, что они подали письма о признании этой республики Домодедовской Русской Демократической Республики в страны ЕС, в Штаты, куда-то в Азию. И должны были проводить этот референдум, я правда дальше не отслеживал.

А.Войтенков. Республика Домодедово что ли?

А.Богомолов. Государство в государстве хотели создать. Они придумали демократическую республику. Русских везде в мире притесняют, никто на них не обращает внимания… Вопрос такой — что это, попытка создания государства в государстве, раскол или провокация?

Е.Фёдоров. Понятно, что провокация. Как это действует. Системе грантополучателей в России выделены огромные деньги. Эти деньги в плане национальной политики и территориального устройства направляются в том числе на поддержку всех возможных сепаратистов (неважно, русских или любых других). У нас 20 тысяч политтехнологов и около 500 организаций, юридических лиц. Вот они имеют этот бюджет, где-то 2 млрд. долларов. Те, кто отвечают за эту тему (раскол России, условно) нанимают несколько сотен человек на разных направлениях — ваххабитам, какая-нибудь новая республика и пр. Любой человек, который согласен за деньги работать над ликвидацией Российской Федерации, он может получить грант. Приходит, утверждают его план и выдают ему деньги. Дальше — задача раскачивать, расшатывать ситуацию.

Недавно по телевизору показали фильм, зона действия тоже понятна — Калининград, Москва, Питер, Владивосток. И на юге — отдельный план по городам. Вот зоны, где платят деньги за то, чтобы производить такого плана новости, как вы сейчас назвали. Это даже не провокация, это — провокационное враньё. Берёт специалист-политтехнолог бумагу, пишет враньё. Ему подчиняются СМИ, специальные блогеры в интернете. Он им это враньё дает, и те это враньё раскачивают. Там наверняка ничего и не было — никаких собраний, это просто придуманное из воздуха враньё. Но за это враньё заплатили деньги не тем, кто его придумал даже, а средствам массовой информации, которые это раскачали, и интернет, там где работают блогеры. Чтобы пошла информационная волна. То есть задача — пустить эти волны, из Калининграда, из Москвы, с Дальнего Востока, из Питера. И создать у людей, которые не задумываются, впечатление, что что-то такое происходит, какие-то негативные события идут. Поэтому это спецпропаганда, как бы это раньше назвали. Был такой термин, специалисты были по всему миру. Спецпропаганда оккупационных сил. А.Богомолов. Одна моя знакомая в Америке из Чикаго написала три дня назад слезливое письмо — «у вас в стране скоро будет происходить тоже самое, что происходит у нас». У них сейчас, как она описывает Чикаго, людей не лечат. Ты приходишь в поликлинику — если у тебя есть медицинский полис, но нет чипа, иди вставляй чип и только тогда уже будут лечить. У них это пошло повально, и она как раз три дни назад мне написала о том, что у них пошла повальная чипизация. Я полез смотреть про нанотехнологии. В 2007 г., когда Чубайс пришёл в нано-отрасль, была разработана стратегия развития нанотехнологий в России до 2025 г., она так и называется.

Е.Фёдоров. Только Чубайса в это время там ещё не было.

А.Богомолов. Я не спорю, принцип не в Чубайсе, а смысл в том, что утвердили эту программу. В ней прямым текстом написано о чипировании, о том, что данные чипы должны контролировать все виды жизнедеятельности человека, якобы для помощи — для поиска, для медицинской помощи, в финансовой деятельности. И эта стратегия принята у нас государством. Вот эта чипизация, народ её очень сильно боится, хотелось бы узнать ваше мнение. Что это такое и как с этим бороться?

Е.Фёдоров. Если мы говорим о стратегии, то мы буквально сегодня обсуждали вопросы российской Конституции — у нас так устроено управление в стране, что у нас вообще отсутствует стратегия на национальном уровне. Система власти у нас работает только от выборов до выборов. До выборов власть делает шаги в одном направлении, потом выборы прошли, предполагается, что надо вести народ в другом направлении. В этой ситуации стратегии в принципе не может быть. Стратегия требует ресурсов всегда, а при такой системе нельзя потратить ресурсы сегодня на вопросы, которые будут решены через 10 лет. Поэтому всё, что касается долгосрочных проектов и стратегий, это всё писали американцы, можете не сомневаться. И подавали через грантополучателей прямо на стол чиновникам, которые потом это подавали людям, которые формально это утверждали. Дума или правительство, это таким образом работает. Вполне возможно, что в эту стратегию были внесены какие-то закладки, какие-то хитрости, возможно и то, о чем вы говорите. Я деталей процесса не знаю, не разбирался в нем. Но как всегда с инструментами, важен бывает не сам инструмент, а в чьих он руках и в чьих интересах работает. Исходя из того, как писалась стратегия, я не думаю, что она делалась в интересах России. Но вообще надо посмотреть, можно же перехватить его управление.

А.Богомолов. Насколько я понимаю, пока этим делом рулит Чубайс, врядли.

Е.Фёдоров. Нет, Чубайс никакого отношения к этому не имеет, это минздрав. Я работал в РОСНАНО, это поддержка стартапов в области науки. Это не система управления, это компания — исполнитель, который осваивает государственные деньги в сфере поддержки стартапов. Решения принимают органы управления — Министерство Здравоохранения.

 

А.Войтенков. Раз мы заговорили об Америке, действительно ли в Америке демократия, как они её показывают и о ней рассказывают, и кто ей рулит, кто за ней стоит?

Е.Фёдоров. Слово «демократия» — относительное слово. Если мы говорим о формальных принципах демократии, то в России демократии в десять раз больше, чем в Америке, хотя бы потому что у нас прямые выборы. Но понятно, что демократия — это такая форма, придуманная определёнными элитами, в данном случае — американцами, англичане до этого придумали, по управлению процессами. Это же пошло от Кромвеля, оттуда пошли механизмы выстраивания демократии, взаимоотношений с парламентом. Это форма, когда определённый слой, условно говоря, элиты являются главными в стране. И вот этот слой называется системой демократии. Все, кто ниже — это рабы, ну или исполнители. Все, кто выше, это исполнители, которые выполняют распоряжения этого слоя, который определяет стратегию развития той или иной страны.

А.Войтенков. Но демократия — это же власть народа?

Е.Фёдоров. Нет, о чем вы говорите. Да, утверждают, что у народа есть какая-то власть, но утверждают это через спектакль. Понятно же, что в США ничего не поменяется, если вы смените президента. Иногда даже мы видели, что их президент не набирал голосов (позапрошлые выборы, например) его всё равно назначали, несмотря на то, что у него было на 300 тысяч меньше голосов. Это всё такие условные вещи. Тем не менее, я наверное согласен, что демократия — это такая форма, которая более менее даёт комфортные взаимоотношения власти и общества. Всё-таки альтернатива демократии — это же царь. Других механизмов нет. Это вопрос о том, кто у вас главный — один человек или 200 человек элит.

А.Войтенков. А сути то не меняет

Е.Фёдоров. Дальше элиты вроде бы должны подстраиваться под людей, потому что они будут выставлять нужных президентов, а те должны красиво говорить. Вот Обама, например, некрасиво скажет, его не изберут. Человек работал, а люди скажут — да ты шепелявил, мы тебя не изберём, и всё, страна станет другой? Ну это просто смешно, согласитесь. Просто на самом деле там это не зависит. В чем отличие России от Америки — у России традиционно первое лицо — реальная власть. А в Америке первое лицо — это кукла в руках определённых элит, условно — 100, 200, 300, 500 самых сильных людей нации. По деньгам сильных, по какому-то авторитету, ещё по каким-то критериям. Чаще всего по деньгам, банкиры и так далее. Вот они главные, и они заказывают всех этих президентов. В принципе, им по барабану, будет это Обама или Ромни. И тот и другой, для начала, на их деньги избирается, во-вторых, на них сидят; в третьих, будут работать.

А.Войтенков. А почему же тогда у американских элит такое отношение к собственному народу? Встраивание чипов и другие формы давления?

Е.Фёдоров. А так было всегда. Как относились герцоги или европейские дворяне к своим крестьянам? Плетями им по спинам ездили, вот и всё отношение. Мир, какой он был тысячу лет, такой и остался.

А.Войтенков. То есть слуги.

Е.Фёдоров. Ну по сути да. Разные слои, между ними огромная дистанция.

А.Войтенков. Получается, что если мы четко ставим вопрос, что Америка — враг России…

Е.Фёдоров. Не враг, а оккупант. Это большая разница, потому что враг — это равный, оккупант — это не равный. По большому счету, врага выбирают, а оккупанта — нет. Это принципиальная разница. Поэтому американцы для нас — оккупант в силу победы в войне, в силу сложившейся ситуации, при которой мы с ними вступили в военный конфликт, то есть в холодную войну. Если их избегать, выкрутиться от них как-то, надо было думать об этом раньше, в сталинские времена.

А.Войтенков. Получается, что Америка у нас захватчик, но население Америки фактически подвергается такому же давлению со стороны своей элиты. Получается, что наш фактический противник — это американская элита.

Е.Фёдоров. Потому что они носители стратегии. Вот у России нет национальной элиты, поэтому у нас нет национальной стратегии. У нас её нет, потому что оккупант не позволяет, но этот запрет работает в том числе через запрет на национальные элиты. Создана страна, в которой нет национальной элиты, это между собой коррелирующие процессы. В Америке носителями американского суверенитета и стратегии развития страны, её движения и миропорядка, является американская элита. Туда входит, наверное, несколько тысяч человек, не больше. И они определяют всё, им служат конгрессмены, президенты, финансовые институты.

А.Войтенков. На сегодняшний день это фактическое правительство. Мировое правительство, так как США..

Е.Фёдоров. На сегодняшний день они являются реальным правительством Соединённых Штатов, а Соединённые Штаты контролируют большинство стран мира.

А.Войтенков. Получается, что мировое правительство.

Е.Фёдоров. Не совсем правильно, у мирового правительства как бы интерес — весь мир, по определению. Представьте, что вы — мировое правительство, это значит, вы должны заботится о каждом человеке мира, о каждом куске земли, чтобы не было голодных, чтобы в Африке дети нормально ели. Но это не так. Вы именно правительство США, и ваша задача как правительства — чтобы на вашей территории люди, а в Африке дети будут голодать потому что вы у них хлеб отнимете и привезёте к себе. Разная логика подхода. Мировое правительство — это теоретически такое правительство, которое должно отражать интересы мира, а американское правительство отражает только интересы американского народа, если в широком смысле. Интересы оккупанта, и всё. Оно обслуживает метрополию, все остальные, колонии, должны в эту метрополию всё привозить. Чтобы метрополия хорошо жила, что мы и наблюдаем. Платить туда дань, свозить туда людей, детей, женщин, имущество, природные ресурсы, мозги. Всё, что понравилось господину в Вашингтоне или в Нью-Йорке, во всем мире должны его обслуживать.

 

А.Богомолов. А тезис кандидата Ромни о том, что Россия — враг, это первая ласточка ужесточения отношений с США?

Е.Фёдоров. Нет. То, что Россия — враг, знают все. Я приводил пример — когда я встречался с командой Обамы во время выборов на первый срок, они тогда говорили, каково будет их отношение к России, если Обама победит. И они говорили: «Мы Россию недооценивали». Если мы побеждаем, то мы её дооценим и начинаем относиться к ней всерьёз. Я не вижу в словах Обамы тогда и в словах Ромни сейчас особой разницы.

А.Богомолов. А что значит «всерьёз»?

Е.Фёдоров. «Всерьёз» — это значит враг. Ну не друг же. Всерьёз — это значит больше денег на внутреннюю работу, больше денег на оккупационные механизмы, поддержка разного рода раскольников и всё остальное. Они же не предлагают России право голоса за президента США, они просто ужесточают политику в отношении России как колонии. И это сделал ещё Обама. Они тогда прямо говорили, и Кондолиза Райс об этом публично говорила, что они победили в холодной войне и расслабились. Это их политика, политика американского правящего класса. А Ромни просто правдиво сказал нашими терминами — враг, война. Он тоже самое сказал, что К. Райс и Обама, который более дипломатичен.

А.Богомолов. И Олбрайт сказала, что Сибирь не может принадлежать только России.

Е.Фёдоров. Конечно, это отношение такое метрополии к колонии. Не ищите в метрополии сочувствия, потому что суть метрополий — жить за счет побеждённых. Это всё равно, что искать сочувствия на бойне у тех, кто убивает там животных. Какое может быть там сочувствие. Погладить по голове перед убийством, и то — для того, чтобы мясо было вкусней.

А.Богомолов. Мог ли Ельцин не открывать рынок? А если открыл, то что это с его стороны — отсутствие политической воли или некая стратегия, отодвигающая уничтожение России?

Е.Фёдоров. Отсутствие Ельцина. Что значит, мог он открыть? Да его никто и не спрашивал. Ельцин, особенно в ранние годы, вместе с правительством Гайдара, это было правительство-прикрытие.

А.Богомолов. Значит, что не было никакой политической воли вообще.

Е.Федоров. Конечно, приехали советники, подобрали себе Гайдара, правительство; сказали — будете сидеть в этих креслах, мы вам будем писать бумажки, а вы будете подписывать. Те конечно были рады, потому что из грязи — в князи. Подписывали радостно бумажки — тем более, в голодной стране. Просто прямое брутальное внешнее управление было. С Ельциным даже никто и не разговаривал, его ни в чём не уговаривали, чтобы он что-то делал, а просто делали то, что считали нужным и давали ему на подпись. В голову никогда не приходило, что он откажется подписать какую-то бумагу, такого не было. Я помню случайно он назначил министра имущества…

А.Богомолов. Что значит случайно?

Е.Фёдоров. Не американцы, министров всех давали американцы. А тут как-то так получилось, то ли они пропустили, он назначил случайно не того министра, который пришёл и обнаружил на работе, что он не министр имущества, а министр по передаче американскому государству активов Российской Федерации, которые до него ещё не были переданы. И он приостановил передачу, так его уволили через неделю. Звонок американского посла и тут же его уволили, всё на этом закончилось. Там не было вообще никаких шансов, чтобы какие-то самостоятельные мысли в головах людей, которые тогда принимали решения, можно было положить на бумагу, в законы или какое-то постановление, указ президента или распоряжение. Приехали советники и всё им рассказывали, что им надо делать, они подписывали. За счастье быть начальниками, а не голодать где-то там.

А.Войтенков. Прямое предательство, сознательное.

Е.Фёдоров. Нельзя назвать это предательством. Предательство было у Горбачёва и в Советском Союзе, кто ликвидировал страну. А России не было, как субъекта  правосознания, как субъекта патриотизма. Предательство своей Родины, а Родина была ликвидирована.

А.Войтенков. Те люди, которые были в правительстве Гайдара, они же воспитывались в Советском Союзе, тогда было совершенно ясно, что Америка — враг.

Е.Фёдоров. Америка уже победила, Советский Союз был ликвидирован Соединёнными Штатами. На оккупированной территории — в России, в Украине, в Белоруссии (Шушкевич и остальные там) были установлены механизмы прямого управления оккупантом. Комендант приехал, как мы в Германии взяли Берлин, посадили комендатуру, возглавлял Жуков, если помните, и он напрямую завозил дрова в немецкие деревни, обеспечивал их хлебом, это было прямое управление оккупированной территорией. Не какое-то политическое, как сейчас, а именно прямое непосредственное в течении нескольких лет. Поэтому понятно, что рынок наш не воспринимался ими как-то серьёзно, они взяли открыли рынок, завезли сюда товары. Да ещё все радовались, что сникерсы привезли, ножки Буша.

А.Богомолов. Ну вообще это и есть предательство. Вы говорите — внешняя оккупация, посадили правительство из наших людей…

Е.Фёдоров. Нет, правительство было американское, наше только прикрывало его. Термин есть в правительстве Виши — коллаборационистское.

А.Богомолов. Правильно, так вот посадили людей, которые могли заниматься этим делом, именно предавать страну. Сейчас фактически такие же люди предают Путина.

Е.Фёдоров. Это да, но предают Путина — это уже несколько формализованный процесс.

А.Богомолов. Если бы вместо Гайдара сели патриоты, они бы также саботировали..

Е.Фёдоров. Невозможны были патриоты вместо Гайдара.

А.Богомолов. Ну вот случайно сел министр…

Е.Фёдоров. Его сразу выгнали и на этом закончилось. Он сел, приостановил за неделю выпуск этих бумаг, которые готовили американцы, его тут же выперли, ни у кого даже мысли не возникло с тех пор сопротивляться. Кроме того, он не мог бы ничего сделать. Он мог только приостановить. Потому что, чтобы сделать, надо иметь механизмы национальные, национальную команду, специалистов, чтобы кто-то производил эти управленческие бумаги, а их все производило МВФ и иностранные советники. Нечего было и предавать по сути. Предательство было в СССР, а в России ничего не было. Вот он сидел, ему сказали — будешь сидеть здесь и человек с английским акцентом будет приносить бумаги, ты их будешь подписывать. Такая у тебя работа, ну давай назовём тебя министром такой-то промышленности. Паёк есть, бумага чистая, дачу казённую дают. Не хочешь, да и пошёл вон, другого возьмём. По-моему никто не отказался.

А.Войтенков. Кто отказался, мы про тех не знаем.

Е.Фёдоров. Ну да, то есть вообще даже разговора не было. Просто напрямую комендатуры в деталях управляли процессами. Я помню эти времена. Тоже Росимущество — о нём часто говорим, потому что оно создавало олигархов в России, по сути, было министерство по репарациям, по изъятию у оккупированной территории всего имущества. У них даже своя охрана американская была.

А.Войтенков. Состоящая из американцев?

Е.Фёдоров. Да, просто набрали, если это были морские пехотинцы, то в гражданском. У них была полностью своя охрана, они поставили её отдельно на свой этаж. В общее здание министерства входишь — наш милиционер, а поднимаешься на 6 этаж, где сидели собственно советники, у них была своя охрана и они никого туда не пускали, только будущих олигархов. Чтобы им вручить миллиардные имущества, поговорить с ними, расписку взять.

 

А.Богомолов. Так всё-таки что такое ВТО получается? То, что мы в него сейчас вступили — это хорошо или плохо?

Е.Фёдоров. Мы в него вступили давным-давно, в начале 90х годов. Потом мы начали вести переговоры, семнадцать лет назад. Да, мы там в нём. То есть ВТО — это просто форма управления торговыми процессами на территории России. И мы эти формы взяли на себя задолго до какого-то вступления, ещё в 90е годы. Мы все решения ВТО выполнили в 90е годы. Это как раз и показывает, какая была система управления. Никто даже не спрашивал, просто сказали — вот это надо вам сделать, это и это. Вот вам бумаги, мы уже их вам написали, только распишитесь. Мы тогда всё это сделали, изменили все законы под ВТО, всё поменяли, всё выполнили. Обычно ВТО — это всё-таки не строгая диктатура, как нам жить, это некий всё-таки элемент обмена. Мы отдали полностью свой рынок, изменили своё законодательство, всё сделали, как хотело ВТО и потом сказали: «Ну а что-то нам взамен хоть дадут?» И вот тогда, потому что Россия более менее усилилась, нам разрешили зафиксировать на бумаге, что и они нам что-то должны. Должны предоставить доступ на свои рынки, то есть само по себе вступление в ВТО — это укрепление позиции России, потому что мы получаем хоть что-то взамен за рубежом.

А.Войтенков. Но мы же теряем таможенные пошлины, есть реальная наценка на зарубежные товары, которые у нас продаются дороже.

Е.Фёдоров. Это наценка одного года. В связи со вступлением в ВТО эту наценку  изменили, так её изменили бы и без вступления в ВТО. Приказали бы, да её поменяли бы. Наша формальная потеря за акт подписания, небольшая уступка Западу, но реально-то они дают этим актом намного больше, чем мы им. Если бы мы его подписывали пятнадцать лет назад, там совсем другие были условия. Подписание документов о ВТО — это хорошо, а о вступлении  — хорошо это или нет, сейчас говорить бессмысленно. Потому что об этом надо было говорить 15 лет назад. И не открывать российский рынок, если не хотим вступать. А сейчас — это получение какого-то результата за отданное здоровье, силы и ресурсы.

А.Богомолов. Согласно этой информации, мы не могли не открыть рынок.

Е.Фёдоров. Так приказали, мы его и открыли. Если бы, теоретически, мы тогда не открыли рынок, то у нас вообще были бы другие условия вступления в ВТО, конечно. Мы отдали весь рынок и теперь слезами выплакали у них какие-то за это привилегии. Ну хоть что-то выторговали. Вы продаёте товар, у вас склад, приходит покупатель, вы открываете ворота и говорите «бери всё». Он всё вывез, потом вы говорите: «ну дай хоть что-нибудь взамен». Хоть какие-то деньги, причём вы даже не обговаривали заранее, какие это деньги. Он вам бусы даст, вот и всё.

А.Войтенков. А все эти международные организации — МВФ, международный банк, ООН?

Е.Фёдоров. Это элементы внешнего управления.

А.Войтенков. ООН тоже контролирует Америка?

Е.Фёдоров. Нет, подождите, мы говорим об экономических институтах — МВФ и т.д. С МВФ с 90х годов российское правительство выпускало ежегодную декларацию о намерениях в этом году. То есть даже официально у нас было оформлено внешнее управление, на бумаге. Видно там юристы были с американской стороны и, наверное, они сказали — давайте-ка так, будете рабами, но вот здесь распишитесь, что вы подтверждаете, что вы рабы. ООН — это другая история, это не американская организация, но она и влияет ровно настолько, насколько американцы согласны с ней считаться. Это наследство Советского Союза, если хотите. Кстати были предложения изгнать Россию из ООН, но американцы так обрадовались подарку под названием Советский Союз, что как-то не успели это сделать, а потом стало вроде неудобно.

А.Войтенков. То есть фактически ООН ничего не может.

Е.Фёдоров. Ну вот пример — Югославия. Когда мы заблокировали резолюцию, они стали без неё бомбить. Или ситуация по Ираку. Что там ООН может? Ничего ООН не может.

А.Войтенков. А зачем мы полезли в Югославию?

Е.Фёдоров. Потому что Югославия была нашим союзником. Американцы решили взять Югославию полностью под контроль, для этого они её как и Советский Союз расчленили и взяли под контроль по частям.

А.Войтенков. Почему именно Югославия? Чем она им так приглянулась?

Е.Фёдоров. А почему Египет? Югославия в отличии от Египта старалась держать суверенитет, хоть в какой-то степени, доставшийся ей со времен Советского Союза.  Поэтому американцы её просто разбомбили, чтобы не было никаких возражений, они не терпят никакого суверенитета.

Д.Ганич. Много вопросов задают в последнее время по событиям октября 1993 г. Вы же непосредственно участвовали, видели как это происходило.

Е.Фёдоров. Я был тогда освобождённый депутатом Ленинградского Областного Совета   и наш Совет, опираясь на освобождённых депутатов (нас там было человек пятнадцать), проводил фрондирующие действия. Мы собрали 46 советов на своей территории, то есть немало, и пытались проводить анти-ельцинскую политику, это официально. За что Ельцин нас всех и распустил. Когда он Белый Дом обстрелял, он подписал Указ, чтобы нас всех выгнать с работы, и выгнал.

Д.Ганич. А вообще, что это было — это была попытка революции, переворота? Что вообще за события происходили? Это же не освещается в СМИ, не говорят об этом. Ведь по факту потом и приняли эту Конституцию.

Е.Фёдоров. По факту приняли какую-то Конституцию, потому что мог быть фактор такой, что и никакой бы не было. Был вариант, что просто Россия была бы ликвидирована. Этот вариант американцы вполне рассматривали. Я думаю, это будет отдельно сделана оценка. Это серьёзная вещь, я бы сейчас в нее не влезал и не разворачивал. Мы были одной из сторон конфликта, мы проиграли тогда. Я говорю про себя лично, потому что уже сказал, чем мы тогда занимались. Это была открытая форма борьбы, следующий шаг взятия под контроль России. Понятно, что американцам это было надо, тогда были и стрелки, которые стреляли из американского посольства. Никто особо и не скрывал. Это была чёткая провокация. Для какой цели? Я думаю для такой же, как у нас сейчас была Болотная площадь, просто она не дошла до этой стадии. До стрельбы неизвестных стрелков, которые у нас во всем мире появляются в нужный момент. В Ливии они вначале были, и в Египте, и в Киргизии. Это как такое постоянно мигрирующее секретное подразделение. Оно было и в Москве, там много что было — и американский самолёт, который стоял для Ельцина, готовый его вывезти, если бы что-то пошло не так. И много чего ещё. Конечно они его подтолкнули к этой танковой историей, там до сих пор многое в ней непонятно. Офицеры Таманской дивизии говорят: «Мы танки просто выдали лицам, которые приехали за ними».

А.Богомолов. Просто так приехали?

Е.Фёдоров. Поступила команда от Ельцина через Минобороны, пришли лица, взяли танки и куда-то на них уехали. Потом обстреляли Белый Дом. Вот как-то так это выглядело. А.Войтенков. Даже не наши офицеры стреляли.

А.Богомолов. Как аренда автомобилей.

Е.Фёдоров. Команда сверху поступила, техники выдали — обязаны же выдать. Это история, которую надо будет поднимать отдельно. Нам бы сейчас с 1991 годом разобраться. На мой взгляд, это сейчас более важно, про уголовный процесс. А потом уже историю с Белым Домом и всем остальным.

А.Богомолов. Когда произошла рокировка и Путин стал президентом, должно было смениться правительства. Министры ушли в отставку, но остались как бы консультантами. Вот для чего это было сделано? Зачем набирать новых и оставлять старых?

Е.Фёдоров. Надо смотреть на логику, которой придерживаются американцы. Они исходят из теории разделения властей. Они считают, что правительство — отдельная история, президент — отдельная история, парламент — отдельная история. И между собой они независимы. И поэтому у них чётко выстроены барьеры между правительством и президентом. Следовательно они этих барьеров требуют от России. Смена команды в понимании американцев — это формирование власти, правительства, независимо от Путина. Условно говоря — да, мы не стали тебя сильно давить, ты прошел в президенты, но правительство мы тебе не дадим. Правительство будет отдельно от тебя. И при необходимости оно тебя будет поддавливать в нужном нам направлении.

А.Богомолов. Получается, что этими бывшими министрами, а теперь консультантами, они просто правительство усилили?

Е.Фёдоров. Нет, консультанты они у Путина. Путин усилился ими, потому что у них есть связи, понимание отрасли, коммуникации с отраслью — то есть мимо министра, параллельно с ним. Это Путин ими усилился.

А.Богомолов. Вот у меня вопрос как у обывателя. Как Путин мог усилиться господином Фурсенко, который валил, валил и доразвалил образование?

Е.Фёдоров. Нам тогда надо возвращаться к истокам. А истоки таковы — вся система управления в России находится под оккупантом. Как система. И не Фурсенко проводил американскую политику, а министерство проводило американскую политику. Независимо от того, кто был бы там министром.

А.Богомолов. То есть он просто сидел и подписывал бумаги.

Е.Фёдоров. По сути да, но конечно не так, как правительство Гайдара, которому бумаги кроме как американцы, никто и не приносил. У него был конечно свой аппарат, но система была выстроена под них. У нас всё время возникает мысль, что мы — не оккупированная страна. Чтобы понять логику и механизмы работы, вам надо поговорить с людьми, которые были на оккупированной территории Советского Союза, или с их потомками. Эта логика такова — на оккупированной территории не под оккупантом не может быть никого.

А.Богомолов. У меня логика несколько иная. Я никак понять не могу, что такое огромное количество людей, находящихся во власти, могут делать что угодно за деньги.

Е.Фёдоров. Избыточное количество людей. Функция их — не «делать что угодно за деньги», они получают деньги для того, чтобы ничего не делать. Это разные вещи.

А.Богомолов. Это ещё и отношение человека к своему народу.

Е.Фёдоров. Не так. Система и человек — разные вещи. Чиновники закольцованы между собой в систему ничегонеделанья. Помните, как в этом фильме: сможете за день? — смогу, а за два? — помощник нужен. А за десять? — много помощников. Это тоже самое. Американцы управляют стратегией и правилами. Они создали систему функционирования, в том числе министерств и ведомств. И они создали её так, чтобы ничего в ней не работало, независимо от того, какой там человек. А для того, чтобы от человека меньше что-то зависело, поскольку от может оказаться патриотом, то его уравновесили 10 таких же, отсюда у нас в 10 раз больше, чем где либо. Это такая тонкая вещь, которую понимают люди, которые профессионально занимаются госуправлением. Поэтому у нас чиновников в 10 раз больше, чем нужно. Их задача уравновешивать друг друга, чтобы не допустить личной реализации потенциала каждого человека.

А.Богомолов. Я всегда думал, как они друг другу не мешают? Оказывается, они ничего не делают, поэтому не мешают. Нет, они делают — переписываются бумажками между собой, и этим заняты. У них нет возможности заняться развитием, реальным делом, потому что их задача заниматься активно с утра до вечера пустым документооборотом.

А.Войтенков. Про чиновников понятно, у нас чтобы что-то сделать, надо собрать кипу бумаг, причём совершенно бесполезных.

А.Богомолов. А зачем тогда создавали электронное правительство, которое должно якобы убрать все эти бумажки, или большинство из них.

Е.Фёдоров. Оно уберёт бумажки в каких-то узких фрагментах, не больше того.

А.Войтенков. У меня жена работала в Росимуществе, они делали реестр. Был бумажный — сделали электронный, бумажный не убрали. Теперь они делают 2 реестра — бумажный и электронный.

А.Богомолов. Вначале так было у бухгалтеров, когда компьютеру не доверяли.

Е.Фёдоров. Электронное правительство более прозрачно и более формализовано. Электронное правительство не является политической силой, не может проводить политику. У него чёткая инструкция, количество подписей, все решения прошли — соответственно решение принято. Как нотариусы. Американцы нашей власти оставляют только роль нотариусов — миллион нотариусов друг другу бумаги и только успевают печати ставить, и вот так всё это крутится. Это специально сделано, чтобы система была в параличе. И коррупция. Потому что с точки зрения здравого смысла, нормальный человек всё бы сделал по-другому. Просто по уму, что называется. Но поскольку нельзя открыто говорить, что мы — колония, поэтому американцы возвели это в ранг глупости официального масштаба. Вся система устроена глупо для того, чтобы она сама себя ела.

А.Войтенков. То есть это специально намеренная глупость, которую мы теперь все вместе ругаем — ах, как плохо у нас.

Е.Фёдоров. Ну а вариантов других и нет. Вы бы были на месте американского Госдепартамента, вы бы по-другому не смогли бы ничего сделать. Если бы у вас была горячая оккупация, вы бы туда поставили гауляйтера. И он бы тупо просто отнимал зерно и детей и увозил. А поскольку так нельзя сделать, предателей на месте вы не найдёте. Потому что в таком количестве для предателей нужна идеология. Идеологию на оккупированной территории вы не придумаете. Для любого народа — быть в оккупации это антиидеологично. Вы можете придумать следующее — коррупционеры, воры и бюрократы, причем пустые. Три кита оккупационного механизма управления.

А.Богомолов. Ту информацию, которую вы выдаете, с июня или июля месяца в интернете, которая пошла массировано.

Е.Фёдоров. С ноября 1993 года. С момента создания нами блока В Поддержку Независимых Депутатов при поддержке господина Коржакова, которого после этого через какое-то время выгнали, поскольку это была первая попытка восстановления страны (коржаковская линия). Этот министр имущества, про которого я вам рассказывал, который проработал неделю, был человеком Коржакова. Майор Коржаков пытался сопротивляться, в меру понимания — потому что тогда о сопротивлении вообще не могло быть и речи. Американцы контролировали вообще всё. Он военный, а не экономист, и как человек он возмущался. Имел влияние на Ельцина, пытался его настроить на попытки хоть в элементах восстановить суверенитет страны. Они были лично очень большие друзья. И он до такой степени его дожал, что Ельцин просто вырвал его из сердца и принял сторону американцев уже окончательно. Это было в период выборов 1996 года. А в 1993 году мы при поддержке Коржакова делали Блок Независимых. Это официальный блок — выборы, телевидение каждый день, под 30-40 передач вышло. В чем была идеология блока — депутаты, независимые от власти, которая была проамериканская, которая по сути своей — оккупационная, как мы сейчас говорим. Ясно, что история Блока Независимых — это наверное одна из тысяч историй. Попытки в России восстановить суверенитет шли с самого начала.

А.Богомолов. Эта информация слабо воспринималась в 1993 году. Да она вообще никак не воспринималась.

Д.Ганич. Получается, Коржаков — патриот.

Е.Фёдоров. Конечно. Просто в конкретной ситуации он проиграл. Бывает же, проигрывают.

А.Богомолов. Благодаря вам я эту информацию начал воспринимать с июня месяца, когда  прошли первые три ролика. Правда.ТВ, где вы выступали, потом на каком-то радио, где вы были вместе с Дугиным; и третий — это «двое против одного», где фактически вам слова не давали сказать. Сейчас информация ширится, множится потихонечку всё дальше и дальше. Не мешает ли вам в этой работе или эта работа по распространению информации не стала ли мешать? Нет ли каких-либо провокаций? Не может же тот же самый хозяин наверху сидеть и смотреть, как появилась какая-то ячейка, которая начала говорить правду. Ведь надо её дожать каким-то образом.

Е.Фёдоров. Дожимать то дожимают, пытаются. Практически каждый день. Надо понимать восприятие действительности в рамках народно-освободительного движения, как это происходит в России. Это же не от меня это восприятие идет, это идёт от реальной действительности. Люди начинают соображать.

А.Богомолов. Вы в данном случае являетесь рупором.

Е.Фёдоров. Я понимаю. Если мы говорим о таком элементе правды, что российская оппозиция — это иностранная система грантополучателей, я об этом с Навальным говорил полтора года назад. И тогда это посмотрело 6 млн. человек. Но тогда это вообще не воспринималось. Сейчас все знают, что это факт, а прошло всего полтора года. Если я о каких-то вещах говорил ранее, два-три-четыре года назад, тогда вообще разговора не было. Полтора года назад я говорил о том, что российская власть находится под американцами, мало того — я тогда говорил, что российские законы принимают американцы. Сегодня это ещё не есть факт, такой же очевидный как иностранные грантополучатели в оппозиции, но уже достаточно широко воспринимаемый. Идёт достаточно быстрое отрезвление — не потому что я об этом говорю, просто речь идёт о таких вещах, которые на неделю опережают сознание людей, которые и так бы к этому пришли. Кто-то же должен сказать первый, как говорится.

Идёт постепенный объективный процесс освобождения сознания российского народа от оккупационной пропаганды. Этот процесс связан с историческим моментом, с ситуацией с Путиным, с мировым кризисом и ослаблением американцев и их механизмов, в том числе в России. Поскольку в условиях кризиса они вынуждены переходить на жёсткие формы. Те же войны и революции, которым десяток стран уже подвергся. Это тоже сильно отрезвляющий фактор. Происходит естественный процесс освобождения сознания от оккупации. Для начала — сознания. То есть правда начинает стучаться в мозги. В этом плане я прошу мою роль не переоценивать, я один из может тысяч отрядов народно-освободительного движения.

Главнейший отряд и лидер — это Путин со своим национальным лидерством, со своей идеологией национального лидерства в восстановлении суверенитета. Поэтапного восстановления суверенитета страны сверху. Поэтапного — но при этом, не обязательно медленного. Я вам напоминаю, что в первое своё восстание он восстановил власть буквально за две недели, перехватив управление у американцев, но частично. Когда он поснимал председателя правительства Касьянова, Волошина, Ходорковского, перехватил управление НТВ и т.д. Он выждал момент, когда он оказался на пике силы, а оккупант оказался на пике слабости, он схватил ситуацию и частично её восстановил. Потом откатился обратно, потому что американцы не пустили его на третий срок и обратно отжали. Ну это борьба, как в войну — деревню взяли, деревню сдали. Это качественная борьба идёт. Сегодня победа в этой борьбе определяется только одним фактором, с учётом специфики российского народа, ощущением и самоопределением в головах российского народа. Хотя бы его части. Почему я и говорю — сегодня вопрос просвещении и информации становится ключевым. Как только в России набирается достаточное количество людей, происходит качественное изменение. Россия — сумасшедшая страна, мы же с вами знаем. И здесь никакие американцы и их пособники, коллаборационисты, союзники, предатели, которых вокруг Путина наверное большинство. Произойдёт качественное изменение, и они не смогут здесь справиться. Большая часть из них конечно перебежит, меньшая — уедет в Америку. Это, в принципе, геополитические процессы, самостоятельные в своей логике. Со мной они лично не связаны, не больше чем с любым бойцом советской армии на немецком фронте. Да, от каждого бойца зависит многое, но в принципе, и без него бы объективно победили бы. Даже если боец — хороший снайпер или хороший танкист.

А.Богомолов. Хороший снайпер дорого стоит.

Е.Фёдоров. Правильно, но всё-таки, на мой взгляд, эти процессы объективны. Я оцениваю эти процессы просто как профессионал, я всё-таки больше 20 лет в политике, они объективны. А дальше как будет ситуация развиваться… Я вам скажу, обратного пути уже нет. Либо мы переходим в новое качество, и дальше процесс идёт лавинообразно, либо мы приходим к прямым американским репрессиям на оккупированной территории. Что тоже, в принципе, возможно. Но тогда всем не поздоровиться, не только мне.

А.Богомолов. Лучше без второго либо. В общем, каждый думает своей головой.

Е.Фёдоров. Каждый думает своей головой, цель понятна — свобода Родины!

image_pdfimage_print
Система Orphus

Сбор подписей

vote4pvo

Поделитесь

Комментарии