Николай Стариков

Сталинградская операция и Супер Сталинград

02.02.2013 (02.02.2013) 57

Сегодня, в день 70-летия разгрома войск Паулюса под Сталинградом, я решил повторить свою статью. Чтобы ещё раз мы могли оценить красоту и величие стратегического замысла советского военного командования.

70 лет назад – 19 ноября 1942 года началась операция «Уран». Наша армия начала наступление с целью окружения противника в районе Сталинграда. Начинался перелом в истории Великой Отечественной и Второй мировой войн. Германия, достигшая к осени 1942 года пика своего могущества, начала проигрывать одно сражение за другим.

Но на самом деле план советского командования был куда более грандиозным. Сталин собирался не просто уничтожить лучшую германскую армию, а закончить войну путем колоссального крушения всего немецкого фронта.

Чтобы лишить «не наших пропагандистов» всех козырей сразу, прочитаем об этом у западногерманского историка, жившего в ФРГ и написавшего свою книгу задолго до гибели СССР.

Источник: Пауль Карель «Восточный фронт», книга 1 «Гитлер идет на Восток»

http://www.gramotey.com/?open_file=1269014158

«Советское наступление строилось по четкому и глубоко продуманному плану, по образу и подобию немецких охватывающих маневров 1941 г. В то время как северный клин с двумя остриями прорубался через смятенные части румынской 3-й армии, 20 ноября второй клин ударил в южный фланг Сталинградского фронта с исходных позиций в районе Бекетовка-Красноармейск и двух других районов сосредоточения, расположенных южнее…

Предваряла советское наступление восьмидесятиминутная массированная артиллерийская подготовка. Затем из густого тумана появились первые волны атакующих. Румынские батальоны храбро сопротивлялись. Более того, 1-я кавалерийская дивизия и полки румынской 6-й пехотной дивизии под началом генерала Михаила Ласкария упорно сражались и удерживали свои позиции.

Но скоро румыны оказались в ситуации, к которой не были готовы. Они стали жертвой того, что Гудериан назвал «боязнь танков», — поддались панике, в которую впадают пехотинцы, не привыкшие сражаться с вражеской бронетехникой. Танки противника, прорвавшиеся через румынские рубежи, внезапно появились у них в тылу. Кто-то закричал: «Вражеские танки в тылу!» — и обороняющихся охватил ужас. Они побежали. К несчастью, действия румынских артиллеристов в значительной мере парализовал туман — прицельная стрельба стала практически невозможной.

К середине дня 19 ноября наметились все признаки катастрофы. Целые дивизии румынского фронта — в особенности 13, 14 и 9-я пехотные дивизии рассыпались в прах, солдаты бежали».

Планируя свой удар, Сталин выбрал наиболее уязвимые направления. На которых позиции занимали румыны. Поэтому армия фельдмаршала Паулюса была достаточно быстро окружена. В тот момент, когда все немецкие планы были о спасении окруженной 6-й армии, наша армия нанесла новый удар. На этот раз под удар попали итальянцы. А на кон встала уже не судьба окруженных в Сталинграде (200 тыс.). Возникла угроза «Супер Сталинграда» — в окружение могли попасть немецкие войска на Кавказе. А это уже полтора миллиона человек! Вот каким был замысел руководства СССР. Окружить и уничтожить колоссальную группировку противника, после чего Германия понесла бы уже невосполнимые потери.

«И вот в тот самый момент в ходе всех этих калькуляций и вычислений, соображений и приготовлений на немецкий фронт с востока обрушилось новое несчастье: 16 декабря три советские армии развернули атаку против итальянской 8-й армии на Среднем Дону. Вновь русские выбрали участок, удерживаемый слабыми войсками союзников Германии.

После коротких, но ожесточенных боев советские войска прорвали фронт. Итальянцы обратились в бегство. Русские быстро продолжили продвижение на юг. Одна танковая и две гвардейских армии ударили по искусно построенным, но обороняемым малочисленным контингентом немецким позициям на Чире. Если бы русским удалось смять немецкие рубежи на Чире, ничто не смогло остановить их на пути к Ростову. А если бы русские взяли Ростов, группа армий «Дон» Манштейна оказалась бы отрезанной, а группа армий фон Клейста на Кавказе лишилась бы связи с тыловыми коммуникациями. Это был бы супер-Сталинград. На кону теперь стояла не судьба 200 000 или даже 300 000 человек, но полутора миллионов».

Судьба смелого замысла зависела теперь от скорости его исполнения. Русские танковые колонны рвались в немецкие тылы. Цель — Ростов. В ситуации, когда можно было проиграть всю войну, Манштейн, которому Гитлер поручил деблокировать сталинградскую группировку, был вынужден перебросить часть войск для противодействия новой опасности. Участь армии Паульса была решена – их уничтожение теперь становилось лишь вопросом времени. Борьба шла за более серьезный приз – полуторамиллионная группировка на Кавказе.

Ну, а немцам в Сталинграде во избежание кровопролития предложили сдаться.

«На следующий день все солдаты могли прочитать, что написал командующему немецкой 6-й армии генерал-полковник Рокоссовский, советский командующий Донским фронтом. Повсюду в котле русские самолеты разбрасывали листовки с текстом советского предложения о капитуляции. Обращение было сделано в письменной форме и подписано генералом из Ставки Верховного Главнокомандующего советскими войсками, а также Рокоссовским: «Всем офицерам, унтер-офицерам и рядовым, кто прекратит сопротивление, мы гарантируем жизнь и безопасность, а также возможность по окончании войны вернуться в Германию или какую-либо другую страну по выбору военнопленного.

Всем сдавшимся военнослужащим Вермахта будут сохранены их форма, знаки различия и награды, личные вещи и ценности. Старшие офицеры могут оставить при себе шпаги и кортики.

Тем офицерам, унтер-офицерам и солдатам, кто сдастся в плен, будет сразу же гарантировано нормальное питание. Все раненые, больные и обмороженные получат медицинскую помощь. Мы ожидаем вашего ответа в письменной форме 9 января 1943 г. в 15.00 по московскому времени через представителя, лично уполномоченного вами, который должен приехать на штабной машине с хорошо заметным белым флагом по дороге из Конной к станции Котлубан. Вашего представителя встретят в 15.00 9 января 1943 г. уполномоченные советские офицеры в районе 8, в 0,5 километра к юго-востоку от обгонного пути № 564.

В случае отказа принять наше предложение о капитуляции, мы настоящим заверяем вас в том, что войска Красной Армии и Красных Военно-Воздушных Сил будут вынуждены приступить к ликвидации немецких войск. Ответственность за их гибель ляжет на вас». В листовке, которую сбрасывали вместе с текстом письма, содержалась, кроме того, зловещая строчка: «Любой, оказывающий сопротивление, будет безжалостно уничтожен».

Паулюс сдаваться отказался. В первый раз. Во – второй раз, в начале февраля 1943 года, через три с половиной недели, он вместе с остатками своей армии капитулировал…

А что с «Супер Сталинградом»?

Источник: Пауль Карель «Восточный фронт», книга 2 «Выжженная земля»

«Однако за тревогой по поводу ситуации в Сталинграде скрывалась и другая, даже более серьезная… Русские стремились захватить куда большую добычу, чем всего одна армия. Операции трех советских фронтов, которые безостановочно наступали в междуречье Волги и Дона уже с 19 ноября 1942 года, которые окружили Сталинград и разорвали итальяно-румынский фронт на сотню километров, были нацелены на большее, чем только освобождение Сталинграда и окружение армии Паулюса. Тщательно готовившийся долгое время план, дорого оплаченный огромными жертвами, потерей армий, потерей территорий, реальной угрозой проигрыша всей войны, представлявший собой великий контрудар, который будет наконец нанесен – здесь, у Волги, в сердце матушки-России.

Все прежние ошибки будут искуплены, настало время великой битвы против Гитлера – время мощного удара, подобного удару по Наполеону… Сталин намеревался сокрушить, ни много ни мало, весь южный фланг немецких армий на Востоке. Суперсталинград для миллиона немецких солдат – вот какова была его цель. Посредством гигантской операции восьми армий, ударами на Ростов и нижнее течение Днепра из калмыцких степей и Среднего Дона он хотел отрезать и затем уничтожить немецкий южный фланг – три группы в семь армий в целом. Военная история не знает плана операции, сопоставимого с этим по грандиозности масштабов».

На острие удара шел 24-й танковый корпус генерала Баданова. Пройдя за 5 дней с боями 240 километров, бадановцы демонстрировали скорость не меньшую, чем германские танкисты во время «блицкрига».

Ключевым моментом схватки стал бой за станицу Тацинская. Манштейн успел перебросить туда две танковые дивизии. Корпус Баданова был окружен, но в тяжелейших условиях с боем вышел из окружения.

«Супер Сталинград» в начале 1943 года не получился, хотя вся история войны могла пойти по-другому.

А что же «не справившийся» генерал Баданов? Сталин прекрасно понимал, что в сложившихся обстоятельствах, взятие Ростова стало невозможным. Генерал Баданов стал первым офицером Красной армии, награжденным орденом Суворова.

Когда мы говорим о победе под Сталинградом, нельзя забывать о том, каких жертв и какой крови это стоило нашему народу. Давайте помнить о рядовых солдатах и офицерах.

Но не будем забывать и Верховного Главнокомандующего, руководившего и направлявшего разработкой и воплощением стратегических операций нашей армии.

image_pdfimage_print
Система Orphus

Поделитесь

Комментарии