Николай Стариков

Оранжевая революция — технология противодействия (часть 2)

06.08.2013 23

В прошлой статье  мы рассмотрели технологию того, как именно получаются «оранжевые революции». Если коротко, то «оранжевая революция» всегда есть давление на власть в стране извне, со стороны «цивилизованных» стран. Давление политическое, дипломатическое, экономическое или даже военное. Которое становится возможным и эффективным лишь при наличии в стране внутренней Пятой «оранжевой» колонны. Главная задача «оранжистов» всегда — лишь легитимизация давления со стороны (мирного или военного) и антигосударственная пропаганда. Повод для действий вторичен, направление антигосударственной пропаганды — лишь вопрос технического выбора. Правдив он или же высосан из пальца, не имеет никакого значения.

Одинаково устроит на выбор: «убийство честного журналиста», «бомбёжки мирного населения», «нарушение выборных процедур». Вполне подойдут и «проворовавшиеся жулики и воры». Но нужно понимать, что всё это лишь фон и декорация, выбор которых  производится исходя из соображений выгоды и эффективности, но никогда не диктуется желанием принять реальное  участие в решении реальных проблем страны.

Без них, без «оранжистов», попытка надавить на власть в стране, попытка продиктовать ей условия её ухода, будут выглядеть как неприкрытое вмешательство в дела суверенного государства. Подобные «шалости» чреваты для «оранжевых внешних агрессоров» консолидацией общества, что сведёт к нулю любые попытки заставить власть изменить курс или передать бразды правления страной в нужные «цивилизованным» странам руки. Именно «5-ая оранжевая колонна» позволяет внешним силам оставаться в рамках внешних приличий и сугубо «гуманитарных» декларируемых целей. Всё это, в совокупности с массированным информационным воздействием через СМИ, дезориентирует общество, в массе своей политически наивное и не разбирающееся в хитросплетениях геополитических интриг, раскалывает его и позволяет успешно решать задачи, поставленные перед началом «оранжевой агрессии».

По сути, мир сделал шаг вперёд, и войны за ресурсы и территории, за право «кормиться» с них, за право распоряжаться жизнями сотен миллионов новых «рабов» приняли новые формы. Раньше агрессор шёл на другое государство и оказывал давление на него путём применения военной силы. Всегда в этой ситуации на сторону врага и агрессора вставала часть недовольного общества. Их называли по-разному. В 20-ом веке предателей, оказывающих поддержку агрессору стали именовать «5-ой колонной» или «коллаборационистами». Они били в спину стране, защищающейся от нападения, они разлагали её пропагандой и снижали волю к победе.  Они же помогали агрессорам, в случае их успеха, наладить жизнь на новых территориях и удерживать население в покорности.

По сути, все «оранжевые революции» есть та же самая внешняя агрессия. Давление оказывается извне. Без него, без этого давления, никакие «цветочки в дуле автомата» никогда не заставят власть добровольно отказаться от исполнения своих обязанностей в нарушение законов своей страны. А все победившие «оранжевые революции» всегда попирали законы страны, в которой они произошли. Оранжевая революция – это беззаконие, упакованное в красивую обертку. Но цели в ходе её реализации ставятся такие же, как и в случае с классической агрессией. Агрессор точно так же рассчитывает удержать власть после своей победы, демонизировав проигравшую власть в глазах побеждённого народа. Всегда немалую роль во время ведения боевых действий отводится местным коллаборационистам как выходцам из местной среды и знатокам местных условий и ментальных особенностей. Вводите вы свои войска на территорию другого государства по причине «угнетения судетских немцев» или «косовских албанцев», меняете власть на этой территории с враждебной вам на лояльную – суть происходящего одна и та же. Танковые клинья врезаются в страну, следом идёт пропаганда, кричащая о бесчеловечности «ига большевиков», или же следом за «мирными демонстрантами», за спиной которых маячат авианосцы, идет пропаганда, громящая тоталитарное «иго жуликов и воров» — это один и тот же процесс. Существенной разницы нет, есть единство целей любого агрессора, решающего сугубо свои личные задачи за счёт страны, подвергшейся агрессии.

Как противостоять военной, классической агрессии, — это вопрос военных профессионалов. Как отразить «оранжевую агрессию» мы обсудили в прошлой статье. Давайте в этой поговорим о том, как не допустить условий, при которых «оранжевая агрессия» станет возможной. Существует такой афоризм: «Если ты выглядишь как еда и ведёшь себя как еда, то ты будешь обязательно съеден». В широком смысле это означает, что агрессор всегда нападает лишь в том случае, если жертва агрессии выглядит более слабой и ведёт себя так, как будто не уверена в возможности собственного сопротивления. Охотники знают, что поворачиваться спиной к хищнику и пытаться убежать от него — это верный путь к смерти от его клыков. Нельзя выглядеть едой и вести себя как еда. Соответственно, нужно понимать, что лишение агрессора уверенности в победе — наивернейший путь к миру. Недаром ядерное оружие считается до сих пор «оружием сдерживания». Геополитика — это жёсткие законы выживания в мире, где никто не может быть спокоен за своё будущее. Ни самый сильный, стоящий на верху «экономической цепочки питания», ни самый слабый. Все подвергаются серьёзнейшему риску, большему или меньшему, быть «съеденными» своими заклятыми геополитическими партнёрами.

В реальных условиях мировой геополитики, когда все конкурируют со всеми, вы не имеете реальной возможности не участвовать в ней. Никакие прекраснодушные порывы не смогут вас защитить от желания «партнёров» поживиться за счёт вашего «пирога». Не участвовать в этой «борьбе за выживание» по сегодняшним правилам вы сможете лишь в двух случаях: в случае гибели, уничтожения страны и полной покорности народа победителю, или же в случае, когда вам удастся создать свой собственный цивилизационный проект, привлекательный для большинства народов, включённых в это вечное соревнование. Первый путь мы уже попробовали. Приняв, в большинстве своём, развал СССР как данность, одурманенные пропагандой либерального капитализма,  мы все 90-е демонстрировали покорность новым правилам жизни общества, продиктованным американскими советниками, писавшими законы российскому правительству тех лет. И что? А ничего.

Безграничная покорность, противоречащая инстинкту самосохранения, никого и никогда не приводила ни к чему хорошему. Прошло лишь 8 лет с августа 1991 года, и уже в августе 1999 страна вновь стала на пороге возможного дальнейшего развала страны и разгула новой гражданской войны. Потому что «хороший индеец – мертвый индеец». Развалив СССР, наши «партнеры» готовились развалить Россию и спусковым крючком для этого должно было стать вторжение банд Басаева в Дагестан. Лишив суверенитета большую Россию-СССР, Запад готовился полностью лишить суверенитета Россию малую, в её нынешних границах. В 1999 году, для большинства граждан, способных оценивать реальность, стало очевидным, что суверенитет страны  — это не просто красивое слово. И не просто идея, живущая отдельно от реальности каждодневной бытовой жизни. Для многих слово «суверенитет» вновь наполнилось живым и реальным смыслом, влияющим на те условия, в которых протекает жизнь каждого. Если хотите, и если использовать современные термины, то суверенитет — это есть тот самый капитал, который конвертируется в реальные блага. В доходы каждой семьи, в мирное небо над головой, в возможность достойно воспитывать своих детей, в собственную старость в достатке и в окружении внуков. В эпоху размывания суверенитета стран, во времена, когда о мировом правительстве говорят уже не маргиналы на кухне с выпученными глазами, а вполне себе респектабельные политики рассуждают о нём как о реалиях совсем недалёкого будущего, роль нашей страны возрастает неимоверно. Именно сейчас Россия, очнувшаяся от летаргического сна под пятой мировых финансовых кланов, имеет возможность явить миру альтернативный проект мироустройства, основанного на признании и уважении суверенности народов и стран, на принципах сотрудничества суверенитетов и этносов. Значит, было бы преступно перед историей и потомками не использовать этот шанс и не попытаться спасти Россию, вытянув её из омута глобализма.

Легко сказать, но ой как нелегко это сделать на практике. Вы не можете «с понедельника» сказать всем центрам силы в мире, что вы «больше так не играете». Не можете хотя бы потому, что уже «во вторник» от вас останутся лишь рожки да ножки. Россия 2013 года, а тем более 1999, совсем не тот Советский Союз, который был способен диктовать мировым хищникам свои правила игры. Единственный возможный путь — это победить их в сегодняшних условиях и собственную победу материализовать в реализации собственного цивилизационного проекта. Никак не в замене одного «главного хищника по планете» на другого. И это тоже ой как легко сказать и безумно тяжело реализовать на практике. Если вы объективно слабее противника на ринге, если ваш удар менее мощен, а рост и вес меньше, то любой боксёр вам скажет, что единственный ваш шанс — быть быстрее и подвижнее соперника. В геополитике это означает, что шанс на победу у вас значительно повысится, если вы сможете быстрее понимать меняющиеся условия ведения «геополитического поединка». Если вы, создавая сегодняшний альянс с любой из сил, которая вас делает сильнее, сразу продумываете в голове условия его расторжения. Если вы держите в голове свою конечную цель, и все свои поступки оцениваете с позиции, насколько они хороши или плохи для этой цели.

Одним словом, всё как на ринге. Нет у вас достаточно мощного удара в челюсть, чтобы свалить «бугая», но зато есть возможность разить его серией в корпус и постоянно перемещаться в надежде на то, что его «дыхалка» и «отбитая печень» устанут быстрее, чем измотаетесь вы. Не гарантированно и рискованно? Да. Но альтернатива этому только лечь на пол и поднять кверху лапки. Значит, девиз «Никогда не сдавайся» становится курсом на будущую победу. И нужно всенепременно думать головой, что важнее и на что, на какой именно «удар» потратить свои ограниченные ресурсы. То есть, основой выживания и будущей победы становится не только «никогда не сдавайся», но и «думай о главном». Это поможет сохранить силы и не распылить их на решение второстепенных и неважных на этот момент задач. Только так, иначе — красивая и возможно героическая смерть.

Во времена голода люди отдавали драгоценности за буханку хлеба. Ценнейшие картины уходили за полмешка картошки. В родном мне Ленинграде, где я родился и вырос, в блокаду случались такие истории. Но речь сейчас не о тех, кто наживался на людском горе. Речь сейчас о том, почему люди были готовы совершать такой неравноценный обмен. Потому что, задумывались они об этом или нет, но руководствовались этими самыми двумя принципами: «никогда не сдавайся» и «думай о главном». Понимание того, что жизнь важнее обладания пусть и ценными, но всё же бирюльками, приводило к тому, что этот, с позволения сказать, «рынок» существует всегда во времена голода. Сохранишь жизнь — сможешь снова заработать на украшения и картины. Не сохранишь — тебе всё это уже не понадобится. В 1999 году главным вопросом для рождения всех будущих реальных и гипотетических побед был вопрос сохранения суверенитета. Сохранится суверенитет — сохранится и народ. Сможете обсуждать и улучшать что угодно, от уровня жизни и детских садиков до полётов в космос. Не сохраните суверенитет — не сохраните ничего. За улыбки, красивые глазки и за покорность никто ничего в мире не даст. «Гуманитарными» бывают лишь бомбардировки, сжигающие непокорные города и экономическая «помощь», уничтожающая местного товаропроизводителя. А вот «поддержка» и «участие» являются сильнейшим дефицитом в мировой политике. Поддержать споткнувшегося — в геополитике это считается моветоном. Рассчитывать на то, что вас не добьют из человеколюбия, может лишь самый наивный политик. То есть полностью профессионально непригодный. По героической наивности своей, как Муаммар Каддафи, или по причине предательства, как Михаил Горбачёв — вот это уже неважно. Конец политической карьеры обоих ясно говорит о том, что они были некомпетентны в сфере деятельности, которую избрали делом своей жизни. Каддафи не убежал и не сдался, принял мученическую смерть, реализовался как герой. Горбачёв реализовался, как предатель, получает свои тридцать сребреников, празднует юбилей в Лондоне. Но где же во всем этом политика? Для возглавляемых ими стран они оказались одинаково профнепригодны — с точки зрения их политической квалификации и итогов их деятельности.

Но Бог любит Россию. В результате сложной политической игры, о которой я, наверное, расскажу на старости лет в мемуарах, к власти в стране в 1999 году пришли силы, которые можно назвать государственниками. Для них цель сохранения суверенитета России как основы для всего, стала альфой и омегой их новой политики. Политики,  делающейся на руинах великой страны, с населением, полностью дезориентированным изменением привычного уклада и хищной либеральной пропагандой.

Продолжение следует…

P.S. «Оранжевая революция – технология противодействия»

 

 

 

image_pdfimage_print
Система Orphus

Сбор подписей

vote4pvo

Поделитесь

Комментарии