Николай Стариков

Сергей Глазьев: евроинтеграция — самоубийство для Украины

14.10.2013 (14.10.2013) 144

Доктор экономических наук, профессор, академик Российской академии наук, член Национальной академии наук Украины Сергей Юрьевич Глазьев продолжает предостерегать руководство Украины от опасного действия. Ведь подписание договора об ассоциации Украины и Евросоюза не приносит Украине ничего, кроме «похлопывания по плечу», а уносит с собой целые отрасли украинской экономики.

Когда-то на подобную тему высказался Фуше — министр внутренних дел Наполеона Бонапарта: «Это не преступление, это хуже — это ошибка».

Источник: http://www.vesti.ru/doc.html?id=1141134

«- Сергей Юрьевич, вы противоречите своему начальнику. Он говорит: давайте допускать людей той же культуры, явно имея в виду, что таджики, узбеки и киргизы не относятся к этой культуре, а вы украинцам визами грозите. Почему?

— Он же говорит о нашей позиции, российской. Поскольку Украина стремится в ассоциацию с Евросоюзом, нужно просто уметь анализировать на несколько шагов вперед, что будет потом. Следствием того, что Украина подпишет Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, будет, самоликвидация  этой страны и ее  свободной торговли с нами. Также будет ужесточение контроля на границах в связи с тем, что Украина будет беспрепятственно пропускать европейские продовольственные товары. Третий шаг будет связан с политическими последствиями, обусловленными тем, что в этом соглашении написано, что Украина обязуется следовать в кильватере европейской политики. При этом у Украины нет никаких прав влиять на эту политику. То есть Украине будут просто диктовать то, что нужно делать. Также в соглашении сказано, что Украина обязуется участвовать под руководством Евросоюза в урегулировании региональных конфликтов. Мы это уже видели в Грузии. То есть Украина фактически лишается суверенитета и самостоятельности. При этом главной морковкой для украинских граждан в данном вопросе является обещание выйти на безвизовый режим с Евросоюзом. Хотя в соглашении об этом ни слова не сказано.  Ясно, что в этом направлении будет и дальше идти давление. Я думаю, что дальше будут выкручивать украинскому руководству руки, втягивать в НАТО. А если действительно случится так, что Украина с Европой будут иметь безвизовый режим, а мы нет, Украину будут втягивать в Шенгенскую зону.

— Будет примерно так, как сейчас с Хорватией.

— Из этого вытекает, что Украина вынуждена будет вести визы на нашей границе, как это было с нашими восточноевропейскими партнерами.

— Болгары, хорваты — везде одна и та же история.

— Они прошли по этому пути. Фактически Украина становится колонией Евросоюза, ей будут диктовать из Брюсселя, что нужно делать.

— Задам вам неожиданный вопрос: какой таможенный режим работает у России с Марокко и Мексикой?

— Режим наибольшего благоприятствования, который определен рамками Всемирной торговой организации. Мы взимаем единый таможенный тариф по нашей границе Таможенного союза. И с Украиной будет действовать аналогичный режим.

— Мексика является страной, обладающей тем статусом, к которому стремится Украина. У нее есть ассоциация с Европейским Союзом. При этом Мексика является полноправным членом интеграционного объединения с Соединенными Штатами и Канадой, которое называется NAFTA. И одно другому не мешает. Я слышу украинскую аргументацию: будем ассоциированными членами с Евросоюзом, но это не помешает нам иметь хорошие отношения с Таможенным союзом и Россией.

— Если бы Украина сохранила суверенитет... Загвоздка в том, что зоной свободной торговли с Евросоюзом это соглашение в ассоциации не ограничивается. Сама по себе зона свободной торговли с Евросоюзом для Украины — это ухудшение условий торговли примерно на 2 миллиарда долларов в год, потому что товары из Европы будут выдавливать украинские. Но самое главное в том, что Украина делегирует Брюсселю суверенные права в области регулирования торговой политики, таможенного регулирования, технического регулирования.

— Чего не делали ни мексиканцы, ни марокканцы.

— Это самоубийство. Украина берет на себя обязательства перейти на технический регламент Европейского Союза. Это означает, что уже через два года машиностроение Украины должно будет работать по стандартам Евросоюза. А в течение десяти лет вся экономика перейдет на стандарты Евросоюза.

— Это же невозможно.

— Украинские специалисты подсчитали, что для этого потребуется 100 миллиардов евро. Где эти деньги?

— Придется у России кредит брать, наверное.

— Россия — главный кредитор Украины. Кроме нее кредиты Украине никто не дает. Если руководство Украины ведет страну свою к катастрофе, это означает именно такие последствия, потому что свободный импорт европейских товаров, в том числе подержанных автомобилей, „убьет“ значительную часть украинских производителей.

— Подойдет к нашей границе. Надо вводить таможенный режим.

— Переход на европейский технический регламент означает, что украинские предприятия не смогут поставлять свою продукцию на украинский рынок. Для них останется только наш рынок. И Россия будет вынуждена с другими государствами,  членами Таможенного союза, этот рынок защищать. Как следствие — торговый баланс с Украиной станет ещё хуже. В конце концов прекращение кредитов будет означать дефолт, падение курса и утрату перспективы развития. Это безумие, которое, я думаю, все-таки не совершится. Я верю в здравый смысл.

— Получается, что российско-литовские сложности — птички по сравнению с тем, что может случиться с Украиной. Это в известной степени репетиция того, что может произойти с Украиной.

— Анализируя, кому  выгодно соглашение, получается, что Украине не выгодно. Оно ведет к экономической катастрофе, к падению производства, к ухудшению торговли и дефолту. Европе это не выгодно тоже, потому что кто-то же должен будет за это заплатить. Чтобы вывести Украину из дефолта, потребуется 35 миллиардов долларов. 100 миллиардов долларов — на модернизацию украинской промышленности под европейские стандарты. Европа не собирается платить, но головную боль от этого она получит. Это не выгодно нам, потому что мы теряем стратегического партнера, теряем возможности совместных производств, совместного развития. У нас с Украиной сегодня остановлены инвестиционные проекты на десятки миллиардов долларов, потому что мы не понимаем, что думает украинское руководство, которое ведет самоубийственную линию. Это выгодно небольшой горстке людей, которые поверили в восточное партнерство и делают на этом личную карьеру. У них личная корыстная мотивация в этом деле. Это выгодно горстке олигархов, которые хотят легализовать свою собственность в Европе. Но в жертву приносится практически вся экономика, доходы граждан, которые не хотят такой интеграции, а хотят быть в Едином экономическом пространстве с Россией. Думаю, здравый смысл подскажет украинскому руководству, что такие шаги нельзя делать.

— Вы очень рационально все объяснили. Но по-человечески Украину  жалко. Что можно сделать, чтобы не случилось того, что вы сейчас описали?

— Я думаю, что надо делать то, что мы делаем. Наши руководители объясняют украинским партнерам все последствия, которые произойдут. Мы считаем на два-три шага вперед. И из-за визового режима все всполошились потому, что это, можно сказать, математически следует на пятом шаге интеграции Украины в Евросоюз.

— На ваш взгляд, что лучше Украине: остаться между Евросоюзом и Таможенным союзом или вступить в Таможенный союз?

— Думаю, выгоднее вступить в Таможенный союз, потому что все расчеты показывают: в этом случае Украина получает газ по внутренней цене. Это в три раза дешевле, чем сейчас. Нефть и нефтепродукты — без пошлин. Она получает наш  продовольственный рынок. В сумме она получает 10 миллиардов долларов, улучшение условий торговли. Это то, что нужно для стабилизации платежного баланса, для устойчивого развития. Плюс запускаются большие инвестиционные проекты на десятки миллиардов, расширяется кооперация в наукоемкой сфере, улучшается структура украинской экономики. Но мы этого не навязываем — мы предлагаем. И когда украинское руководство обижается, что цена на газ слишком высокая для Украины, это действительно так. Давайте честно скажем: мы же вас приглашаем в Единое экономическое пространство, в котором формально Украина находится до сих пор, потому что она ратифицировала Соглашение о Едином экономическом пространстве.

— Во времена, когда Янукович был кандидатом в президенты на выборах.

— Да. И под это дело была поддержка общества, было сделано политическое решение. А сейчас фактически руководство Украины вернулось на „оранжевый“ курс. Соглашение об ассоциации с Евросоюзом — это творчество Тимошенко, которая осуждена.

— Скорее всего, Ющенко.

— И Ющенко тоже. Он хотел не только ассоциацию, но еще и НАТО вдобавок к этому. Поэтому, думаю, нам нужно терпеливо объяснять украинским партнерам последствия. Хотя некоторые остервенелые евроинтеграторы не хотят слышать логику и наши объяснения называют „шантажом“. По сравнению с тем, что написано в Соглашении об ассоциации, где Украину лишают суверенитета  по всем вопросам торгово-экономической политики, это не шантаж — это мягкое объяснение того, что нас ждет. Поэтому я уверен, что Соглашение об ассоциации Украины с Евросоюзом в таком виде подписано не будет. Оно не может быть подписано, исходя из элементарной логики. Из этого следует, что нужно садиться втроем и договариваться. Евросоюз, Россия и  Украина должны определить режим наших торгово-экономических отношений на долгосрочную перспективу.»

image_pdfimage_print
Система Orphus

Поделитесь

Комментарии