Николай Стариков

Читая учебники экономики

08.01.2010 85

Для меня очень любопытно, что к выводам, которые я обнародовал в книге «Кризис. Как это делается», можно придти совсем другим путем. Именно так к ним пришел один из моих читателей, чью статью сегодня предлагаем вашему вниманию.

Имея достаточное представление о механизмах, двигающих мировую экономику и финансы1, начинаешь читать научную литературу не только с позиций абсолютного приятия мыслей и идей автора или их восприятия в рамках ранее тебе известных научных доктрин. Помимо этого невольно проецируешь и анализируешь текст с позиции «арбитра»: что стоит за этими идеями – донести истину или знание; обычное тщеславие стать известным или же заложить в разум некий шаблон, плодящий химер сознания и восприятия окружающего мира в их преломлении. Такой первой книгой — откровением стал для меня классический учебник экономики, по которому обучаются в ВУЗах всего мира будущие «кардиологи» финансовой системы — это «Экономикс»2.

Начинается научный «кирпич» с титулов авторов, посвящений и благодарностей, бесконечных предисловий и инструкций о том, как читать учебник. Это традиция. А дальше, за многими, многими – больше 1.000 страниц текста – мыслями, сложными для прочтения не подготовленному к тяжелой и «скучной» науке читателю, кроются механизмы, двигающие современный экономический мир. В этих страницах, в этом белоснежном «талмуде» пульсируют идеи, которые формируют сознание и убеждения специалистов, точно так, как это делает с непосвященными система, более известная как PR.

Раздел «Макроэкономикс», посвященный проблемам экономических отношений на уровне государств, регионов и мира в целом, буквально пронизан победными реляциями в адрес нашего старого «друга» — Федеральной резервной системы (далее – ФРС). Той самой «лавочки», которая как кот за сметаной, стоит за финансовыми дрязгами последних двух столетий. Но авторы, конечно, рассчитывали на то, что учебник будут читать не только студенты, не дающие отчета прочитанному и реальной картине мира, и стремящиеся, заучив правильный ответ, получить положительную оценку. Поэтому под мысль о глобальном торжестве ФРС подведена теоретическая основа с аргументами и цифрами.

Вот только при подтасовке итог не бьется!

Теперь по порядку.

Необходимость создания ФРС и передача ей функций денежной эмиссии оправдываются… Великой депрессией, в которой Штаты оказались благодаря ФРС. Разумеется, анализ событий 20-х — 30-х годов основан на сплошных недомолвках и на переложении вины с больной головы на здоровую. Так, главной причиной депрессии два заслуженных научных мужа3 называют… резкое снижение уровня инвестиционных расходов в США в 1929 году (стр. 226). Но ведь это последствие. Это то же самое, как сказать, что человек скончался от пожелтения кожи, когда всему виной желтуха. Итак, причиной резкого снижения уровня инвестиционных расходов в США в 1929 году стало РЕЗКОЕ повышение процентных ставок Федрезервом и последовавшие меры по… дальнейшему сокращению денежной массы. На фоне существовавшей до 29 года низкой стоимости заемных денег4 громадными темпами росли инвестиционные расходы на модернизацию производства и расширение бизнеса. Деньги давались заемщикам легко и непринужденно, страна переживала расцвет жилищного строительства.

И тут вдруг бац! и деньги подорожали – усилиями ФРС предложение денег упало на 40% (!). Дешевые кредиты пришлось отдавать по высоким процентным ставкам, перекредитоваться было негде. Вот и понеслась волна разорений. Особо стоит обратить внимание на то, что началась Депрессия с … рынка жилья! Ничего из ближайшего прошлого не напоминает? Напомню, разговор идет про проблемы американских ипотечных агентств Fannie Mae и Freddie Mac, с которых началась видимая часть нынешнего мирового финансового кризиса.

Второй основной причиной кризиса экономические корифеи называют… биржевые спекуляции. Процветание, на фоне дешевых денег, фондовых бирж все 20 годы превратило биржевые спекуляции в ранг национального хобби (стр. 226-227). Вспомните нынешние США, где по признанию самих американцев дантисты и юристы своими прямыми профессиональными обязанностями занимались меньше, чем игрой на бирже. Так вот, превращение торгашества воздухом в национальную лотерею стало не причиной кризиса, а всё тем же последствием неограниченного и бесконтрольного производства Федрезервом денежной массы. А дальше начинается просто паноптикум. Потому что, по утверждению авторов, к 29 году назрела необходимость снизить цены на акции предприятий… (стр. 227). Такая безликая необходимость. И всё тут!

В здравом уме события всегда анализируются с позиций того, кому это было выгодно. Так вот, резко и вдруг подешевевшие предприятия скупались… федеральными резервными банками. Поэтому, очевидно, что необходимость снизить акции (читай – обрушить рынок) была только у Федрезерва, и он (Федрезерв) и только он имел в своем распоряжении инструменты сделать это легко и непринужденно. Ну и конечно знаменитые «национальные банковские каникулы», введенные президентом Рузвельтом в 33 году помогли Федрезерву на время убрать с рынка неподконтрольных ему инвесторов (или скупщиков), принудительно заблокировав их деньги в закрывшихся банках. Этот «подвиг» Рузвельта известен, однако одновременно с этим гражданам свободной Америки было запрещено иметь в собственности… золото! Его надлежало немедленно продать уполномоченным банкам ФРС в обмен на банкноты. Санкция за нарушения этого требования составляла 20 (!) лет лишения свободы.

Далее авторы рассматривают в том же контексте кризис конца 60-х годов. Разумеется, в нем виноваты все, кроме ФРС. По их мнению, государство сильно увеличило свои расходы, что привело к инфляции. Вы видели когда-нибудь и где-нибудь, что бы деньги, вложенные в реальный сектор и приносящие реальный (материальный) рост благосостояния нации, могли вызвать кризис? Нет. Поэтому ничтоже сумняшеся, авторы добавляют, что свою роль в кризисе сыграли и высокие потребительские расходы и инвестиции (стр. 227). А за объем свободных денежных средств (инвестиций) в такой стране, как США, как известно, отвечает Федрезерв. Который ни перед кем за количество произведенных бумажек, кроме своих акционеров, не отвечает. Вот на фоне такого описания подвигов родной ФРС, авторы «Экономикс» позволяют себе заявлять о несомненной её для США в частности, и для мира в целом! Для этих целей они анализируют и сравнивают фискальную политику государства и денежно-кредитную политику Федрезерва, как альтернативных инструментов воздействия на экономическую ситуацию в стране.

Забегая вперед, скажу, что цель этого сравнения – дискредитация любых действий государства и одобрение любых действий Федрезерва. Потому, что ФРС просто должен быть лучше, надежнее, независимей и т.п. 

Итак, фискальная политика государства (гл. 12) осуществляется посредством изменения налоговых ставок в стране и изменением количества государственных расходов. В идеале – это действия, не зависящие от печатного станка, поскольку оперируют объемом денежных средств, существующих на данный момент в обществе. Они не создают «мыльных пузырей», не деформируют финансовый рынок, если не связаны с запуском печатного станка. Другой разговор, что чиновники этот станок могут включить, и всё-таки, этот процесс слабо, но поддается государственному контролю. В качестве минусов фискальной политики авторы указывают на её слабость под воздействием инфляции (стр. 267), но этого не будет, если ФРС не включит (или выключит) станок. Что, очевидно, противоречит интересам ФРС. Далее, фискальная политика оказывается неэффективна, поскольку сокращает частные инвестиции. А точнее – меняет объемы денежной массы в стране. Ну а денежной массой в стране привыкли заправлять ребята из ФРС, посредством… (см. предыдущий абзац) станка. И, наконец, авторы задаются сомнениями (стр. 268), о том, может ли общество рассчитывать на то, что Конгресс примет фискальную политику, которая соответствует экономической ситуации (читай, чаяниям ФРС). Что же, в США оказывается есть люди, которые могут противостоять Федрезерву при принятии решений о реализации экономической политики?

Программу по реализации экономической политики государства в США вырабатывает Совет экономических консультантов при Президенте. Официально он всё больше анализирует, вырабатывает прогнозы, оповещает широкую общественность. Только вот реально официальная экономическая политика США выходит из-под пера вот этих бравых ребят, среди которых много ученых, финансистов и.т.п. Посмотрим, кто же занимал и занимает пост главы Совета экономических консультантов при Президенте США. Вот некоторые из них5:

  • Герберт Стейн (1972—1974) – видный член организации «Объединенный еврейский призыв»6;
  • Алан Гринспен (1974—1977) – 13-й Председатель Федеральной резервной системы США;
  • Мартин Стюарт Фельдстейн (1982—1984) – член «группы тридцати» (международная организация экономистов и финансистов, основанная Рокфеллеровским центром);
  • Джозеф Юджин Стиглиц (1995—1997) — шеф Всемирного банка;
  • Джанет Йеллен (1997—1999) — президент Федерального резервного банка в Сан-Франциско;
  • Грегори Мэнкью (2003—2005) — советник Федерального резервного банка в Бостоне; ученик Стэнли Фишера — шефа Всемирного банка, заместителя главы Международного валютного фонда;
  • Бен Шалом Бернанке (2005—2006) — с 2002 года член ФРС, 2006-н.в. — председатель ФРС.

Таким образом, американское общество имеет иллюзию выбора между экономической политикой Федрезерва, на которую влиять ни прямо, ни через представительные органы власти не может, и фискальной политикой государства, в лице Совета экономических консультантов, состоящего из сотрудников Федрезерва, Всемирного банка и МВФ. В качестве панацеи авторы «Экономикс» рассматривают денежно-кредитную политику Федрезерва (гл. 15). Она заключается в изменении учетных ставок, изменении резервной нормы7 и проведении операций на открытом рынке, которые, в основном, сводятся к купле-продаже ценных бумаг (стр. 326-332). И всё? По логике нет. Как можно воздействовать на денежно-кредитную политику посредством косвенных инструментов? Это то же самое, что лечить воспаление легких проветриванием воздуха в комнате.

Куда же делось регулирование эмиссии?

Ну, разумеется, оно никуда не делось, печатный станок является основным инструментом зарабатывания «на старость» акционерам Федрезерва. Поэтому юным да пытливым читателям «Экономикс» не обязательно знать о таких вещах. Но что бы сдать экзамен и забыть – первых трех положений будет вполне достаточно! Очевидно, что на практике машина без одного колеса не поедет. Поэтому для приведенной в «Экономикс» «безотказной» модели функционирования ФРС сделан ряд исключений.

Так, «машина не поедет», поскольку (стр. 338-340):

— непригодна в периоды спада (кризиса). Логично, если Федрезерву нужен кризис, сам он не сможет с ним бороться посредством своей же денежно-кредитной политики;

— непригодна при резком изменении скорости обращения денег8. Вместе с тем, несложно понять, что резкое изменение обращения может произойти только в условиях кризиса, о чем см. предыдущий пункт. Существует ли альтернатива всему этому бардаку, гладко оформленному в обложку с синей надписью «Экономикс»?

Да, и название её – монетаризм и золотой стандарт.

В 1964 году в США вышла книга «Государство и деньги. Как государство завладело денежной системой общества»9. Её автор – лысоватый добряк, с очками в роговой оправе и в нелепом помятом галстуке-бабочке на весь мир заявил, что правители и финансовые воротилы подчинили денежную систему центральной власти. Он критиковал принципы функционирования центральных банков и называл Федрезерв синдикатом фальшивомонетчиков. Его идеалом был золотой стандарт в денежном обращении.

Его звали Мюррей Ротбард10.

Его работа так и осталась бы тихой монографией, если бы не был он учеником великого Людвига фон Мизеса11, и возможно, если бы за месяц до этого не был убит в Далласе 35-ый Президент США Дж.Ф.Кеннеди, который незадолго до своей трагической смерти подписал по-настоящее время неотмененный указ об упразднении полномочий ФРС. Конечно, Ротбард был далеко не первым. Уже блистал на экономическом Олимпе Милтон Фридман12. Однако, именно Ротбард показал всю неприглядную роль ФРС и назвал своими именами – мошенниками. Он доказал, что современное государство (использующее бумажки вместо денег) по своей природе является инфляционным, потому что инфляция – это крайне соблазнительный способ присвоения наших доходов правящей элитой. И именно государственное вмешательство в денежное обращение в 20 веке, превратившее мир взаимовыгодных отношений в скопище воюющих друг с другом валютных блоков, подтолкнуло человечество к войнам13.

Ротбард рассматривает денежную массу, находящуюся в обращении, как определяющий фактор в формировании хозяйственной конъюнктуры. Он говорил, что совокупный объем продукта и уровень цен изменяются в зависимости от изменения предложения денег. Следовательно, достижение безинфляционного и бескризисного роста экономики требует контроля за обращаемой денежной массой. И вот тут, конечно по счастливому совпадению, после всего вышеописанного нами, авторы «Экономикс» начинают неумелое, но широкомасштабное наступление на монетаристов (стр. 376-378). Чего стоит приведенный ими пример, согласно которого в экономике существует некое равновесное состояние, при котором требуемая сумма наличных денег на руках у населения страны составляет некоторое количество долларов США. Тут происходит что-то (ФРС станок включила) и количество денежных средств возросло на х+10%. Согласно авторам «Экономикс» экономические агенты (домохозяйства и фирмы) тут же узнают об этом факте и захотят избавиться от излишней наличности посредством увеличения своих трат, что приведет к росту ВВП до y+10%. И таким образом система останется в равновесии, так что монетаристам не о чем беспокоиться (стр. 378).

Но Вы видели где-нибудь, что бы какая-нибудь семья Петровых интересовалась экономикой в объеме большем программы «Время» и увеличила свои расходы в ответ на информацию Минфина об изменении наличной денежной массы в экономике? Американцы от нас не отличаются в этом отношении ни чем. Все эти сверх быстрые и сверх адекватные реакции экономических агентов авторы «Экономикс» укладывают в теорию рациональных ожиданий, согласно которой компании и потребители ПОНИМАЮТ (!), какое влияние на экономику окажут возможные изменения объема денежной массы планируемые государством, и немедленно примут меры, которые сведут все действия государства в рамках фискальной политики и теории монетаристов на нет (стр. 364). Ну и конечно следует вывод, что ФРС рулит, а его денежно-кредитная политика – всему голова.

Между тем, приведенный в эпиграфе экономический советник президента США Дж.Ф. Кеннеди Дж. К. Гэлбрейт, наблюдавший и изучавший Федрезер в процессе реализации государственной экономической политики приходит к выводу, что инструменты, используемые ФРС «явно неэффективны. Они не решают тех проблем, которые призваны решать: рецессия и безработица, или бум и инфляция, продолжаются. И в этом заключается, как оказалось, наиболее чтимая и наиболее очевидная форма обмана»14.

Анализируя деятельность Федрезерва, начиная с 1913 года, Гэлбрейт приходит к выводу, что «Федеральная резервная система бесполезна»15! «Ложно положительная репутация ФРС зиждется на мощи и авторитете банков и банкиров и на магической силе денег – именно они поддерживают и обеспечивают деятельность ФРС и её членов – входящих в неё банков». И там же: «описанный нами в высшей степени убедительный и логичный процесс (денежно-кредитная политика ФРС) существует лишь в широко распространенном экономическом веровании, но не в реальной жизни. Это верование опирается на вроде бы убедительную теорию, но не на реальность и не на практический опыт».

И в заключение.

Как бы вскользь, но при этом через всю книгу авторы проводят ещё одну потрясающую мысль. Читая эти строки, я думал, что, возможно, об этом думают, догадываются, но молчат или говорят, но шепотом. Однако оказалось, что это очевидность. Итак: «Стоимость денег уже не основывается на строго определенном количестве драгоценных металлов (как было раньше), она диктуется скорее количеством товаров, услуг и ресурсов, которые можно приобрести за эти деньги на рынке» (стр. 289).

Вот такая очевидность. Если расшифровать её, то оказывается, что нынешние деньги являются деньгами ровно настолько, насколько нам укажут сверху и заверят в их покупательной способности ребята из ФРС. Исходя из этих посылов — деньги больше не являются универсальным товаром-посредником! Функция денег как меры стоимости, по-видимому, ОТМЕНЯЕТСЯ!

А ведь согласно этой функции – деньги, как всеобщий эквивалент, измеряют стоимость товаров (выражают их меновую стоимость), однако, исходя из вышеприведенной выдержки, оказывается, что деньги, как всеобщий эквивалент, измеряют стоимость товаров, которые определяют стоимость денег.

КОЛЛАПС!

P.S. Истина, как всегда, лежит на поверхности — там, где её не ищут, берусь утверждать, никогда. Заглянув в техническую часть содержимого учебника, там, где перечисляются выходные данные учебника, где дается ISBN, приводится информация об авторских правах и copyright, обнаруживаем следующую надпись «Издание осуществлено при поддержке … Государственного Департамента США».

Всё, приехали!

Н.Б. Шумилов

1 Стариков Н.В. «Кризис. Как это делается». изд. «Питер» — 2009;
2 К.Р. Макконнелл, С.Л. Брю «Экономикс: принципы, проблемы и политика: пер. с 14-го англ. Изд. – М.: ИНФРА-М, 2005 – XXXVI, 972 с;
3 К.Р. Макконнелл – заслуженный профессор экономики Университета штата Небраска, С.Л. Брю – профессор экономики Тихоокеанского лютеранского университета;
4 тот самый ссудный процент;
5 в скобках указаны годы работы на посту главы Совета;
6 американская общественная еврейская благотворительная организация. Основана американской еврейской общиной в 1939 г. в интересах оказания помощи израильским сородичам (http://www.eleven.co.il/article/13040);
7 Резервная норма – это сумма денег в виде процента от общей суммы активов коммерческого банка, которую коммерческий банк обязан хранить в Федеральном Резервном Банке округа.
8 Скорость обращения денег — число, показывающее, сколько раз за год один и тот же доллар, находясь в обращении, расходуется на приобретение товаров и услуг.
9 What has government done to our money? 1964.
10 Мюррей Ротбард (1926 — 1995) — американский экономист, представитель австрийской школы в экономической науке.
11 Людвиг фон Мизес (1881 — 1973) – австриец, экономист, основатель новоавстрийской школы в экономической науке.
12 Милтон Фридман (1912—2006) — американский экономист, нобелевский лауреат, виднейший представитель школы монетаристов. Раскритиковал политику ФРС во время Большой депрессии в своей работе «Оптимальное количество денег и другие очерки» (The Optimum quantity of money and other essays, 1969).
13 М. Ротбард. Государство и деньги. Как государство завладело денежной системой общества. изд. «Социум», 2004. Стр. 114-115.
14 Дж.К. Гэлбрейт «Экономика невинного обмана». М., изд. «Европа», 2009, стр. 64;
15 там же, стр. 67.

Система Orphus

Поделитесь

Комментарии