Что мешает нашей науке

22.03.2010 139

Наука играет в современном обществе все более возрастающую роль. Российская наука все ещё не в лучшей форме после погрома 90-х. Что же мешает её восстановлению? Многое. Не последнюю роль играет и пристальное «внимание» наших геополитических «партнеров».


Фотография — canadiangeographic.ca.

Сегодня я публикую письмо, которое я получил на свой электронный ящик. Не имею возможности проверить изложенные в нем данные. Но они, на мой взгляд, очень важны.

«Уважаемый Николай Викторович!

В ваших книгах поднято столько разных вопросов… Хочу отметить один. Про доступ к новым технологиям. Если бы Вы только знали, какие трудности в этом плане приходится преодолевать нашим генетикам! То, что Вы прекрасно представляете всю мощь борьбы США с научными разработками России и других стран, я не сомневаюсь.

Но вот немного конкретики. Совсем недавно американскими фирмами-производителями было введено штрих-кодирование картриджей в секвенаторах. Секвенатор — основной инструмент, используемый при расшифровке ДНК. Картридж для секвенатора — это почти аналог картриджа для принтера, деталь в приборе не самая сложная, но без него прибор стоимостью в миллион долларов — просто груда железа. Стоит само это комплектующее неоправданно дорого, но это, как и везде, ведь все фирмы стараются жить за счет комплектующих и обслуживания клиентов.

Так вот. Последнее нововведение ограничивает срок службы картриджа — 1 месяц, сроки, как Вы догадываетесь, прошиваются в штрих-коде. При вставке просроченного картриджа программа управления прибора просто не запускается. Если вы купили несколько картриждей, или один, но не успели использовать в срок — можно выбрасывать. Вернее, выбрасывать нельзя, потому что новый вам продадут только в обмен на старый и вообще по ним надо «отчитываться». (Таким образом, кстати, легко отследить плотность генетических  исследований)

Купить картридж вообще непросто, абы кому его не продадут плюс сложная процедура согласований, но это хотя бы можно оправдать контролем за биобезопасностью. Но вот срок действия в один месяц не оправдан ничем — реагенты заправки сохраняют работоспособность годами, проверено. А если, например, валюта выделяется раз в год, как во многих исследовательских институтах, или необходима остановка в работе на секвенаторе?

Много предложений от мучающихся генетиков — сделать свои картриджи. Разработать их — вполне по силам, но придется взламывать код программы, а это уже грозит крупными неприятностями. До 2003 г. США были монополистом в производстве этих сложных инструментов и действовали вполне жестко, тормозя разработки других стран, перекупая специалистов и т.д. И даже Китаю не удалось ничего сделать.

На первые разработки отечественного секвенатора были истрачены очень большие деньги, но все было прервано на полпути перестройкой. А уже полностью готовое и запущенное производство главной детали секвенатора было остановлено, установка разобрана и вывезена (!) в США. Вторая разработка российского прибора началась по прямому заказу российских спецслужб. За мизерные деньги прибор был сделан с нуля.

Вскоре через Британский совет поступило приглашение в Лондон рассказать об успехах работ. После этого начались проблемы с финансированием, ни в какие программы и конкурсы включиться уже не удавалось, разработчикам было предложено самофинансироваться — что-то производить, продавать и таким образом развиваться. А вскоре снова поступило предложение от Британского Совета посетить Лондон, только с условием — рассказать о какой-нибудь совсем новой разработке.

Все это происходило за несколько лет до кризиса, при дорогой нефти. Но как жаль, что в то время Ваших книг я еще не читал. Я и мои коллеги были неосмотрительны. И в настоящее время я бы не стал рассказывать никому и ничего о ходе работ.

Кроме Вас, разумеется.

С уважением, Виктор Сергеевич».

Для выяснения подробностей я написал ответное письмо с просьбой уточнить некоторые моменты. Год, когда это все произошло? Что случилось после выступления в Лондоне? Получил ответ:

«Лондон — 2003 год. Нет, деньги российской спецслужбы были полностью освоены и договор выполнен успешно. Но после посещения Лондона, работы по прибору стали… как бы… притормаживаться. Все шло хорошо, сформировался сплоченный коллектив, стали решать проблему самофинансирования, появились заказчики. Импортным компонентам создавались свои, российские аналоги. Строили планы о моделях следующего поколения. Но специалистов все чаще перетягивали на другие работы, деньги выделялись не во вторую, и даже не в третью очередь.

Потом стало высказываться мнение, что не стоит копировать импортный прибор (почему-то только этот), и что лучше заняться чем-то другим, прорывным. Трудно объяснить — все в порядке, но что-то не так, обстановка незаметно меняется. А осенью 2008 года вдруг оказалось, что отечественный прибор срочно нужен, по всем требованиям безопасности».

Комментарий: Вот так внешняя политика вдруг переплетается с внутренней. Сильная Россия не нужна никому, кроме самой России. И как видно из этого письма (если, конечно, все описанное правда), внутри нашей страны есть не только зримая «пятая колонна», организующая митинги и объясняющаяся в любви к НАТО и США. Есть и более опасные «колонны», которые зорко стоят на страже интересов.

Интересов Лондона. Интересов Англии, а не России.

Вот это уже действительно серьезно…


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Поделитесь

Новые видео

Instagram Николая Старикова

Комментарии