Николай Стариков

Выдуманная история Украины: «Битва при Крутах»

15.01.2017 85

На наших глазах «конструируется» история Украины, как отдельного государства. Как народа, всегда боровшегося «за свободу» от «клятых москалей». Трагедия в том, что русский и украинский — не два разных и не братских народа, а ОДИН ЕДИНЫЙ народ. Чтобы создать «историю Украины» в ход идут две составляющие: Мифы и Ложь.

Об этом рассказывает постоянный автор блога nstarikov.ru из Украины — Степан Михальченко.

«Битва при Крутах» — мифы и ложь

Все трагические события, случившиеся в Украине за последние три года, заставляют разобраться, в чём причина того, что история современной Украины пошла по такому жестокому и абсурдному пути. Мне нравились мои институтские педагоги, все они были учителями старой советской закалки, искренно увлечённые своим делом. Одним из лучших педагогов у нас — студентов считался преподаватель истории Украины. Его лекции студенты не пропускали. Уж очень увлекательно было слушать такие уникальные, героические истории из теперь уже истории «независимой Украины». Первая в Европе украинская конституция Филиппа Орлика; героическая Конотопская битва, в которой бесстрашные казаки одолели ужасную Российскую империю; бой под Крутами в 1918 году, в котором сложили головы 300 киевских студентов жертвенно защищавших Киев от орд большевистской России. И много-много других подвигов самоотверженных украинцев, столетиями боровшимися за независимость Украины от имперской России. Почему-то всё это не подвергалось сомнению, и было окутано таинственным ореолом героизма и непокорности нашей Родины – Украины. Но, жизнь заставила опять засесть за изучения истории. Гражданская война должна иметь какие-то предпосылки. Что-то не оглашённое и скрытое в нашей истории непременно должно иметь связь с теперешним безумием, творящимся в Украине.

Копошась в этом всём последние три года, я пришёл к выводу, что единственной правдой в «Истории Украины» оказалось высказывание Председателя Украинской Народной республики (1917—1918) В.Винниченко касательно того, что историю Украины нельзя читать без брома. Всё остальное, к сожалению, оказалось ложью. Это чувство тотальной лжи настолько входило в диссонанс с предыдущим мироощущением, что мне безумно захотелось найти своего университетского учителя истории. Чтобы через общение с ним, попытаться как-то уравновесить всё это.

Уже после института, мы часто случайно пересекались с ним в районе Золотых Ворот, и он всегда удивлял меня полной осведомленностью в моих делах: «Стёпа, всё дело в том, что Киев очень маленький город, где все про всех и всё знают. Поэтому бросьте вы свою дурацкую, юношескую привычку со всеми сcориться; иначе это может стоить вам карьеры». Помня о том, что Киев очень маленький город, я с лёгкостью нашёл своего бывшего университетского учителя. Но, к сожалению, в этот раз у нас разговор не сложился. Выслушав меня буквально несколько минут, он снисходительно улыбнулся: «Насколько я понял, вы ведёте к тому, что нет никакой украинской нации? А украинцы, по сути своей, это русские? Я вас правильно понял?

— Совершенно правильно. Это органично, и однозначно выплывает из непредвзятого и неполитизированного анализа нашей истории. Мало того, все наши гетманы это прекрасно понимали… Первая в Европе украинская конституция Филиппа Орлика – это ложь. Во-первых, потому что никакого отношения к конституции этот документ не имеет. Это очевидно, даже из самого названия: «Договоры и Постановлεnѧ Правъ и волностεй войсковыхъ мεжи Яснε вεлможнымъ εго милостю паномъ Филиппомъ Орликомъ новоизбраннымъ Войска Zапорожского гεтманомъ, и мεжи εнεральними особами, полковниками и тымъ жε Войскомъ Zапорожскимъ сполною з обоихъ сторонъ обрадою утвεржεnnыε и при волной εлεкції формалною присягою ωт того жъ Яснε вεлможного гεтмана».

Это договоры и постановление войсковых вольностей и прав. То есть, это воинский устав. Во вторых, сам Орлик указывает в них «Малая Русь – Отчизна наша»  (статья 2). И потом, если уж говорить о первой Конституции, то нужно говорить о «Правде Русской». О том своде законов, по которому жила Киевская Русь при Ярославе Мудром. Основоположник теперешней Галиции, Данило Галицкий, его дети и внуки считали себя русскими. Вы не можете этого не знать…

— Я согласен, украинцы – это действительно русские. Самые настоящие русские… Но, тут всё дело не в том, что мы русские, а в том, что россияне выдающие себя за русских, на самом деле совершенно не русские… Они – азиаты…

Дальше, я не буду пересказывать наш диалог, просто из нежелания множить абсурд, которого и так уже в «Украине» выше всех допустимых норм. Рассмотрим лучше очередной миф – очередную ложь, навязываемую в «независимой Украине» доверчивым согражданам; пытаясь убедить их в том, что «Украина» — не Россия.

Начиная с 2005 года, от президентства Ющенко «в» Украине искренне, изо всех патриотических сил стараются увековечить подвиг «Героев Крут». В Киеве, Львове, Сумах, Черновцах, Ковеле, Дрогобыче, Нежине, Стрию, Хмельницком, Боярке, Шепетовке, Херсоне и других населённых пунктах, официальной властью были переименованы десятки улиц, бульваров и скверов в честь этого события: боя под Крутами. Все новые названия одинаковы: улицы Героев Крут, бульвары и скверы «Героев Крут». Характерной особенностью этого события является то, что за десять лет празднований этого боя, официальными властями о нем имеется очень мало информации.

Вся суть сводится к тому, что 29 января 1918 года 300 киевских студентов, пытаясь защитить молодую государственность Украины (Украинскую Народную Республику) от наступающих на Киев «российских орд Красной Армии», приняли бой возле станции Круты (130 км от Киева). Практически все они погибли в этой неравной схватке с четырёх тысячной армией М.Муравьева. Вот так вот, в борьбе с кровожадной Россией, мол, и ковалась Независимость Украины. Это историческое событие подаётся исключительно как героический эпизод в вечной украино-русской войне. Давайте разбираться.

Термин украино-русская война, подразумевает под собой то, что с одной стороны выступали украинцы, а с противоположной русские.  Так ведь?

Первое: Юго-Западный фронт в первую мировую войну находился на территории современной Украины. На 1 апреля 1917 года в составе русской армии на Юго-Западном фронте было 2 млн. 315 тыс. солдат и офицеров (с тыловыми частями: 3 мил. 265 тыс.) Из которых 1 млн. 200 тыс. – уроженцы того, что сегодня называется Украиной. После отречения Николая II на территории Украины 23 июня 1917 года создаётся «Автономная Украина» (в составе Российского государства). С ноября — Украинская Народная Республика. С июня 1917 по февраль 1918 на основе демобилизованных частей российской армии, создаются вооружённые силы УНР. Которые, по сведениям приведённым украинской википедией, к лету 1917 года состояли из 300 тыс. войска. Но уже через 7 месяцев, к февралю 18-го года численность армии УНР сократилось на 95% до 15 тыс. По мнению «украинских историков» главным виновником такого катастрофического положения было дезертирство и отличная система революционных агитаторов входивших в состав российских большевистских войск, которые склоняли на свою сторону целые отряды армии УНР.

А вот как описывает отношение к Украинской Народной Республики самих украинцев, непосредственный участник тех событий Глава Рады Народных Министров В.Винниченко («Возрождение нации»):

«... Это была война идей, влияния ... Наше влияние было меньшим. Оно был настолько мало, что мы с большим трудом могли составлять какие-то небольшие более или менее дисциплинированные части и высылать их против большевиков. Большевики, правда, тоже не имели больших дисциплинированных частей, но их преимущество было в том, что все наши широкие массы солдатства не ставили им никакого сопротивления или даже переходили на их сторону, почти все рабочие каждого города становилось за ними; в селах сельская беднота явно была большевистская; словом, огромное большинство самого украинского населения было против нас».

Если за 7 месяцев из украинской армии дезертировало и перешло на сторону большевистской России 95% её численного состава, о чём это говорит? Это говорит о том, что народ не поддерживал ни саму Украинскую Народную Республику, ни их главного желания — отделения от России. Если «официальная Украина» сама признаёт, что на сторону большевистской России переходили целые отряды украинской армии, то в действительности думаю этот «переход» был ещё грандиозней. Иначе, просто невозможно объяснить как из 300 тысячной украинской армии, через 7 месяцев осталось жалких 5%.

Следовательно, утверждать, что бой под Крутами – это эпизод из вечной украино-русской войны – просто Ложь. Отряд генерала М.Муравьева мог, и, скорее всего, состоял из самих же «украинцев». Вспомните уже приведенные выше слова Главы Рады Народных Министров В.Винниченко: «огромное большинство самого украинского населения было против нас».

Практически все выжившие участники боя вспоминают, что им чудом удалось добраться из Киева на станцию Круты, потому как железнодорожники были против УНР и всячески саботировали приказы.

Степан Самийленко (полковник армии УНР): «… Мы хорошо знали, что от Киева до Крут – всего пару часов. Но на деле, всё оказалось иначе: на станцию Круты мы приехали аж пополудни 29 января, потому как железнодорожники саботировали».

Л.Лукасевич (участник боя): «По дороге на фронт мы часто встречались на железной дороге с откровенно вражеским отношением железнодорожников, которые создавали нам всякие технические препятствия, часто задерживая наш поезд. Залоги на станциях состояли из небольших отделов наших воинов или Свободного казачества, которые с трудом могли овладеть положением среди враждебно настроенных к нам железнодорожников».

А. Гончаренко (сотник армии УНР) о том как население относилось к «героям Крут»: «… К тому же вражеское настроение населения, которое косым взглядом смотрело на «интеллигентов»  — юношей, очень плохо отображалось на настроениях. Часть юношей – это были дети из под селянских крыш, с неустоявшимся мировоззрением, которые просто интуитивно ощущали нашу правоту».

Интересно получается, 95 % армии дезертировало и перешло на сторону большевистской России, население косо смотрит, железнодорожники  саботируют приказы, «огромное большинство самого украинского населения против нас» (В.Винниченко), но… Но мы всё равно будем навязывать Ложь о бое при Крутах, как о «историческом» прецеденте украино-русской войны.   .

Даже сам основоположник и руководитель Украинской Народной Республики, уже в эмиграции, честно признаётся: «Будем честны с собой и другими: мы воспользовались несознательностью масс. Не они нас выбирали, а мы им навязали себя». (В.К.Винниченко. «Возрождение Нации», том 2, стр.190)

И вот именно это, безапелляционное навязывание продолжается и по сей день.

Чтобы лучше понять и почувствовать, что же происходило в Киеве, на самом деле в 1918, вспомните или перечитайте роман Михаила Афанасьевича Булгакова «Белая гвардия» или пьесу «Дни Турбиных».

Помните, начало романа? «Велик был год и страшен год по рождестве Христовом 1918, от  начала  же революции второй…».

Михаил Афанасьевич был непосредственным очевидцем тех событий, так как был мобилизован в феврале 1919 года властями УНР и проходил службу, как военный врач в Украинской Народной Армии. Обратите внимание, бой под Крутами и действия романа разделяет лишь несколько месяцев. (УНР, затем Гетманат, затем опять Директория УНР) Сопоставьте ложь о украинско-российской войне, навязываемый «независимой Украиной» и всю боль гражданской войны описанной Булгаковым на примере семьи Турбиных. К тому же, возраст Николки Турбина совпадает с «героями Крут», он тоже был киевским студентом.

К воспоминаниям же участников боя при Крутах, я отношусь без особого доверия, потому что все эти воспоминания изобилуют огромным количеством клише и явных нестыковок. Вот пример: многие участники вспоминают о том, как здорово они всю дорогу пели гимн «Ще не вмерла Украина» и украинские народные песни, подчёркивая, что никто не верил в возможность боя.  И тут же находится  самый «осознанный» из участников Левко Лукасевич, который многозначительно сообщает: «С данных разведки и по движению врага было понятно, что должен состояться решающий бой – первый бой московско-украинской войны». Или вот ещё, образец интересной логики:  (Б.Манкевич «Поступ» Львов 1929, ч.2): «Над пленными большевики долго издевались и на второй день 27 студентов расстреляли, а их трупы запретили селянам хоронить. Все пленные были замордованы зверским способом: они были с розбитыми головами, выбитыми зубами, выколотыми глазами. Несколько трупов не удалось опознать, так как они были изувечены».

И чуть ниже, этот же Манкевич, описав всю «драгоценную и наичистейшую жертву принесенную на алтарь независимости Украины» сообщает: семерых раненных русские отправили в Харьков на лечение…

Где здесь правда? Зачем семерых раненых отправили на лечение в Харьков? Чтобы подлечить, и потом уже выбивать зубы и выкалывать глаза?

Детально мы рассмотрим этот бой в следующей статье. А сейчас лишь подытожим всё вышесказанное: бой при Крутах был эпизодом не в украинско-русской, а в гражданской войне. Это была война идей, влияния. А вот влияние УНР было настолько мало, что за 7 месяцев дезертировало и перешло на сторону большевистской России 95% её армии. Почти все рабочие каждого города становилось за большевистскую Россию; в селах сельская беднота и огромное большинство самого украинского населения было против УНР.

И будем честны с собой и другими, как призывал Винниченко: отцы основатели УНР воспользовались несознательностью масс. Не народ выбирал УНР, а горстка свидомых маргиналов пыталась навязать народу свою власть и идеи, которые не имели ничего общего с желаниями и чаяниями самого народа.

Степан Михайличенко

 

P.S. Другие материалы данного автора:

 

 

 

Система Orphus

Поделитесь

Комментарии