Большая пресс-конференция Владимира Путина

Д.Песков: Я, кстати, видел «Чечня», журналиста. Что-то Вы хотите добавить? Средний сектор. Руку поднимите, чтобы Вас было видно. Просьба представляться и максимально сжато формулировать.

А.Керимов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте!

А.Керимов: Телеканал «Грозный», Алхазур Керимов.

Очень приятно было слышать из Ваших уст такие тёплые слова в адрес и первого президента Чеченской Республики, и нынешнего лидера. В целом хотелось бы отметить в первую очередь, что Чеченская Республика сегодня динамично развивается по всем показателям.

Это стало возможным в первую очередь благодаря Вашим волевым решениям, всесторонней поддержке, помощи. Народ это понимает, именно поэтому уровень доверия населения к Вам в нашем регионе самый высокий в России. В Чечне Вас любят, уважают и до сих пор ждут в гости. Собственно, к вопросу.

В последнее время много обсуждений вокруг идеи строительства дороги в Грузию через Чечню. Это решало бы стратегические задачи и позволило бы разгрузить альтернативный маршрут, который особенно загружен в зимнее время из-за снегопадов, – жителям приходится сутками стоять в пробках.

Глава Чечни неоднократно поднимал этот вопрос и комментировал, так как открытие дороги позволило бы увеличить товарообмен и дало бы импульс экономике в связи со стремительным развитием туризма в регионе. Как Вы относитесь к подобной инициативе? И насколько считаете экономически выгодной как для России, так и Грузии? Поддерживаете реализацию? Вдобавок к этому ещё один момент.

Ранее глава Чеченской Республики предложил построить высокоскоростную железнодорожную магистраль от Краснодара до Грозного и связать её с уже существующим проектом высокоскоростной магистрали «Москва – Адлер». Это положительно сказалось бы на уровне доступности среди самих республик. Как Вы в целом оцениваете этот проект? Стоит ли рассчитывать нам на его реализацию тоже?

В.Путин: Вы знаете, на Юге России, в том числе то, что касается Чеченской Республики, там несколько проектов развития инфраструктуры. Они все у нас в работе и все изучаются. Что-то из них в более продвинутом состоянии находится, что-то – нет. Я сейчас не хотел бы в детали вникать, но я знаю об этих планах.

Мы совсем недавно тоже обсуждали это в Правительстве, различные варианты, связывающие Чеченскую Республику и с Краснодаром, и с Черноморским побережьем. Это просто в своё время надо будет делать, сейчас нет пока конкретных, просчитанных планов. Хотя это целесообразно, я этого не скрываю.

Первая часть Вашего вопроса?

А.Керимов: Дорога в Грузию.

В.Путин: Да, в Грузию. Там действительно есть проблемы сообщения с Грузией, особенно в зимний период, когда снегом там всё заваливает. Мы, конечно, это знаем. Но и то, что Вы сейчас сказали, – это хорошая идея, но пока она в практических планах Министерства транспорта отсутствует. Хотя, повторяю ещё раз, она известна, известна эта идея и в принципе реализуема. Целесообразность реализации, безусловно, существует.

Д.Песков: Давайте пойдём сюда. Дмитрий Саймс. Наверное, как Первый канал, да?

Д.Саймс: Первый канал, «Большая игра».

Д.Песков: Пожалуйста, дайте микрофон.

Д.Саймс: Господин Президент, два дня назад были приняты в американском Конгрессе законопроекты о санкциях против России. Причём таким большинством, что Президенту Трампу очень было бы трудно сохранить своё вето.

И, как Вы наверняка знаете, вчера палата представителей приняла акт импичмента. Это тот контекст, в котором ему приходится принимать решения по внешней политике в целом и более конкретно, конечно, в отношении России.

В этой ситуации какие, Вы считаете, у Вас и у России возможности попытаться сохранить или усилить диалог с Соединёнными Штатами до конца президентства Трампа? Что Вы можете сделать для стратегической стабильности, ну и более конкретно, для продления Договора о стратегических наступательных вооружениях СНВ-3?

В.Путин: Что касается продления нашего диалога до конца президентства Трампа, Вы как будто уже ставите вопрос о том, что оно заканчивается. Я в этом как раз не уверен. Ещё нужно пройти Сенат, где у республиканцев, насколько мне известно, большинство, и вряд ли они захотят представителя своей партии отстранять от власти по каким-то, на мой взгляд, абсолютно надуманным причинам.

Это просто продолжение внутриполитической борьбы, и одна партия, которая проиграла выборы, Демократическая партия, она добивается результатов уже другими способами, другими средствами, предъявляя Трампу то обвинения в сговоре с Россией, потом выясняется, что никакого сговора не было, это не может лечь в основу импичмента. Теперь давление на Украину какое-то придумали. Не знаю, в чём там дело… Но это вашим конгрессменам виднее.

Что касается тех решений, которые принимаются в [отношении] России. Они же принимаются людьми, которые ответственности за эти решения практически не несут. Это же не исполнительные органы власти, а представительные, они законы должны принимать. Они принимают такие решения в отношении России.

Безусловно, это будет сказываться на уровне наших межгосударственных отношений. Мы знаем общий подход, который заключается в том, что США с нами будут работать там, где им интересно и выгодно, и будут сдерживать в то же время Россию с помощью решений подобного рода. Мы тоже, зная это, будем поступать зеркальным образом, и всё. Ничего хорошего в этом нет. Это абсолютно не дружественные акты в отношении России.

Хотят помочь Украине сохранить транзит. Я только что говорил коллеге из Украины: мы и сами хотим сохранить транзит, мы в этом заинтересованы в любом случае и будем это делать. Если хотели помочь, лучше бы денег дали. Почему денег-то не дают Украине? Дали бы им возможность субсидировать.

Смотрите, ведь денег почти не дают, дают только гарантии на возможные кредиты, а это же не живые деньги – реальной поддержки нет. А МВФ в то же время, где руководят США, требует, чтобы отменили все льготы на энергоносители, в том числе на газ. И сейчас у населения опять будет скачок.

Другие западники, ЕС, требуют, чтобы «кругляк» обязательно вывозили, разрешили вывозить в Европу. От Карпат скоро ничего не останется – голые скалы там будут, если будут «кругляк» вывозить. Вроде как поддерживают нынешний украинский режим и руководство, а в то же время, на мой взгляд, совершенно наносят какие-то серьёзные удары.

Теперь требуют, чтобы землю начали продавать. Для украинцев земля сакральное значение имеет, и я могу это понять – это «золотые» земли. Конечно, оппозиция сразу же воспользовалась этим, начинает там наносить теперь внутриполитические удары по Зеленскому.

Нас в чём-то обвиняют в отношении Украины, хотят якобы помочь, а хотят на самом деле что сделать, чтобы Украина пополняла свой бюджет за российский счёт. Сами дайте денег, помогите, дайте по льготным ставкам кредиты хорошие на долгий период. Ничего нет.

Тем не менее мы заинтересованы в развитии и поддержании отношений с Соединёнными Штатами и будем это делать вне зависимости от того, кто находится в Белом доме или кто контролирует обе палаты Конгресса США.

Есть ли здесь какие-то у нас перспективы? Я думаю, есть. Вы сами упомянули одну из тех основ, на основе которых мы должны строить наши отношения, – это вопросы глобальной безопасности, в том числе СНВ-3. Мы дали наши предложения, я уже говорил и хочу ещё раз повторить: мы вплоть до конца года готовы просто продлить, просто взять и продлить действующее соглашение о СНВ-3.

Если завтра пришлют нам по почте, или мы готовы подписать и послать в Вашингтон, пусть поставят там свою подпись соответствующие руководители, в том числе и Президент, если они готовы. Но пока на все наши предложения нет никакого ответа. И если не будет СНВ-3, то вообще не будет ничего в мире, что сдерживает гонку вооружений. И это, на мой взгляд, плохо.

Д.Песков: Давайте «МИР», пожалуйста.

Э.Дашкуева: Спасибо большое, Дмитрий Сергеевич.

Здравствуйте, Владимир Владимирович! Элина Дашкуева, МТРК «МИР».

На Совете глав государств СНГ в Ашхабаде Вы коснулись темы празднования 75-летия Победы в Великой Отечественной войне, и Вы сказали, что эта Победа касается каждого гражданина Советского Союза. Вы предложили лидерам стран СНГ приехать в этот день на памятные мероприятия, а также была договорённость о торжественных мероприятиях, о проведении совместных торжественных мероприятий к этой дате.

Владимир Владимирович, не жалеете Вы о том, что в сводной колонне победителей не будет военнослужащих из всех бывших республик Советского Союза, включая Украину и Грузию?

Спасибо большое.

В.Путин: Я жалею, что нет Советского Союза. А что касается их участия в параде, – это их выбор. Но если кто-то не приедет в силу каких-то сегодняшних особенностей наших межгосударственных отношений, думаю, что для них это было бы большой ошибкой. Потому что это будет означать, что они не проявляют должного уважения к тем людям, которые боролись и отдали свою жизнь за независимость их собственной Родины.

Я вот на что хотел бы обратить внимание, что хотел бы вспомнить. Ведь это в документах прописано, в их документах, нацистской Германии: часть славянского населения использовать на работах, бо́льшую часть – за Урал, на северные территории. На что это? На вымирание. Речь шла не просто о сохранении государственности, речь шла о сохранении восточнославянского этноса – русских и тех же самых украинцев. Вот о чём шла речь.

Когда я слышу, что, может быть, было бы хорошо Ленинград сдать и так далее, мне хочется сказать: «Вы придурки?! Нет? Вас бы никого не было, кто так сегодня рассуждает!» Вот о чём речь. И конечно, присутствие на параде в Москве потомков тех, кто отстоял нашу государственную независимость и сохранил наши народы, – конечно, на мой взгляд, это символический и важный жест. Мы будем рады увидеть всех, кто примет наше приглашение.

Кстати говоря, там Минск. Дмитрий, извини, там поднимали плакат: «Минск, Белоруссия».

Пожалуйста.

Реплика: По Ирану можно?

В.Путин: Сейчас, и по Ирану тоже.

М.Нагибина: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Меня зовут Нагибина Мария, телеканал «Министерство Идей».

И в продолжение темы Советского Союза хочу задать Вам такой вопрос.

Незаконные действия Горбачёва в 1991 году привели к миллионам пострадавших людей в результате незаконных этих действий. И отсюда вопрос: а что если дать правовую оценку событиям 1991 года, и таким образом будет проще решаться вопрос о территориальной целостности, в том числе с Беларусью?

И второй вопрос. В прошлом году Вы сказали, поднимали вопрос о Конституции Российской Федерации касательно статьи 13 пункта 2 о запрете на идеологию. Вы сказали, что это вопрос общественного обсуждения. Как известно, по всей стране массово собираются подписи народными активистами, собрано уже более 200 тысяч подписей и передано в Совет Федерации, Государственную Думу и другие органы власти. Как Вы считаете, достаточно ли это было обсуждено в народе?

В.Путин: Что касается правовой оценки действий Горбачёва либо кого-то другого, я не знаю, не понимаю, что это даст с точки зрения территориальной целостности. Там все вопросы у нас решены, все документы подписаны. Чем поможет правовая оценка этих действий, я не очень понимаю. Это первое.

Второе, по поводу Конституции и идеологии в ней. Я уже говорил, что советская [конституция] была крайне идеологизирована, и там была только одна идеология – идеология Компартии. Но понятно, к чему это привело, я уже сказал, в том числе это один из спусковых крючков, один из триггеров развала единого государства. Потому что не стало партии, она начала трещать изнутри, и за ней посыпалась вся страна.

Но идеология, на мой взгляд, в современном демократическом обществе возможна только одна – патриотизм, в самом широком, хорошем смысле этого слова. Это должно быть деполитизировано, но направлено на укрепление внутренних основ Российского государства.

Д.Песков: Продолжаем. Мы совсем забыли про федеральные информационные агентства. Вот я вижу ИТАР-ТАСС, правое крыло. Мы очень просим сидеть на месте. Давайте уважать друг друга. Это же пресс-конференция.

Реплика: Как раз к 75-летию Победы задать вопрос.

Д.Песков: Пожалуйста, сядьте.

Реплика: Хорошо.

Д.Песков: Спасибо большое.

В.Ичёткина: Можно, да? Спасибо.

Владимир Владимирович, в прошлом году мы начинали пресс-конференцию тоже с вопроса ТАСС, он был о национальных проектах. И мой нынешний вопрос тоже о нацпроектах, тем более что в этом году наше агентство стало оператором специального информационного портала, посвящённого этой теме.

Вопрос вот какой. Практическая реализация нацпроектов вот уже почти год осуществляется, и всё больше со стороны экспертов из регионов звучат замечания, что установленные цели по нацпроектам завышены, их нужно пересмотреть, скорректировать.

На Ваш взгляд, можно ли говорить о том, что реализация нацпроектов буксует? На Ваш взгляд, нужно ли пересматривать установленные в нацпроектах цели? Или, может быть, имеет смысл разработать какие-то дополнительные меры, которые бы стимулировали эту работу? Например, установить дополнительную персональную ответственность для руководителей регионов за исполнение нацпроектов по целям, по срокам? Или, может быть, делу может помочь, скажем так, децентрализация, то есть расширение полномочий региональных властей, может быть, муниципальных властей с некоторым перераспределением налогов, чтобы у них в бюджетах было больше денег и с этими деньгами они могли бы активнее включиться в реализацию нацпроектов на местах?

Спасибо.

В.Путин: Первое. Я считаю, что пересматривать здесь ничего не нужно, по большому счету, по принципам.

Второе. Персональная ответственность введена, но её, безусловно, можно ещё и усилить, и детализировать.

В-третьих, сами нацпроекты, конечно, это очень масштабно, ничего подобного раньше не было, мы раньше не работали с помощью таких инструментов, их просто не было, были госпрограммы, но это нечто другое. Сегодня нацпроекты связаны как раз с целями, сформулированы цели, под достижение этих целей выделены конкретные ресурсы, именно для достижения этих целей, и введена персональная ответственность, она уже используется. По этим направлениям мы и должны дальше двигаться.

Буксует или нет? Конечно, с первых шагов нужно было создать механизмы, принять нормативную базу. У меня даже чувство тревоги возникло по поводу того, как это будет дальше двигаться. Смотрите, из 38 целей, которые на этот год планировались, 26 задач мы считаем реализованными, а 12 не реализованы. Но по такому важнейшему направлению, скажем, как расселение аварийного жилья, мы не просто выполнили эту задачу на текущий год – превысили в три раза. Поэтому в целом ситуация нормальная, под контролем. Надо, безусловно, смотреть, что происходит в реальной жизни, анализировать, и, конечно, так или иначе придётся во что-то вносить какие-то коррективы. Но пересматривать в целом не нужно.

Д.Песков: Давайте мы продолжим, чуть-чуть федеральные агентства.

Я вижу Интерфакс. Давайте Интерфаксу микрофон.

К.Голованова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Ксения Голованова, Интерфакс.

Этот год был урожайным на громкие дела, которые вызвали общественный резонанс. О некоторых из них Вам говорили члены СПЧ на встрече на прошлой неделе, и одно и них, дело Ивана Голунова, Вы не прокомментировали.

На «Прямой линии» Вы назвали это дело, эту ситуацию с Голуновым, беспределом и сказали, что виновные должны быть найдены. С тех пор виновные не найдены, материалы дела засекречены, а расследование ведётся в отношении неустановленных лиц.

Мне кажется, что дело Голунова является отражением таких признаков нашей правоохранительной системы, с которыми, к сожалению, сталкивается, наверное, каждый первый – это полная безнаказанность и принцип «своих не сдаём».

У меня в этой связи два вопроса. Не считаете ли Вы, что, может быть, пришло время как-то «перетряхнуть» и «почистить» наши правоохранительные органы снова. И можете ли Вы гарантировать, что дело Голунова всё-таки будет доведено до конца, а не будет спущено на тормозах? Спасибо.

В.Путин: Я уже вспоминал сегодня, что я свою трудовую деятельность начинал в органах безопасности. Когда я только пришёл, там ещё были ветераны службы, и некоторые из них разбегались по кабинетам, когда в здание входил один старичок.

Что это за старичок? Он работал в 1936–1937-х годах. Что он делал? Тогда как раз были «чистки» в правоохранительных органах, в том числе в органах безопасности. Утром человек приходил на работу, ничего не подозревая, ничего не зная, против него возбуждали уголовное дело, а вечером уже выдавали тело расстрелянного семье. И вот этот старичок, от которого все разбегались, он приводил в исполнение эти приговоры.

Так что то, что касается «чисток», – мы уже проходили, это было в нашей не такой уж далёкой истории, как может показаться, и лучше никаких «чисток» нам здесь не проводить.

То, что нужно совершенствовать работу правоохранительных органов, контролировать, прежде всего со стороны общественности, то, что там происходит, – это совершенно очевидно. Там, и во всех правоохранительных органах, работают службы собственной безопасности, и работают достаточно эффективно.

Вопрос «своих не сдаём» совершенно некорректен. Потому что, да, наверное, могут такие случаи быть, когда начальство хочет прикрыть кого-то, непосредственное начальство. Но, повторяю ещё раз, службы собственной безопасности работают достаточно эффективно. И значительное количество уголовных дел, а их много, которые возбуждаются против сотрудников правоохранительных органов, основаны на материалах собственных служб безопасности.

Что касается Голунова (Голунов его фамилия?), что там происходит. Действительно, принято решение засекретить эти материалы. Принято это в связи с тем, что в ходе расследования возникают вопросы, связанные с организацией оперативно-разыскной деятельности, а эта информация считается закрытой. Но это не значит, что разбирательство не должно идти должным образом. Хочу вас проинформировать, что от работы отстранены пять человек из соответствующих служб МВД, они все уволены из органов Министерства внутренних дел и против них, против всех, возбуждены уголовные дела. Следствие ведёт Следственный комитет, а не МВД.

Д.Песков: РИА «Новости», самая правая сторона, пожалуйста.

Е.Глушакова: РИА «Новости», Елена Глушакова.

Вы сказали, упомянули, что Вы юрист, и поэтому первая часть моего вопроса юридическая, Владимир Владимирович, она связана с Конституцией. Как Вы считаете, не назрели ли изменения в Конституцию? Такие вопросы периодически поднимаются, недавно такая же дискуссия состоялась. Если назрели, то в какой части? И довольны ли Вы теми изменениями, которые были сделаны десять лет назад по как раз изменению некоторых статей нашего Основного закона?

Вторая часть вопроса, если можно, политическая. Она по поводу политической системы нашей страны. Через несколько дней исполняется 20 лет, как Вы «у руля». Как Вы считаете, нет ли, опять же, необходимости внести какие-либо в неё изменения? То есть, возможно, допустим, перераспределить полномочия парламента, правительства или даже президента?

И, если можно, заключительный. Как Вы считаете, у нас в России есть политическая конкуренция?

Спасибо.

В.Путин: Что касается Конституции. Это живой инструмент, он должен соответствовать уровню развития общества. Но я всё-таки считаю, что Конституцию нам менять, то есть принимать новую Конституцию, не следует. Особенно в связи с тем, что у нас есть фундаментальные вещи, которые закреплены и которые нам нужно ещё целиком и полностью реализовать. Это касается первой главы. Она, на мой взгляд, является неприкосновенной.

Всё остальное, в принципе, так или иначе менять можно. Я знаю, конечно, о тех дискуссиях, которые на этот счёт идут, я их вижу, слышу. Я понимаю логику тех, кто предлагает эти вещи. Связано это как раз с возможным расширением прав парламента, с некоторым изменением прерогатив и президента, и правительства. Но это всё можно делать только после хорошей подготовки и глубокой дискуссии в обществе, но очень аккуратно.

Что касается прежних изменений. Они были, насколько мне известно, связаны с количеством сроков. Что можно было бы сделать, что касается этих сроков? Отменить оговорку «подряд». У нас два срока подряд, ваш покорный слуга два срока отслужил, потом ушёл с этой должности и имел конституционное право вернуться на должность президента, потому что это было уже не два срока подряд. Она некоторых наших политологов, общественных деятелей смущает. Можно было бы её отменить, наверное.

Есть какие-то другие вопросы, но они носят уже более вкусовой характер.

Повторяю ещё раз, полномочия парламента, да, я понимаю политические партии, которые хотят, особенно парламентские партии, которые считают, что наш уровень развития парламентаризма и общества таков, что парламент мог бы выполнять какие-то дополнительные функции либо нести бо́льшую ответственность. Над этим нужно просто как следует подумать.

Что касается политической конкуренции. У нас зарегистрированы 54 партии, четыре из них находятся, по-моему, в состоянии ликвидации, но 50 – это уже нормально, 12 из них действуют на федеральном уровне. Я считаю, что это вполне соответствует требованиям, связанным с политической конкуренцией.

Д.Песков: Мы ещё не давали вопрос всё-таки организаторам трансляции этой конференции – «России 1». По-моему, вот там, я вижу, дайте микрофон, правый сектор. Поднимите руку, встаньте, пожалуйста, «Россия 1», вот я вижу. Пожалуйста.

А.Христенко: Здравствуйте.

Александр Христенко, телеканал «Россия», ВГТРК.

Владимир Владимирович, наш Фонд национального благосостояния растёт, там…

В.Путин: Слава богу.

А.Христенко: Там триллионы и в следующем году ожидается ещё больше. Но наши руководители финансового блока, как всегда, спорят, в том числе в этом зале не так давно: всё-таки копить или тратить? На Ваш взгляд, нужно ли больше тратить, в том числе для того, чтобы подстегнуть экономический рост? И в связи с этим опять же вопрос: почему мы так боимся инфляции?

Спасибо.

В.Путин: Начну с завершения Вашего вопроса. Мы не боимся инфляции, а мы считаем, что нужно её таргетировать и уменьшать, потому что рост инфляции означает сокращение реальных доходов граждан. У нас и так здесь есть вопросы, требующие дополнительного внимания, мягко говоря.

Поэтому что же нам инфляция? Это повышение цен, а мы не хотим повышения цен. Это одно из фундаментальных макроэкономических условий, обеспечивающих экономический рост. Инфляционные ожидания подрывают инвестиционный процесс, вот в чём дело. Но у нас, хочу отметить, в этом смысле хорошие показатели.

Россия, безусловно, является одним из лидеров среди формирующихся рынков по поводу состояния финансовой и бюджетной системы. У нас в этом году, вот сейчас, последние данные – 3,25 инфляция, это очень хороший для нас показатель, а в начале следующего года мы вполне можем увидеть и три процента.

Что касается резервных фондов и Фонда национального благосостояния. Да, он действительно вырос практически в два раза сейчас, за этот год. Это очень хороший показатель.

Тратить или не тратить, следующий Ваш вопрос. Смотрите, 20 процентов из этого фонда, Фонда национального благосостояния, они так или иначе уже находятся в экономике с помощью разных инструментов, в том числе через ВЭБ. Из них, по-моему, восемь процентов потрачено на прямые крупные инфраструктурные проекты, например, ЦКАД в Москве профинансирован за счёт Фонда национального благосостояния.

Осуществляются закупки подвижного состава для РЖД, это и для транспорта хорошо, и для поддержания рабочих мест и развития транспортного машиностроения. Наконец, деньги направлены на «расшивку» БАМа и Транссиба. И я знаю, что горняки сейчас высказывают опасения по поводу того, что там «узкое горлышко» создано, но если бы своевременно не были вложены те деньги, которые уже вложены в «расшивку» БАМа и Транссиба, было бы по-настоящему плохо.

Поэтому, да, мы видим изменения на рынке угля, скажем, в Европе, нам нужно обеспечить развитие восточного полигона, и мы тоже, в том числе, возможно, из Фонда национального благосостояния, будем это делать.

Наконец, у нас принято было решение, в соответствии с которым мы заморозили траты из Фонда национального благосостояния, ФНБ, до того момента, когда он достигнет семь процентов ВВП. В принципе, сейчас эти средства накоплены – 7,3 процента. Техника заключается в том, что на счета эти деньги придут только в середине следующего года, летом, и тогда можно будет приступить к более активному использованию этих денег.

Я хочу обратить ваше внимание на то, что у таких фондов есть ещё, может быть, самое главное предназначение – это обеспечить стабильность национальной валюты. И фонд это делает. Это в известной степени подушка нашей безопасности.

Напомню, что в условиях острого международного кризиса в 2008 году мы выполнили практически все свои социальные обязательства, расходуя, несмотря на резкое падение доходов федерального бюджета, средства из накопленных резервов. Мы смогли это сделать благодаря наличию как раз вот этих резервных фондов. Поэтому самое простое – это как сеятель разбрасывать деньги налево и направо, не понимая, что будет завтра, если цены на энергоносители упадут. Мы этого делать не будем, но будем использовать эти средства в рамках тех решений, которые были приняты ранее.

Д.Песков: Давайте мы в эту сторону. Ярославль, вот ярославские наши коллеги. Встаньте, пожалуйста. Дайте здесь, слева, микрофон.

А.Кондратьев: Добрый день, Владимир Владимирович! Арсений Кондратьев, ГТРК «Ярославия», Ярославская область.

Вопрос в продолжение темы телеканала «Матч ТВ» про WADA, но немного не про спорт, а про развитие регионов. Всё-таки с отменой участия наших спортсменов в международных соревнованиях возник большой вопрос и в проведении других каких-то крупных соревнований, а Ярославль был одной из площадок, где планировалось провести чемпионат мира по волейболу в 2022 году.

Так вот, для Ярославля, как и для других городов, наверное, это уникальная возможность для строительства каких-то новых спортивных объектов, развития транспортной, туристической инфраструктуры. И отпадает ли у нас и у других городов такая возможность?

В.Путин: Я думаю, что нет, потому что ведь WADA не запретила проводить эти соревнования, повнимательнее давайте почитаем, что там написано: они рекомендуют международным федерациям не проводить. Скажем, чемпионат Европы по футболу всё равно будет.

Я недавно встречался с руководителем этой структуры, он прямо сказал: «Билеты проданы». Кто им вернёт? WADA же деньги за билеты не вернёт, это ерунда. Я думаю, что и чемпионат, который Вы упомянули, по волейболу тоже, скорее всего, пройдёт.

Вы знаете, мне кажется, надо спокойно дождаться соответствующих решений, в том числе решений Арбитражного суда, тогда мы поймём, в каком положении в принципе мы находимся. Но российские спортсмены готовились и будут готовиться ко всем соревнованиям. У нас замечательные ребята, и они ещё не раз порадуют нас своими блестящими победами.

Д.Песков: Вижу наше государственное крупнейшее издание «Российская газета». Дайте, пожалуйста. Вы встаньте, чтобы Вас видели. Подождите, где? Сейчас, где-то я видел «Российскую газету».

В.Путин: Пока он выбирает…

Д.Песков: Подождите. Вот, давайте.

В.Путин: Давайте, пока он выбирает, CCTV, пожалуйста.

Пожалуйста, прошу Вас.

Сун Яо: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович.

Корреспондент CCTV – медиакорпорации Китая. У меня два вопроса.

Первый вопрос – о китайско-российских отношениях. В этом году исполнилось 70 лет со дня установления дипотношений между нашими странами. Можно сказать, что наши двусторонние отношения уже вступили в новую эпоху. И у меня такой вопрос: какие результаты партнёрства Вы видите самыми значимыми и какой в дальнейшем потенциал сотрудничества Вы видите между нашими странами?

И ещё вопрос о международной ситуации. Сейчас международная ситуация полна неопределённости и нестабильности. Очевидно, что некоторые страны проводят политику однополярного мира и протекционизма, подрывают основы международного права и свободной торговли, а Китай и Россия являются сторонниками многополярного мира. Как, по-Вашему, какие меры со стороны Китая и России смогли бы поддержать исконные принципы работы системы многополярного мира и свободной торговли и как эффективно реагировать на внешние вызовы?

Спасибо большое.

В.Путин: Самое главное, что достигнуто нами за последние годы, между Россией и Китайской Народной Республикой… Самое главное – это даже не цифры, о которых я сейчас скажу, и не отрасли, в которых мы сотрудничаем, самое главное – беспрецедентный уровень доверия, который сложился между нашими странами.

На этой базе мы и добиваемся успехов в области экономики (за 100 миллиардов уже товарооборот, и мы, безусловно, подойдём и решим цифру 200 миллиардов, выйдем на этот рубеж), сотрудничестве в высокотехнологичных областях – и в космосе, и в авиастроении, в транспорте вообще, и по многим другим направлениям.

И, безусловно, российско-китайское сотрудничество является важнейшим фактором международной стабильности, в том числе в утверждении международного права, в том числе в создании многополярного мира.

Собственно говоря, он создан, однополярного мира уже не существует. После крушения Советского Союза возникла иллюзия, что этот мир возможен и что он будет долго существовать, но это была только иллюзия, я всегда об этом говорил. И последние события показывают нам именно это. Когда Вы сказали «некоторые страны», Вы же имеете в виду прежде всего Соединённые Штаты. Эта многополярность мира – это производная от экономических отношений.

После Второй мировой войны американская доля в мировом ВВП была 50 процентов. А сейчас доля Китая выше, чем доля США, я боюсь ошибиться, но Китай опережает США по своей доле в мировом ВВП. И так же по многим другим показателям. И по паритету покупательной способности китайская экономика стала больше, чем американская.

Это неизбежно ведёт к изменениям по очень многим другим направлениям. Да и кроме всего прочего, мир не может быть устроен однополярно, с единым центром, откуда всё мировое сообщество управляется.

В этом очень велика роль нашего взаимодействия с Китаем. Мы будем укреплять наши многосторонние стратегические связи. Уверен, что это пойдёт на пользу как народу Китая, так и народу Российской Федерации.

Д.Песков: Давайте, пожалуйста, «Российская газета».

Реплика: Урал!

В.Путин: Сейчас, сейчас.

Реплика: Владимир Владимирович, Урал!

В.Путин: Сейчас, потише. Тогда приходите на совещание.

Реплика: Дайте денег, пожалуйста, на школы и на метро.

В.Путин: Хорошо, я понимаю.

К.Латухина: Кира Латухина, «Российская газета».

Я хотела бы вернуться к теме нашей Победы в Великой Отечественной войне. В следующем году мы отмечаем юбилей – 75-летие, Год памяти и славы. Но при этом в сентябре этого года, приурочив это к годовщине начала Второй мировой войны, Европарламент принял резолюцию о том, что приравнивается нацизм и фашизм к советскому режиму. Соответственно, они называют это тоталитаризмом, предлагают новый международный праздник – 25 мая отмечать день героев борьбы с тоталитаризмом. Как Вы к этому относитесь? Какова Ваша оценка?

В.Путин: Тоталитаризм, ничего здесь хорошего нет, он достоин осуждения, без всякого сомнения.

Решение Европарламента мне известно. Я считаю его абсолютно неприемлемым и некорректным, потому что можно как угодно предавать анафеме и сталинизм, и тоталитаризм в целом, и в чём-то это будут заслуженные упрёки, безусловно. Наш народ был первой жертвой этого тоталитаризма. Мы его осудили и культ личности осудили и так далее.

Но приравнивать Советский Союз или ставить на одну доску Советский Союз и фашистскую Германию – это верх цинизма. Это значит, люди не знают историю, читать и писать не умеют. Пусть они почитают документы того времени, пусть они посмотрят, как в 1938 году был подписан так называемый мюнхенский сговор, как мы говорим, когда лидеры ведущих стран – Франции, Великобритании – подписали с Гитлером соответствующее соглашение по разделу Чехословакии.

Как повела в этой ситуации себя Польша, которая, как писал один из деятелей тогда, дипломатов, «сделала всё для того, чтобы поучаствовать в разделе Чехословакии»? Как вёл себя тогда Советский Союз, предлагая всем участникам международной жизни создать единый антифашистский фронт?

И как, не создавая его, действительно, старались подтолкнуть Гитлера к агрессии на Восток, не понимая тогда, что не польско-германские отношения являются интересом фашистской Германии, а расширение жизненного пространства на Восток, то есть война против Советского Союза.

Знаете, я к этому событию хочу статью подготовить, написать статью. Я её обязательно опубликую, потому что попросил моих коллег подобрать мне материалы из архива. Я когда читаю некоторые вещи, всё становится абсолютно ясно: всё просто разложено по годам, по месяцам, чуть ли не по дням, как происходил процесс умиротворения Гитлера.

Сталин не запятнал себя прямыми контактами с Гитлером, а руководители Франции и Великобритании с ним встречались и бумажки подписывали. Да, был подписан пакт Молотова – Риббентропа и секретные к нему приложения. Это правда.

Хорошо это или плохо? Обращаю ваше внимание – это очень важно – на то, что Советский Союз последним, это было последнее государство Европы, которое подписало с Германией пакт о ненападении. Все остальные до этого подписали. А что надо было делать Советскому Союзу? Оставаться один на один?

Да, говорят, там секретные протоколы, раздел Польши. Польша сама поучаствовала в разделе Чехословакии. Зашла в два района – Тешинский и ещё там второй район. И всё, и забрала их. Вот и всё. Ультиматум выдвинули фактически. Целую группировку создали для агрессии. Не потребовалось, потому что просто Чехословакия сдалась под этим нажимом и отдала эти территории. Но сделали то же самое.

Кстати говоря, да, советские войска зашли в Польшу в соответствии с этими протоколами. Обращаю ваше внимание на следующее обстоятельство: войска зашли-то зашли, но зашли после того, как польское правительство утратило контроль за своими вооружёнными силами и за тем, что происходит на территории Польши, и само находилось где-то уже в районе польско-румынской границы. Не с кем бы было даже разговаривать на эту тему. Понимаете?

И более того. Вот мы говорим о героических защитниках Брестской крепости. Войска фашистской Германии заняли Брест-Литовск и потом просто освободили, а туда зашла Красная армия. Вы понимаете это или нет, хочу задать вопрос всем, кто принимает такие резолюции в Европарламенте.

То есть войска Красной армии не захватывали эти территории Польши. Немецкие войска туда зашли, потом освободили, и зашли советские. Вот это о чём-то говорит? Поэтому я вас обязательно познакомлю с этим. Кстати говоря, завтра у нас встреча в формате СНГ, и я хочу своих коллег из стран СНГ познакомить с некоторыми нашими архивными документами. Кому будет интересно, пожалуйста, приходите, послушайте.

Д.Песков: Вы знаете, я видел верхнюю часть центрального сектора – Иркутск.

Е.Мачавариани: Екатерина Мачавариани, телеканал «Красная линия».

Владимир Владимирович, вопрос не про Иркутск, а теперь уже про бывшего губернатора Иркутской области Сергея Левченко, отставку которого Вы приняли не так давно.

Наши корреспонденты находятся в регионе, в частности в Тулуне, уже с августа месяца, и они видят несколько другую картину, чем та, которую транслируют федеральные СМИ. Да и цифры итогов работы Сергея Левченко говорят сами за себя.

Это единственный губернатор, который смог за три года увеличить бюджет в два раза, увеличить темпы социального строительства в шесть раз, темпы развития экономики региона – это шесть процентов, это темпы выше мировых.

Что касается ликвидации последствий наводнения, даже Ваш полпред Сергей Меняйло высоко оценил темпы ликвидации последствий: сейчас 98 процентов пострадавших уже получили либо жильё, либо жилищные сертификаты. В центре временного размещения находятся всего лишь 46 человек, и почти у всех у них находятся на руках сертификаты на жильё.

Вопрос такой: почему всё-таки приняли отставку такого эффективного губернатора? Дело действительно только в Тулуне или есть ещё какие-то моменты?

Спасибо.

В.Путин: Послушайте, если Вы намекаете на то, что он представитель КПРФ, хочу Вас сразу заверить, что это не имеет к делу никакого отношения. У нас губернаторами работают, выиграли выборы и представители КПРФ в некоторых других регионах, и представители других партий, в том числе ЛДПР. Для меня вообще это не имеет никакого значения. Главное, чтобы человек эффективно работал.

Вы сейчас назвали некоторые цифры. Но у меня есть и другие цифры, и они достаточно красноречиво говорят о том, что в Иркутске много проблем. Это первое.

Второе. Я не могу сказать, что губернатор Левченко совсем уж там плохо работал. Нет. Но ситуация, которая сложилась, она слишком сложна для того, чтобы работать не спеша, а там уже выборы на носу. И я ведь не сразу начал принимать эти отставки, посмотрел, что происходит. Вот Вы сейчас сказали о том, что почти все обеспечены жильём. Ну где же обеспечены? Зима началась. Это второе.

Третье. Вы, наверное, обратили внимание на то, что люди говорили, когда я там был. Один из тезисов: «Пришлите нам сюда других людей». И то я не спешил никак с этим, смотрел, что и как там развивается.

Поэтому проблем много. Я не хочу, знаете, бросать камни в человека, который уже ушёл. Он, конечно, особенно на первом этапе своей работы, старался и прочее. Но, конечно, в этих условиях нужен специалист, который хорошо разбирается в тех вопросах, которые подлежат решению.

Думаю, что человек, которого мы сейчас выбрали, замминистра по чрезвычайным ситуациям, он с этой задачей справится, тем более при поддержке федерального центра, который выделяет на это серьёзные деньги.

Д.Песков: Давайте, мы вот незаслуженно забыли про РБК.

РБК, пожалуйста.

П.Химшиашвили: Добрый день. Полина Химшиашвили, РБК.

Вы уже упомянули завтрашнее Ваше рабочее мероприятие, там будет очередная встреча с Президентом Белоруссии. Скажите, пожалуйста, на Ваш взгляд, каким должно быть Союзное государство? Что должно быть общего в политике и экономике? Что конкретно в этих Ваших предложениях не нравится Александру Лукашенко? И если белорусская сторона настаивает на цене на газ, как внутри России, то значит ли это, что по «газовому вопросу» у нас может быть единое государство, а по другим – нет?

И в связи с этой темой также вопрос. Многие обращают внимание на 2024 год и высказывают предположения, что гипотетически Вы можете потом возглавить это некое Союзное государство.

И разрешите в продолжение вопроса коллеги про Ивана Голунова: может быть, Вам докладывали о том, кто был заказчиком того, что ему подбросили наркотики? Спасибо.

В.Путин: По заказчикам пока информации нет у меня, чтобы сразу на эту часть Вашего вопроса ответить.

По поводу наших отношений с Беларусью и по поводу цен на энергоносители. Первое – я считаю, что решения о создании Союзного государства были правильными. Русский и белорусский народ, по-моему, то же самое, что украинский и русский – это почти одно и то же в этническом смысле слова и с точки зрения нашей истории, духовных начал. Поэтому то, что у нас с Беларусью происходит такое сближение, я этому очень рад.

И здесь определённые достижения есть, особенно в социальной сфере. Но решения, которые были в своё время приняты по поводу строительства Союзного государства, в подавляющем своём большинстве основополагающие решения не реализованы. Просто там 90 процентов не сделано по каждому вопросу. Прочитайте, что там написано, это же не секретный документ, там почти ничего нет.

Многое сделано уже в рамках Евразийского экономического союза. И в чём-то даже в сфере экономики интеграция в рамках Евразэс глубже, чем в рамках Союзного государства. Именно поэтому мы и приняли решение с Александром Григорьевичем вернуться к этому и посмотреть, что же нужно сделать дополнительно, чтобы ускорить процесс формирования Союзного государства.

По энергоносителям у нас приняты соответствующие решения в рамках Евразэс: к 2024 году достичь определённых решений, в том числе по созданию общих рынков в области энергетики, по газовой, по нефтяной проблематике. Мы же продаём всё в Белоруссию без пошлины. Это первое.

Второе, что касается наших продаж энергоносителей, в том числе газа в Европу и в Беларусь. Во-первых, у Беларуси самые низкие цены, которые только возможны для наших заграничных партнёров. Напомню, это 127 долларов за тысячу кубов. В Европу за 200 мы продаём. Доходность от продаж в Европу и Беларусь для «Газпрома» отличается знаете во сколько? В четыре раза. У нас средневзвешенная цена по России на газ – 70 долларов за тысячу кубов. 70 – это средневзвешенная, 75 – для промышленности и 62 доллара – для населения.

При этом чем дальше от мест добычи, тем больше мы дотируем эту цену. Смоленск относится к такой зоне, где дотирование самое высокое. Смоленск потребляет 2 миллиарда примерно. В Белоруссию мы продаём 20 миллиардов. И если мы будем дотировать всю белорусскую экономику, то это значит, что мы, Россия, дотируем целиком в данном случае такой первичный энергоноситель, как газ, для всей страны. Но это, согласитесь, вопрос очень странный. То есть Россия должна дотировать другую страну так же, как самую дотируемую в России область – Смоленскую. Это странновато.

Это можно или нет? Можно. Но что для этого нужно? Для этого нужны общие правила в виде законов, в том числе в сфере налогового обложения, в сфере дотационной политики, в сфере поддержки из бюджетов различных уровней тех или иных отраслей. Для этого даже нужны общие наднациональные органы – контрольные и эмиссионные. Должны работать общие правила в сфере антимонопольной политики, а может быть, и общий орган. Это огромная работа, и она может быть проделана и реализована только в том случае, если есть политическая воля и желание с обеих сторон. У нас, кстати говоря, такое желание есть. Мы обсуждаем с нашими белорусскими партнёрами это, продвигаемся в значительной степени. Но на что мы сможем выйти, пока непонятно, пока неясно. Поэтому забегать вперёд и начинать дотировать для Белоруссии то, что мы сейчас не готовы делать, в условиях недорешённости вопроса этого союзного строительства было бы с нашей стороны ошибочно.

Ну а нефть, как вы знаете, мы тоже продаём беспошлинно, это значительное упущение для российского бюджета. Да, мы занимаемся перенастройкой нашей налоговой системы в этой сфере, мы постепенно увеличиваем НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) и постепенно также синхронно уменьшаем вывозные таможенные пошлины. В рамках этих процедур, действительно, у Беларуси начинает исчезать та премия, которую она получала в связи с отсутствием таможенных пошлин и последующего вывоза нефтепродуктов. Это наша внутренняя политика.

Это не связано с Беларусью совсем, это связано с целым рядом обстоятельств, которые Правительство Российской Федерации, Минфин, Минэнерго считают лучше для нас регулировать другим образом, другим способом, имея в виду потери бюджета, связанные с деятельностью экономических операторов внутри страны. Но мы понимаем все эти проблемы, ведём диалог с нашими коллегами и будем это делать дальше.

Напоминаю, что мы по очень многим каналам поддерживаем наших белорусских друзей. Одних кредитов выдано, по-моему, уже на Белоруссию около 7 миллиардов долларов, где-то в таком ключе. И дальше будем продолжать это делать. Но это всё должно делаться в ходе диалога, и мы к этому диалогу готовы, мы готовы дальше и свой рынок предоставлять. Вы же знаете, почти 90 процентов всего экспорта сельхозпродукции из Беларуси приходится на российский рынок. И так далее и так далее. Это такая спокойная, на самом деле, у нас очень спокойно, уравновешенно идёт работа в этом направлении.

Повторяю ещё раз, мы добиваемся уже согласования по некоторым пунктам, по каким-то ещё не достигнуты договорённости. Будем работать дальше.

Д.Песков: Давайте в другую сторону от наших европейских границ. Вот я Магадан вижу. Магадан, давайте. Встаньте, пожалуйста, обозначьте себя.

(Реплика из зала.)

В.Путин: Спасибо большое.

Д.Песков: Спасибо. Теперь Магадан, пожалуйста.

О.Бурля: Добрый день! Бурля Ольга, областная телекомпания «Колыма-Плюс», Магадан. Спасибо от колымчан, Владимир Владимирович, за поддержку Дальнего Востока и внимание к Магаданской области в частности.

Позвольте, я вернусь к дальневосточной ипотеке. Коллегам из Омска, возможно, это ещё предстоит, у нас в Дальневосточном федеральном округе программа уже заработала, есть уже первые получатели такого кредита. Отличная инициатива, привлекательная ставка – 2 процента.

Но не случится ли так, что банки начнут ужесточать условия и требования для таких невыгодных, неудобных клиентов? Ведь, например, уже известно, что есть проблемы при использовании средств материнского капитала для уплаты взносов за ипотеку. Крупные банки отказывают семьям с детьми.

Какие гарантии есть у потенциальных участников подобных мер господдержки? Спасибо.

В.Путин: Банки не отказывают в использовании материнского капитала для решения вопросов, связанных с ипотекой. Просто процедуры получения этих средств чрезмерно усложнены и создают проблемы для людей. Здесь Вы абсолютно правы. И, вне всяких сомнений, нужно эту ситуацию менять. Нужно уменьшать количество дней, которые требуются сегодня для того, чтобы внести эти средства материнского капитала в качестве первичного вклада в ипотеку или в погашение ипотеки и так далее.

Сейчас в целом такие решения принимаются, количество этих дней будет сокращено почти в два раза. Но, как некоторые мои коллеги считают, и этого недостаточно. Что нужно здесь сделать? Нужно расширять применение так называемого электронного документооборота, с тем чтобы отношения между клиентом банка и Пенсионным фондом, через который идёт материнский капитал, с соответствующими застройщиками осуществлялись без участия человека, чтобы он только подал заявку, а банки сразу бы разобрались с Пенсионным фондом, когда и сколько можно получить денег. Тогда это можно делать вообще за один день, и это можно сделать и нужно сделать. Мы совсем недавно только с коллегами обсуждали это, мы и будем это делать.

Что касается 2-процентной ипотеки для Дальнего Востока. А почему банки должны отказывать? Мы же субсидируем это из бюджета. Для них эта ипотечная ставка не будет приносить никаких убытков, наоборот, это гарантия со стороны Правительства. Так что я не ожидаю здесь каких-то сложностей. Но тем не менее мы, конечно, будем смотреть за практикой применения этих мер, реализацией этих мер.

Д.Песков: Давайте, наши коллеги из зарубежных СМИ. Представляйтесь, пожалуйста.

К.Эш: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Кристиан Эш, я глава московского офиса журнала «Шпигель».

У меня есть вопрос, который касается проблемы, которая очень волнует и раздражает Германию, – это вопрос убийства гражданина Грузии чеченской национальности Зелимхана Хангошвили. Там есть прямые противоречия между информацией из Москвы и из Берлина.

Я хотел поэтому Вас спросить, во-первых, что касается убийцы. Немецкая сторона говорит, что она не получила должной информации из России. Оказывается, что этот человек идентичен с человеком, который уже сидел в тюрьме в России. Так что данные по этому человеку должны быть.

Второй вопрос касается убитого. Вы сказали в Париже на пресс-конференции после «нормандской» встречи, что российская сторона уже неоднократно ставила вопрос о выдаче этого человека. Немецкий министр иностранных дел недавно ещё раз подтвердил, что не было никаких запросов с российской стороны ни через МВД, ни через другие каналы. Так кто же прав, он или Вы?

В.Путин: И он, и я, потому что такие вопросы обсуждались на уровне спецслужб неоднократно. Официального запроса через прокуратуру действительно не было, потому что наши компетентные органы посчитали это бессмысленным, поскольку получали, по сути, отрицательный ответ.

Я ещё раз напомню то, что сказал на пресс-конференции в Париже. Это был абсолютно кровавый убийца. Только в одной из акций на Кавказе он уничтожил 98 человек, вдумайтесь в эту цифру, 98 человек. Во многих странах при гораздо меньшем количестве погибших объявляют общенациональный траур. Он участвовал в организации взрывов в Московском метро. И это не весь перечень его злодеяний. Мы неоднократно поднимали этот вопрос на уровне спецслужб, действительно так.

Что касается сотрудничества. На мой взгляд, главное, что мы должны понимать в этой сфере, это то, что сотрудничество должно быть полновесным, и это должна быть дорога с двусторонним движением, в обе стороны.

Сейчас в Сирии, мы наблюдаем, что там происходит в лагерях и в тюрьмах, в которых сидят боевики ИГИЛ, выходцев из Средней Азии там больше всего среди иностранцев, на втором месте – Россия, но там немало и выходцев из Западной Европы, в том числе из Франции, из Федеративной Республики Германия.

Мы видим, что такие люди, о которых Вы сейчас сказали – террористы, убийцы, – свободно разгуливают по европейским столицам. Его же, насколько мне известно, убили прямо в центре Берлина. Вот такой человек свободно гуляет по одной из европейских столиц. А если к вам приедут те люди, которые в лагерях сидят, – понравится? Вы также дадите им свободно гулять по своим городам?

Для того чтобы этого не было, нужно наладить совместную, взаимную высокоэффективную работу. Вот к этому мы и призываем. Надеемся, что так оно и будет. Это не значит, что такой работы нет. Есть. Но уровень и характер её пока недостаточный.

Кстати говоря, мы в своё время американцев предупреждали по двум братьям Царнаевым, или как их там звали, прямо им говорили. Во-первых, просили их отдать тоже, а потом говорили: имейте в виду, они представляют опасность. Нас проигнорировали просто, и они известный теракт совершили в ходе Бостонского марафона, люди погибли. Понимаете, в чём дело? А у вас такие бандиты гуляют по Берлину.

Д.Песков: Представляйтесь, пожалуйста.

С.Дробышева: Светлана Николаевна Дробышева, главный редактор журнала «Школа. Гимназия. Лицей», автор и бывший работник «Огонька», «Российской газеты», ещё под псевдонимом Серёгина, и даже «Правды». Я поработать успела везде, «Трибуна» и так далее. Я сняла очки, уже не надеялась, что дадите слово.

Владимир Владимирович! Уважаемый господин Президент! Я хотела бы, во-первых, Вам подарить журнал «Огонёк» за 2000 год со своим обращением в Ваш адрес, это за октябрь. Вы тогда только-только начинали свой президентский путь. Называется это обращение «Где памятник учителю стоит?». Это и к общественности, и к Вам как к новому Президенту.

Во-первых, спасибо, было очень оперативное реагирование. Памятник этот появился в столице Дагестана, у меня просто мама была педагог-новатор, отдала 49 лет служению педагогике. Чтобы быть очень краткой, у меня просто ещё два вопроса по войне как раз, извиняюсь, ко Дню Победы.

Д.Песков: Вы знаете, давайте уважать коллег. Формулируйте, пожалуйста.

С.Дробышева: Да-да, хорошо. С Вашего позволения я через Вас передам подарок и все свои оставшиеся вопросы.

Прошу помиловать того человека, который установил этот памятник в 2006 году. Называется он «Монумент русской учительнице», 25 метров. Это Саид Амиров, который сейчас в заключении. По многочисленным данным, это был наговор. Это первая амнистия.

Второе. У меня там написан ещё один – экс-глава Фрязино.

И два вопроса по весне 1945 года. Может быть, немножечко к теме подойдём, что нас ожидает 75 лет Победы 9 мая.

Первое. Можно ли просить Вас, господин Президент, присвоить звание Героя России зверски замученной в феврале 1942 года на Орловщине Софье Аракчеевой – разведчице отряда «Знаменский»? По-моему, Сергей Михайлович Миронов к Вам обращался, насколько я знаю.

Второе. Увековечить её память средствами кино, музыки и ТВ. Газеты писали много, всем спасибо. Спасибо Потомскому, бывшему губернатору Орловщины, памятник он поставил на Орловщине Софье Алексеевне.

И если можно, на парад Победы пять-семь пропусков инициаторам подписей. Это и чеченский учитель Исраилов, и вице-губернатор Тамбовщины – все собирались [в период] 2013 года на Ваше имя.

И второй вопрос. Я не буду, действительно, наглеть и занимать…

Д.Песков: Вы знаете, я прошу прощения, но Вы уже это сделали.

С.Дробышева: Спасибо. Извините.

Д.Песков: Уважайте коллег. Спасибо.

В.Путин: По поводу присвоения звания Героя России – это надо просто посмотреть, у меня нет этих материалов. Я попрошу коллег, чтобы они у Вас взяли и в архивах посмотрели.

По поводу помилования Амирова. Да, такие обращения поступают многократно, я ещё посмотрю на это. Но решение суда же есть по этому поводу, и в ходе судебного следствия его правонарушения были доказаны, во всяком случае, в этом сомнения нет. Вопрос о помиловании носит другой характер, это делается по другим основаниям. Я знаю об этом, и мы подумаем.

С.Дробышева: (Без микрофона.)

В.Путин: У нас диалог или мой ответ? Давайте посмотрим. Дайте нам, пожалуйста, материалы.

По поводу поездки на парад: скажите, кого Вы хотите привезти на парад, давайте, мы с удовольствием поработаем.

Д.Песков: Хорошо. Спасибо.

У нас Пятый канал я видел где-то здесь. Где Пятый канал у нас? Поднимите руку. Давайте. Не нужно кричать. Левая сторона, Владимир Владимирович, Пятый канал, Санкт-Петербург.

Е.Гусев: Здравствуйте, господин Президент!

Евгений Гусев меня зовут. Я представляю мультимедийный информационный центр «Известия» и Пятый канал.

Вопрос касается санкций и политического давления со стороны Евросоюза. Одна яркая иллюстрация. Совсем недавно в Латвии запретили вещание нескольких российских каналов, включая наш Пятый канал. Ситуация складывается очень неприятная. Честно говоря, сейчас есть конфликт и в Эстонии у наших коллег, да и в других странах.

Вы знаете, за последнее время ситуация не улучшилась, только ухудшилась. Мы видим это по отношению к России в Евросоюзе. Как Вам кажется, может ли она измениться к лучшему, особенно с учётом того, что все мы понимаем бессмысленность этих санкций? И насколько сильно это давление отражается на России и как оно будет отражаться дальше?

Спасибо.

В.Путин: Мы неоднократно ведь обсуждали эту тему. Есть разные, примерно сводящиеся к одному и тому же оценки последствий этих санкций для всех участников этого малоприятного процесса. Для Евросоюза где-то подсчёт под 50 миллиардов евро. Не помню, по-моему, Всемирный банк насчитал нам где-то 50 миллионов долларов. Для Федеративной Республики, не помню, по-моему, 750 миллионов в месяц, что ли, потери.

Потери большие. За ними стоят не просто деньги и суммы какие-то. Рабочие места стоят в том числе, потеря рынков, в том числе российского рынка. На наш рынок просто приходят другие участники международных экономических отношений.

В принципе мы за полную нормализацию, тем более что, действительно, ничего здесь эффективно не работает. Есть и минусы для нас, тем не менее, но есть и плюсы, они тоже очевидны. То же самое – развитие сельского хозяйства, скачок какой в развитии: 24 миллиарда у нас получилась экспортная выручка – просто невероятно! Никто бы несколько лет назад не поверил в это. Мы истратили, и не без пользы, огромные деньги, там триллионами измеряется, на импортозамещение, если взять из всех источников. Но результат какой!

Допустим, в России никогда не было вертолётного моторостроения. Теперь есть, мы построили заводы, в том числе в Петербурге, и прежде всего в Петербурге. У нас не было двигателей для морских судов, не было просто в России такой отрасли. Оказалось, что это отдельная отрасль целая. У нас теперь есть, причём нового поколения, эффективно работающая. Мы целую отрасль создали, науку, школу, производство развернули. В сфере обороны просто огромный рывок сделан. Ещё тоже не всё сделано, но рывок очень заметный, очевидный.

Так что лучше, конечно, избавиться от политически мотивированных ограничений в области экономической деятельности. Это наносит колоссальный ущерб мировой торговле и мировой экономике. Там же оценки есть. Скажем, США вводят ограничения в отношении Китая – это тоже санкции на самом деле – это отражается на всей мировой экономике, мировой уровень торговли сразу упал.

Если дальше это будет продолжаться, и дальше будет падать. Но вроде там наладился какой-то прогресс, слава богу, в их отношениях. И мы от этого тоже страдаем, потому что это отражается на нас, на востребованности наших основных экспортных товаров и так далее.

Поэтому ничего хорошего в этом нет, но наша экономика, это я могу совершенно с полной ответственностью заявить, адаптировалась к внешним шокам, а национальная валюта, тоже так, между прочим, стала гораздо более устойчивой и в связи с возможными колебаниями [цен] на энергоносители. В этом смысле происходит определённое «отстёгивание» нашей экономики и национальной валюты от мировых рынков нефти.

Оборонка. Давайте, девушка, с оборонкой чего у Вас.

Л.Новосельцева: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Меня зовут Новосельцева Лидия, я представляю Ростовскую область.

У нас со времён Советского Союза работает успешно ряд предприятий военно-промышленного комплекса. Последние достижения военной науки и ВПК вполне способны на сегодняшний день сделать технологически идеологию прорыва. Скажите, рассматриваются ли меры…

Извините, пожалуйста, очень волнуюсь.

В.Путин: Ничего, ничего.

Л.Новосельцева: Рассматриваются ли дополнительные меры государственной политики для поддержки и развития конкурентоспособности военно-промышленного комплекса в ближайшей перспективе?

И, если можно, ещё одно такое пожелание. Следующий год, он у нас богат на юбилейные даты, это 75 лет Великой Победе, и будет отмечаться 450-летие служения казаков государству Российскому. В Ростовской области в городе Новочеркасске будет проходить Всемирный конгресс казаков. Вы всегда поддерживаете Ростовскую область, казачество. Мы хотели бы Вас пригласить на это мероприятие.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо за приглашение. Действительно, это очень интересно. Посмотрю, как будет складываться рабочий график.

Что касается оборонки и того, что в ней происходит. Во-первых, самое главное, что мы её не только сохранили, но и развитие идёт очень быстрыми и мощными темпами, с использованием последних научных разработок и технологических разработок.

Первое, что мы сделали в этой сфере, мы смогли обновить производственную базу, выделив в своё время огромные деньги, по-моему, три триллиона рублей, на то, чтобы обновить базу. И на этой базе, собственно говоря, используя разработки, мы создали потом и новейшие системы вооружения. Мы просто сделали это своевременно и последовательно. И, как показывает жизнь, как показывает практика, добились хорошего результата.

Сейчас один из главных вопросов – это закредитованность предприятий ОПК. Не буду вас пугать и называть цифры, они значительные. Речь идёт о сотнях миллиардов рублей. Правительство, Центральный банк, все участники этого процесса, включая сами оборонные предприятия и людей, которые в Правительстве отвечают за это, сейчас активно работают над тем, как развязать этот узел. Он развязываемый. Решения вполне рыночные есть. Я просто не буду забегать вперёд.

Буквально несколько дней назад в очередной раз я собирал коллег по этому вопросу и поручил им в течение недели подготовить уже окончательный вариант нашего решения. Это важные вопросы для людей, которые работают в оборонке, и для всей экономики, потому что оборонка в известной степени – это локомотив высокотехнологичных отраслей производства. Будем обязательно её развивать и дальше.

Д.Песков: Давайте посередине – «Газета.Ru». Первый ряд, напротив Владимира Владимировича. Дайте микрофон.

М.Герасюкова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Герасюкова Маргарита, «Газета.Ru».

В мае этого года Вы сказали следующее: если кому-то удастся установить монополию в сфере искусственного интеллекта, то результат понятен всем – он станет властелином мира. Можете ли Вы определить нынешнюю позицию России в гонке по развитию технологии искусственного интеллекта? Мы сейчас где – мы успевающие или догоняющие? А также в каких запланированных или, может быть, уже реализованных проектах рядовой гражданин России может увидеть применение технологии искусственного интеллекта?

Спасибо.

В.Путин: Рядовой гражданин может уже увидеть, например, применение в банковской сфере. Сбербанк активно внедряет цифровые технологии при работе с клиентами, и это имеет практическое применение.

В целом у нас есть здесь и серьёзные конкурентные преимущества – это и развитая математическая школа, и всё, что с этим связано: цифровые технологии, основанные на математике. Мы сейчас говорили, только что коллега спрашивал, а я отвечал на вопрос, связанный с использованием материнского капитала. Если эти технологии развивать, то и проблем такого технического характера будет всё меньше и меньше.

Современное понятие об искусственном интеллекте развивается. Есть несколько определений искусственного интеллекта, и самое высшее из них – это саморазвивающийся, так называемый «думающий» интеллект.

Где-то мы уже продвинулись, где-то ещё сделали то, что нужно, явно в недостаточном объёме. Но есть и вещи, которые очевидны: кроме банковской сферы, скажем, беспилотники, беспилотный транспорт. У нас машины «Яндекса» и «КамАЗа» накатали уже больше миллиона километров.

Да, это пока делается на ограниченном пространстве, да, пока это не применяется активно в текущей жизни. Но это первые шаги, без которых развитие просто невозможно. Это те технологии, которые могут применяться практически во всех сферах производства и жизни.

Мы считаем, и я продолжаю считать, что это важнейший вопрос нашего развития на перспективу, вопрос нашей национальной безопасности и выживания вообще Российского государства. Потому что возможности искусственного интеллекта будут влиять и на оборону, будут влиять на темпы развития экономики.

У нас создана программа, создан специально пул потенциальных заинтересованных инвесторов и участников этого процесса. Каждому розданы задания, каждый знает, чем он должен заниматься. Есть национальный проект в этой сфере, выделены необходимые ресурсы. Так что это одно из важнейших направлений нашего развития. Я уже не говорю про совершенно очевидные вещи, связанные с качеством производства и с производительностью труда.

Для нас это особенно важно, потому что, имея в виду нашу огромную территорию и относительно небольшое народонаселение – 146 миллионов, если мы не будем двигаться по этому направлению, мы даже территорию не сможем охранять как следует. Вот в чём всё дело. Это абсолютные предметные вещи. Это одно из ключевых направлений нашего развития.

Д.Песков: Давайте, может быть, вернёмся к зарубежным СМИ. Турция, «Анатолийское агентство». Пожалуйста.

А.Джура: Спасибо. Агентство «Анадолу», Али Джура.

Россия неоднократно подчёркивала, что поддерживает законное правительство, в частности, в Сирии и других странах, где сохраняется кризисная ситуация. В Ливии тоже кризис. Там существует законное правительство, признанное международным сообществом. В западных СМИ утверждается, что Россия поддерживает так называемую Ливийскую национальную армию, и российские наёмники поддерживают их.

Как Вы могли бы прокомментировать это? Будет ли это обсуждаться с Президентом Эрдоганом, в том числе Сирия? И что ещё вы будете обсуждать? Спасибо.

В.Путин: Вы верите тому, что пишут в западных СМИ? Вы во всё верите? Почитайте, что они пишут в отношении Турции, и Ваше мнение изменится.

Если говорить серьёзно, то ситуация нам, конечно, известна. Нам известно, что с обеими конфликтующими сторонами разные страны поддерживают отношения, и уровни отношений различны.

Мы, Россия, кстати говоря, в контакте и с правительством господина Сараджа, мы в контакте с маршалом Хафтаром. Мы постоянно ведём диалог с нашими партнёрами, в том числе в Турции, в Европе, других странах. Мы понимаем, что это очень острый вопрос.

Вы также хорошо знаете тех, кто довёл до этого состояния. Россия была против использования в Ливии вооружённых сил, и Резолюция Совета Безопасности, которая была принята по этому поводу, запрещала бывшему руководителю Ливии Каддафи применять свою авиацию в отношении оппозиционных сил, вооружённых, кстати говоря. Вместо этого западная коалиция начала применять авиацию против Ливии, грубо извратив резолюцию Совета Безопасности ООН. Всё это привело к тому, что ранее фактически процветавшая страна, уровень жизни в этой стране уже приближался к некоторым европейским стандартам, теперь находится в хаосе, в полном развале, и гражданская война не прекращается. Кто прав, кто виноват – сейчас очень трудно определить.

И мы на самом деле, если говорить об официальных российских властях, мы находимся в контакте как с господином Сараджем, так и с Хафтаром, как я сказал. И, на наш взгляд, самое правильное было бы найти такое решение между конфликтующими сторонами, которое позволило бы прекратить боевые действия и договориться о том, кто, как и в рамках каких полномочий будет управлять страной. Ливия, на мой взгляд, в этом заинтересована.

Вот об этом мы точно совершенно будем говорить и с нашими партнёрами в Европе, я только что обсуждал это в очередной раз по телефону и с канцлером ФРГ, и с Президентом Франции, мы говорили об этом и с Президентом Эрдоганом. В Москве сегодня-завтра, в ближайшие дни, будет находиться на рабочем уровне представительная делегация из Турции, которая в том числе будет обсуждать и этот вопрос. Надеюсь, мы найдём такие решения, которые будут приняты и Ливией, ливийским народом, и вместе с представителем Генерального секретаря господином Саламе найдём окончательное решение.

Д.Песков: Агентство «ПРАЙМ», у них самая маленькая табличка.

М.Балюк: Мария Балюк, агентство «ПРАЙМ».

Владимир Владимирович, вопрос такой: почему государство раз в несколько лет меняет правила пенсионной системы и уже несколько лет замораживает пенсионные накопления граждан? Может быть, стоит закрепить долгосрочные правила, которые уже не будут меняться и которые будут поддерживать доверие граждан к пенсионной системе? И правда ли, что грядёт новая пенсионная реформа?

В.Путин: В области пенсионного обеспечения все решения приняты, закреплены законом и никаких изменений там не планируется, никакой новой пенсионной реформы не готовится и даже не обсуждается ни в Правительстве, ни в Администрации – нигде.

Что касается некоторых предложений Минфина в этой сфере, то это относится только к накоплениям, которые фактически можно считать инвестициями. Вопрос идёт просто об их защите.

Д.Песков: Вы знаете, мы ещё НТВ не давали слово. Уже почти отчаялся. Вы можете не представляться даже.

В.Кондратьев: Спасибо.

Владимир Владимирович, у меня вопрос по внутренней политике. Демографическая ситуация, как мы знаем, в этом году осложнилась, в прошлом тоже, но в этом году рекордный отрицательный результат. Это связано, конечно, прежде всего с девяностыми годами, с низкой рождаемостью. Но нужно ли сейчас восполнять убыль населения за счёт притока мигрантов из бывших советских республик, особенно из южных республик? Это вызывает недовольство значительной части россиян.

И как поможет здесь действующий нацпроект «Демография»? А может быть, у государства есть другие действенные меры, например, упрощение или, может, ослабление законодательства о предоставлении гражданства русскоговорящим соотечественникам?

В.Путин: У нас, я считаю, много ещё можно сделать, что касается миграционных потоков.

Решение демографической проблемы в мире имеет только два подхода (в мире и вообще). Это увеличение рождаемости, естественный прирост населения, и миграция. В Канаде, например, целое министерство работает, по-моему, занимается миграцией. Но что они делают? Они не просто всех подряд принимают, они принимают людей определённого возраста, здоровья и уровня образования. По большому счёту, нам нужно подходить именно так к миграционному притоку.

Конечно, проще адаптироваться к российским условиям людям, которые уважают русскую культуру, знают её, владеют русским языком. Поэтому это легче, скажем, для белорусов, для украинцев, для тех же молдаван – просто проще это делать. И местное население воспринимает это более спокойно. У нас 3 миллиона украинцев сейчас живёт и ещё примерно столько же приехало после трагических событий на Донбассе.

Сложнее адаптироваться людям, скажем, из Средней Азии. Там что мы должны делать? Там просто нужно внедрять наши системы образования, открывать курсы по русскому языку, школы российские, филиалы наших вузов, и тогда и приезжающие сюда люди будут чувствовать себя более комфортно, и не будет такого раздражения у местных людей, у местных жителей, когда они сталкиваются с неуважением к нашей культуре, к нашей истории. Это касается, кстати говоря, не только выходцев из Средней Азии, это касается и внутренних мигрантов, скажем, с Северного Кавказа.

Мы сейчас говорили о Чечне, о любой другой [республике], о Дагестане, скажем. Некоторые ведут себя, прямо скажем, так, как дома бы они себя не вели. Поэтому это тоже вызывает раздражение. Но это не значит, что мы должны запретить людям куда-то переезжать. Экономика требует притока иммигрантов, а отсутствие должного количества людей на рынке труда и должной квалификации уже сегодня является объективным фактором сдерживания экономического роста.

Но только делать нужно всё это с умом и соответствующим образом к этому подходить. Внутри страны просто нужно, чтобы общественность соответствующих наших субъектов Федерации работала внутри своих собственных образований национальных, республик, с тем чтобы люди, переезжая из одного региона нашей общей Родины, чувствовали себя комфортно и в то же время тоже уважали местные обычаи, законы, правила. Мне кажется, всё это можно делать и нужно делать, если подходить к этому на системной основе.

Д.Песков: Два с половиной часа мы уже работаем.

Крым. Давайте крымчанам дадим вопрос задать. Встаньте, пожалуйста, Крым. Встаньте и руку вверх поднимите. Нет, не Вы. Девушка, пожалуйста.

И.Иванченко: Уважаемый Владимир Владимирович!

Во-первых, крымчане ждут Вас на следующей неделе в Крыму, где, мы слышали, Вы откроете железнодорожную ветку Крымского моста.

В.Путин: Точно.

И.Иванченко: А вообще вопрос мой касается больных детей. Я отношусь к той части России, которая по утрам эсэмэсками вместе с остальными собирает деньги на лечение больным детям. Потому что невозможно смотреть эти телевизионные репортажи, они рвут душу и сердце, невозможно жить и дышать после этого.

Скажите, пожалуйста, а возможно ли сделать так, чтобы российских детей лечили и реабилитировали бесплатно, безо всяких условий и льгот? Спасибо.

В.Путин: Вы знаете, во-первых, у нас здравоохранение бесплатно, так же как и образование. Есть сегменты, где эту работу закрывает частная медицина. Поэтому мы и говорим о необходимости существенных изменений в первичном звене здравоохранения, в целом люди должны получать медицинскую помощь бесплатно. Это касается всех, в том числе и детей, и прежде всего детей. В подавляющем большинстве случаев так и происходит. Кстати говоря, я уже говорил об этом, у нас существенный прогресс в снижении детской смертности. Это один из способов решения как раз демографических проблем.

Я сейчас к Вам ещё вернусь, на Ваш ещё вопрос кое-что добавлю.

Вы упомянули о 1999 годе. Там, смотрите, что произошло, я уже говорил об этом много раз, и демографы это хорошо знают. У нас два таких крупных спада было в демографии. Вот это страшно сказать, но у нас был 1,1 общий совокупный показатель рождаемости в 1943–1944 годах и в 1999-м, как будто война была, почти одно и то же. Представляете, какой спад. Вот теперь за нами это катится всё время. Каждые 20 лет немногочисленное поколение родившихся в эти годы вступает во взрослую жизнь, в детородный возраст, в репродуктивный возраст, но их по определению меньше просто, людей: и мужчин, и женщин.

Но мужчины детей не рожают, женщины рожают. Поэтому хочу сказать вам последние данные. У нас за предыдущие несколько лет число женщин с 20 до 29 лет уменьшилось на 4,5 миллиона человек. Это просто объективные факторы. Нам что нужно делать? Просто стремиться к тому, чтобы этот коэффициент рождаемости повышался за счёт вторых, третьих рождений и так далее. Нужно создавать условия для людей с детьми, а у них не самые простые условия.

Если там вопросы будут, я ещё готов буду на это ответить. Мы целую систему мер наметили и за первого ребёнка, материнский капитал, расширили возможности используемого материнского капитала, внесли изменения в то, что касается получения пособия. Раньше у нас было полтора прожиточных минимума на члена семьи, тогда люди имели возможность на получение пособия, теперь мы расширили до двух прожиточных минимумов. Это резко увеличит количество получателей этой льготы. И там целый набор. Но всё равно мы смотрим за тем, что можно делать дополнительно. Приняли решение, как вы знаете, по ипотеке. Если третий ребёнок рождается, государство сразу 450 тысяч рублей даёт для того, чтобы семья могла внести эти деньги в ипотеку.

Мы внесли часть регионов, которые раньше не подпадали под эту меру поддержки при рождении детей, [регионы] Урала и Сибири (отвечая на вопросы коллег из Сибири). Теперь и там люди могут получать эту дополнительную меру поддержки.

Но этих мер всё равно недостаточно, нужно повышать уровень жизни людей на самом деле, по большому счёту, добиваться роста уровня заработных плат и реальных доходов населения. От уровня экономики будет зависеть общее настроение людей, планирование семей и горизонты планирования.

Конечно, мы должны добиваться того, чтобы к детям по-особому подходили и уделяли им особое внимание. Так и стараемся делать на самом деле. Сейчас по лекарствам, например, в отдельную категорию (чего раньше не было) вывели детские рецептуры и так далее. Но это не единственное, что делается.

Что касается благотворительной деятельности и того, что делается на наших ведущих каналах, обращений с призывами о помощи для конкретных детей. Эти призывы и передачи по этому поводу нельзя запретить. Помощь одному, двум детям тоже важна. Если мы спасаем жизнь хотя бы одного человека – это уже здорово, уже Господь вас отметит, когда предстанете перед ним, уже будет хорошо. Но они в общей картине, конечно, мало чего меняют. Здесь в целом нужно настраивать работу по детской медицине и выводить её на более высокий уровень, это правда.

Д.Песков: Я вижу Life News.

В.Путин: Подождите.«Домашнее насилие». Вы хотите про закон спросить?

Д.Песков: Давайте. Третий ряд, центр.

Э.Жгутова: Добрый день, Владимир Владимирович, Дмитрий Сергеевич и весь мир, который сейчас смотрит!

И нет у нас на сегодняшний день, оказывается, большей проблемы, чем проблема семейно-бытового насилия. Совет Федерации разработал законопроект, его повесили на официальном сайте.

И в Совет Федерации пришло обращений от граждан больше, чем за весь год. Против этого проекта выступает Русская православная церковь, подписываются многодетные семьи. За этот проект подписываются ЛГБТ-сообщества, феминистские организации и даже профсоюз секс-работников.

Вы сейчас говорили о том, что у нас демография, кривая демографическая вошла в штопор…

В.Путин: Это не штопор, это ожидаемый спад – это очевидная вещь.

Э.Жгутова: Опять же мы говорим о том, что всё-таки мы должны решать свои демографические проблемы каким-то образом. Но ведь этот законопроект содержит нормы, которые позволяют войти в любую семью. То есть некое количество мерзавцев, садистов, но, извините, нам преподносят цифры, заведомо завышенные. Я лично от своего агентства подавала запрос в ГИАЦ МВД и получила цифры, которые совершенно не стыкуются с теми, которые нам транслирует тот же самый центр «Анна», который является одним из основных…

В.Путин: Вопрос.

Э.Жгутова: Ваше отношение, читали ли Вы текст и считаете ли Вы, что это, возможно, будет последним гробом в крышку нашей демографии? И, собственно говоря, там содержатся нормы тотального контроля за семьёй.

В.Путин: «Последним гвоздём в крышку гроба» демографии.

Э.Жгутова: Нашей демографии, да, конечно.

В.Путин: «Последним гвоздём в крышку гроба» – так говорят.

Э.Жгутова: Да, да, прошу прощения.

В.Путин: Ничего страшного, я понял, что Вы хотели сказать.

Вопрос.

Э.Жгутова: Вопрос: Ваше отношение, читали ли Вы сам проект, потому что это самая большая … Опрос Совета Федерации показывает, что большинство из этих 11 тысяч против, а ВЦИОМ публикует, что 70 процентов граждан «за». Но вциомовский опрос не подразумевает знакомства с законопроектом, а вот опрос Совета Федерации его подразумевает. В неволе не размножаются люди, мы же знаем об этом.

В.Путин: В неволе не размножаются – это правда.

Э.Жгутова: Я назвала это ювенальной юстицией для взрослых.

В.Путин: В неволе размножаются: есть рождение в тюрьмах и в местах лишения свободы. Но это не важно. Вообще моё отношение, да?

Законопроект я не читал, но Валентина Ивановна Матвиенко мне совсем недавно о нём достаточно подробно рассказывала. Отношение моё какое к этому делу? Оно смешанное. Силой не заставишь любить – первое.

Раньше у нас обращались в месткомы, парткомы и требовали от этих организаций, чтобы они навели порядок в семье, приструнили какого-то из супругов, прежде всего и чаще всего мужчину, конечно. Но даёт ли или давало ли это какой-то позитивный эффект – я не знаю. Но в отношении чего я совершенно против – я против любого насилия, в том числе и в семье, и, конечно, прежде всего к детям и к женщинам.

Это просто признак очень низкого уровня общей культуры, когда более сильная особь начинает качать свои права с помощью кулаков и грубой физической силы. Ничего здесь хорошего нет. Правда, за ряд правонарушений можно воспользоваться действующими нормами, в том числе за хулиганство, за нанесение побоев или тем более тяжких телесных повреждений, всё это есть в действующем законодательстве.

Но, действительно, Вы правы в том, что подавляющее большинство опрошенных, это 70 с лишним процентов, за этот закон. Я на самом деле не очень понимаю, люди именно за этот закон или против насилия?

Э.Жгутова: Конечно, конечно.

В.Путин: Я тоже против насилия, как и эти 70 с лишним процентов наших граждан. Нужен ли этот закон? Давайте спокойно это обсуждать, в общественности, всё это должно пройти такую проверку. Надо понять, что написано в каждой из его статей, попробовать прогнозировать результаты, которые могут получиться после принятия и после правоприменительной практики, и потом принять окончательное решение.

Д.Песков: Life news, правая часть сектора.

А.Юнашев: Владимир Владимирович, здравствуйте!

31 декабря полстраны, не те, у кого сменный график, всё равно не работают, а только делают вид. Может, уже пора сделать день выходным, например за счёт рабочей субботы? Мы спокойно сможем подготовиться к празднику, наши жёны Вам спасибо скажут, а может быть, и Ваша будущая. Вы же сами год назад сказали, что как порядочный человек когда-нибудь женитесь. А Вы же порядочный.

В.Путин: Вы знаете, лучше, если ваши жёны будут говорить спасибо вам. Это будет укреплять семью. Семья – ячейка общества.

Что касается выходного 31-го, то в принципе это, на мой взгляд, логично, конечно. Я с аргументами, которые Вы сейчас привели, полностью согласен. Это лежит на поверхности. Но как это сделать и можно ли и нужно ли это делать прямо сейчас, в спешке, накануне Нового года, я не знаю.

Некоторые работодатели уже объявили 31-е нерабочим. На самом деле я это могу только поприветствовать, если они сочли это возможным. Можно ли поменять какие-то выходные на 31-е? Тоже можно сделать. Надо просто спокойненько всё это проанализировать, посмотреть, чтобы не наносить ущерб нашим огородникам и садоводам, чтобы у них не отбирать какой-то дополнительный день в мае, когда все люди занимаются огородами. Это можно решить в спокойном рабочем режиме. Подумаем об этом.

Д.Песков: Давайте RT. RT мы совсем забыли.

И.Петренко: Владимир Владимирович! Дмитрий Сергеевич! Уважаемые коллеги!

Всех приветствую. Меня зовут Илья Петренко, телеканал RT. Спасибо за возможность задать вопрос.

У нас на RT появился новый социальный проект, называется «Не один на один», где мои коллеги-журналисты помогают решать острые проблемы, которые происходят внутри России. И я могу Вам сказать, что в последнее время мы очень часто сталкиваемся с историями, которые связаны с кризисом, с нехваткой жизненно важных препаратов.

Минздрав не может договориться о ценах с закупщиками, но при этом успокаивает население, говорит, что существуют аналоги, мол, всё нормально. Однако мы действительно занимаемся этими историями, и выясняется, что не всё нормально, аналоги иногда уступают по качеству, а точнее, часто, и люди в отчаянии ищут препараты в интернете. В этом случае это противозаконно, насколько мне известно. Такие проблемы возникали с препаратами, у меня тут есть определённые названия: «Преднизолон», «Фризиум».

Кстати, что касается конкретно «Фризиума», вроде проблему начали решать в ручном режиме. Однако у этого препарата до сих пор проблемы с регистрацией. Вот сейчас на очереди ещё один препарат – «Фортум». С ним также назревают проблемы. Я могу бесконечно называть эти препараты.

В.Путин: Бесконечно не надо, скоро Новый год.

И.Петренко: Может быть, это будет хорошо, потому что, насколько мы знаем, в таком случае люди слышат, после пресс-конференции вспоминают Ваш грозный взгляд, начинают проблемы в срочном порядке решать. Но ведь это не главное. Самое главное, чтобы было системное решение. Вот у меня вопрос. Есть ли у Вас для этой проблемы системное решение?

Спасибо.

В.Путин: Правительство предложило сейчас ряд решений, они начали реализовываться. Одно из них – как они сами считают, очень важное, – это регистрация новых цен на медицинские препараты при проведении аукционов. Это одна из новаций, которая должна быть осуществлена в ближайшее время. Это решение уже принято. Я уже говорил о детских лекарствах, детская рецептура тоже сюда впервые включена.

Что касается редких, орфанных заболеваний, которые требуют высокой степени дотации, они самые дорогие, то часть из них закупается организованным путём, часть – не известно. Но, безусловно, мы не должны лишать людей возможности использовать эти лекарства, и их нужно регистрировать.

Но надо не забывать и о развитии собственной фармацевтической отрасли. Я хочу обратить ваше внимание на то, что мы в Советском Союзе в большом количестве закупали в основном в так называемых странах Восточной Европы, странах народной демократии. Сейчас мы активно развиваем собственную фармацевтическую промышленность.

Смотрите: в 90 стран мира мы сейчас экспортируем наши лекарственные препараты. В 90 стран мира! Раньше такого не было. Если мы туда экспортируем, значит, качество этих препаратов признано качеством мирового уровня, по-другому бы их просто не брали. Я сейчас боюсь ошибиться, но, по-моему, в прошлом году уже 700 с лишним миллионов у нас было продано (780, по-моему, примерно в таком объёме) за границу наших лекарственных препаратов.

Но есть вещи, к которым нужно подходить тонко. Люди привыкают к определённым препаратам, в том числе иностранного производства, и надо это иметь в виду и дать возможность людям пользоваться этими лекарствами. И у Минздрава есть здесь определённые предложения, я думаю, что в ближайшее время они будут реализованы. Я сейчас о некоторых из них сказал.

Д.Песков: Я вижу табличку «Уфа». Встаньте, пожалуйста, обозначьте себя. Дайте микрофон.

А.Гиззатуллин: Добрый день, Владимир Владимирович!

Азат Гиззатуллин, информационное агентство «Башинформ», Уфа, Башкортостан.

У нас в этом году в республике начали активно бороться с алкоголизмом, пьянством среди населения. В частности, в некоторые дни полностью ограничили продажу алкогольных напитков – это в день последнего звонка, 1 сентября.

Сегодня наш парламент принял закон, который ограничивает продажу алкоголя в дни новогодних праздников, в предстоящие праздники. Недавно проводили опрос в нашей республике, и выяснилось, что (около десятка тысяч жителей ответили) две трети из них поддерживают эти ограничительные меры.

И даже сейчас есть такая новация: мы активно боремся с продавцами суррогатного алкоголя, и население может получить некие определённые деньги, если будет сообщать информацию о продавцах такого алкоголя.

Мой вопрос в чём. Много, конечно, ограничительных мер, и мы предлагаем ограничительные меры, но, может быть, нужны другие действенные меры, чтобы как-то бороться с этим злом, с пьянством? У нас в республике в этом году благодаря этим мерам удалось сохранить около 100 человеческих жизней. Это тоже маленькая вроде цифра, но это люди, которые не отравились этим алкоголем.

На Ваш взгляд, нужны, может быть, какие-то другие меры, кроме ограничений, кроме жёстких наказаний?

Спасибо.

В.Путин: Такие меры применяются. Смотрите, у нас за последние годы проводилась и проводится до сих пор антиалкогольная кампания. Её даже не замечают люди.

Недавно я встречался в Сочи, может быть, обратили внимание, с представителями как раз немецкого бизнеса. Любопытно, что, оказывается, в пересчёте на чистый спирт в России употребляют сегодня алкоголя меньше, чем в Германии. И это результат антиалкогольной кампании.

По данным Всемирной организации здравоохранения, одной из причин увеличения продолжительности жизни в России, а мы достигли 73,4 процента, у нас постоянно растёт продолжительность жизни, даже выросла по отношению к прошлому году, и это, безусловно, в социальной сфере самое значимое достижение. Так вот, одной из причин является ме́ньшее употребление алкоголя.

Нужно ли, как в середине 80-х годов, вводить какие-то административные ограничения? Тоже не вредно, но нужно здесь действовать крайне аккуратно. Скорее всего, нужно работать по другим направлениям, разъяснять, давать возможность выбрать между различными видами алкогольной продукции, главным образом делая упор на продукцию с небольшими спиртовыми градусами, я имею в виду употреблять не крепкие напитки, а тихие вина так называемые. Кстати, виноделие развивается у нас достаточно хорошо и эффективно. Поэтому здесь есть над чем работать, не прибегая к каким-то методам полицейского характера.

Главное, что результат есть.

Д.Песков: Давайте левый сектор. Я «Ведомости» видел. Где «Ведомости»? Поднимите руку.

С.Бочарова: Спасибо большое.

Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Газета «Ведомости», Светлана Бочарова, корреспондент.

Вы не раз говорили о том, что государство должно следовать принципу свободы интернета и обеспечивать широкие возможности для обмена информацией. Как Вы сейчас сами считаете, следует ли наше государство тому же принципу свободы интернета или мы движемся к какому-то суверенному интернету?

И второе. Если Вы считаете, что интернет свободен по-прежнему в России, что Вы скажете многочисленным пользователям, которые сейчас опасаются попасть под действие нового закона о людях – иностранных агентах?

В.Путин: Свободный интернет и суверенный интернет – эти понятия не противоречат друг другу. Ведь тот закон, о котором Вы сказали, он направлен только на одно: не допустить негативных последствий с возможным отключением мировой сети, управление которой в значительной степени находится за границей. Вот о чём речь.

Вот в этом заключается суверенитет, чтобы у нас были свои ресурсы, которые могут быть включены, и чтобы интернет не был отрезан от нас. Смысл этого закона только в этом. И поэтому здесь нет никаких ограничений, мы не движемся в сторону закрытия интернета и не собираемся этого делать.

Теперь по поводу физических лиц, которые могут быть признаны иностранными агентами. Я говорил недавно на встрече с правозащитниками, и хочу это повторить ещё раз, не мы придумали сам термин «иностранный агент». Этот закон действует с 30-х годов в США, в 1938 или в 1939 году он был принят (по-моему, в 1938-м) и работает прекрасно.

Вспомните, совсем недавно, это касается и физических лиц: наша гражданка Мария Бутина, она же физическое лицо, взяли её, заперли в тюрьму без всяких на то оснований. Какой она там агент? Ничего подобного здесь и близко нет. Близко ничего нет!

Посадили человека в тюрьму, да ещё грозили ей длительным сроком заключения. Здрасьте, приехали! Там за это иностранное агентство, ну, условно, положен срок приличный, до пяти лет лишения свободы. А у нас только административные взыскания.

Что касается физических лиц, о чём идёт речь. Просто когда возник закон, связанный с организациями, получающими деньги из-за границы и занимающимися, по сути, внутренней политикой, каждое государство – хочу это подчеркнуть – предпринимает усилия для того, чтобы ограничить иностранное вмешательство во внутриполитические дела. Так вот наш закон направлен именно на это.

Если вы получаете деньги из-за границы, из иностранных источников, для того чтобы осуществлять внутриполитическую работу, тогда прямо так и скажите: известно, что кто платит, тот и заказывает музыку. Это народная мудрость.

Если вы получаете деньги за границей, есть основания полагать, что выполняете заказ тех, кто вам платит. Поэтому, пожалуйста, мы же их не закрываем. В России нет закона, запрещающего получать деньги из-за границы даже для ведения внутриполитической деятельности. Но вы хотя бы это обозначьте, чтобы люди знали об этом.

Что касается физических лиц. Просто правоприменительная практика этого закона показала: а) там есть вещи, на которые нужно обратить внимание и совершенствовать, чтобы не было расширительного толкования. Вот это самое главное. Потому что под политическую и внутриполитическую деятельность можно подвести что угодно: и экологическую работу, и работу по явно гуманитарным направлениям, в том числе в сфере здравоохранения. Вот этого нельзя допустить, и правоприменительную практику нужно совершенствовать. А если закон так написан, что он позволяет это делать, его тоже нужно совершенствовать.

Но с чем тоже столкнулись те органы, которые занимаются контролем за этим видом деятельности. Когда организация начинает попадать под критерии иностранного агента, что начали делать? Финансирование из-за границы получает физическое лицо, а затем передаёт эти деньги юридическому лицу, и получается, что это юрлицо, организация, вообще из-за границы денег никаких не получает. Но источник-то конечный понятен – иностранный. Только об этом идёт речь.

Д.Песков: Давайте, мы ещё не охватили РЕН ТВ. РЕН ТВ, пожалуйста.

А.Добров: МИЦ «Известия», РЕН ТВ, Андрей Добров.

Владимир Владимирович, очень простой вопрос, очень короткий. Вы к нему подводили, но почему-то за всё это время никто не спросил. Вопрос о росте благосостояния граждан. Собственно, когда он произойдёт, очень хочется знать? Мы уже говорим об этом, в общем-то, давно. Хотелось бы уже вырасти.

Спасибо.

В.Путин: Я взял последние данные по всем основным показателям. Я понимаю, о чём Вы спрашиваете. Действительно, в последние годы мы наблюдали снижение реальных доходов граждан, и это очень плохо. Это одна из наших проблем, которые мы, безусловно, должны решать, но решать мы это должны на основе роста производительности труда и роста ВВП, это совершенно очевидно.

К этому нам нужно стремиться, потому что всё другое, в том числе, скажем, раздача денег из резервных фондов, это ни к чему не приведёт, они быстро закончатся. А если конъюнктура на внешних, в том числе нефтяных рынках изменится, то и источник иссякнет. Поэтому нам нужно фундаментальные вопросы решать развития экономики и на этой базе поднимать уровень заработной платы.

Уровень заработной платы за прошлый год немножко подрос. Немножко растут и реальные доходы. За III квартал мы это очевидно наблюдаем. Но этого недостаточно, безусловно.

Повторяю, нужно уделить этому больше внимания. У нас очень много вопросов, связанных с самой заработной платой в образовании, в здравоохранении. О здравоохранении я сейчас только что говорил подробнее, что там, на мой взгляд, нужно сделать в качестве первых шагов. Будем над этим, безусловно, работать, над всем, что я сейчас сказал.

Д.Песков: Так, давайте с этой стороны. Давайте Ямал задаст вопрос.

А.Яровская: Спасибо.

Меня зовут Алиса Яровская, «Ямал-Регион» – это наш телеканал. Вы знаете, плюс глобального потепления, как говорят учёные, в том, что расширяется Северный морской путь. Он как раз мимо нас идёт. Ради этого развивается сейчас порт Сабетта.

В.Путин: Он не мимо нас идёт, он идёт по нашим территориальным водам.

А.Яровская: Согласна.

Развивается соответствующая наземная инфраструктура, в том числе железнодорожная ветка. Но вот мост через Обь, в последнее время о нём мало слышно, а нас он очень беспокоит.

И, собственно, наш губернатор Дмитрий Артюхов делает всё возможное для того, чтобы проект состоялся, но мы слышим всё меньше разговоров об этом и хотим спросить: нельзя ли подключить федеральную «тяжёлую артиллерию»?

В.Путин: Вы знаете, развитие транспортной инфраструктуры, оно определяется в плановом порядке. И губернаторы, когда они выступают с такими предложениями, обращаются и ко мне, и в Правительство Российской Федерации, в Министерство транспорта.

Вот так выхватывать какой-то проект из общего контекста вряд ли целесообразно. Но мост, о котором Вы сказали, – безусловно, один из важных инфраструктурных проектов, потому что «расшивает» ситуацию в этом регионе России.

Выход железной дороги к портам, мимо которых проходит, как Вы сами сказали, Северный морской путь, крайне важен для нас. Это должно быть синхронизировано с объёмами перевозок по этому маршруту, и соответствующим образом должна расти и инфраструктура. Мы это понимаем, знаем и имеем в виду.

Д.Песков: Вот ветеран журналистики – Александр Гамов.

А.Гамов: Спасибо огромное.

Александр Гамов, сайт, радио и газета «Комсомольская правда».

Владимир Владимирович, Вы сказали, что Вы статью пишете по международной проблематике ко Дню Победы. А мы можем рассчитывать? Вы можете в «Комсомолку» её отдать, мы её напечатаем, у нас очень большие тиражи.

В.Путин: Да, можно, конечно.

А.Гамов: Всё, спасибо Вам огромное. Ловлю Вас на слове.

А вопрос у меня знаете какой? Здесь немножко уже упоминалось о том, что 31 декабря 1999 года Вы стали исполняющим обязанности Президента России и два десятилетия на посту главы государства. Я думаю, вряд ли ещё будет какая-то пресс-конференция, посвящённая этому.

В.Путин: Нет, Вы ошибаетесь, четыре года я был Председателем Правительства Российской Федерации.

А.Гамов: До этого, 9 августа.

В.Путин: Нет, почему? Вы забыли период, когда я возглавлял Правительство.

А.Гамов: А Вы хотите минусовать этот период?

В.Путин: Нет, глава государства и глава Правительства – это разные должности и разный объём ответственности.

А.Гамов: Я имел в виду, что 20 лет назад Вас назначили исполняющим обязанности.

В.Путин: И что?

А.Гамов: Скажите, пожалуйста, самые яркие позитивные и самые яркие отрицательные моменты в Вашей биографии на посту главы государства. Это первый вопрос.

Второй вопрос состоит в чём? Рано или поздно нам придётся с Вами так называемую формулу транзита власти изобретать. Не смогли бы Вы нас к этому тоже подключить, чтобы не было это неожиданностью?

В.Путин: Вы могли бы быть одним из кандидатов. Конечно. Почему нет?

А.Гамов: Кто может быть, на Ваш взгляд? Как это всё может происходить? Потому что Конституцию вряд ли Вы захотите поменять, в то же время Вас не хочется отпускать.

И завершающий. Вы сами сказали о таком понятии, как историческая личность. Владимира Владимировича Путина можно уже назвать исторической личностью?

Спасибо.

В.Путин: Вы знаете, это следующие поколения скажут: можно или нет. Думаю, что для людей, для нас, для современников, тем более для меня лично это не вопрос, на который я должен отвечать. Люди должны будут в будущем оценить, что сделано было для страны, может быть, что-то не удалось сделать. И я думаю, что общественное мнение в этом смысле – самый лучший показатель, оно даст оценку, но это в будущем.

Что касается самых ярких событий и самых тяжёлых. Я уже говорил об этом: самые тяжёлые, конечно, крупные теракты – это Беслан (никогда этого не забуду), это теракт на Дубровке.

А самые яркие, самые значимые… Мы говорим сейчас о необходимости роста реальных доходов населения, но нам не удалось же всё-таки его целиком решить – вопрос с бедностью. У нас самый низкий показатель был, по-моему, в 2014 году – 11,3 было от общего количества людей, граждан страны.

Сейчас он несколько подрос, по цифрам вроде не очень заметно, но за этими цифрами же люди конкретные стоят. Поэтому это самый главный вопрос, который нам нужно решать.

Но в целом, я хочу сказать, в целом всё-таки, если мы посмотрим на то, что из себя представляла наша страна в начале 2000-х и что сейчас, – это почти две разные страны. Я уже не говорю про вопросы, связанные с безопасностью.

Что греха таить, надо прямо называть вещи своими именами: ещё до 2006 года проходили активные боевые действия на Кавказе – боевые! – с применением танков, авиации и другой тяжёлой техники. Вы понимаете? Поэтому, кстати говоря, я и так остро воспринял вопрос на встрече с правозащитниками, когда известный кинорежиссёр, которого я очень люблю и уважаю, сказал: может быть, нам переписать всё сначала.

Я, помните, что ответил. Мы переписали один раз в 1917 году, и слова помним, наверное: мы разрушим до основания всё, а затем мы свой, мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем. И вот теперь мы пытаемся установить фамилии тех, кто в это поверил, на Бутовском полигоне и на других местах массовых расстрелов. Это очень опасный путь.

Поэтому у нас наступила ситуация внутренней стабильности, уверенности в том, что страна будет развиваться этим стабильным путём и дальше. Вот это, наверное, самое главное. Экономика кардинально поменялась. Да, у нас осталось ещё очень много нерешённых проблем в экономике, очень много, а самая главная из них – повышение производительности труда и на этой базе увеличение темпов экономического роста.

Но всё-таки это не сравнить с тем, что было. У нас сегодня один из самых низких в мире показателей по внешней задолженности государства. А было сколько? Инфляция, как я уже сказал, 3,25. В 90-х годах 200 была и 300 процентов. Вы представляете, забыли уже просто это, уже забыли, что это такое. Это другая экономика совсем.

На этой базе можно решать и вопросы, связанные с обеспечением нашей безопасности. Вооружённые Силы, они во что превратились? А вспомним настроения в обществе, когда с офицеров фуражки сбивали в общественном транспорте. Тоже подзабыли? Но ведь это было, и совсем недавно.

А потом выяснилось, что, оказывается, без Вооружённых Сил государство жить не может. И сейчас, я думаю, мы все гордимся уровнем развития наших Вооружённых Сил. Они стали одними из самых высокотехнологичных в мире.

Вот это всё в совокупности, на мой взгляд, является не моим, а нашим общим достижением. Потому что то, что выдержал русский народ и все другие народы Российской Федерации в период 90-х – начала 2000 годов, это само по себе подвигом можно назвать.

Д.Песков: Теперь наши японские коллеги, «Киодо Цусин». Вот сидят. Пожалуйста.

Х.Сугидзаки: Спасибо, Дмитрий Сергеевич.

Здравствуйте, Владимир Владимирович! Хирофуми Сугидзаки, Японское агентство «Киодо Цусин».

Я бы хотел Вас спросить не по островам, а о Вашем отношении, о Вашем видении, взгляде на ядерную войну. Вы упомянули о том, что США не хотят, во всяком случае пока, продлить СНВ-3. Когда этот договор утратит силу, то ничего не будет, что нас удержит от новой гонки вооружений и, может, предстоящей ядерной войны.

Как Вы считаете?

В.Путин: Типун Вам на язык – «предстоящей ядерной войны». Вы что говорите-то?

Х.Сугидзаки: Сегодня, кстати, нас очень тревожит, несмотря на то, что мы хорошо знаем, что Вы всячески пытаетесь, хотя бы статус-кво поддержать, призывая США мораторий поддержать и так далее, тем не менее Вы часто говорите, что мы ответим зеркально. Это, по-моему, очень страшно. Я думаю, что искать победу в ядерной войне, это недопустимо и морально очень плохо. Что Вы считаете по этому поводу?

Я понимаю, что, конечно, периодически нужна модернизация техники и вооружения, но все равно есть понятие достаточной разумности. Вы можете придерживаться этого понятия, чтобы сохранить стратегический баланс. Я думаю, что, наверное, Вы когда-нибудь, в ближайшее время, выступите со всеобъемлющей мирной инициативой. Может быть, Вы рассматриваете такую возможность сделать это из Хиросимы?

Позвольте, поскольку я Японию представляю, если я не спрошу об этом, то меня будут ругать. В последнее время переговоры по мирному договору зашли в тупик, в частности оттого, что Россия выражает опасения по поводу Договора о безопасности США и Японии. Вы неоднократно высказывались на эту тему, я не буду повторяться, не буду вдаваться в подробности. В последнее время, оттого что ДРСМД (Договор о ракетах средней и меньшей дальности) утратил силу, это сказывается на наших отношениях, потому что Вы неоднократно говорили, что США и Япония обсуждают возможность размещения ракет такого типа на территории Японии. С другой стороны, Вы в Сочи нам рассказали, что вы помогаете Китаю создать уникальную систему раннего предупреждения. Тем самым у нас складывается такое впечатление, что уже существует если не военный союз, то очень тесные союзнические отношения, как Вы выразились, в военно-технической области между Россией и Китаем. Скажите, пожалуйста, с Северо-Восточной Азией уже складывается блоковое противостояние: Япония, США, Южная Корея – с одной стороны, Россия, Китай – с другой стороны.

И в этой ситуации, которая сейчас складывается, возможно нам – Японии и России – найти компромисс для взаимопонимания, для взаимодоверия, для того чтобы мы в будущем смогли подписать мирный договор? Спасибо большое.

В.Путин: Первое, что касается военного взаимодействия между Японией и США.

Вы сами сейчас практически ответили на этот вопрос. Ведь это же не мы сказали, что США договариваются с Японией о размещении ракет средней дальности. Это же из ваших источников прозвучало, из американских. Но как же мы можем это не учитывать? В том числе в контексте островов. Где у нас гарантии, что завтра на этих островах не появятся новые ударные системы американского оружия? Где эти гарантии? Но это же не может не быть предметом нашего обсуждения. По-моему, элементарная формальная логика об этом говорит.

Можем ли мы тем не менее искать выход? Можем. И мы это делаем вместе с действующим японским руководством. У нас добрые и доверительные отношения, мы это все подробно и по-честному друг с другом обсуждаем. Есть сейчас это решение? Пока нет. Но что самое главное? Самое главное в том, я об этом тоже говорил, что мы хотим найти это решение. Оно может быть очень разным. Как я уже говорил когда-то, моим японским друзьям это понравилось, я сказал, что это должно быть «хикивакэ» – ничья, если выражаться терминологией дзюдо.

Но можем ли мы найти такое решение, чтобы общественное мнение это удовлетворило? 70 лет искали, пока нет. Но мы готовы двигаться дальше по этому направлению.

По поводу союзов. У нас нет военного союза с Китаем, и мы не планируем его создавать. А то, что пытается Восточная Азия создать этот военный союз, другие страны, Вы только сейчас их все перечислили: США, Япония, Южная Корея, – мы это видим, считаем это контрпродуктивным, ни к чему хорошему это не приведет.

Но наше сотрудничество с Китаем развивается, в том числе, в сфере оборонных технологий. Китай сегодня – это тоже высокотехнологичная страна, но есть вопросы, которые требуют времени, и большого для реализации тех или других проектов. Я думаю, что Китай и сам в состоянии создать СПРН, систему раннего предупреждения о ракетном нападении. Но с нашей помощью он сделает это быстрее. Это качественным образом повлияет на обороноспособность нашего стратегического партнера.

Но это не система нападения. Ведь Вы правильно её назвали, я очень удивился, когда Вы это сделали, Вы всё правильно назвали. Это система раннего предупреждения о ракетном нападении, то есть эта система работает, когда на вас нападают. Это чисто оборонительная система, это правда, такими системами пока обладают только США и Россия. Но это, повторяю, система, которая не подталкивает к агрессии, а направлена на защиту своей собственной территории.

Давайте ещё одного коллегу спросим – BBC. Они нас очень любят, поэтому надо дать им слово. Да, я в предвкушении Вашего вопроса. Пожалуйста.

С.Розенберг: Стив Розенберг, «BBC News».

Господин Президент! Борис Джонсон по-разному отзывался о Вас. Он когда-то говорил, что Вы безжалостный тиран. Он даже сравнивал Вас с персонажем Добби из книги о Гарри Поттере. А что Вы о нем думаете? Какое впечатление он производит на Вас? И после Брексита, как Вы думаете, как изменятся отношения между нашими странами, Великобританией и Россией?

И поскольку сейчас в Великобритании ждут опубликования парламентского доклада о предполагаемом вмешательстве России в политические процессы в Великобритании, мы ждем, может быть, Вы уже скажете. Вмешивалась Россия, вмешивается в политику Великобритании? Спасибо.

В.Путин: Что касается высказываний различных политических деятелей в различных странах о России, обо мне как о главе Российского государства, то я, знаете, давно привык к этому относиться соответствующим образом. Что это за отношение? Я знаю, в чем заключаются интересы моей страны. И что бы и кто бы обо мне ни говорил – это не имеет ровным счетом никакого значения по сравнению с фундаментальными задачами, в решении которых заинтересована Россия. (Аплодисменты.)

Но, конечно, мы это видим, понимаем, слышим, учитываем в своей работе. Но есть одно маленькое замечание, которое тоже хотел бы сделать. Одно дело, когда человек говорит, когда он стремится к власти, а другое дело, когда он говорит, будучи облеченным этой властью. На его плечах лежит ответственность за свою страну, за экономику и так далее.

Я думаю, что просто с учетом в том числе и Брексита, о котором Вы упомянули, Великобритания заинтересована в развитии с нами экономических связей. Об этом говорят и предприниматели из Великобритании, которые работают в России, и которых мы считаем своими друзьями, не просто партнерами, а друзьями. Потому что это инвесторы, которые приходят, деньги вкладывают в нашу экономику, создают рабочие места. Мы это ценим и делаем все, для того чтобы их поддержать и чтобы они чувствовали здесь себя как дома.

Есть ли какие-то другие точки соприкосновения? Есть. Совсем недавно мы обсуждали с некоторыми европейскими коллегами возможность подключения Великобритании к решению и обсуждению вопросов международной повестки дня, которые и здесь уже звучали. Я сейчас даже не буду их перечислять. И Великобритания заинтересована в том, чтобы более активно принимать участие в их решении, в том числе и вместе с Россией.

По поводу вмешательства или невмешательства. Мы много раз, в том числе и со стороны официальных органов власти, представителей органов власти, различных стран мира, в том числе и в Великобритании, слышим оценки того, что происходит в России. Вы сейчас сами об этом сказали. Это вмешательство или нет? Вы высказываете свою позицию по поводу того, что происходит в нашей стране. Оставляем за собой право таким же образом вести себя в отношении вас. Если вы считаете, что это вмешательство, тогда так и продолжайте считать. Но мне кажется, что к вмешательству это не имеет никакого отношения.

Что касается того, что сейчас происходит. Можно поздравить господина Джонсона, он все-таки оказался победителем. Он тоньше чувствовал, чем его политические противники, настроения в британском обществе, поэтому победил и, я так понимаю, намерен реализовать все свои планы в отношении этого Брексита.

Д.Песков: Вот здесь было про сельское хозяйство на самом верху. Руку поднимите, пожалуйста. Давайте.

В.Путин: «Сибирь».

С.Севостьянова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Сельское хозяйство.

В.Путин: Где Вы?

М.Севостьянова: Я здесь, центр. Аграрный МедиаХолдинг «Светич». Меня зовут Севостьянова Марина. Мы участвуем в пресс-конференции с 2007 года и, кстати, всегда стараемся задавать вопросы наши, отраслевые, про сельское хозяйство. В 2007 году, кстати, мы были первыми, кто привез плакатик с названием своего СМИ. Видите, традиция прижилась.

Вопрос наш заключается в следующем. Читателей наших изданий, журнала «Нива России» и газеты «Агрожизнь», интересуют вопросы поддержки и обновления парка сельхозтехники для крестьян.

Какие приоритеты Вы можете обозначить? Например, «Программа 1432» – это субсидии для машиностроителей, федеральный лизинг, льготные кредиты. Будет ли добавлено финансирование? Можно ли не менять в ближайшие годы те инструменты по данному направлению, которые и так работают вполне эффективно?

Спасибо.

В.Путин: Я сейчас не буду все эти инструменты перечислять, поскольку Вы так уверенно об этом сказали, то они Вам все известны. На мой взгляд, нужно активнее использовать лизинг. Это достаточно гибкий инструмент, который позволяет нашим сельхозпроизводителям работать на собственном рынке и продвигать свою продукцию за рубеж.

У нас существуют определенные льготы, в том числе как раз в рамках этих инструментов, например, защита интересов наших производителей на рынке, особенно при закупках по госпрограммам. И эти инструменты мы, безусловно, будем сохранять.

Некоторые наши партнеры по Евразэс, например, претендуют на то, чтобы и им тоже можно было войти в программы субсидируемых, проводимых государством закупок. Отчасти это и так уже происходит, но все-таки мы считаем, что наши собственные производители должны иметь определенные преимущества. Они же известны, эти преимущества. При цене даже с небольшим увеличением все равно выигрывают российские производители.

В некоторых отраслях работает правило «третий лишний» (я сейчас не буду время терять на то, чтобы объяснять, что это такое, думаю, что все и так это знают). То есть все эти программы, а у нас с точки зрения поддержки отрасли, наверное, самые большие средства выделяются именно на сельское хозяйство, в том числе и на сельское машиностроение, обязательно все это будет продолжаться, ничего там не закрывается.

Д.Песков: Владимир Владимирович, три с половиной часа.

В.Путин: Вон там «Сибирь задыхается».

Е.Надольская: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Екатерина Надольская, «Russia News». Я сибирячка, но живу в Петербурге. Прежде всего, хотелось бы Вам сказать большое спасибо за Универсиаду. Это было потрясающе, наши спортсмены самые лучшие. Даже несмотря на всех недоброжелателей, которые про нас говорят сейчас, мы доказали, что мы самые лучшие.

Но хотелось бы сказать про жизнь после Универсиады. Как Вы знаете, Красноярский край сейчас входит в число самых загрязненных по качеству воздуха.

В.Путин: Красноярск, не Красноярский край.

Е.Надольская: Красноярск. Красноярский край тоже немножко.

И дело в том, что если летом люди задыхались от дыма, который шел от лесных пожаров, то весь год люди задыхаются от ядовитого смога. Может быть, Вы тоже его чувствовали, когда были на Универсиаде.

В.Путин: Да.

Е.Надольская: Вы знаете, что очень много заводов в Красноярске находятся в черте города. И люди митингуют, люди пытаются сказать, что люди просто задыхаются, умирают, строят уже третий онкоцентр в Красноярске, и власти как будто этого не видят. У меня вопрос: будут ли предприниматься какие-то меры, чтобы следующим летом этого ада, который был сейчас в Красноярске, чтобы его не повторилось?

И так как я из Петербурга, простите, задам ещё один вопрос по больнице Боткина. Дмитрий Медведев недавно сказал, что врачи не должны лечить в сарае. А что такое больница Боткина, которая находится в самом центре Санкт-Петербурга, которую обещают отремонтировать уже несколько лет? Я даже фотографии принесла: там битые стекла, мыши, тараканы. И там врачи за 25–30 тысяч лечат людей в таких условиях. Власти нам обещают, что эту клинику, больницу скоро отремонтируют, но ничего не происходит. Там даже вместо инфраструктуры просто лебеди, сделанные из каких-то старых шин. И это в центре города. Иностранцы даже приходят и фотографируются с этими лебедями из шин. Скажите, можно тоже что-то сделать, как-то повлиять на эту ситуацию? Потому что все-таки центр города Санкт-Петербурга. Спасибо.

В.Путин: Я знаю, что ситуация там действительно не самая лучшая, можно сказать печальная. Конкретных планов по реконструкции, по реновации Боткинской больницы я не знаю. Это одно из старейших лечебных заведений города, это мне хорошо известно. Я обязательно с губернатором поговорю на этот счет. Но не знаю тоже, включена ли Боткинская больница в один из наших сегодняшних проектов, о которых мы говорили, с точки зрения первичного звена, с точки зрения развития медицины в целом в рамках национального проекта. Обязательно, уверяю Вас, с губернатором на этот счет мы поговорим.

Кроме этой больницы есть медицинские центры в Петербурге мирового класса, например, Алмазовский центр. Но это не значит, что мы, отдавая должное тем, кто работает в Алмазовском центре, должны забывать про те учреждения, в которых ситуация далека от благополучия. Поговорим на этот счет обязательно с коллегами, я Вам обещаю. Первое.

Второе – по поводу экологической ситуации в Сибири, в некоторых других регионах. Да, действительно ситуация там далека от благополучия.

Что касается пожаров, то их в этом году было много. В том числе это касается таких мест, надо прямо это сказать, где тушить их достаточно сложно: в одну сторону на самолете только 600 с лишним километров. Понимаете, что это такое? У нас территория такая. А дым идет оттуда очень даже, если роза ветров позволяет или роза ветров такая, что она тащит это к крупным городам, с этим трудно что-либо поделать.

К сожалению, как правило, все эти пожары носят рукотворный характер, это результат деятельности черных лесорубов либо даже и не черных, но людей, которые считают, что нужно избавляться от каких-то отходов своего производства, и в быту люди часто там занимаются тем, что жгут траву, листву и так далее. Нужно почаще и более целенаправленно работать с людьми на этот счет, с тем чтобы не допускать ничего подобного.

Конечно, нужно совершенствовать систему лесоохраны, мы сейчас это будем делать. Мы будем на федеральный уровень переводить ряд полномочий, и это касается, прежде всего, авиационной лесоохраны, это касается контроля и это касается лесоустроительных работ – эти функции будут возвращены на федеральный уровень.

Кстати говоря, площадь лесов на квадратный гектар у нас достаточно большая, но чемпионы в этом отношении не мы: первое место занимает Канада, на втором месте – США, и на третьем – Россия. Это не значит, что мы такие молодцы, это значит, что проблема все равно существует, просто она характерна для многих стран мира, но для нас, в том числе. В прошлом году в декабре последние пожары там где-то были закончены, прекращены, а где-то в феврале уже начались в других местах – у нас нон-стоп это идет, к сожалению, и эта проблема связана, в том числе, с изменением климата. Я об этом говорил в начале нашей встречи.

Теперь по поводу экологии и экологических проблем. Вы знаете, что мы внедряем, у нас принят закон о внедрении современных доступных технологий, наилучших доступных технологий, НДТ так называемых, и на первом этапе 300 предприятий, которые оказывают наибольшее негативное воздействие на окружающую среду, должны принять соответствующие программы реновации. Эта работа идет, 12 предприятий уже защитили свои программы. Их работа в этом отношении признана соответствующей предъявляемым требованиям. Но этого недостаточно. Конечно, эта работа будет продолжаться и по другим 300 крупнейшим эмитентам.

А по городам, их двенадцать, в которых наиболее неблагоприятная ситуация, в том числе и по Красноярску, приняты отдельные программы, там представители промышленности должны будут защитить соответствующие планы своего развития. И руководители регионов должны будут соответствующим образом поработать.

Такие планы должны быть и по Красноярску. Я хочу Вас заверить в том, что мы не оставим этот вопрос, будем напряженно над ним работать. Это одна из приоритетных задач в ближайшие годы для нашей страны.

Д.Песков: Давайте, может быть, Татарстан. Вы совсем недавно там были, в Татарстане.

В.Путин: Вот давайте по ветеранам.

Д.Песков: Давайте ветераны, а потом Татарстан.

С.Комков: Уважаемый Владимир Владимирович!

Сегодня мы готовимся к празднованию 75-летия Победы. Вы знаете, это огромнейший праздник.

Д.Песков: Представьтесь, пожалуйста.

С.Комков: Сергей Комков, главный редактор газеты «Президент», президент Всероссийского фонда образования и Ваше доверенное лицо на самых первых выборах в 2000 году.

Я только что вернулся из Краснодарского края, где наша газета провела журналистское расследование по поводу ситуации с положением ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны. И мы выявили страшные факты о положении ветеранов в Краснодарском крае в целом и в городе Сочи в частности.

Там к 60-летию Победы были построены специальные ветеранские дома в городе Сочи. Так вот сегодня эти дома превращены в настоящие трущобы или в ночлежки. Ветераны там живут, как бомжи натуральные, дома разваливаются. Сегодня городские власти совершенно запустили эти объекты, более того, они эти объекты используют в собственных целях. Они заселяют туда посторонних людей, взимают с этих людей деньги, то есть они наживаются на этом, а ветераны страдают от этого.

Они приходили к нам, в приемную нашей газеты «Президент», и жаловались на все эти условия жизни. При этом администрация города Сочи сносит прекрасные дома, добротные дома по городу и уничтожает эти дома, хотя застройщики и инвесторы города предлагают: «Мы готовы выделить в этих домах прекрасные, благоустроенные квартиры для ветеранов и инвалидов войны, а вот эти трущобы – лучше их снести и на этом месте построить уже другое жилье, благоустроенное».

Прикрываются при этом власти города Сочи некими Вашими распоряжениями. Я сказал жителям, которые приходили ко мне на прием как к главному редактору, что я никогда в жизни не поверю, что Президент России может дать распоряжения, которые бы противоречили нормам Конституции, противоречили бы здравому смыслу и противоречили бы интересам ветеранов и инвалидов войны. Я думаю, что Вы со мной согласитесь.

Я думаю, что там пора навести порядок и привести в чувство зарвавшихся чиновников и города Сочи, и Краснодарского края в целом.

И второй момент. Там же, в Краснодарском крае закрыта и сейчас практически готовится к ликвидации уникальная школа Михаила Петровича Щетинина, которую Вы, Владимир Владимирович, поддерживали в 2010 году своим личным распоряжением. Эта школа одна из лучших у нас в России по патриотическому воспитанию подрастающего поколения наших россиян. Это школа, которая стала ассоциированной школой ЮНЕСКО.

Так вот, чиновники краснодарского Минобразования при поддержке Минпросвещения России уничтожают эту школу. Они довели до могилы самого Михаила Петровича Щетинина, который 10 ноября этого года скончался, а теперь уничтожают сам лицей. В этот процесс уже включилась Татьяна Николаевна Москалькова, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, включились все правозащитники.

Д.Песков: Будьте любезны, вопрос, пожалуйста.

С.Комков: Вопрос простой. Не пора ли положить конец всем бесчинствам краснодарских чиновников, навести там порядок? А мы со своей стороны как журналисты возьмем этот процесс на контроль. Все результаты нашего журналистского расследования уже переданы в Генеральную прокуратуру, в следственные органы. И направим к Вам для того, чтобы соответствующие меры были приняты.

Владимир Владимирович, я думаю, что надо навести порядок и сделать так, чтобы наши ветераны и те, кто воспитывают будущее подрастающее поколение, будущих патриотов нашей страны, не страдали от бесчинств чиновников, которых Вы правильно на XIX съезде «Единой России» определили как некие элементы, от которых надо избавляться вовремя. Спасибо.

В.Путин: Бесчинства, если они где-то встречаются, должны быть устранены не только в Краснодарском крае, но и где бы они ни встречались, везде.

Что касается непосредственно этих домов ветеранов, о которых Вы сказали, конечно, мне об этом ничего не известно. Я вообще не вмешиваюсь в градостроительные работы наших городов, даже таких крупных и интересных, как Сочи. Просто об этом ничего не знаю. Поэтому Вы правы были, когда сказали, что мне об этом ничего не известно.

Вместе с тем, я обязательно поговорю на этот счет с Кондратьевым Вениамином Ивановичем, губернатором Краснодарского края, так же как и по школе поговорю с ним, что там происходит. Тоже, конечно, впервые слышу об этом.

Ну а по поводу того, чтобы прекратить бесчинства именно в Сочи, я думаю, что это вполне возможно сделать и нужно сделать в самое ближайшее время, если есть какие-то нарушения, тем более в отношении ветеранов и тем более в преддверии 75-летия Победы. Мы там поменяли мэра совсем недавно, пришел совершенно новый человек. Обязательно его сориентируем на основе Ваших материалов, большое Вам за это спасибо.

Вон там женщина скромно сидит – «Наводим мосты».

С.Комков: Владимир Владимирович, Вы помните, когда Вы избирались в Президенты была Вами написана статья «От первого лица». Я потом написал книжечку, она называется «От третьего лица. Записки доверенного лица Президента России». Я Вам передаю.

В.Путин: Спасибо большое, ребята сейчас возьмут.

Пожалуйста, какие Вы мосты наводите? Микрофон дайте, пожалуйста.

О.Федорова: Здравствуйте!

ГТРК «Самара», программа «Вести». Меня зовут Ольга Федорова.

Как известно реки разъединяют, а мосты нас делают ближе. Недавно у нас в Самарской области началось возведение моста через Волгу в районе Климовки. Вы поддержали этот проект. Строится он с одной стороны Климовки и с другой стороны Тольятти. Мы понимаем, что это значит для Самары. Она входит в международный транспортный коридор Европа – Западный Китай. А в целом как этот проект отразится на межгосударственном сотрудничестве?

Спасибо.

В.Путин: Отразится самым наилучшим образом, потому что, несмотря на рост товарооборота с Китаем, несмотря на то, что с нашими, в прямом смысле этого слова, братскими республиками бывшего Советского Союза, сегодня с независимыми государствами, товарооборот самый большой, развитие инфраструктуры явно недостаточное.

Я уже говорил об этом, мы, к сожалению, немножко отстали в этом смысле от наших казахстанских друзей. Они свою часть дороги уже проложили на Китай. Мы должны сделать свою часть работы. Будем обязательно это делать. В том числе это касается того мостового сооружения, о котором Вы упомянули.

Там «Герои Белоруссии». Давайте вернемся к этому. Тем более что мы только что говорили о 75-летии Победы. Пожалуйста.

И.Афанасьев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Спасибо Вам огромное за возможность задать этот вопрос. Прежде всего хочу поблагодарить Вас…

Д.Песков: Представьтесь, пожалуйста.

И.Афанасьев: Иван Афанасьев, Беларусь, город Гомель, «Сельмашевец».

Д.Песков: А средство массовой информации?

И.Афанасьев: «Сельмашевец» – это название газеты холдинга «Гомсельмаш», который надеется продолжить свою работу на рынке Российской Федерации. Думаю, что там работы хватит и нашим ростовским друзьям, и гомсельмашевцам.

В.Путин: Кстати, наши друзья – производители из Белоруссии – продают на нашем рынке технику и в немаленьком количестве, а «Ростсельмаш» не может продать ни одной сельхозмашины на белорусском рынке.

И.Афанасьев: Владимир Владимирович, есть универсальное решение, не озвученное еще, потому что мой отец 15 лет возглавлял производственное объединение «Гомсельмаш», с 72-го года по 87-й, и тот «Гомсельмаш», который Вы знаете, – это как раз плод его работы. Если Вы не возражаете, это предложение мы направим прямо в администрации двух президентов – нашего и вашего.

В.Путин: Пожалуйста. И нашим, и вашим.

И.Афанасьев: Но позвольте мне, прежде всего, поблагодарить Вас за то историческое решение, которое Вы приняли в феврале 2018 года. Вы подписали Указ о посмертном награждении полководческим орденом Жукова генерал-майора Лизюкова Александра Ильича – командующего 5-й танковой армией. Это мой дедушка. Огромное Вам за это спасибо.

В.Путин: Вас поздравляю с таким дедушкой. У Вас хорошие гены.

И.Афанасьев: Спасибо, Владимир Владимирович.

В.Путин: Все?

И.Афанасьев: Я не закончил.

В.Путин: Дайте договорить коллеге, пожалуйста.

И.Афанасьев: Владимир Владимирович, прежде всего позвольте Вас пригласить в город Гомель, где в этом году открыт памятник Александру Ильичу Лизюкову и двум его братьям. Это результат народной дипломатии. Когда памятники за пределами Белоруссии, России оскверняются, когда на пьедестал возводятся ложные, фальшивые герои, мы эти памятники создаем.

И я знаю, что Вы не можете не посетить Беларусь, которая, наверное, больше всего во Второй мировой войне потеряла своих людей, если иметь в виду процентное отношение. И я очень надеюсь, что Вы с Александром Григорьевичем найдете возможность поклониться гомельским героям – трем братьям, отдавшим свою жизнь.

И еще один вопрос, связанный с этим. Общественность Гомельщины и общественность Воронежской области выступила с инициативой провести такую региональную встречу руководителей тех регионов Российской Федерации и Республики Беларусь, на полях которых сражались герои-гомельчане.

Эта идея, эта инициатива поддержана руководством Гомельской области. И такое обращение накануне открытия памятника было осуществлено руководителями регионов – это Москва, это Петербург, это Смоленск, это Новгородская область.

Мы будем эту инициативу вновь выдвигать, но если Вы её поддержите, я думаю, возможность осуществить эту инициативу в будущем году, когда Александру Ильичу Лизюкову исполнилось бы 120 лет, в марте, была бы очень высокой. Мы просим Вас эту инициативу поддержать. Во-первых.

И, во-вторых, позвольте Вам передать книгу о Александре Ильиче Лизюкове, которая напомнит Вам о человеке, которого Вы вернули из исторического безвременья. Вы восстановили большую историческую справедливость, Вы вернули это имя в великую историю – историю Великой Победы.

В.Путин: Спасибо. Давайте книжку. Спасибо Вам за книжку и за Вашу инициативу. Обязательно посмотрим.

Вот там, девушка, встаньте, пожалуйста.

Д.Песков: Коллеге, которая микрофон давала, передайте книжку.

В.Путин: Девушка, возьмите микрофон.

Д.Песков: Девушка в желтой кофточке, Вы просто спокойно руку поднимите и стойте на месте, сейчас к Вам подойдут.

В.Путин: Пожалуйста, слушаю Вас.

Ф.Джафарова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я очень переживаю. Вы, наверное, заметили мой плакат «Екатеринбург Вас очень любит!»

В.Путин: Да, я увидел.

Ф.Джафарова: Мы очень нуждаемся в метро.

В.Путин: Представьтесь, пожалуйста.

Ф.Джафарова: Меня зовут Фарида Джафарова, сетевое издание «FREEPRESSA».

Владимир Владимирович, мы очень нуждаемся в метро. Помогите нам, пожалуйста, построить метро.

В.Путин: Где?

Ф.Джафарова: В Екатеринбурге.

Помогите нам, пожалуйста, построить вторую ветку метро.

В.Путин: Екатеринбург очень бурно развивается, становится все более и более современным, и, конечно, он нуждается в развитии инфраструктуры.

Некоторое время назад принято решение о том, что такие проекты должны осуществляться на основе региональных возможностей и ресурсов, но это невозможно. Поэтому реализация подобных проектов, конечно, должна осуществляться вместе с федеральными властями и при федеральной поддержке.

Мы недавно совсем говорили о таких же планах развития метро в Красноярске, где метро просто начали строить, а потом бросили и заморозили. Как первый шаг, нужно там это сделать, но не сомневаюсь, что такой вид транспорта будет очень актуальным и востребованным в Екатеринбурге. Нужно просто с властями как следует на этот счет поработать, с региональными властями. Поработаем обязательно.

Мне так трудно разобраться. Вот женский вопрос давайте.

Следующий Вы, хорошо? Договорились.

М.Волынкина: Волынкина Марина, Евразийское женское сообщество.

Владимир Владимирович, в последние годы в России и за рубежом проходит очень много женских форумов. И эти форумы, по существу, показывают миру огромную созидательную мощную женскую энергию, которая действительно существует и поддерживается руководителями многих стран, в том числе и нашей страной.

Создана большая «женская двадцатка». Валентиной Ивановной Матвиенко уже дважды проведен Евразийский женский форум. Это, конечно, потрясающая сила, которая показывает, что женщина созидает экономику, что она проводит много удивительных социальных проектов и инициатив.

И прежде всего, конечно же, женщины созидают мир, то есть они устанавливают те коммуникации, которые крайне нужны для того, чтобы вам, мужчинам, было проще, спокойнее проводить политику и экономическую, и политическую, и социальную.

Но у меня вопрос к Вам, Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, Вы как стратег, политик, невероятный человек с потрясающей харизмой, видите ли на должности Президента России однажды женщину. И если да, то какими она должна обладать качествами.

Спасибо Вам большое.

В.Путин: С точки зрения возможности управления, с точки зрения ответственности за страну, за людей, эти требования не могут отличаться по каким-то гендерным принципам, это требования одинаковые – компетентность, порядочность и так далее.

А вот женщина тем не менее все-таки привносит в политику какое-то женское начало, меньше агрессии, мне кажется. Это, безусловно, будет востребовано.

Д.Песков: Владимир Владимирович, у меня, знаете, какое предложение? Я видел здесь журналиста из Эстонии…

В.Путин: Секундочку. Я обещал. Вот сюда дайте микрофон.

Д.Песков: Микрофон сюда в центр принесите.

В.Шахиджанян: Я могу и без микрофона. Спасибо.

В.Путин: Здорово!

В.Шахиджанян: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Владимир Владимирович, фамилия моя Шахиджанян.

В.Путин: Добрый день, Владимир Владимирович!

В.Шахиджанян: Половина зала – мои ученики. Часть училась в МГУ на факультете журналистики, где я преподавал 35 лет, часть – делали детей по моему способу, народонаселение. Многомиллионным тиражом была издана…

В.Путин: У нас разве не один способ? (Смех.)

В.Шахиджанян: Нет. Многомиллионным тиражом была издана моя книга «Тысяча и один вопрос про это». Она говорит о культуре, о воспитании и о том, что один ребенок в семье – это мало, а двое, трое – это прекрасно.

В.Путин: Отлично.

В.Шахиджанян: Я получаю все время письма. Поддержите меня.

И наконец, «Соло на клавиатуре». Это программа, по которой можно научиться набирать «слепым» десятипальцевым методом. Вы говорили о производительности труда, о цифровизации. Спасибо Минниханову, спасибо Грефу. Два человека меня поддержали и внедрили в Татарстане и в «Сбербанке».

А остальное, у меня три огромных тома потрясающих отписок. «Я волком бы выгрыз бюрократизм», – сказал когда-то наш тезка Владимир Владимирович Маяковский. Поддержите мою идею, чтобы и министерства, и ведомства, и доктора, и учителя, и полицейские, и ФСБ научились беречь глазки, экономить время и набирать не глядя (Дмитрий Сергеевич, по-моему, знает эту программу или слышал, по крайней мере) тексты, и производительность в 5–6 раз будет больше.

И наконец, я сделал книгу, сейчас онлайн-премьера ее, «Курить, чтобы бросить». Это ведь проблема одна из самых, самых, самых актуальных и важных. Поборем курение, я сам курил 55 лет, 11 лет не курю. Я, кстати, блокадник Ленинграда, ходил в кинотеатр «Луч» на Басковом переулке и все слишком хорошо помню.

В.Путин: Неслучайно говорит об этом, я тоже ходил когда-то.

В.Шахиджанян: Естественно.

В.Путин: Там рядышком жил когда-то.

В.Шахиджанян: И если мы решим проблему курения в государстве, это чуть-чуть решит проблему онкологии, воспаления легких, крови, печени, деторождения, бесплодия и многих-многих других, ибо курение влияет на все, к сожалению.

Я пытался с Вероникой Игоревной [Скворцовой], ей написал письмо Греф с просьбой меня принять.

В.Путин: Что Вы пытались с Вероникой Игоревной?

В.Шахиджанян: Встретиться.

Я пытался с ней встретиться. Я понимаю, Вы меня понимаете, это уже приятно. Наверное, если Вы меня понимаете, меня поймут и другие.

Всего доброго, спасибо. Удачи и радости!

В.Путин: Спасибо Вам большое.

Д.Песков: Продолжаем работу. Владимир Владимирович, я видел журналиста из Эстонии. Он здесь? Поднимитесь, пожалуйста. Из Эстонии был журналист. Ранее показывал [табличку] из Эстонии журналист, поэтому – «Спутник». «Спутник» – средство массовой информации, над которым издеваются в Эстонии.

В.Путин: Так уж и издеваются.

Е.Черышева: Здравствуйте!

Да, Владимир Владимирович. Два месяца назад «Спутник Эстония» подвергся экономической блокаде. Банки под прикрытием санкций запретили все транзакции, перечисления из МИА «Россия сегодня» на личные счета наших сотрудников, нашим контрагентам, в налоговый департамент, наши налоги тоже заморожены, они не могут дойти до адресата. Спецслужбы разговаривали с нашим арендодателем. Они на него надавили, и он вынужден прервать с нами договор аренды.

И наконец, два дня назад полиция стала рассылать письма всем нашим сотрудникам, в которых очень четко говорится: МИА «Россия сегодня», оказывается, по их мнению, находится в санкционном списке, и поэтому мы, все сотрудники, несем уголовную ответственность. Со 2 января, нас предупредили, если мы до конца этого года не разорвем трудовые отношения с МИА «Россия сегодня», то к нам будут применены санкции.

Это немыслимо, на мой взгляд, для страны, которая себя позиционирует как демократическая. Я прошу у Вас помощи. Что может сделать государство российское для российских журналистов, которые борются с цензурой на Западе? И дайте, пожалуйста, оценку действиям эстонских властей.

В.Путин: К сожалению, мы можем сделать здесь немного. Вы делаете много, я считаю. То, что Вы сейчас об этом сказали, это уже не может пройти незамеченным. Когда я слышу вещи подобного рода, меня они очень удивляют, потому что нас все время пытаются обвинить в каких-то смертных грехах, в том числе в давлении на независимые средства массовой информации, а сами делают всё то же самое, в чем нас обвиняют. Это, конечно, удивительный цинизм.

Но, к сожалению, должен Вам сказать, что принятие мер на государственном уровне, связанных с какими-то ограничениями и прочее, будет малоэффективным, потому что будет лить воду на мельницу тех, кто как раз и хочет растаскивать наши страны, наши народы, а мы не должны им помогать это делать. И как бы ни было неприятно, надо все-таки добиваться возможности работать и в этих странах, которые боятся вашей информации, боятся вас и боятся правды, которую вы несете своим зрителям и слушателям. По-другому нельзя понять, почему тогда препятствуют вашей деятельности. Видимо, просто боятся вашей информации, боятся вашего влияния на умы людей.

А свобода распространения информации относится к одной из фундаментальных свобод современного демократического мира. Но, к сожалению, не все, видимо, действуют в этой парадигме, а работают в рамках других правил, которые сами для себя и прописывают.

Ничего не поделаешь, мир сложен и разнообразен. Мы со своей стороны будем делать все для того, чтобы поддержать Вас, где бы это ни было, но доступными и такими методами, чтобы не повредить нашим межгосударственным отношениям.

Посмотрим, что можно сделать дополнительно.

Д.Песков: Владимир Владимирович, четыре часа уже идет работа. Я предлагаю два последних вопроса.

В.Путин: Пожалуйста, потише.

Давайте, «Страна волонтеров».

Л.Мизиева: Здравствуйте!

Многонациональный проект «АЗЕРРОС», Лаура, информационный портал «Мы едины!».

Уважаемый Владимир Владимирович! В следующем году Россия в 15-й раз отметит государственный праздник – День народного единства. Этот праздник посвятили и оставили нам многие поколения нашего народа. Наши мудрые предки ценой своих жизней оставили нам то, что мы сейчас имеем. Благодаря этому сегодня молодежь явно осознает цену нашей страны.

Уважаемый Владимир Владимирович! Каждый год 4 ноября у тысячи людей появляется возможность бесплатно посещать праздничный форум-концерт «Мы едины!», который проходит 4 ноября каждого года уже 15-й год. Для нас нет большей награды, чем те теплые слова, которые Вы произнесли в адрес нашего проекта на форуме «Территория смыслов», разве что Ваше личное присутствие на 15-м ежегодном праздничном форуме-концерте «Мы едины», который состоится на МТС-арене в следующем году. Также приглашаем всех гостей в этом зале. Приходите и вы увидите, на что способна молодежь поколения Путина.

Вопрос. Владимир Владимирович, как Вы относитесь к развитию подобных инициатив молодежи?

Да, и чуть не забыла. Где и с кем можно согласовать Ваш визит?

В.Путин: Что-что согласовать?

Л.Мизиева: Ваш визит.

В.Путин: Начальство здесь находится, можно с ним.

А все инициативы подобного рода мы поддерживали, и будем поддерживать. У нас волонтерское движение набирает такой мощный оборот, миллионы людей сейчас работают, миллионы. Это просто невероятно. Совсем недавно, как вы знаете, я встречался с волонтерами в Москве, мы всячески будем поддерживать это движение, причем по самым разным направлениям. Это касается и ветеранов, помощи ветеранам, помощи больным детям, это касается соблюдения прав в сфере медицины, строительства, уборки территорий.

Вот совсем недавно, вчера, по-моему, мы говорили. Допустим, клич бросил, по-моему, ОНФ или какие-то наши организации, заняться приборкой на берегах Волги. Миллион людей пришел. Рассчитывали где-то на несколько десятков тысяч, миллион почти, 900 тысяч людей пришли, очистили большое количество территории. Это конкретная работа просто. Обязательно будем все это делать.

По поводу графика – это вот сюда. Ладно?

Вопрос был по пенсиям, пожалуйста.

Ю.Измайлова: Здравствуйте.

Юлия Измайлова, газета «Молодой ленинец», город Пенза.

Владимир Владимирович, пенсионеры переживают: индексация выше уровня инфляции в федеральном законе о пенсиях прописана только до 2024 года. Что будет дальше? И кто гарантирует пенсионерам дальнейшую индексацию? И не придется ли для этого снова повышать пенсионный возраст в стране?

В.Путин: Нет. Я уже сказал, никаких повышений в сфере пенсионного возраста не предвидится и даже не обсуждается. А все, что было сделано до этого, пенсионеров никак не затронуло действующих. Их затронуло только в том смысле, что государство в более ускоренном темпе должно повышать доходы пенсионеров, пенсии. Например, в следующем году пенсии должны вырасти на 6,6 процента, а инфляция, как я сказал, сейчас, во всяком случае сейчас – 3,25. То есть в два раза выше будет индексация пенсий, чем инфляция. И это в известной степени выполнение тех обещаний, которые даны были раньше. И после того срока, который Вы назвали, индексации будут, безусловно, продолжаться.

Д.Песков: Там есть в глубине «Алтай». «Алтай», встаньте, пожалуйста, и поднимите руку, сейчас к Вам подойдут.

Нет, мы не игнорируем Дагестан.

Э.Кудачина: У меня такой вопрос. Владимир Владимирович, здравствуйте! Извините, очень волнуюсь. Вчера услышала, что здесь за 30 секунд можно решить вопросы, которые в течение 30 лет не могут решиться.

У меня такой вопрос. В Республике Алтай единственный город, в городе единственная школа есть для алтайских детей, где учат родному алтайскому языку по полной программе. Так вот, как раз школа основана 30 лет назад, но находится в арендованном здании. Обещают постоянно, что построят школу, собственное здание, но до сих пор не построили.

Так вот, у меня вопрос-просьба. Помогите, пожалуйста, со строительством алтайской школы. Спасибо большое.

В.Путин: Вы имеете в виду Горный Алтай, да?

Э.Кудачина: Да.

В.Путин: Вообще алтайский язык относится к древнейшим тюркским языкам. Это, по сути, база всех остальных тюркских языков в значительной степени. Не в значительной, а почти 100 процентов. Поэтому мы вообще, думаю, должны гораздо больше внимания уделять изучению национальных культур, обычаев, языков. А если в плачевном состоянии находится школа, тем более которая преподает на национальном языке, это, конечно, недопустимо.

Вы мне сказали «помогите школу сохранить и восстановить». Обещаю, мы это сделаем.

Д.Песков: Это был заключительный вопрос.

В.Путин: Девушка стоит с плакатом «Семья». Пожалуйста.

Д.Песков: Поднимите руку, пожалуйста, чтобы Вас увидели сотрудники.

Ф.Рустамова: Здравствуйте!

Спасибо за то, что дали возможность задать вопрос.

Меня зовут Фарида Рустамова. Я корреспондент «Русской службы Би-Би-Си».

У меня вопрос такой. Четыре год назад, когда Вас спрашивали мои коллеги о родстве с Вашей младшей дочерью Катериной Тихоновой, Вы сказали, что «Ваши дети не занимаются бизнесом, политикой и вообще никуда не лезут». Но с тех пор ситуация как минимум изменилась.

Компания «Иннопрактика», директором которой является Катерина Тихонова, и учредителем которой является государственное бюджетное учреждение МГУ, за прошлый год заработала полмиллиарда рублей.

Компания «Номеко», доля в которой есть у Вашей старшей дочери Марии Воронцовой, на деньги компании «Согаз» строит сейчас одну из крупнейших клиник в Ленинградской области.

Этим двум женщинам в бизнесе помогают Ваши старые друзья, чиновники госкомпаний. Мы видим, что этих двух женщин очень часто стали показывать по телевизору. Их уже все знают, все знают их внешность. Это такой секрет Полишинеля.

У меня вопрос: скажите, пожалуйста, когда Вы признаете, что они – Ваши дети, и когда они станут публичными и открытыми для общества, как дети других мировых лидеров?

В.Путин: Вы сейчас сказали про вопросы, связанные с бизнесом, упомянули одну женщину, упомянули вторую. Вы же не все рассказали, наверное? Упомянули какие-то их личные доли там, упомянули объем этого бизнеса? Вы же этого ничего не сказали, Вы просто обозначили факт. А этого недостаточно. Вы тогда поковыряйтесь там поподробнее, и Вы поймете, какой у них на самом деле бизнес, и есть ли он как таковой, и кому там что принадлежит, и кто что помогает.

Вопрос с «Иннопрактикой», он уже фигурирует давно, это инициатива ректора Московского государственного университета. Насколько я себе представляю, поскольку я председатель Попечительского совета МГУ, связано это с желанием, мне кажется, абсолютно законным и правильным желанием наших высших учебных заведений сочетать возможности нашей науки и образования с реальными потребностями наших производителей и выгодополучателей внутри российской экономики.

Мы очень часто закупаем за границей то, в том числе и в Великобритании, что можем производить сами. Вопрос в соединении того, что мы можем генерировать сами, и того, что требуется нашим предприятиям при определенных закупках. «Иннопрактика», по сути, её деятельность вся посвящена именно этому, вот в этом весь смысл создания «Иннопрактики» применительно главным образом, прежде всего, с этого началось, к Московскому государственному университету.

Там очень много талантливых людей, которые готовы предложить свои инновации, но нужно, чтобы они были известны нашим выгодоприобретателям, нашему бизнесу, и чтобы они могли этим воспользоваться. Это такое звено между наукой и образованием и нашим реальным сектором экономики. Вот они чем занимаются. И дай бог им успехов, чтобы они добились там зримых, желаемых всеми нами результатов.

Что касается второго направления – медицины, там, по-моему, у них на сегодняшний день все, что составляет их так называемый акционерный капитал, приближается к нулю. Но это очень интересное направление, связанное с применением высоких технологий в сфере медицины. Имея в виду, что у нас убыль населения 260 тысяч за этот год – неприемлемые для нас цифры.

Все, что связано со снижением смертности от внешних и внутренних факторов, все, что связано с развитием медицины, является одним из приоритетов Российской Федерации. Я думаю, что эту работу надо только поприветствовать.

Вот там – «Национальный вопрос», давайте.

Д.Кутявин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Дмитрий Кутявин, я шеф-редактор Первого российского национального канала. Канал создан по инициативе Совета при Президенте по межнациональным отношениям для межнационального общения.

Вопрос в следующем. Практически семь лет назад была опубликована Ваша программная статья «Россия. Национальный вопрос». Ваше мнение: за семь лет что-то изменилось в национальном вопросе? Как Вы оцениваете межнациональные отношения в стране? Насколько есть проблемы в отдельных регионах?

И второй момент, если можно. Год назад по завершении Большой пресс-конференции Вы дали поручение поддержать Первый российский национальный канал информационно и методологически. Мы хотели бы попросить Вас в продолжение, в развитие – за год очень много сделано, и Правительство нам активно помогает, и наши кураторы, – мы хотели бы активнее выходить в субъекты, чтобы регионы тоже подключились к этому вопросу, и руководители регионов, и сами субъекты тоже активно с нами сотрудничали. Можете ли как-то оказать помощь?

Спасибо большое.

В.Путин: Вы же только что сказали, что вам помогают. Этой поддержки недостаточно?

Вопросы межнациональных отношений в нашей стране относятся к разряду наиболее важных. Мы говорили здесь о тяжелых событиях конца 90-х – начала 2000-х годов у нас, когда, по сути, на территории страны была гражданская война, шли активные боевые действия в Чеченской Республике. Сколько народа пострадало тогда? Это ведь тоже результат неблагоприятного развития в сфере межнациональных отношений.

Ведь у людей не только на Кавказе, но и на других территориях, в других наших субъектах Федерации, у них историческая память сохранилась по поводу несправедливых решений, связанных с выселением, когда их в вагонах для скота вывозили куда-нибудь в степи Казахстана. Сколько там по дороге человек умирало?

Ведь никто этого не забыл. Это тоже результат межнациональных отношений. Мы ни в коем случае ничего подобного не должны допустить, чтобы у нас не было ничего, что привело бы нас к таким трагедиям. Это очень важно.

И для будущих поколений российских политиков должно быть понятно, что общественное мнение страны не даст нам возможности принимать решения, которые разрушат межнациональное согласие. Это первое.

Второе. Мы, конечно, будем поддерживать все структуры – и средства массовой информации, и общественные организации, – деятельность которых направлена на то, чтобы сглаживать какие-то возникающие спорные моменты, имеющиеся возможные трения на междунациональном уровне.

Вы знаете, жизнь ведь сложна и многообразна. У нас сложно устроенная страна, и столько этносов проживает. Понимаете, некоторые вещи мы забываем. Вот у нас споры с Украиной идут и так далее. Есть украинская идентичность. Да, она сформирована. Кто был автором? Граф Потоцкий – известный исследователь, ученый и писатель, который впервые заговорил об украинцах как об отдельном этносе.

Потом отдельно были другие польские исследования, которые вообще отнесли украинцев, даже вычеркнули их из числа славян. Они полагали, утверждали, что это потомки каких-то кочевых народов. Но это все полная ерунда, а мы должны знать истину. Мы должны понимать, что на каком-то этапе прошли такие-то элементы реальной идентичности, мы должны относиться к этому с уважением. Мы делаем и будем это делать, тем более – внутри страны.

Вот сейчас только говорили о том, что на Алтае есть проблемы со школой. К сожалению, у нас много проблем с языками народов России, с культурой, с обычаями. Проблема в каком плане? Мало уделяем этому внимание. А каждый человек, который проживает в России, должен чувствовать, что это его дом и другого дома у него нет.

Спасибо вам большое. Хочу вас поздравить с наступающим Новым годом. Нам точно надо заканчивать, потому что уже много времени прошло.

Спасибо вам большое.

* * *

А.Желнов: Владимир Владимирович, можно один вопрос, последний, про Котова, пожалуйста.

В.Путин: Про что?

А.Желнов: Про «московское дело» хотел бы спросить. Обратите внимание на дело Константина Котова, который сидит, сейчас ему дали четыре года колонии по «московскому делу». Он ничего не нарушал, [осужден] вот по той «дадинской» статье…

В.Путин: Я же говорил, с правозащитниками когда встречались…

А.Желнов: Они просто не называли его дело.

В.Путин: Может быть, я посмотрю. Я услышал: Котов.

Во многих странах гораздо более жесткие меры предусмотрены к нарушениям подобного рода. За несанкционированные публичные мероприятия – а к ним относится, допустим, перекрытие границ – в некоторых странах до 10 лет лишения свободы. У нас все гораздо мягче. Хотя, конечно…

А.Желнов: Он не угрожал, Владимир Владимирович, и не кидал ничего, в том-то и дело. Он просто выходил на митинг.

В.Путин: Я сейчас не говорю: угрожал – не угрожал. Может быть, он делал это неоднократно.

Кстати говоря, во всех правовых системах за неоднократное нарушение одного и того же, неоднократные нарушения ужесточают ответственность: с административной переходит на уголовную.

Но я, тем не менее, посмотрю.

А.Желнов: Посмотрите именно на его кейс, ладно?

В.Путин: Да, спасибо, хорошо.

Поделитесь с друзьями

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: