Что бы в мире ни случилось, у нас всегда растут цены на бензин

24.09.2019

Газета «Комсомольская правда», как и неделю назад, опубликовала полный текст моей авторской программы «По сути дела».

Источник: Комсомольская правда


Н.Стариков:

— Добрый вечер!

А.Иванов:

— Коварная атака на Саудовскую Аравию произошла на минувшей неделе. Дроны ударили по нефтеперерабатывающим заводам саудитов. Королевство сократило производство нефти вдвое. Ну что нам с того, казалось бы? Но мы понимаем, что нефтяной рынок – это рынок с большим спросом. И с большой конкуренцией. Если они сокращают производство вдвое, значит, цены пойдут вверх.

Н.Стариков:

— Или кто-то возместит этот объем, да? И мы видим, что американцы уже активно заявляют, что они готовы выбросить из своих запасов определенное количество нефтепродуктов, чтобы, видимо, поддержать цены и союзника. Правда, непонятно, как они этим Саудовскую Аравию поддержат. А заодно занять место.

Сейчас мы поговорим о том, кто это сделал и зачем. Хотел привести пример из несколько другой истории.

Турция. Она вела недружественную политику в отношении России одно время. Получила запрет на ввоз своих помидор. Через некоторое время одумалась. Наверное, серьезным аргументом для изменения этой политики стала попытка государственного переворота, который американцы поддержали в Турции.

После чего турецкие помидоры вернулись в Россию. А спрос-то уже не такой на них. Потому что появились овощи из других мест, свои собственные, из стран СНГ.

Когда ты уходишь с какого-то рынка, не факт, что ты на него так же вернешься. Поэтому американцы, широко раскрывая руки для того, чтобы поддержать в сложную минуту, мне кажется, играют в свои игры.

Несколько версий того, что могло произойти. Версия первая, очевидная. Саудовская Аравия воюет с Йеменом. Она поддерживает свергнутого президента. И бомбит тех, кто не согласен с этим.

А.Иванов:

— Это официальная версия.

Н.Стариков:

— Да.

А.Иванов:

— А йеменские хуситы, они взяли на себя ответственность за эту атаку.

Н.Стариков:

— Был такой полевой командир Радуев во время чеченских кампаний, который с удовольствием брал на себя все, что угодно, вплоть до запуска космических кораблей. Закончил он плохо. Умер в одном из исправительных учреждений России. То, что говорят сами хуситы, это делить надо на десять.

Так вот. Хуситы прошли быстро путь от автомата Калашникова до ракет, которые они стали сами собирать. Теперь они сами собирают дроны. И кто-то их надоумил, раньше они почему-то никак не догадывались, что эти дроны могут летать далеко и атаковать нефтеперерабатывающие заводы.

А.Иванов:

— Это сложнейшая военная операция.

Н.Стариков:

— Не знаю.

А.Иванов:

— И у саудитов должны быть какие-то силы противовоздушной обороны.
Что бы в мире ни случилось, у нас всегда растут цены на бензин
Н.Стариков:

— Не знаю. Военные аспекты обсудят военные эксперты. Мы с вами политические и экономические.

Первая версия — хуситы. Дошли своим умом и атаковали.

Второй вариант. А второй вариант – американцы. Они получают от этого огромные прибыли. Они свою нефть выбросят на рынок, получат долю этого самого рынка. Они создают проблему, от которой продают противоядие. Летают какие-то беспилотники. Значит, что нужно? Нужно купить американские, а какие же, системы противовоздушной обороны, которые не справляются в таком варианте. А если к ним добавить американские штучки дорогостоящие, которые Саудовская Аравия любит покупать у американцев, тогда все и получится.

Третье. Американцы говорят: Иран! Доказательств никаких, но они всегда вытаскивают того, кого надо в нужный момент обвинять. Хорошо, что сейчас им нужно обвинять Иран, а не Россию.

Есть четвертая версия. Это некие силы, которые заинтересованы в росте цены на нефть.

Меня в этой невеселой истории заинтересовало, что все наши замечательные эксперты сразу начали говорить, что результатом атаки беспилотников будет рост цены на бензин в Российской Федерации. Удивительно у нас устроен нефтяной рынок. Что бы в мире ни случилось, что рост цены, что падения цены на нефть, у нас всегда увеличение цены на бензин.

А.Иванов:

— И у нас есть по этому поводу мнение Василия Колташева, руководителя Центра политэкономических исследований института нового общества.

— Просто возникал паника на рынке. Тревога, ожидание уменьшения поставок. Это должно создать сложную ситуацию. И это только повторяет ситуацию 2018 года, когда такой же рост цен через некоторое время обернулся их снижением. Отнюдь не обязательно это приведет к росту цен, хотя это провоцирует сейчас повышение цен на бензин. И на другие товары. Думаю, что продолжаться такая ситуация долго не сможет, потому что мы имеем дело с чрезвычайным фактом, который просто изменил ситуацию на рынке. Потому что до этого цены на нефть снижались – 60 долларов за баррель накануне событий. Теперь цена значительно выше. И это означает одно: в перспективе рынок постепенно сдаст эти позиции. К тому же, в США, с одной стороны, довольны, что цена на нефть подскочили, а с другой стороны опасаются, что это может вызвать волнообразный эффект. Цены поднимутся, а потом начнется обвал на рынках. Для Трампа это совершенно неудобно. Ситуация внешнеполитическая обострится, если ещё что-нибудь взорвется, то рынок будет реагировать на это повышением.

Н.Стариков:

— Обожаю такие комментарии! Человек говорил убедительно, долго, но. Уверяю вас, ни я, ни вы, никто из радиослушателей не сможет ничего повторить из того, что он сказал.

А.Иванов:

— Там про то, что цены на бензин.

Н.Стариков:

— А вот я записал специально. Когда так говорят, а потом кончилось и вроде как мимо прошло.

Рост цен сменится их понижением. По-моему, сложно с этим тезисом не согласиться. Единственное, что рост цен на наших бензоколонках, я бы хотел, чтобы он сменился их понижением. А вот этого почему-то не будет.

А.Иванов:

— А у нас звонок от Анатолия.

— По поводу атаки – это однозначно дело рук Америки. А вот по поводу роста цен на топливо на наших бензоколонках, наверное, пора поснимать всех. Газпромовских, Ростефти глав. И посадить их в тюрьму. И тогда, наверное, что-то изменится.

Н.Стариков:

— Я сходу четыре версии назвал. Я склоняюсь, как и уважаемый радиослушатель, ко второй версии. Американцы в своей стратегии хаоса создают проблемы, повышают, понижают цены на нефть, исходя из своих интересов. Заодно распихивают свое оружие.

Напомню, Саудовская Аравия, если не ошибаюсь, третья по размеру страна, имеющая военный бюджет. Точнее, государство, имеющее третий по размеру военный бюджет. Оно очень много покупает всякого американского оружия. И, как видите, это оружие не помогает им ни хуситов победить, ни…

Нам любят говорить, что двадцать первый век с точки времени каких-то информационных технологий. А вот беззащитность инфраструктуры?

А.Иванов:

— Удивительная история. Йемен, одна из беднейших стран мира, практически племена полудикие. И Саудовская Аравия, которая купается в деньгах, в нефти. И которая вооружена до зубов сейчас. И если верить официальной версии, получается, что вот эти йеменские повстанцы, они могут Саудовскую Аравию нагнуть.

Н.Стариков:

— Напомню вам историю. Рим, который купался в деньгах, его многократно нагибали варвары, которые были одеты похуже, пахли не так красиво. Но умели воевали и готовы были умирать. И закончилось это тем, что Рим исчез, а варвары стали той самой Европой, которая на наших глазах начинает потихоньку исчезать.

Деньги – это вещь хорошая. Но нужно к ним ещё что-то добавлять, чтобы быть успешным в военном отношении государством.
Алексей Иванов
А.Иванов:

— Для России это тоже будет выгодно, если цены на нефть пойдут вверх, не считая, конечно, цен на заправках. Мы помним, что у нас был период в относительно недавней истории, когда нефть была по 100 долларов.

Н.Стариков:

— Я и начал, перевел нашу дискуссию из разговора о геополитике в разговор про бензоколонки, чтобы сфокусировать важный момент. Давайте пофантазируем. Государство принимает решение заморозить цены на топливо в России. После этого государство может обратиться к бизнесу с призывом настоятельным, от которого сложно отказаться, заморозить цены и на все остальное. Достаточно, чтобы росли цены только на топливо, чтобы бесконечное подорожание, инфляция, обесценение денег, вот эта гонка продолжалась. Давайте мы такую систему построим, чтобы у нас внутри страны цены на бензин были заморожены. А на внешнем контуре поднялась цена на нефть, прекрасно! Наши компании и разные формы собственности получили дополнительную прибыль. Но от этого не должны расти цены, и уменьшаться деньги в карманах наших граждан.

А.Иванов:

— У нас нефть, мы живем все время при цене на нефть в 40 долларов.

Н.Стариков:

— А эти деньги, которые снимают бюджетное правило, вкладываются в совестливые американские трежерис. Чем выше цена на нефть, тем больше денег мы отдали американцам.

А.Иванов:

— У нас звонок от Сергея.

— Здравствуйте! Хочу согласиться с ведущими, что богатые и зажиревшие изнеженные саудиты, сколько бы их не вооружали, они не будут воевать никогда. И никогда не будут умирать.

А.Иванов:

— Им есть, что терять, как минимум.

— Да. И оружие им никогда не поможет.

Н.Стариков:

— Кто стоит за этими атаками, с вашей точки зрения?

— Думаю, что это геополитика. Те же йеменцы, но подкармливаются. Может, они и сами не догадываются, кто заказывает.

А.Иванов:

— Втемную используют.

— Конечно. Те же американцы могут через десятые руки.

А что касается бензина, вспомните, когда по 15 рублей был, пытались кого-то ругать, поймать, наказать. (не слышно) люди, которые руководят этими нефтяными компаниями полугосударственными, это пешки. Все делается в Кремле. 90% цены на нефть, на бензин – это все акцизы и налоги. Это наше правительство само все делает.

А.Иванов:

— Спасибо. Ваше мнение понятно.

Николай, у меня есть конспирологическая мысль. Атака на Саудовскую Аравию. Одна из крупнейших нефтяных держав. В этом году мы знаем все, что происходит в Венесуэле. Крупнейшая нефтяная держава. И мы помним даже, в России был скандал с грязной нефтью, странная и мутная история. Она немного подорвала репутацию России как поставщика нефти в Европу. И мы имеем США, как игрока, который пытается выйти на этот нефтяной рынок со своими новыми запасами сланцевой нефти. Вам не кажется, что все эти истории могут быть связаны?

Н.Стариков:

— Вы сказали «тоже конспирологическая». Это подразумевает, что какие-то ещё в ходе нашей программы озвучились конспирологические версии.

А.Иванов:

— Есть ещё две по поводу Ирана и США. Основная версия, которая обсуждается, это то, что вот эти наши полудикие йеменские хуситы, они за полгода прошли все стадии эволюции и…

Н.Стариков:

— Вообще не коспирологическая версия. Сейчас звонил наш радиослушатель и сказал, что хуситы вполне себе могли атаковать. Но появился мистер Х и сказал: дорогие хуситы, я смотрю за вашей борьбой, у меня кулаки сжимаются, зубы скрепят, хочу вам помочью. Инвестирую миллион долларов в ваше правое дело, даю вам 10 беспилотников и вот этот парень, который вас научит. А лучше вместе с вами поедет. Вы не могли бы отомстить так, чтобы вот совсем!..
Программа в студии Радио КП
А.Иванов:

— Главное, мы вас фотографируем около этих комплексов.

Н.Стариков:

— Главное – отчет принесите, как все было. И ребята атаковали. И беспилотники у них есть. Формально хуситы, а по сути и нет.

У меня, кстати, пятая версия родилась. Я бы назвал её версией украинских СМИ. Они нам что говорили про Донбасс? Самообстрелялись. Кондиционер взорвался. И версия такая: это сами саудиты взорвали свои заводы для того, чтобы за продажу меньшего числа нефти получать большие деньги.

А.Иванов:

— Красиво!

Н.Стариков:

— Это часто известно, когда одна сторона находится в контакте с другой стороной, даже с которой она как-то воюет. И, может, сами саудиты заказали атаку своих противников на свои заводы. По каким-то причинам. Например, для того, чтобы получить больше денег.

А.Иванов:

— Давайте послушаем Александра.

— Очевидно, что Америка и так далее. У нее же запасы. И надо их продать подороже. Им, в первую очередь, выгодно.

Н.Стариков:

Расчищают рынок.

— Да. И если перейти, вы говорили один из вариантов экономического решения по поводу бензина и горючего.

Н.Стариков:

— Заморозка цен на бензин и топливо.

— Это один из моментов. А второй – по сельскому хозяйству. Я из сельской местности. Раньше работал и в сельхозе учился. У нас, когда бензин стоил дороже, 12 или 20 копеек, а у нас на селе простой самый бензин был по 6 копеек. И солярка. И работать можно было спокойно, и трактора… И тут получилось у нас так, что трактора в чермет сдали.

А.Иванов:

— Вы предлагаете, чтобы подешевле бензин продавали для селян?

Н.Стариков:

— У меня компромиссное предложение.

— Это во-первых. И ещё к этому обратно технику, как раньше было, вернуть. Помните, НДС были?

А.Иванов:

— Спасибо. Мы уже уходим в широкие темы поддержки сельского хозяйства. За ваше мнение спасибо и спасибо, что слушаете нас.

Н.Стариков:

— У меня компромиссное предложение. Человек творчески развил мысль, которую мы с вами высказали. Давайте просто заморозим цены на бензин для всех. Вне зависимости городские или сельские жители. Здесь уже сложно как-то регулировать. Паспорт сельского жителя сделать? Значит, все у нас сразу пропишутся… А вот сделать так, чтобы цена на бензин была одна и та же на всех заправках и не росла, это вполне себе можно.

А.Иванов:

— Просто и понятно. Есть мнение, что не стоит так уж цепляться за эту нефть, потому что нефть не вечна. Мы переходим к альтернативным источникам энергии через какие-то 10-20 лет. Может, нефть никому и не будет нужна. Одним из проповедников этой идеи выступает Герман Греф, глава Сбербанка. На днях он с такой речью выступил на Московском финансовом форуме.

— У нас огромные вызовы впереди. Сырьевой шок, на мой взгляд, у нас впереди. Сырьевой шок под названием снижение потребления нефти в мире. И фактически бесконтрольное увеличение предложений нефти в мире. И это приведет к очень низким ценам на нефть. Значительно может быть ниже, чем цена течения. Благодаря министерству финансов сегодня мы удержались на уровне 40+. Но цена может упасть значительно ниже. И надо готовиться к этим, к новым рискам. И мы к ним не очень готовы.

А.Иванов:

— Мы тут делим шкуру неубитого медведя. За 100 долларов пытаемся нефть продавать, смотрим, кому выгодно. А вот Герман Оскарович, смотрите, что говорит. Никому не нужна будет ваша нефть скоро.
Программа в студии Радио КП
Н.Стариков:

— Он выступал на Финансовом форуме, поэтому его посыл был, что важны финансовые инструменты, финансы. Нужно понимать, какая аудитория. С другой стороны, Герман Оскарович не дооценил аудиторию, перед которой выступал. Он выступил, аудитория послушала. И сразу приняла меры. Кто-то понял, позвонил кому-то, говорит, слушай, ты понимаешь…

А.Иванов:

— Это шестая версия?

Н.Стариков:

— Нет, это туда, прикладывается в любую. Слушай, умный человек, Герман Оскарович. Говорит, что если сейчас безконтрольное увеличение предложения углеводородов и все.

А.Иванов:

— А американские шпионы слушали Московский финансовый форум и решили действовать.

Н.Стариков:

— И сократили в два раза, по крайней мере, поставки нефти от крупнейшего нефтеперерабатывающего игрока.

Со вчерашнего дня ведь ни одна нефтеперерабатывающая держава не может быть спокойна за то, что к ней кто-то не прилетит и не сократит ее. Или вообще на ноль.

А.Иванов:

— У нас звонок о т Михаила.

— Я не знаю, кто точно виноват, но, кажется, Греф сказал значительную правду. Ответственность несут богатые люди. Без разницы кто. Финансисты или нефтетрейдеры. И поэтому надо повышать ответственность финансистов и нефтетрейдеров за последствия их действий, чтобы не получилось как во время войны, когда стандарт-ойл поставлял нефть Гитлеру, а потом все это представлялось как частная инициатива. И никто не был наказан. Надо чтобы любой богатый человек отвечал за свои действия, причем, если его та страна защищала, то должна ответственность перелагаться… Он гражданин этой страны, соответственно, должен нести ответственность…

Н.Стариков:

— Не получилось коротко и по-военному. Постараюсь коротко и по-военному ответить. Здесь один из радиослушателей пишет по поводу Германа Оскаровича: лучше бы он Сбер в порядок привел. И в Крым бы пришел.

Мне слушали бы Германа Оскаровича гораздо внимательнее, если бы он так же внимательно относился к просьбам наших сограждан.

А.Иванов:

— А то, что касается ответственности нефтяников?

Н.Стариков:

— У нас существует уголовный кодекс. И он распространяется на всех людей вне зависимости от их профессии. Предложение уважаемого радиослушателя было мне не совсем понятно.

А. Иванов:

— Николай, сегодня снова пошли новости о том, что Россия и Белоруссия будут экономически интегрироваться. Сообщается, что уже с января 21-го года могут быть созданы единые Налоговый и Гражданский кодексы обоих государств, а также сходные соцгарантии, объединенный банковский надзор и т.д. С одной стороны, вроде как хорошая новость. Но, с другой стороны, вот уже год-два постоянно идут такие новости, потом они опровергаются. Как вы считаете, мы все-таки идем на сближение или это такой ритуальный танец вокруг всех этих новостей?

Н. Стариков:

— Давайте попробуем через нефть выйти на тему Белоруссии. Я напомню, что в России совсем недавно изменено налогообложение недр, так называемый налоговый маневр. Каким образом он сказался на экономике Белоруссии? Если раньше основная экспортная пошлина бралась при вывозе сырья из страны, тем самым государство подталкивало нефтепереработчиков перерабатывать внутри страны, то теперь основные налоговые… В чем маневр? Берутся сразу при добыче. Таким образом, на экспорт стало проще вывозить. Так вот, Белоруссия раньше получала нефтепродукты, нефть по внутренней российской цене, а теперь эта внутренняя российская цена из-за налогового маневра увеличилась. И в бюджете Белоруссии возникла многомиллионная дыра. Шли переговоры (безуспешные). Лукашенко просил как-то компенсировать это, какое-то исключение сделать. Россия не шла на это. И вот после такого небольшого скандала очередная порция разговоров об интеграции. Хочу сразу сказать, я за интеграцию. Но я за полную интеграцию. Я считаю, что у нас должно быть не только Союзное государство, у нас должен быть один президент, один парламент, одна денежная единица.

А. Иванов:

— Это уже такая интеграция, как федерация.

Н. Стариков:

— А в чем проблема? Мы жили в этой стране. Я думаю, что большинство радиослушателей скажет, что оттого, что страна была единая, нам было только хорошо. То есть форму интеграции мы можем подстраивать. Я не предлагаю восстанавливать Советский Союз, потому что никогда невозможно восстановить то, что было до этого. Можно сделать новое, взяв лучшее из того, что было, и добавив, что в современной нашей истории актуально. Например, берем как пример США. Тоже Соединенные Государства Америки. Они соединились между собой, у них одна денежная единица, у них есть разница в законах, тем не менее, федеральный центр управляет армией, управляет государством. И есть определенные вещи на уровне штатов, которые там управляются. Но основное – внешняя политика, армия, финансовая политика, все это на уровне высшего руководства. Ну и что тут плохого? Но есть американские территории, которые имеют какие-то особые полномочия или, наоборот, поражены в каких-то возможностях. Например, Пуэрто-Рико. У них американские паспорта, у них деньги – доллар, но они не могут выбирать американского президента. Почему? Вот так решили.
Программа в студии Радио КП
А. Иванов:

— Хочу спросить у наших радиослушателей. Стоит ли нам объединяться с Белоруссией?

Н. Стариков:

— Вот у меня точка зрения такая. Нет пределов нашей интеграции. Надо интегрироваться так, чтобы потом было не разынтегрировать. В эту интеграцию надо обязательно включить не только Белоруссию, но и Украину. Потому что у одного народа три государства. Это называется феодальная раздробленность. Это не называется независимостью, это феодальная раздробленность. Надо ее преодолевать.

А. Иванов:

— Сейчас скажут, что вы имперский шовинист.

Н. Стариков:

— Я русский патриот. Можно тот же самый смысл сказать другими словами.

А. Иванов:

— У нас звонок. Егор, надо ли нам объединяться с Белоруссией?

Егор:

— Конечно, это было бы прекрасно, но такое социально-экономическое устройство государства, — это невозможно. Тогда нужно делать национализацию всех природных ресурсов, а не чтобы грабила кучка олигархов. Они 30 лет грабят, а мы всё объединяемся. Это невозможно в данных условиях. Надо менять… Конечно, Советский Союз. У него были огромные успехи, которые никто не может повторить. Производительность труда, национализация, все государственное, управление государственное. Можно отдавать в частную собственность только не стратегические объекты.

А. Иванов:

— То есть в союз капиталистических республик вы не верите – только союз социалистических республик?

Егор:

— Никогда в жизни. Потому что только Советский Союз мог противостоять этому объединенному Западу. И мы стояли, пока нас не предали.

Н. Стариков:

— Уважаемый коллега, не могу вам не оппонировать. И не потому, что мне не нравится Советский Союз. Я к нему отношусь ровно так же прекрасно, как и к Российской империи. Просто вопрос. А в 1812 году у нас какой социализм был, когда мы разгромили армию объединенного Запада, который в тот момент возглавляла Франция, и был гораздо более талантливый, чем Гитлер, полководец по имени Наполеон Бонапарт. Я не помню, какой у нас там социализм был. По-моему, социализма не было. А те территории, которые потом стали называться Белоруссией, они были. И были великороссы, малороссы, белороссы, и было единое государство – Российская империя, в составе которой все народы и народности прекрасно жили, никого не истребили, ничего не случилось.

А. Иванов:

— Вы вспомните, что у нас в XIX веке ещё и Великое царство Польское входило вместе с Финляндией.

Н. Стариков:

— До тех пор, пока не восстало. После чего эта автономия была ликвидирована. Была отдельная польская армия. Александр I все для них сделал, но неблагодарные поляки устроили резню русских, поэтому были лишены государем своей автономии.

А. Иванов:

— Давайте послушаем ещё один звонок.

Валерий:

— Я пенсионер, мне скоро 70 лет. Я тоже помню, когда бензин был 6, 7 копеек…

А. Иванов:

— Валерий, вы за союз России и Белоруссии или против?

Валерий:

— Я полностью — за. Но Белоруссию жалко. Растащат так же, как и Россию, олигархи.

Н. Стариков:

— Рисуется два пути интеграции. Оба позвонивших радиослушателя озвучивают такую точку зрения. Нам нельзя объединяться, пока у нас в России что-то не изменится.
Программа в студии Радио КП
А. Иванов:

— То есть нам надо изменить себя сначала.

Н. Стариков:

— А я считаю, что нам надо измениться. Сначала объединиться, и после этого нам легче будет изменять законодательство большого государства. Нас станет больше, мы станем сильнее. А национализация природных ресурсов это неизбежная история и в России, и в Белоруссии.

А. Иванов:

— Давайте вернемся к тому, с чего мы начали. Вы сказали, что вы – за, мы озвучили какие-то наши мечты, фантазии. Все-таки как вы считаете, действительно власти наших стран движутся в сторону интеграции или это пока только слова?

Н. Стариков:

— Видите ли, какое дело. Когда вы слушаете политиков, вам никогда непонятно, говорят ли они то, что думают, или говорят то, что сейчас необходимо говорить для достижения определенных политических целей. Поэтому когда мы слышим разговоры, заявления, декларации, мы с вами не можем делать из этого каких-то долгоиграющих выводов. Мы можем только создавать общественное мнение и подталкивать политиков и России, и Белоруссии, для того чтобы степень этой интеграции возрастала, чтобы у нас действительно было Союзное государство. Чтобы у нас была единая внешняя политика, чтобы не было у нас двух взглядов на то, что происходит на Донбассе, чтобы не было разного отношения к воссоединению России и Крыма. У нас должна быть одна позиция. В этом сила Запада – одна позиция. И ты тыкаешься-мыкаешься, но позиция у всех одна. А у нас, получается, есть щелочки, есть оттеночки, есть разница. И Запад может надеяться, что он перекупит Лукашенко, больше не будет называть Лукашенко последним диктатором Европы, а начнет так называть Путина. Лукашенко поплывет, растает и что-то сделает. Конечно, Лукашенко не такой политик, который за спасибо, за похлопывание по плечу будет менять политику. Но надо смотреть дальше – а кто будет после Лукашенко, будет ли он так же осознавать, повторять и транслировать идею, что белорусы и русские это, по сути, один народ, и Россия это самое ближайшее государство. Конечно, президент отдельного независимого государства вряд ли может сказать, что вообще надо воссоединиться, но хотя бы примерно такие мысли высказывать.

А. Иванов:

— Общественное мнение в Белоруссии за или против? Все-таки это страна, которая меньше России, и для них мы большой восточный сосед.

Н. Стариков:

— Я вам скажу так. Сегодняшние технологии средств массовой информации дают возможность подготовить общественное мнение за относительно короткий промежуток к любой ситуации. Общественное мнение это конструкция, подверженная изменениям. И если людям объяснять, что один народ, какие плюсы от этого, люди изменят свою точку зрения. Да и так огромное количество людей согласны с тем, что мы один народ и должны быть вместе. Одна семья. Вот у меня троюродные братья живут в Минске. Это что, другой народ, что ли? У них даже фамилия такая же, как у меня. Один народ.

А. Иванов:

— Белорусский федеральный округ должен быть или должна быть конфедерация двух государств?

Н. Стариков:

— Давайте мы не будем обижать наших уважаемых родственников, живущих в другом государстве. Давайте пошагово двигаться. Союзное государство, два президента, два парламента, может быть, одна финансовая система. Следующий шаг – строительство надгосударственных органов. Как это было в Советском Союзе, как это есть в США, как это есть в Евросоюзе. Там же государства часть своего суверенитета дарят Брюсселю, и он этот суверенитет использует, как он считает нужным, во благо Европы.

А. Иванов:

— «Конкретных сроков утверждения «дорожной карты» интеграции России и Белоруссии пока нет», — заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Н. Стариков:

— Возникает вопрос – а что есть конкретное, кроме желания людей, народов?

А. Иванов:

— Не могу не зачитать такой пришедший вопрос: «Николай Викторович, а кто вы по жизни – оптимист, реалист или пессимист? »

Н. Стариков:

— Знаете, я по жизни патриот. Поэтому в ситуации, когда в России все нормально, я наполнен оптимизмом. Сейчас потихонечку в мой оптимизм добавляется все больше реализма.

А. Иванов:

— Так и до пессимизма недалеко дойти.

Н. Стариков:

— Я надеюсь, что так не случится. На самом деле после пенсионной реформы мы все стали реалистами.
Программа в студии Радио КП
А. Иванов:

— Может быть, это не так плохо. Сняли розовые очки.

Н. Стариков:

— Ну, розовые очки не были одеты. Просто мы несколько иначе представляли себе то, что будет делать Владимир Владимирович Путин после своей победы на президентских выборах.

А. Иванов:

— Давайте продолжим про Россию и Белоруссию. Вы говорите о том, что первый этап – Союзное государство. Разве его до сих пор не было? У нас уже, по-моему, 20 лет Союзное государство.

Н. Стариков:

— Союзное государство есть, но оно не наполнилось соком, как яблоко, оно висит такое, немного пожухловатое. Потому что у нас были разные таможенные законы… Эти знаменитые белорусские креветки. Эти знаменитые белорусские морепродукты. Смешно, конечно, но, по идее, этого не должно быть, если у нас одно государство. Например, в Италии есть такой город-государство Сан-Марино. Так вот, на Сан-Марино не распространяются санкции по ввозу сельскохозяйственных продуктов в РФ. И сразу мощный рост начинается в Сан-Марино. Это понятно. Как говорится, где мы, а где Сан-Марино. А когда такой же мощный рост производства креветок начинается в Белоруссии, это не очень хорошо.

А. Иванов:

— Я ездил в Белоруссию в феврале этого года, была большая пресс-конференция Александра Григорьевича…

Н. Иванов:

— Как креветки там?

А. Иванов:

— Креветки не пробовал. Но у белорусов тоже много претензий к нам по поводу того, что мы не пускаем молоко, молочную продукцию…

Н. Стариков:

— Ты как раз и говоришь, что мы родственники. У тех, кто живет вместе, кто является одной семьей, всегда есть друг к другу претензии. Но это не значит, что мы должны разъезжаться, ругаться или драться между собой. Но мы любим друг друга, поэтому мы одна семья, один народ.

А. Иванов:

— Предлагаю перейти ещё к одной теме. Тверской суд Москвы приговорил Павла Устинова к 3,5 годам колонии за применение насилия к сотруднику ОМОНа во время несанкционированной акции 3 августа в центре Москвы. Устинов сопротивлялся полицейскому и вывихнул ему левое плечо. Дали ему 3,5 года. Как вы считаете, Николай, много или мало? Или вообще, может быть, стоило отпустить парня?

Н. Стариков:

— Безусловно, жалко парня. Блогера Синицу вообще не жалко.

А Иванов:

— Напомню, блогер Синица это человек, который призывал в соцсетях к насилию над детьми силовиков.

Н. Стариков:

— Давайте всю эту ситуацию разберем. У меня периодически возникает желание сесть и посчитать, скольким людям сломали судьбу Навальный и его миньоны. Сколько человек они посадили в тюрьму – 10, 20, 30?

А. Иванов:

— Получается, вы отказываете людям в какой-то собственной субъектности. То, что они сами пришли…

Что бы в мире ни случилось, у нас всегда растут цены на бензин

Н. Стариков:

— Нет, я просто от фактов. Люди, конечно, сами пришли, кто спорит. С одной стороны, люди, которые пришли сами. И сколько десятков людей сели в тюрьму из-за того, что они пришли, а кто-то их пригласил и вывел на несанкционированное мероприятие. А теперь второй вопрос. Сколько людей из ближайшего окружения Навального село, потому что толкнули полицейского, вывихнули ему руку, приподняли ему шлем, бросили в него то ли бутылкой, то ли мусорным бачком? Ответ – ноль. Почему те, кто выводит людей, сами не бьют полицейских, не царапают их, не кидают в них ни пластиковые стаканчики, ни пластиковые трубочки? Потому что они знают, что если они это сделают, это уголовное преступление. А другим людям они это не говорят. Они говорят им: выходите, мы вместе. А потом одни, заведенные, возможно совершенно нормальные люди, которые в другой ситуации не совершили бы никакого правонарушения, выходят на улицу, совершают… XXI век, все снимается, протоколируется. А дальше в суд приносят, и суд принимает решение.

Приговор жесткий. Мне кажется, что Устинову не повезло в том смысле, что сейчас власть захотела продемонстрировать жесткую реакцию на попытки вот таких организаций и таких безобразий в столице.

А. Иванов:

— Это то, что называется красная линия.

Н. Стариков:

— Жесткие приговоры, максимально жесткие. И одновременно начались обыски во всей этой конторе Навального. Но у меня сразу возникает вопрос. А почему эти обыски не начинались до этих беспорядков? Вот начались бы эти обыски, возможно, и беспорядков бы не было. Потому что вся эта братия была закрыта за финансовые преступления, некому было бы выводить людей на улицу и ломать им судьбы. Поэтому у меня большой вопрос, почему у нас в стране существует какое-то количество неприкасаемых козлов-провокаторов, которые выводят людей на улицу, делают так, чтобы они сели, а потом отправляются кто в США, а кто на Кипр праздновать день рождения. Вы представьте себе, после революции Надежда Константиновна Крупская улетела куда-нибудь и в социальных сетях того времени письма шлет: целую, обнимаю, всем томящимся в царских застенках. Что это такое? Это просто такой цинизм. Самое удивительное, что паства этих «революционеров» почему-то считает это нормальным. Но до тех пор, пока это не касается их самих.

А. Иванов:

— «За сопротивление работнику милиции надо стрелять на месте, без суда и следствия», — пишут нам. Мы это абсолютно не поддерживаем. Никаких досудебных, внесудебных расправ в нашей стране быть не может, тем более наказание должно соответствовать преступлению. Это основной принцип юриспруденции.

Н. Стариков:

— Почему Навальный, которого иногда аккуратно заносит в автозак, никогда не стукнул полицейского, не вывернул ему руку, не укусил его за палец, ничего с ним не сделал, не продемонстрировал свой гражданский протест? Потому что его задача – чтобы другие сели. Сам он садиться не собирается. Максимум, на что он согласен, — 15-30 суток побыть. В каких он там условиях сидит, мы не знаем. Знаете, эта гапоновщина просто самой низкой пробы.

А. Иванов:

— Что будет дальше? Будет ли власть дальше демонстрировать эту жесткость или все-таки дальше будет либеральничанье?

Н. Стариков:

— Знаете, все эти козлы-провокаторы не могли бы устраивать безобразия, если бы их кто-то на высоком уровне не крышевал. И мне кажется, что сейчас реакция одной части власти против того, что устраивает другая часть власти руками этих провокаторов. Я, конечно, на стороне тех, кто хочет, чтобы в стране было тихо, спокойно, чтобы развивалась экономика. Но борьба с коррупцией это необходимость. Сразу хочу сказать, что я выступаю за смертную казнь за коррупцию.

А. Иванов:

— Смертная казнь за коррупцию, как в Сингапуре или в Китае.

Н. Стариков:

— Как в России.

А. Иванов:

— Спасибо, что были с нами.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Николай Стариков: «полoвая свобода» и закон о сeмeйно-бытовом нacилии, Колчак и ЛенинСталинские высотки против Ежовских репреcсийНиколай Стариков: ЗЕ!мля Украины и что будет после демократииЧем больше лгут про Сталина, тем выше его популярность в народе

Instagram Николая Старикова

Комментарии