Чтобы не вернуться к России, Латвия убила свои советские заводы. А теперь просит компенсацию

02.03.2020
Источник: Комсомольская правда @ Елена Кривякина

Журналист «КП» Елена Кривякина проехала по прибалтийским республикам, чтобы убедиться — действительно ли там вытравляют все русское? И узнать, чего хотят от России сотни тысяч оставшихся там жить русских людей [Часть 2]

ПО УЛИЦАМ ПЕТРА ВОЗИЛИ

Разглядываю в мобильнике карту Риги. Случайно натыкаюсь: «Памятник Петру Первому». Ого! Может, не так уж рьяно в Латвии душат все русское? Еду смотреть. От центра далековато.

Утыкаюсь в забор какого-то предприятия. Прохожу под шлагбаум. Охрана не останавливает. Вот он! Посреди автостоянки огромный монумент Петра на коне. Хороший такой, складный.

Только что он тут-то делает?

История, которую я узнала дальше, просто анекдотическая. Памятник Петру Первому был открыт в Риге (тогда это была столица Лифляндской губернии) в 1910 году. Отлили его на пожертвования. Причем, большинство жертвователей были латышами. В Первую мировую памятник, как культурно-историческую ценность, решили вывезти. Но перевозящий его корабль потопили. В 1934-м памятник нашли на дне моря, подняли и … 70 лет он провалялся на складах.

В начале 2000-х рижский бизнесмен Евгений Гомберг задумал его восстановить. В мэрии Риги сначала дали добро.

— Но потом кто-то шепнул вице-мэру: «Петр I – главный оккупант. Если бы не он, мы бы шведами до сих пор были», — рассказывает мне Гомберг.

Евгений Гомберг. Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Евгений Гомберг.Фото: ЛИЧНАЯ СТРАНИЧКА ГЕРОЯ ПУБЛИКАЦИИ В СОЦСЕТИ

Тогда в мэрии придумали хитрый ход: подарить обломки памятника (он был поделен на части, некоторых фрагментов не хватало) на 300-летие Петербургу.

— Ход из серии «на тебе, Боже, что нам негоже». В российском посольстве в Риге понимали, что это не подарок, а плевок. И попросили тогдашнего губернатора Питера Яковлева памятник не принимать, — рассказывает Гомберг.

Восстановление памятника обошлось Гомбергу в $100 тысяч. Он даже смог договориться, что Петра презентуют на 800-летие Риги. Ведь на празднике ждали как раз делегацию из Петербурга во главе с губернатором. Националисты пообещали: трупом ляжем, но Петра поставить не дадим. Тут уже на хитрость пошел Гомберг. Договорился с приятелем — управляющим Рижским портом, что тот поставит памятник на территории своего управления — клочке земли в центре города. Скульптуру Гомберг провез ночью — начальник Дорожной полиции по дружбе дал сопровождение.

— На следующий день фото памятника было во всех городских газетах! Люди толпами ходили смотреть! Националисты вопили: убрать! — с улыбкой вспоминает Гомберг.

Петр простоял всего 3 дня.

Как только его показали питерскому губернатору и тот уехал домой, Гомбергу позвонили из мэрии: «Немедленно убирай!» Так памятник и оказался на окраине, на предприятии самого Гомберга.

ТЕМНО-ЗЕЛЕНЫЕ ГРАЖДАНЕ

— Вы сам — гражданин Латвии? — спрашиваю Гомберга.

— Мои родители приехали в Ригу из Одессы в 50-х, и автоматически гражданства мне не дали. Но я пошел и сдал эти чертовы экзамены (по латышскому языку и истории, требующиеся для гражданства, — ред.) за полчаса. Многие считают, что за них должен кто-то бороться, Россия или Европа. Вас тут обижают? Так пойдите и сдайте экзамен. И выбирайте парламент, правительство. Другого пути нет, — говорит Гомберг. — Ведь понятно, что подоплека — отстранить нелатышей от голосования. В итоге на выборах побеждает партия, собравшая 190 тысяч голосов. А у нас неграждан 200 тысяч! Сдайте экзамен, идите на выборы, и все перевернется.

Интересно, что, играя в патриотизм, латвийские власти получают ровно обратный эффект. Бывшие неграждане, даже приняв гражданство, своими в Латвии не становятся.

— Это как в анекдоте. «Едет по Америке автобус. Спереди сидят белые, сзади — черные. Одному черному надоела эта дискриминация, он сел на переднее место. Ему: «Пшел вон!». Начинается драка. Водитель кричит: «Прекратите! Больше нет черных и белых. Все зеленые! Темно-зеленые садятся сзади, а светло-зеленые спереди!», — смеется Гомберг. — Вот так и мы тут. Можем получить гражданство, но все равно темно-зеленые. Моя дочка и внучка в совершенстве говорят по-латышски, но своими их все равно не признают. Проблема латышей в том, что они не понимают: беречь свой язык — это не значит уничтожать чужой.

Пытаясь искоренить русский язык, латыши сами наступили себе на хвост.

— Они добились того, что их собственные дети теперь не говорят по-русски. А ты пойди без русского устройся на работу! Разве что чиновником. А вот в бизнес, в сферу обслуживания не возьмут. И пока латыши бегают в поисках работы, русские показывают им нос, — говорит Гомберг.

«АМЕРИКАНЦЫ МОЧАТСЯ НА НАШИ ПАМЯТНИКИ»

Кто в Латвии в чести — так это американцы. Латвию уже называют 51-м штатом Америки. Даже премьер Латвии Артурс Кришьянис Кариньш — гражданин США. Правозащитника Александра Гапоненко уже пятый год судят за то, что он посмел критиковать в соцсетях присутствие войск США в Латвии. Мы встретились с Гапоненко после очередного суда.

— Придрались к моей фразе, что американские танки в Латвии для того, чтобы пугать живущих тут русских. Прокурор считает, что я разжигаю рознь. При этом в Латвии постоянно идут учения, на которых спецназ, в том числе американский, отрабатывает подавление бунтов по образцу Донбасса, — рассказывает мне Гапоненко. — Еще я написал, что американцы будут мочиться у памятника Свободы в Риге. Это уже сбылось. Полгода назад двух военных США оштрафовали за то, что они на спор мочились под памятником. Мой адвокат упомянул про это в суде. Тут даже судья не сдержала улыбку. Но продолжила судить…

Шествие против ликвидации русских школ в Риге. Фото Евгений Антонов/ТАСС

Шествие против ликвидации русских школ в Риге. Фото Евгений Антонов/ТАСС

ПРИБАЛТИЙСКИЕ ВЫМИРАТЫ — НЕ ШУТКА

Когда Латвия выходила из СССР, в ней жили 2,8 миллиона человек. Сейчас, по оценкам экспертов, от силы 1,5 миллиона (официально — 1,9 млн.). Мой рижский знакомый рассказал мне историю про своего родственника — латыша Гунчу, который в свои 60 лет пошел мыть полы на пароме в Швеции, потому что в Латвии не смог заработать на хлеб. Кого из старшего поколения ни спроси, у всех дети и внуки либо учатся, либо работают за границей. Чаще всего едут в ИрландиюБританиюГерманию. Причем, не столько русские, сколько латыши. Большинство — навсегда.

За последние 10 лет количество молодежи уменьшилось в Латвии вдвое — с 240 до 120 тысяч.

Уехав на учебу в другие страны, латышские дети забывают родной язык и уже не понимают своих бабушек. Казалось бы, властям надо бороться с отъездом латышей. А они вместо этого лепят латышей из русских.

Впрочем, у националистов и тут свое объяснение. По их словам, латыши уезжают из Латвии не потому, что тут ниже уровень жизни, а потому что им противно разговаривать с русскими, которых развелось слишком много.

КАК ЛАТЫШИ СЕБЕ ГЕРОЕВ ПРИДУМАЛИ

Юрия Алексеева, одного из создателей легендарной в советское время магнитолы Рига-310, я застала с паяльником в руках. Он и по сей день что-то изобретает. До 1992-го Алексеев руководил лабораторией производственного объединения «Радиотехника». После развала предприятия перековался в журналисты. На том и погорел. На него заведено 2 уголовных дела, он под домашним арестом.

Юрий Алексеев в советские годы создал легендарную магнитолу «Рига-310». Он мастерит и сейчас. Но под домашним арестом. Фото: Елена КРИВЯКИНА

Юрий Алексеев в советские годы создал легендарную магнитолу «Рига-310». Он мастерит и сейчас. Но под домашним арестом.Фото: ЕЛЕНА КРИВЯКИНА

По словам Алексеева, прессовать его начали после того, как в 2016-м году он съездил в Донецк и написал оттуда 8 репортажей. Поводом для «уголовки» стали отправленные с IP адреса Алексеева призывы убивать латышей.

— Я бы сам за это посадил! Только как я мог такое написать – у меня мать латышка! – говорит Алексеев. — Дело возбудили 2 года назад, но суда все нет. Знают, что я выиграю суд. Любая экспертиза покажет, что эти комментарии писал не носитель русского языка.

— Почему слова «оккупация», «геноцид» стали для латышей фетишем? – спрашиваю я у Алексеева.

— Когда активы СССР стали пилить и решили отстранить от этого русских, надо было найти оправдание. Мы же с латышами жили бок о бок, вместе работали. К примеру, русские и евреи разрабатывали схемы, у нас больше развито абстрактное мышление. А дизайн делали латыши – они больше эстеты. И сборкой занимались русские, а настройкой – латыши. Латыши – педанты. Пока устройство не заработает, будут выедать мозг всем – конструкторам, начальству, сборщикам. У нас был отличный симбиоз!

С чего бы нам с латышами вдруг поругаться? Нам нечего было делить. При СССР никаких конфликтов у нас не было. Я жил в хулиганском районе. Мы ходили драться район на район. И русские с латышами всегда были в одной команде. А потом придумали мифы, что латышей угнетали.

— Но зачем надо было превращать латышских легионеров СС в героев? Ну, признали бы их жертвами войны. Но не героями же!

— Латышам нужна была хоть какая-то своя героика. Это маленький племенной народ, живший на хуторах. По Латвии вдоль и поперек ходили завоеватели, не замечая, что тут ещё кто-то живет. А сами латыши никогда особо не воевали, потому и истории-то нет. Но раз государство в руки свалилось, нужно было что-то придумать. Вот они и придумали себе героев — легионеров.

То же самое и с культом латышского языка. Чтобы сотворить нацию, им приходится работать на отрицании. На отделении от великой России. А то если там по-русски говорят и тут по-русски, то почему здесь отдельно живут?

Латвия сознательно присоединилась к СССР, надеясь, что он защитит её от фашистской Германии. А теперь Латвия предъявляет СССР претензии, что он ей испортил молодость. Как жена: «Я отдала тебе лучшие годы, давай мне за это деньги». Латвия насчитала, что СССР должен ей 185 миллиардов евро. Якобы, если бы Латвия не вошла в состав СССР, то сейчас была бы как Финляндия. Я как инженер говорю: эта математика не верна. Вот уже 30 лет Латвии никто не мешает, но она — и рядом не Финляндия. Из Латвии бежит население, нет ни образования, ни медицины, ни производства — никаких перспектив.

ЗАВОДЫ ВЗЯЛИ — И УГРОБИЛИ

За первые же послевоенные годы в Латвии были построены 200 крупных предприятий, промышленность выросла в 47 раз! Число больниц, школ и санаториев — в 40 раз. Латвия была «витриной» СССР. Здесь в советские годы «жировали». Юрий Алексеев – один из тех, кто изнутри видел, как в 90-е в Латвии разваливали заводы.

— Уничтожение было намеренным! Доказательства? В Риге при населении 890 тысяч человек, было 200 тысяч рабочего класса. Пролетариат – это организованная масса. Если бы рабочие вышли на площади, идея национального государства с хуторами и запахами навоза полетела бы в тар-та-рары! Рабочий класс просто смел бы всех этих революционеров-песенников. А когда заводов нет, и народ что-то клепает у себя по подвалам, его уже поднять нельзя, — замечает Алексеев.

Магнитофон «Рига-310».

Магнитофон «Рига-310».

В пример он приводит Рижский вагоностроительный завод. Его электрички до сих пор колесят по бывшему СССР – от Подмосковья до Ташкента.

— На одном ремонте и обслуживании этих электричек завод мог бы работать десятилетия. Зачем было Латвии закрывать этот завод? – говорит Алексеев.

Тоже самое электротехнический завод (ВЭФ).

— В 93-м его ещё не распилили, и он принадлежал государству. Как раз началась замена старых телефонных станций на новые — цифровые. Но государство покупало все, что угодно, лишь бы не у своего ВЭФ, потому что нужно было его угробить, — продолжает Алексеев.

По тому же сценарию загубили и Рижскую автобусную фабрику (РАФ), ту самую, что выпускала известные всему Союзу «рафики». В 1987-м году завод оказался в центре внимания всей страны. «Комсомольская правда» инициировала проведение конкурса на выбор лучшего директора РАФ. Впервые в СССР директора завода выбирали открытым голосованием. Победил Виктор Боссерт из Омска. В 1990-93 годах налоги от РАФа давали Латвии половину её бюджета! С РАФ готовы были сотрудничать «Крайслер» и «Фольксваген». Но власти завод обанкротили.

— РАФ начал делать маленькие грузовички за 30 лет до ГАЗа. Огромные цеха. Производи – и гони в Россию. Но нет, закрыли фабрику, — вспоминает Алексеев. А следом грохнули и инженерное образование. Приказали: с завтрашнего дня все преподавание в вузах только на латышском. А вся профессура — русская. Латышский знают на уровне «здравствуй — до свиданья». Профессора уехали. Доцентами назначили аспирантов. Уровень вузов рухнул на три этажа!

Микроавтобусы «РАФ» были визитной карточкой Латвии. Они колесили по всему СССР. Фото: ТАСС

Микроавтобусы «РАФ» были визитной карточкой Латвии. Они колесили по всему СССР.Фото: ТАСС

Сейчас в корпусах бывших заводов-гигантов — торговые центры.

— ЕС не выгодно, чтобы в Латвии было свое производство. У нас работали два сахарных завода. Их закрыли, потому что сахарные заводы уже есть в Швеции и Дании. У нас был огромный рыболовецкий флот – работал по всей Атлантике! Вначале ЕС установил жесткие квоты на вылов. А потом стал просто платить деньги, чтобы траулеры пилили на лом, — рассказывает Алексеев.

Убыточной стала и железная дорога. Из Риги в Москву сейчас ходит всего 1 поезд в день – 6 вагонов. А в советское время ежедневно ходили 3-5 поездов по 24 вагона. Ну а между Ригой, Таллином и Вильнюсом теперь и вовсе нет железнодорожного сообщения.

ХОТИМ, ЧТОБЫ РОССИЯ СКАЗАЛА: «МЫ ВАС ЗАЩИТИМ!»

— А чего русские в Латвии хотели бы от России? — спрашивала я у своих собеседников.

— Дискриминацию русских в Латвии Россия не воспринимает, как атаку на русских в целом. Если в какой-то стране обижают евреев, все остальные евреи кричат: «Наших бьют». У русских этого чувства нет. Ну, какие-то там прибалты…, – замечает публицист Александр Гильман. — Мне вообще часто говорят: «Ааа, ты из тех русских, что не вернулись в Россию». Нас Россия не рассматривает, как часть русского мира. Хорошо, что хоть вы приехали, расскажете в России — что тут творится. Не молчите!

— В России не делают разницу между латышами и латвийцами. Говорят: «Все вы там — латыши». Вы чего русских так обижаете?! Некоторые наши просто уже боятся ехать в Россию, думают, что их побьют прямо в аэропорту, — рассказывает мне Сергей Мулеванов из Русского Союза Латвии.

— Очень нужны молодежные обмены. Русская молодежь в Латвии сейчас не знает, что такое Россия. А она роскошная, — говорит инженер Юрий Алексеев.

— И вот ещё что. Убирая транзит из латвийских портов, никто из российских чиновников не сказал: «Вернем, если перестанете ущемлять русский язык и русских». Все заканчивается двести первым заявлением МИДа: «Выражаем озабоченность». Ни одного требования к Прибалтике от России за 30 лет не озвучено, — замечает журналист Сергей Тыщенко. — А мы хотим наконец услышать от России: «Мы помним о вас. И защитим!»

Обложка: Век назад этот памятник Петру I в Риге установили сами латыши на свои пожертвования. Теперь царя отправили на задворки. Местные националисты говорят: «Петр — оккупант, без него мы бы шведами были».Фото: Елена КРИВЯКИНА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: