Каким менеджером был Сталин?

07.03.2012 1

Автор: Евгений Денисов

Был ли Сталин эффективным менеджером? Это вопрос, из­мучивший отечественную интеллигенцию, коммунистов и анти­коммунистов, студентов-историков и убеленных сединами ака­демиков — не имеет простого ответа. И я ответа на него не знаю.

Представление о Сталине как о жестоком руководителе, для которого «люди — винтики», а «незаменимых нэт», конечно, во многом верное. Террор 30-х годов прокосил не только военное руководство, но и руководящие кадры промышленности. Это мирное время, а что уж тут говорить о военном. Помимо пре­данности делу директорами правил страх. Все так. Оправды­вать или пытаться объяснить жестокость Сталина какими-то ра­циональными причинами я не буду. Ужас перед ним, перед его репрессивной системой был отличным машинным маслом, ко­торое позволяло ритмично вертеться шестеренкам советской промышленности.

 

Скажу более — легко быть эффективным управленцем в зак­рытом неправовом государстве, где ни один твой лучший кадр никуда не денется, не сбежит, не будет перекуплен конкурента­ми. Мечта директора фирмы: сидит персонал в офисе, прикован­ный цепочками к батареям парового отопления, и не ропщет.

Каждый сотрудник — в твоей полной власти, и только от тебя зависит его благосостояние и сама жизнь. Так управлять, ко­нечно, легко, не то что Путину-Медведеву сегодня.

Но — для баланса, что ли — приведу ещё отрывки из воспоми­наний влюбленного в Сталина маршала авиации Голованова. По должности он участвовал во многих производственных совеща­ниях. Два эпизода. Один прямо будто «Сталин-кейс стади » по менеджменту, второй — своего рода притча.

1.

Отставал Красноярский танковый завод. Решили назначить нового директора. Нарком предложил своего заместителя.

— А сколько он получает? — спросил Сталин.

— Семь тысяч рублей.

— А директор завода?

— Три тысячи рублей.

— А он согласен туда поехать?

— Он коммунист, товарищ Сталин.

— Мы все не эсеры, — ответил Сталин.

Вызвали этого товарища.

— Есть мнение, — сказал Сталин, — назначить вас директором завода. Вы согласны?

— Если надо, поеду.

Сталин спросил у него о семье, детях.

— Давайте сделаем так: мы сохраним здесь для семьи вашу зарплату, а вы там, как директор, будете получать свои три ты­сячи. Согласны?

И человек с радостью поехал в Красноярск.

2.

Обсуждался вопрос об увеличении выпуска боевой техни­ки. Нарком станкостроения Ефремов сказал, что такая воз­можность есть, но для этого нужна помощь и, в частности, необходимо увеличить управленческий аппарат до восьмисот че­ловек.

Сталин, как обычно, ходил по кабинету и внимательно слу­шал Ефремова. Когда тот закончил, обратился к нему:

— Скажите, пожалуйста, вы слышали фамилию Бугров?

— Нет, товарищ Сталин, такой фамилии я не слыхал.

— Тогда я вам скажу. Бугров был известным на всю Волгу мукомолом. Все мельницы принадлежали ему. Лишь его мука продавалась в Поволжье. Ему принадлежал огромный флот. Оборот его торговли определялся многими миллионами руб­лей. Он имел огромные прибыли.

Сталин сделал короткую паузу и спросил:

— Как вы думаете, каким штатом располагал Бугров для управления всем своим хозяйством, а также контролем за ним?

Ни Ефремов, ни остальные присутствующие не знали этого. Верховный ходил и молча набивал трубку. Наконец произнес:

— Раз вы все не знаете, я вам скажу. У Бугрова были: он сам, приказчик и бухгалтер, которому он платил двадцать пять ты­сяч рублей в год. Кроме того, бухгалтер имел бесплатную квар­тиру и ездил на бугровских лошадях. Видимо, бухгалтер стоил таких денег, зря Бугров платить ему не стал бы. Вот и весь штат. А ведь капиталист Бугров мог бы набрать и больше работников. Однако капиталист не будет тратить деньги, если это не вызы­вается крайней необходимостью, хотя деньги и являются его собственностью. — И, помолчав, подумав, Сталин продолжал: -У нас с вами собственных денег нет, они принадлежат не нам с вами, а народу, и потому относиться к ним мы должны особен­но бережливо, зная, что распоряжаемся не своим добром. Вот мы и просим вас, — обратился к наркому Сталин, — посмотрите с этих позиций наши предложения и дайте нам их на подпись.

— Я не знаю, - говорил Голованов, — что представил Ефремов на утверждение Сталину, но в одном совершенно уверен, что числа в восемьсот человек там не было.

Сталин не носил никаких орденов — не надо верить парадным портретам, — кроме звездочки Героя Социалистического Тру­да. Ее он не снимал. Однажды проснулся в день рождения, а звездочка приколота к свежевыглаженному кителю. Дочь Свет­лана приколола. С тех пор, согласно легенде, и не снимал.

Почему-то мне кажется, что по большому счету он имен­но так сам себя и воспринимал: как Героя Социалистическо­го Труда.

____________________________________________ 

Отрывок из книги В. Мединского «Война»

P.s. : Анатолий Вассерман — один из умнейших людей страны, участник многих интеллектуальных телепередач, когда-то, по его собственному признанию, был ярым антисталинистом. Но после тщательного изучения (на протяжении 5 лет)  сталинской эпохи он пришел к выводу, что действия Сталина, в целом, соответствовали тогдашним реалиям.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Поделитесь

Новые видео

Instagram Николая Старикова

Комментарии