Чем живут рейтинговые агентства

16.08.2012 6

АВТОР: Глеб Клинов

Представьте, что вы - рейтинговое агентство. Именитое, западное, входящее... ну, скажем, в первую десятку в своей области. Что бы вы ощущали?

Ну, наверное, вы бы ощущали, во-первых, груз ответственности, ведь от вас зависит благосостояние множества людей, которые доверятся вашей оценки платежеспособности того или иного юр.лица, эмитента, выпустившего ценные бумаги. Во-вторых, вы бы ощущали постоянную плотную занятость, ведь оценка всех сторон финансовой жизни предприятия — дело скрупулезное, требуется известного педантизма и настойчивости. Похоже? А вот и нет.

Все, что вам будет свойственно — это чувство глубокого удовлетворения и собственной важности. Чувство мало чем ограниченной власти. Вы — влиятельны. Вы — о многом осведомлены. Отчитываться? Перед клиентами, что ли? Вот еще, вы сами знаете, перед кем вам надо отчитываться, не их это ума дело. И только вьются вокруг вас и лебезят те самые эмитенты, рассчитывающие на рейтинг повыше. У вас и вправду много работы. Но не потому, что надо вникнуть во все подробности жизни исследуемого предприятия. А потому что их, этих предприятий, много. И все хотят рейтинг. Скорее, скорее, нет времени, чтобы копаться в мелочах!

А потом грянет кризис, который вы сами же и устроили. Не в одиночку, конечно — коллеги помогли, и не только в вашей рейтинговой отрасли. Навыдавали высоких рейтингов компаниям в преддефолтном состоянии и теперь вынуждены бегать, тряся курдючным задом, и «предвкушать» скорейший и совершенно неотвратимый крах, собственную смерть. Те, кого вы на своих руках поднимали высоко вверх, внезапно отяжелели и теперь готовы рухнуть обратно, придавив вас.

Но кризис постепенно отпускает, вы опасливо приоткрываете зажмуренные в ужасе глаза и видите, что... вы живы. Живы! Ну теперь-то все, теперь — новая жизнь! Работа на совесть, прочь попрошайки. Рейтинг! Надо! Зас-лу-жить! И вы со всей скрупулезностью и полной отдачей погружаетесь в работу.

А потом, постепенно, через несколько месяцев, год, пару лет, кризисный кошмар начинает постепенно забываться, скорее, чем вы думаете. А работать на совесть трудно, а обстоятельства давят, и оказывается, что коллег-то нет, есть только конкуренты, с которыми разве что сговориться можно и действовать вместе, иначе загрызут. И вот гонка начинается по новой. До следующего кризиса. Который вполне может стать для вас, а то и для всех, последним.

Представили? Сложно? Думаю, что несложно, потому что ситуация в общем-то известная и многим людям близкая. Как на дороге, едешь-едешь, превышаешь, обгоняешь, подрезаешь, машину чувствуешь отлично — жизнь хороша. И вдруг видишь — авария. С искореженными обломками и телами на асфальте. И сразу едешь тише, по правилам, и холодок гуляет по загривку. Но через некоторое время холодок проходит, будто и не видел ничего. И снова газу добавляешь.

Сложнее представить другое — неужели серьезные крупные рейтинговые агентства действительно так живут? Как незадачливый обыватель...

А теперь представьте, что вы — сотрудник крупного рейтингового агентства. В этом нам помогут фрагменты интервью с бывшим сотрудником одного из британских агентств:

«Каждый раз, когда я читаю о новом финансовом продукте, я думаю: «Ой-ёй». Каждый новый продукт описывается обтекаемыми фразами: какие они замечательные и как они безопасны. Именно так кредитные свопы и обеспеченные активами ценные бумаги были представлены в своё время.

Меня каждый раз охватывает негодование, когда я об этом думаю. Получить работу в рейтинговом агентстве кажется большой удачей: предоставляй сервис по определению подлинной ценности активов и получай себе хорошую зарплату. Рейтинги нужны, чтобы понять, насколько защищена компания или инвестиционная облигация, и каков может быть риск дефолта. Если вы не можете им доверять, то вам не стоит вести с ними бизнес – здесь всё просто.

В реальности всё по-другому. Но ещё больше меня злит то, что мы, похоже, ничему не научились в результате кризиса. Все вернулись к «бизнесу как обычно». Я больше не работаю в рейтинговом агентстве, и когда я спрашиваю бывших коллег о том, какие уроки они извлекли из фиаско 2008 года, они с пустым взглядом отвечают, ‘Это не мы, это Moody’s и Standard & Poor’s’. Но нам просто повезло: наши методы были похожи."

«В преддверии краха Леман я был в отпуске. Помню, когда рвануло, я каждый день открывал газету, читал и думал: «О Господи». Было ужасно, абсолютно ужасно. Мы так близко подошли к глобальному краху.»

«У нас есть банкиры, которые сами не понимают собственных сложных финансовых инструментов, хотя они думают, что понимают. И есть рейтинговые агентства, которые принимают их слова на веру. А по сути ничего не изменилось."

«Как теперь уже понимает большинство людей, огромное количество ипотечных ссуд было превращено в финансовые продукты и продано инвесторам. Они-то считали, что купили хорошо защищённый продукт, поскольку у них был тройной «А» рейтинг, что означало, что возможность дефолта составляет всего 1 процент.

Когда ударил кризис, то реальность восторжествовала, и рейтинговые агентства неожиданно понизили «ААА» рейтинг до статуса мусорных. Я бы не назвал это мошенничеством; скорее, «отчаянный пересмотр истории».»

 Когда в следующий раз увидите в новостях по телевизору или прочтете в интернете о том, что «рейтинговое агентство X понизило/повысило рейтинг компании или даже страны Y», вспомните наше сравнение, вспомните о том, что к реальным успехам и неудачам компании или страны Y рейтинг её имеет крайне приблизительное отношение. Зато является очень точным индикатором — раз обратили внимания агентства, значит, что-то происходит и есть у них какой-то интерес, стоит приглядеться повнимательнее.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Поделитесь

Новые видео

Instagram Николая Старикова

Комментарии