Николай Стариков

Шестая колонна

14.05.2014 (14.05.2014) 38

АВТОР СТАТЬИ: Александр Дугин

Пятая колонна в геополитической системе координат

Термин «пятая колонна», появившийся в период гражданской войны в Испании, в современной российской публицистике используется активно и широко. Его значение определилось в наших условиях довольно точно. Поэтому данный термин имеет строго определенные смысловые рамки.

46-Alexandr-Dugin_1280x853

Это понятие приобретает смысл тогда, когда мы четко и однозначно признаем наличие радикальной конфронтации между Россией, с одной стороны, и США и зависящими от них странами НАТО – с другой.

Данная конфронтация не может быть описана в идеологических терминах, так как и Россия, и страны Запада являются демократическими обществами с капиталистической рыночной экономикой и преимущественно либеральной идеологией (индивидуализм, гражданское общество, свобода слова, передвижений, совести, права человека и т.д. ).

Не подходит и модель восточного христианства против западного, что предопределяло противостояние православной Российской Империи и, ранее, Московской Руси, и католико-протестантской Европы.

Сегодня и Россия, и Запад представляют собой секулярные светские общества. Поэтому для точного определения природы этой конфронтации пригодна только и исключительно геополитика, рассматривающая мировую историю как планетарную дуэль цивилизации Моря (Запад) и цивилизации Суши (сердечная земля, Heartland, Россия), то есть как Великую Войну Континентов.

В этом случае и оппозиция держав с различными христианскими конфессиями до Октябрьской революции, и идеологическая война между социализмом и капитализмом, и расширение НАТО на Восток в 90-е годы ХХ века становятся отдельными моментами более общего геополитического сценария, в котором воплощено неснимаемое противоречие между морским, торговым строем (Карфаген, Афины, Великобритания) и сухопутным обществом с героическими ценностями (Рим, Спарта, Россия). И именно после конца СССР геополитическая природа этого противостояния обнаружилась со всей наглядностью: наступила эпоха геополитики.

Геополитика районирует пространства и общества по своему главному критерию: одни земли, страны, политические и общественные движения относятся к цивилизации Моря, то есть к Западу, к Империи торгово-колониального типа; другие – к цивилизации Суши, к Империи консервативных ценностей. Границы проходят в политическом пространстве, что значит, они могут совпадать с целыми странами, а могут разделять их изнутри по линии цивилизационного выбора.

Зона американского влияния (Северная Америка, Евросоюз, проамериканские режимы и политические структуры во всем мире) – это область атлантизма, цивилизации Моря.

Сухопутная цивилизация главным ядром имеет пространство России, а также прилегающие к ней стратегические зоны. Эти прилегающие зоны могут тяготеть как к цивилизации Суши, так и к цивилизации Моря. В них действуют геополитические сети: в сторону России тянутся евразийские, то есть сухопутные, культуры и общества; в сторону США и НАТО – атлантистские, то есть морские.

Украинская драма наглядно иллюстрирует этот закон геополитики: в этой стране геополитическая граница проходит ровно посередине – на Юго-Востоке и в Крыму народ наделен ярко выраженной евразийской, сухопутной, пророссийской идентичностью; на Западе и отчасти в Центре – проамериканской, атлантистской.

Именно эта геополитическая полярность и стала причиной гибели незрелой украинской государственности в 2014 году. Пришедшие в ходе государственного переворота радикальные атлантисты немедленно столкнулись с жесткой оппозицией в Крыму и на Юго-Востоке, что закончилось уходом Крыма в Россию и гражданской войной.

Но вернемся к пятой колонне в российском обществе. Теперь её природа нам будет очевидна: к ней относятся те группы, которые стоят на стороне цивилизации Моря (США, НАТО) и противостоят доминирующей в России на протяжении всей её истории сухопутной, евразийской идентичности.

Эта пятая колонна способствовала развалу сухопутной континентальной конструкции в лице СССР, затем захватила власть при Ельцине в 1990-е годы, когда министр иностранных дел РФ А. Козырев открыто заявил о своей «атлантистской» ориентации, а затем находилась во главе России как правящая политико-экономическая и культурная элита вплоть до 2000-х годов.

На протяжении этого периода она не могла называться в полном смысле этого слова «пятой колонной», так как ей удалось полностью утвердиться у власти и подавить патриотическую оппозицию. Пятая колонна и режим либеральных реформаторов в России 1990-х годов – это синонимы.

И, тем не менее, с геополитической точки зрения и в это время российская правящая элита была никем иным, как пятой колонной: она действовала не в национальных интересах, но как инструмент внешнего управления. Центр принятия решений находится на Западе, а московские либералы лишь выполняли эти решения, стараясь добиться максимальных выгод и преференций для самих себя и своего бизнеса.

Так сложилась российская олигархия, власть маленькой группы крупных магнатов, захвативших в ходе приватизации и с опорой на безоглядную коррупцию целые государственные монополии, в первую очередь сферу энергоресурсов.

Пятая колонна: от правящих либерал-реформаторов к внесистемной оппозиции

Поворотом в судьбе этой компрадорской прозападной олигархии стал приход к власти Владимира Путина в 2000 году. Путин остановил процесс внешнего управления и начал осторожное вытеснение наиболее радикальных агентов влияния атлантизма от власти. С этого момента началось оформление пятой колонны в самостоятельное общественно-политическое явление.

Оппозиция Путину с начала 2000-х годов складывалась как раз из представителей атлантизма, доминировавших в 1990-е и маргинализованных с приходом Путина и изменением его курса в сторону цивилизации Суши, евразийства.

С того момента «либеральная оппозиция», состоящая из западников, опальных олигархов и откровенных русофобов, стала все яснее напоминать именно пятую колонну: в своей борьбе с Путиным она все откровеннее делала ставку на США и страны НАТО, не брезгуя их прямой финансовой поддержкой и открыто выступая против национальных интересов России и ее суверенитета в пользу глобализации и космополитического уклада.

Это важный момент – геополитическая пятая колонна (цивилизационный уровень) стала оформляться как внутриполитическая пятая колонна, выступающая уже против своей страны изнутри нее. Но ядром этой пятой колонны были именно те, кто в 1990-е находился в центре политического истеблишмента: олигархи (Гусинский, Березовский, Ходорковский), высшие чиновники (экс-премьер Касьянов, экс-вице-премьер Б. Немцов, экс-депутат от партии власти В. Рыжков), деятели СМИ, культуры и искусства.

Пятая колонна уличной оппозиции пополнялась крупными фигурами, уходившими из политической элиты при Путине. Но самое важное: пятая колонна типологически оставалась одной и той же – и когда она сохраняла свои позиции внутри политической системы, и когда она оказывалась в роли внесистемной радикальной оппозиции.

Тем самым мы имеем дело с двойным явлением: с открытой (эксплицитной) пятой колонной в лице радикальной антипутинской уличной либеральной прозападной оппозиции и со скрытой (имплицитной) пятой колонной в лице тех олигархов, политиков, чиновников, аналитиков, экспертов, общественных деятелей, владельцев СМИ, которые нашли для себя возможным, будучи не менее радикальными атлантистами, нежели антипутинские радикалы, оставаться внутри политического режима, идя с Путиным и его патриотическим курсом на компромисс.

С точки зрения геополитики и те, и другие являются пятой колонной в полном смысле этого слова; и те, и другие работают в интересах США, НАТО и Запада; и те, и другие разделяют принципы торгового строя, либерализма, индивидуализма, глобализма и т.д. ; и те, и другие являются противниками русской самобытной идентичности, «особого пути» России, не считают её суверенитет и цивилизационную уникальность ценностью (скорее, напротив, видят в них препятствие для прогресса и модернизации).

Но в отношении к Путину их позиции существенно различаются: одни жестко выступают против него, другие по тактическим соображениям считают необходимым его поддерживать, всякий раз перетолковывая его слова и действия в атлантистском ключе, а подчас занимаясь и откровенным саботажем патриотических реформ и шагов, направленных на укрепление российского суверенитета.

Для Путина одни – открытые враги и прямые противники России, выбравшие однозначно Запад; другие же – его соратники, сподвижники и коллеги, хотя их базовая установка есть установка на цивилизационное предательство и саботаж. Геополитически вся пятая колонна – и во власти, и в оппозиции – одно и то же. С точки зрения внутренней политики они – по разные стороны баррикад: первые – против Путина, вторые – за него.

«Шестая колонна»: введение концепта

Чтобы подчеркнуть различие между двумя сегментами пятой колонны, предлагается ввести неологизм: «шестая колонна».

Как и в случае с «пятой колонной», указывавшей на наличие у франкистского генерала Эмилио Мола, помимо четырех главных колонн, ещё особой группы сторонников Франко в контролировавшемся республиканцами Мадриде (она-то и была названа «пятой»), число «шесть» не несет здесь никакой символической нагрузки. Мы вводим это понятие просто для удобства корректного политологического анализа.

И пятая и шестая колонны описывают сторонников цивилизации Моря внутри цивилизации Суши, то есть сеть атлантистских агентов влияния внутри современной России. И с точки зрения их фундаментальных позиций, приоритетов и ценностей обе колонны одинаковы: у них один идеал, один хозяин, один ориентир, одна идеология – США, Запад, евроатлантистская цивилизация, либерализм, глобализм, глобальная финансовая олигархия.

Но в отношении Путина они принципиально дифференцированы: пятой колонной в нашем обществе привычно называют только тех, кто открыто и полностью против Путина, за США и НАТО, против Крыма, против России, против русской идентичности, против суверенитета, против евразийской интеграции, против возвращения России в историю в качестве мировой державы. Это чистое предательство в его острой, откровенной стадии, если рассматривать его в масштабе страны и народа, а в отношении Путина – это его открытые враги.

Шестая колонна подразумевает тех, кого мы ещё не можем точно квалифицировать в нашем политологическом словаре: её представители за Путина и за Россию, но при этом за либеральную, прозападную, модернизированную и вестернизированную Россию, за глобализацию и интеграцию в западный мир, за европейские ценности и институты, за то, чтобы Россия стала процветающей корпорацией в мире, где правила и законы устанавливает глобальный Запад, частью которого России и суждено стать – на как можно более достойных и выгодных основаниях.

Шестая колонна – не враги Путина, а его сторонники. Если они и предатели, то не в масштабах страны, а в масштабах цивилизации. Они не атакуют Путина в каждом его патриотическом шаге, они его сдерживают.

Если пятая колонна яростно нападает на все путинские проекты, например, на Олимпиаду, то шестая колонна осмеивает пятую и гордится Олимпиадой. Но когда дело доходит до Крыма, рекомендует ограничиться успехами Олимпиады и не рисковать имиджевой победой.

Когда же пятая колонна организует марш предателей против воссоединения с Крымом, шестая колонна, остужая пламя патриотизма, соглашается с Крымом как с неизбежными издержками, при этом всячески подчеркивая, что за все это придется платить большую цену, и тут же категорически не советует Путину углубляться в дела Юго-Востока, так как этим под угрозу якобы ставятся успехи в Крыму.

Когда российские войска вступятся за Донецкую народную республику, пятая колонна будет кричать о военной агрессии против суверенного украинского демократического государства, а шестая – давить на Путина, чтобы он этим и ограничился и не распространял миротворческую операцию на Харьков и Одессу. Позднее они же будут упрашивать сохранить Днепропетровск, Коломойского, Николаев и Херсон за хунтой, когда пятая колонна будет бесноваться и поносить кровавого тирана, теперь уже якобы развязавшего «третью мировую войну».

Шестая и пятая колонны представляют собой единое целое. Поэтому каждый выброшенный или просто отправленный в отставку Путиным представитель политико-экономической элиты 1990-х является естественным кандидатом из шестой колонны в пятую. Самое главное здесь то, что обе колонны есть одна и та же сеть, геополитически работающая против России как цивилизации и против Путина как ее исторического лидера.

Шестая колонна: экзистенциальный враг

Что может противопоставить пятой и шестой колоннам Россия как цивилизация, как народ, как историческая сила, как субъект мировой политики? С пятой колонной откровенных предателей и врагов Путина и его патриотического курса сейчас всерьез занялось само государство.

Так как главные диспетчеры шестой колонны, ранее прикрывавшие пятую колонну изнутри Кремля, несколько отстранены от дела, сдержки и условности в отношении радикальной атлантистской оппозиции прекратили действовать. Путин открыто назвал их «национал-предателями» и оперативно принял ряд конкретных мер по их локализации; в том числе и в информационном, и в интернет-пространстве.

В условиях военного времени (Украина) вести борьбу с откровенной пятой колонной большого труда не составляет: от государства, включая силовые министерства и ведомства, требуется только строгое соблюдение закона и принятых решений.

Без покровителей в Кремле пятая колонна чрезвычайно уязвима и несостоятельна. Она эффективна только тогда, когда у власти связаны руки и закрыты глаза. А также в чрезвычайных обстоятельствах кризиса, катастроф и т.д. Поэтому на нынешнем этапе пятая колонна может быть идентифицирована, локализована и поставлена под контроль.

Часть её представителей покинет Россию, часть затаится, часть перейдет в состав шестой колонны, часть – наиболее непримиримая – будет наказана. Но это сегодня лишь технический вопрос. Он станет остро только в том случае, если Россия резко ослабнет и войдет в полосу испытаний, чего, впрочем, исключить нельзя. Но тогда пятая колонна станет просто отрядом откровенных диверсантов, и против нее будут проведены репрессивные меры. На это и воли, и понимания у Кремля в его нынешнем состоянии совершенно точно хватит.

Гораздо более проблематичным является вопрос о шестой колонне. Ее присутствие в политической и экономической элите России до сих пор является едва ли не превалирующим.

Она не выдает себя ничем, верно поддерживает Путина и его политику. Всячески отстаивает интересы корпорации Россия. Никогда ничего не возражает президенту в лицо. Мотивирует свою позицию «интересами государства», «ограниченностью ресурсов», «учетом международной ситуации», «заботой о внешнеполитических и внешнеэкономических связях», «обеспокоенностью имиджем России».

Шестая колонна – системные либералы, эффективные государственные менеджеры, лояльные олигархи, исполнительные бюрократы, деятельные чиновники и даже некоторые «просвещенные патриоты». Путин доверяет им и опирается на них. То, что их сознание действует по привычным схемам однополярной западноцентричной атлантистской операционной системы, может и не бросаться в глаза.

Они – часть цивилизации Моря не только по личному выбору, но и в силу обстоятельств. Эта парадигма возобладала в 1990-е, и ее влияние сохраняется в российском обществе до сих пор. На нее настроены большинство экономических структур, образовательных и культурных институтов, сам современный российский стиль жизни.

Современная Россия – «русская» лишь в весьма относительном смысле. Ее сухопутная евразийская идентичность лишь слабо проступает сквозь навязанные, чуждые по сути, оккупационные формы и нормы жизни. Мы находимся под властью Запада в гораздо более глубоком смысле, нежели прямое техническое внешнее управление, как это было в 1990-е годы открыто.

Запад – внутри нас во всех смыслах, включая сознание, анализ, систему отношений, значений и ценностей. Нынешняя цивилизация ещё не вполне русская, это не русский мир, это то, что еще только может стать русским миром. Да, для этого есть все исторические основания, и более того, сама история требует от нас возвращения к своей глубинной идентичности – Русского Возрождения, Русской Весны.

Но у этого процесса духовного возвращения на Родину, к русской сути, к нашим истокам, к русской судьбе, есть фундаментальный враг. Им является шестая колонна. Она настолько укоренена в правящей элите, что блокирует любые оздоровительные инициативы президента.

Шестая колонна – в политике, экономике, культуре, образовании, нравах, ценностях, информационном поле – продолжает душить русское возрождение. Она сдерживает нас в политике и в социальных преобразованиях, в идеях и искусстве.

Шестая колонна постоянно, по сто раз на день, предает Путина, гасит пробуждение, саботирует столь назревшие и жизненно необходимые патриотические реформы, снова превращает национальную идею в симулякр. И если с пятой колонной государство в войну вступило, то шестая колонна все ещё пользуется иммунитетом и свободой рук.

Но именно в ней сегодня главное препятствие – и на Украине, и в Европе, и в деле евразийской интеграции, и во внутренней политике. Она незаметна, хитра, подла, уверена в себе, глубоко укоренена в структурах власти, консолидирована и следует тщательно проработанному на Западе плану. Если Путин не найдет в себе мужества дать бой шестой колонне, его судьбоносные свершения, его историческая миссия окажутся слишком хрупкими, обратимыми, даже эфемерными.

***

Путин сейчас занят творением истории. Но именно эта историческая миссия по возрождению России и является главным объектом ненависти шестой колонны. Шестая колонна действует в интересах цивилизации, альтернативной нам. По сути, это все та же пятая колонна, только выдающая себя за нечто иное.

Сегодня именно шестая колонна есть главный экзистенциальный враг России. В мире сетевых войн именно такое глубоко внедренное в структуры власти змеиное тело влияния чаще всего становится решающим фактором при демонтаже политических режимов и свержении правителей.

Украина стала жертвой не просто пятой колонны евромайдана, но и шестой колонны внутри администрации Януковича и Партии регионов. Вашингтонские стратеги готовят нечто аналогичное и для России. Но кто предупрежден, тот вооружен.

image_pdfimage_print
Система Orphus

Поделитесь

Комментарии