«Просвещенный» консерватизм – это все равно что вера, «но без фанатизма»

20.04.2016 1

Автор: Евгений Чернышёв, Донецк
Многие известные люди сегодня предлагают для России идеологию просвещенного консерватизма. Так, предложение Никиты Михалкова даже вызвало бурную общественную дискуссию по этому поводу. Со своей стороны хотел бы внести одно уточнение, связанное с тем, что приверженность традиции и традиционным ценностям оговаривается условием «просвещенности». 

Просвещенность чем? Вот в чем ключевой вопрос, над которым почти не задумываются. Если в христианстве это означает просвещенность светом Христовой Истины, то для современно человека это далеко не так. Ведь европейская идеология «просвещения» носила подчеркнуто антихристианский и, шире, антитрадиционный характер, а она до сих пор прочно владеет умами. Спросите человека, во что он глобально верит, — услышите приблизительно одинаковые ответы: мировой прогресс, цивилизация, просвещение и т.д. То есть набор либерально-«просвещенческих» догматов. Да и само слово «просвещение» было похищено так же, как сегодня похищаются выражения «половое воспитание» (а на самом деле разврат), «права человека» (а на самом деле диктат избранных) и т.д.  

Поэтому, оговаривая свою приверженность консерватизму какой-то «просвещенностью», мы тем самым не просто вносим неопределенность в его понимание. Нет. Мы делаем уступку либерал-прогрессистской идеологии, стесняясь ясно и решительно заявить, что стояние в вечной истине не нуждается в «просвещенности», которая означает попытку совместить несовместимое – соединить вечные ценности с новомодными европейскими течениями последних веков. Это так же опасно, как нести в Церковь какую-то «модернизацию», переделывая её под изменчивость мира. Это все равно что верить, «но без фанатизма», как говорят многие. То есть не верить вовсе.

В этой связи совершенно непонятно, чего люди стесняются занять твердую позицию, делая уступку прогрессизму. Дескать, давайте придерживаться традиции, вечных ценностей, но будем брать все хорошее из современности. Это происходит от непонимания сущности консервативного мировоззрения. Оно само по себе не отрицает этой возможности и по мере необходимости так и бывает, но вот специально выделять эту необходимость как непременное условие – простите, это уже не консерватизм, а какой-то «умеренный либерализм». 

Изменения в жизни неизбежны, и человек, как существо, начавшееся с изменения (его не было – и он стал быть), обречено на них. И консерватизм это прекрасно понимает. Консерватизм – это есть специфическая способность изменяться в соответствии с традицией, изменяться так, чтобы в каждую эпоху сохранялось все вечное, пусть в новом лице, но то же самое по существу. Единосущное, так сказать, тому, что было прежде. 

А вот что означает «просвещенный консерватизм» — это уже вопрос. На деле же чаще всего под этим подразумевают хорошие отношения с Западом, а то, видите ли, с консерватизмом мы окажемся в изоляции. Вот ещё любимое слово, которым нас пугают либералы, — «изоляция». Мол, будем брать с Запада все хорошее, но учитывать наши местные особенности. Ложь и обман! По факту это означает насаждение в России западных порядков, только медленное, чтобы не заметили. А знаете, почему так происходит? Потому, что те, кто верят в «мировой прогресс» — а «просвещенцы» в него верят, — видят Запад как цивилизацию, прокладывающей дорогу всему человечеству. Вот чем на деле оборачивается просвещенчество, даже консервативное. 

Поэтому нужно умело обходить эти ловушки, расставленные врагом рода человеческого, и не попадаться на крючок сладкого для уха «просвещения». Традиция связывает человека с Богом, а вот «просвещенный» консерватизм так или иначе связывает нас с идеологией «просвещения» — повивальной бабкой либерализма.

Евгений Чернышёв, Донецк

Предыдущие материалы Евгения Чернышёва:


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Поделитесь

Новые видео

Instagram Николая Старикова

Комментарии