Николай Стариков

Россия хочет мира, поэтому ей приходится готовиться к войне

06.12.2017 (06.12.2017) 3

Источник: www.stoletie.ru

Выступление президента РФ Владимира Путина, которым он открыл десятый цикл встреч с руководящим составом Министерства обороны, оборонно-промышленного комплекса страны, главами министерств и других ведомств по военной тематике, на Западе немедленно назвали милитаристским.

Особый резонанс вызвало его высказывание о способности российской экономики быстро увеличивать объемы оборонной продукции как одного «из важнейших условий обеспечения военной безопасности государства». А фраза «К этому должны быть готовы все стратегические и просто крупные предприятия независимо от форм собственности» привела в ступор («картинка» для показа по телевидению!) даже натовских чиновников.

Один из них в передаче на канале «Россия 1» уверял российскую аудиторию в том, что в странах альянса вообще не существует такого понятия, как перевод экономики на военные рельсы.

Ну, это, как говорится, их проблема, но мы-то прекрасно понимаем, что главная цель таких «телодвижений» Запада – маскировка подлинных намерений.

Сенат США одобрил проект оборонного бюджета на 2018 г., который среди прочего (скажем, 350 млн долл. на оказание «помощи» Украине) содержит раздел «Противостояние российской агрессии».

В документе предполагается также выделение 4,6 млрд долл. на инициативу по европейской политике сдерживания (European Deterrence Initiative) для обеспечения безопасности союзников НАТО и укрепления оборонительных позиций США в Европе (тоже против РФ).

Вместе с тем государства – члены ЕС (23 из 28 стран) подписали недавно соглашение о постоянном сотрудничестве объединенных европейских стран в военной сфере. Событие почти не освещалось в западных СМИ, хотя, по сути, речь идет о создании единой армии Европы – эдакой ЕвроНАТО, одной из главных задач которой является… тоже противостояние «русской угрозе». На церемонии подписания документа в Брюсселе глава европейской внешней политики Федерика Могерини назвала это соглашение историческим моментом в защите Европы.

Европейские лидеры говорят о более эффективных действиях Европы, например, против кибератак или гибридной войны наподобие той, что «русские устроили в Крыму». Разумеется, НАТО поддерживает эти «оборонные» инициативы.

Но среди экспансионистских планов Запада особую озабоченность вызывает процесс модернизации американского ядерного потенциала в Европе. Отметим, что на территории Бельгии, Германии, Италии, Нидерландов, Турции и Великобритании размещено примерно 200-450 единиц тактического ядерного оружия.

Не может не вызывать беспокойства и тот факт, что с подачи США повышенный интерес к ядерному оружию стали проявлять некоторые их союзники, не располагающие таким оружием, в частности, ФРГ и Польша. Вдобавок происходит формирование коллективных ядерных сил НАТО. Прослеживается слияние Стратегических ядерных сил (СЯС) Франции и Великобритании в условиях, когда британские силы ядерного сдерживания уже практически едины с американскими СЯС. Таким образом, формируются объединенные ядерные силы альянса, необходимые США в условиях сокращения собственного атомного вооружения (в основном по причине его старения) и усиления противоборства с Россией и Китаем.

Одновременно идет формирование «чикагской триады» НАТО, подобной американской: наступательные вооружения – оборонительные вооружения – обеспечивающая инфраструктура. Впервые в единую систему замкнуты ядерные, обычные и противоракетные вооружения (системы). Однако основная опасность заключается в том, что американцы стремятся объединить управление своими ВС и объединенными силами НАТО в Европе. Когда эти элементы собираются воедино, система начинает представлять достаточно серьезную угрозу для России, и не только. Фактически появляется ещё одна триада: армейское командование США – американские войска в Европе, а в перспективе и по всему миру ­­– армии или отдельные подразделения стран-участниц альянса, тесно взаимодействующие с подразделениями ВС США и уже имеющие опыт подобной совместной работы. Таким образом, создаются единые силы глобального по своей мощи альянса.

США (НАТО) также активно продвигают свои военные структуры как можно ближе к границам России, создавая на территории восточноевропейских стран штабы (пункты управления), склады, прочие инфраструктурные элементы, позволяющие в кратчайшие сроки развернуть крупные воинские части, оснащенные заранее доставленной сюда боевой техникой и оружием. (Что и происходит на территории Польши, стран Прибалтики и Румынии под видом ротации личного состава).

Наращивание силового потенциала сопровождается улучшением его качественных характеристик – уровня боевой подготовки, технической оснащенности войск и ростом военной активности США по всему миру, увеличением количества баз за пределами Штатов (которых уже порядка 840 без учета секретных баз, в том числе ЦРУ), созданием разного рода «оборонительных» систем (ПРО).

США завершают окружение РФ сетью медико-биологических лабораторий («биологическое ПРО», в том числе на Украине и в Грузии), которые могут быть задействованы при подготовке и ведении биологической войны. Причем общее количество американских баз продолжает расти.

Сюда следует приплюсовать американские войска, сосредоточенные у восточных границ России в Южной Корее и Японии, собственные вооруженные силы этих стран, фактически оккупированных США.

Характерно, что США в рамках своего экспансионистского курса рассматривают НАТО как ключевой институт, а Европу как основной плацдарм для глобального проецирования военной мощи.  Командование НАТО заявило о создании новой структуры военного командования, в рамках которой появится два новых штаба. Один из них будет заниматься обеспечением безопасности морских путей между США и Европой в Северной Атлантике, а другой — координацией переброски сил и средств в Европе. По мнению многих экспертов, такая инициатива НАТО может свидетельствовать о том, что альянс готовится к военным действиям в Европе, а так как страны ЕС в основном союзники организации, то очевидно, что, в первую очередь, эти действия направлены против России.

Но западные стратеги сегодня делают те же ошибки, что и их предшественники. И когда нынешнее поколение западных политиков, в большинстве своем не познавшее ужасов войны, и натовские генералы, не нюхавшие пороху, разглагольствуют об «агрессивной» России, которая понимает только силу (силу объединенного Запада, естественно!), хочется задать им один-единственный вопрос: понимают ли они, что в Третьей мировой войне, если таковая произойдет по их вине, в могут сгореть дотла их страны и народы? Они почему-то забывают даже такую простую истину, что на всякий яд есть противоядие.

Как бы там ни было, но нам постоянно надо быть готовыми к защите. Далеко не в последнюю очередь и для западного истеблишмента Владимир Путин на упомянутом в начале статьи совещании в присутствии корреспондентов многочисленных СМИ отметил, в частности: «Сейчас завершается формирование новой Государственной программы вооружения. Ее реализация во многом определит боеспособность видов и родов войск на предстоящее десятилетие и долгосрочную перспективу». Действительно, новая Государственная программа вооружений рассчитана на период с 2018 по 2027 гг. На основе открытых данных можно получить о ней достаточно полное представление, что позволяет сказать: страна может жить спокойно. О чем, прежде всего, свидетельствуют итоги развития Вооруженных сил России за последние годы.

Результаты пятилетнего периода наглядно, – особенно в Сирии, – показали возросшую мощь нашего государства. За это весьма короткое по историческим меркам время на вооружение было принято более 300 новых образцов оружия и военной техники.

Так, Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) получили более 80 МБР, на ракетные комплексы нового поколения «Ярс» перевооружено 12 ракетных полков. Доля современных образцов в РВСН возросла с 42% до 66%, а возможности по преодолению системы любой противоракетной обороны увеличились на треть.

Осуществляется модернизация стратегических самолетов-ракетоносцев Ту-160М и Ту-95МС. Ведется разработка перспективного авиационного комплекса дальней авиации. В результате количество самолетов, способных применять новые крылатые ракеты, увеличилось более чем в 11 раз, доля современных стратегических ракетоносцев составляет 75,7%. В целом боевые возможности авиационных Стратегических ядерных сил повысились в 1,5 раза. Всего в наземных, авиационных и морских СЯС доля современных образцов вооружения доведена до 74%. Сегодня Стратегические ядерные силы способны гарантированно нанести неприемлемый ущерб любому агрессору, в том числе обладающему средствами противоракетной обороны.

Высокими темпами развиваются силы неядерного сдерживания. За пять лет совершен прорыв в оснащении Вооруженных сил высокоточным оружием большой дальности. Налажены серийные поставки оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер-М», подводных и надводных кораблей с ракетным комплексом «Калибр». Осуществляется модернизация самолетов дальней авиации под применение крылатой ракеты Х-101. В итоге количество носителей наземного, морского и воздушного базирования увеличилось более чем в 12 раз, а высокоточных крылатых ракет – более чем в 30 раз.

Достигнутый потенциал высокоточного оружия позволил нарастить группировки средств его применения в стратегически важных районах – на Балтике, в Баренцевом, Черном и Средиземном морях.

Они обеспечивают контроль морского и воздушного пространства. Основу группировок составляют корабли с ракетами «Калибр», современные береговые ракетные комплексы «Бастион» и системы противовоздушной обороны С-400. В перспективе набранная динамика развития высокоточного оружия и ведущиеся разработки гиперзвуковых ракет позволят перенести основную часть задач стратегического сдерживания из ядерной в неядерную сферу.

Проведены запуски аппаратов Единой космической системы, что дало возможность усилить контроль над стартовыми позициями баллистических ракет на континентальной части Северной Америки и районами патрулирования подводных лодок иностранных государств. Дальнейшее развитие системы позволит осуществлять глобальный непрерывный контроль в этой сфере.

Авиационные соединения и воинские части с 2013 г. ежегодно получают более 200 современных машин. В Войсках ПВО 16 зенитных ракетных полков переоснащены на С-400. Дальность обнаружения и поражения целей этим комплексом более чем вдвое превышает возможности последних модификаций Patriot, состоящих на вооружении стран НАТО, а время развертывания С-400 в пять раз меньше, чем у американского аналога.

На новый уровень вышло развитие Сухопутных войск, являющихся основой для создания межвидовых группировок сил общего назначения. На оснащение СВ поставлено 3000 танков и боевых бронированных машин. Десять ракетных бригад перевооружены на ОТРК «Искандер-М», который способен осуществлять пуски как баллистических, так и крылатых ракет.

В целом доля современных вооружений Сухопутных войск возросла с 15% до 44,7%. Боевые возможности войск по огневому поражению противника увеличились почти вдвое, живучесть подразделений – на 30%, а их маневренные возможности в полтора раза.

В Арктическом регионе ведется строительство и реконструкция военных аэродромов на архипелаге Земля Франца-Иосифа, Новосибирских островах, мысе Шмидта и в районе Анадыря. Создание группировки войск в Арктике позволило восстановить присутствие Российской Федерации в стратегически важных районах Северного Ледовитого океана и обеспечить безопасность экономической деятельности в регионе.

Рост боевых возможностей Вооруженных сил в последние пять лет позволил существенно расширить масштабы военного присутствия Российской Федерации и в стратегически важных регионах мира. Самолетами дальней авиации было выполнено 178 полетов на воздушное патрулирование в акваториях Норвежского, Северного, Черного, Японского и Желтого морей, в западной части Тихого и северо-восточной части Атлантического океанов, а также в Арктической зоне. Повысилась интенсивность походов кораблей и судов Военно-морского флота в важные районы Мирового океана. За пять лет выполнено 672 похода, в том числе 36 – в Арктическую зону и 22 для несения боевой службы в районах, где действуют пираты.

А боевая работа в Сирии доказала, что российские вооружение и техника – одни из лучших в мире. Кстати, личный состав для Сирии специально не отбирался, направлялся по ротации, а там пришлось столкнуться с хорошо подготовленным противником. В распоряжении ИГИЛ (организация, запрещенная в России) находилось около 1500 танков и бронированных машин, свыше 1200 орудий и минометов, захваченных у правительственных войск Сирии и Ирака. У террористов не было недостатка в постоянно пополнявшихся из-за рубежа боеприпасах и прочем. Командный состав боевиков прошел подготовку в специальных лагерях под руководством западных инструкторов, при них действовали военные советники из стран Ближнего Востока, Западной Европы и Америки. В ряде случаев офицеры спецподразделений этих стран непосредственно возглавляли незаконные вооруженные формирования.

За два года участия наших Вооруженных сил в боевых действиях удалось не только переломить ситуацию в пользу правительственных войск, но и разгромить крупные бандформирования на важнейших направлениях, освободить ключевые города и деблокировать основные коммуникации.

Всего в Сирии было освобождено больше 1000 населенных пунктов, уничтожено более 54 тыс. боевиков (в том числе, более 2800 выходцев из Российской Федерации и 1400 из ближнего зарубежья).

Боевой опыт приобрели многие офицеры Вооруженных сил. Офицерский корпус России – это высоко подготовленные специалисты, обладающие опытом организации современных боевых действий. 95% должностных лиц командования объединений стратегического и оперативного звеньев – выпускники Военной академии Генерального штаба. Командиры соединений и воинских частей окончили военные академии видов войск. Весь младший офицерский состав имеет высшее образование. При этом средний возраст командиров полков и соединений составляет 38 лет.

Как недавно подчеркнул начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Валерий Герасимов, основной итог преобразований армии и флота – это боеспособные полки, бригады и дивизии. Кстати, многие цифры и факты, характеризующие боеспособность нашей армии, взяты из выступления В. Герасимова в российских СМИ. Согласно его же оценкам, большинству командиров присущи такие качества, как инициатива, целеустремленность, самоотдача при решении поставленных задач, а весь личный состав Вооруженных сил России отличает высокий моральный дух.

Собственно, именно о моральном состоянии общества и говорил, прежде всего, Владимир Путин, когда отмечал способность экономики страны быстро перестраиваться на военный лад. Еще пять-семь лет тому назад такой вопрос прозвучал бы не ко времени даже из уст президента с его высоким авторитетом. Сегодня, по данным исследований разных социологических организаций, рейтинг народного доверия Вооруженным силам составляет 65-70%.

И президент России речь практически вел о единстве армии и народа как главном факторе всех наших побед. В нынешней ситуации – на экономическом фронте.

Вся наша история показывает, что без такого единения можно выиграть сражение, даже несколько, но войну – никогда. Запад потому в конечном итоге всегда проигрывал России. Но никаких уроков из собственного прошлого не извлек…

ВАЛЕРИЙ ПАНОВ

Система Orphus

Поделитесь

Комментарии

  • Yanus Mikos

    Хорошая картинка к статье! :) так и напрашивается…
    — Ну что, Кужегетович, а не устроить ли этим шайтанам небольшую дезориентацию по сторонам света?
    — Ну почему бы и нет?.. Вот для начала мы их от-Калибруем, ну а потом пусть ступают себе на все четыре стороны… хоть к этому свету, хоть к тому… Главное, чтобы без шуму и суеты.

  • Серафима Великосельцева

    Хорошая статья!

  • Oleg

    Чем дальше, тем отчетливее понимаешь, какой катастрофой обернулся развал Союза и роспуск ОВД. Враг опять у ворот.