Николай Стариков

«Грязная бомба» на «золотой» субмарине

13.04.2018 2

Американцы могли оказаться первыми жертвами атомной войны.

Источник: zvezdaweekly.ru

10 марта 1944 года японская подводная лодка I-52 (командир — Камео Уно), имевшая подводное водоизмещение 3.644 т и принадлежавшая к небольшой серии транспортных подлодок семейства «Type C-3», покинула японскую военно-морскую базу Куре и взяла курс на Германию.

Единственное сохранившееся фото подводной лодки I-52


Субмарине надлежало доставить в Третий рейх запас различных стратегических материалов (вначале на субмарину погрузили 9,8 т молибдена, 11 т вольфрама, 3 т опиума и 54 кг кофеина), а обратно — вывезти важные образцы вооружения и оборудования. Список был весьма внушительным: акустические торпеды Т-5, авиационный двигатель Jumo 213-A (стоял на новейшем истребителе Fw-190D), радиолокационные средства, бомбардировочные прицелы, радиолампы и шарикоподшипники, оптическое стекло, образцы новейших стальных сплавов, химических материалов и пр. В общей сложности — порядка 35-40 т разных стратегически важных материалов и оборудования, а также многочисленные секретные документы, включая техническую документацию по различным образцам вооружения.

Командир I-52 Камео Уно


Урановый груз

Рейсы, подобные тому, в который отправилась субмарина I-52, суда, надводные корабли и подводные лодки стран-членов Оси (Германии, Италии и Японии) совершали в течение всей Второй мировой войны с целью обмена новейшими образцами вооружения и оборудования, а также для доставки нуждавшейся стороне стратегически важных материалов. В некоторых зарубежных источниках со ссылкой «на дешифрованные радиоперехваты» также высказывается предположение, что в немецкой военно-морской базе Лорьян, расположенной в оккупированной части Франции, на борт I-52 должны были погрузить 800 кг оксида урана, предназначенного для создания так называемой «грязной бомбы», которую японские военные планировали применить против Соединенных Штатов.

Впрочем, на последующую несчастливую судьбу японской субмарины, о чем будет рассказано ниже, важнейшее влияние оказал другой груз — 2,2 т золота: 146 слитков по 14 кг каждый в 49 металлических ящиках. Золото это предназначалось в оплату за приобретаемое японцами вооружение и оборудование.

А во время захода в Сингапур на борт I-52 погрузили ещё 120 т олова, 9,8 т сырого каучука и 3,3 т хинина, в результате чего общая масса стратегических материалов, оказавшихся на борту подлодки, достигла примерно 290 т.

После завершения погрузки I-52 покинула Сингапур, пересекла Индийский океан, обогнула мыс Доброй Надежды и оказалась в Атлантическом океане. Тут то и произошло событие, имевшее для японских подводников фатальные последствия.

Роковая радиограмма

6 июня 1944 года японский военно-морской атташе в Берлине контр-адмирал Хидео Кодзима направил на имя командира I-52 радиограмму, в которой известил о высадке англо-американских сил в Нормандии. Теперь вместо Лорьяна Камео Уно предлагалось следовать в один из портов Норвегии, а прежде встретиться в точке рандеву с немецкой подводной лодкой. Но переговоры Хидео Кодзимы и командира I-52 были на контроле у американцев. Информация по японской субмарине, включая перехваченные радиограммы, стекалась к специалистам отдела F-21 (т.н. «кабинет слежения за подводными лодками» — Submarine Tracking Room) и кабинета F-211 (т.н. «секретный кабинет» — Secret Room), занимавшихся обеспечением борьбы с подводным противником на просторах Атлантики в зоне ответственности 10-го оперативного флота ВМС США.

Отдел F-21 — «кабинет слежения за подводными лодками»


Надо отметить, что F-21 и F-211 имели чрезвычайно высокий статус секретности. Так, например, нарисованный от руки руководителем отдела коммандером Кеннетом Ноулсом рисунок-схема F21 и F-211 была рассекречена только в 1998 году. Именно из F-21 и F-211 осуществлялось наведение поисково-ударной группы американского флота на японскую подводную лодку I-52, когда та вошла в операционную зону 10-го флота. В состав поисково-ударной группы (ПУГ) были включены эскортный авианосец «Боуг», в авиагруппу которого входили 9 истребителей FM-2 «Уайлдкэт» и 12 торпедоносцев-бомбардировщиков TBM-1C «Эвенджер», а также пять эскортных миноносцев.

Эскортный авианосец «Боуг»


Корабли группы, командиром которой являлся кэптен Орелиус Фосселер, покинули Касабланку 15 июня 1944 года. I-52 тем временем продолжала следовать своим курсом и ночью 22 июня примерно в 850 милях к западу от островов Кабо-Верде провела запланированную встречу с немецкой подводной лодкой U-530, которая передала японским коллегам топливо, станцию обнаружения излучения РЛС FuMB-7 и шифровальную машину «Энигма». Причем немецкой подлодке несказанно повезло: место встречи она покинула незадолго до того, как в кромешной тьме из поднебесья на следовавшую в надводном положении японскую субмарину неожиданно вывалился торпедоносец-бомбардировщик «Эвенджер» с авианосца «Боуг».

Торпедоносцы-бомбардировщики TBM-1C «Эвенджер»


Охотник и дичь

Поисково-ударная группа во главе с авианосцем «Боуг» прибыла в расчетное место нахождения I-52, о котором, напомним, американская разведка уже знала, вечером 23 июня и сразу же приступила к поиску. Приблизительно в 23 часа 40 минут старшина-радиотехник 1-го класса авиации ВМС Эд Уитлок, радист и оператор РЛС одного из торпедоносцев-бомбардировщиков TBM-1C, обнаружил неопознанную надводную цель. Причем ему весьма повезло, поскольку РЛС этого самолета была полуисправна — могла обнаруживать только цели по правому борту. Лейтенант-коммандер Тэйлор, получив доклад о контакте с неопознанной целью, тут же сбросил авиационную осветительную ракету и, увидев противника, бросил машину в атаку.

На первом заходе глубинные бомбы легли недалеко от субмарины, которая быстро погрузилась. Тогда Тэйлор в соответствии с установленной схемой выставил комплект радиогидроакустических буев (РГБ), после чего оператор доложил о хорошо различимых шумах подводной лодки. Тэйлор принимает решение применить торпеду — после чего из приемника РГБ послышался шум, свидетельствующий о разрушении корпуса подводной лодки.

Поскольку время патрулирования экипажа лейтенант-коммандера Тэйлора подходило к концу, в район атаки был направлен самолет младшего лейтенанта Уильяма Гордона, который тоже выставил комплект радиогидроакустических буев и зафиксировал едва слышный шум гребных винтов подводной лодки. Тогда Командир ПУГ кэптен Фосселер приказал повторить атаку. Уже утром в район атаки подошел эскортный миноносец «Янссен», который обнаружил на поверхности воды многочисленные обломки.

Эскортный миноносец «Янссен»


Победа была записана на счет и Тэйлора, и Гордона. Но уже после того, как в 1995 году были обнаружены обломки потопленной японской субмарины, специалисты Лаборатории прикладной физики Университета Джона Хопкинса провели тщательный анализ записей сигналов РГБ, в результате было установлено, что потопил японскую подводную лодку I-52 все же экипаж лейтенант-коммандера Тэйлора, а шум винтов, который «поймали» на самолете младшего лейтенанта Гордона, принадлежал другой субмарине, находившейся в 20 милях от места событий...

Уже в наше время было предпринято несколько неудачных попыток поднять двухтонный груз золота с подводной лодки I-52, покоящейся на океанском дне. Но не это главное. Если бы I-52 удалось выполнить задачу и доставить в Японию оксид урана, американцы могли бы получить свою Хиросиму.

Владимир Щербаков, ответственный редактор НВО

Система Orphus

Поделитесь

Комментарии

  • Батырхан Калменов

    Жаль

    Хорош материал

    Побольше таких

  • Финист

    В общем, как Сталина обвиняют всякие умники-либероиды, мол, «он сам хотел напасть на Гитлера, но не успел» (причём абсолютно бездоказательно), так теперь мы имеем полное право говорить то же самое о пиндосах и японЕцах! Одни уроды, т.к. сбросили атомные бомбы на мирные города (просто чтобы попытаться запугать непокорных русских), но и другие такие же ублюдки — сами стремились сделать то же зло! В общем, одни других стоят! И ещё чем-то там недовольны в отношении России...