Николай Стариков

Еще раз о пенсиях и аморальности экономической элиты

18.06.2018 39

«Стариков кормить не будем – пусть зарабатывают сами» — это лицо, лозунг и суть нынешней российской власти.

Источник: km.ru

О том, в каком возрасте вообще нужно уходить на пенсию – в 55, 60, 70 и т.п. лет, – можно спорить бесконечно. Чисто теоретических критериев нет, даже в определении оправданности «срока дожития».

Вопрос несколько в ином: во-первых, в том, что возраст выхода на пенсию увеличивается, то есть положение граждан таким образом ухудшается: становится хуже, чем было.

И, во-вторых, в том, чем это мотивируется: тем, что у правительства нет денег на пенсии в соответствии со старыми нормами. Почему их нет, даже сейчас не столь важно – просто нет.

Допустим, что это – правда.

Тогда что это значит? Что будущим пенсионерам, то есть будущим людям преклонного возраста говорят: «На вас денег нет. Кормить вас больше не будем. Идите работать». То есть говорят именно то, что барин говорит своей престарелой прислуге. Причем говорят те, кто на сегодня себе пенсию уже обеспечил – за счет статуса госслужащего с достойным стажем.

Но если иначе, и в чем главная аморальность: представьте человека, который в какой-то момент объявляет своим престарелым родителям: «Знаете, мне сократили зарплату. Денег не хватает, кормить вас больше не буду. Идите, зарабатывайте сами».

То есть те люди, которые разработали и приняли этот проект, решили решать свои экономические проблемы за счет собственных родителей.

Это – их моральный уровень. Это – для них приемлемо. На них — Кудрина. Медведева, Силуанова и др. – так и нужно смотреть: как на людей, способных, ради экономии отказаться кормить своих родителей, и если понадобится – выгнать их на улицу.

Можно сказать, что своих родителей они обеспечат – их личных денег хватит, но это ещё хуже: своих обеспечили, морить будем остальных.

Можно сказать, что нынешних пенсионеров и предпенсионеров это не коснется – акция будет постепенной и полностью реализуется ещё через пятнадцать лет, то есть в полной мере заработает тогда, когда придет время выходить на пенсию нынешним 50-летним мужчинам и 48-летним женщинам.

Но это и не столь важно: вопрос в том, что это говорится от имени статуса работающих тем, кто имеет статус выходящих.

«Стариков кормить не будем – пусть зарабатывают сами» — это лицо, лозунг и суть нынешней российской власти.

Особенно мерзко это выглядит в отношении женщин, которым добавили срок работы на восемь лет, более чем в полтора раза по сравнению с мужчинами. Если взять 50-летних мужчин и женщин, то первым до выхода на пенсию оставалось 10 лет, а стало 15, а вторым – оставалось 5 лет, а стало 13, придется дорабатывать до пенсии более чем в 2 раза, чем планировалось.

Все это неким образом увязывается с неким пока гипотетическим сроком повышения средней продолжительности жизни в стране – но этот показатель пока мифический, а сроки выхода на пенсию сдвинуты реально.

Если как-то это и связывать между собой и тогда – со сроком «дожития» (тоже замечательный термин), то тогда нужно сначала средний возраст повысить, а когда повысится – повышать и срок выхода на пенсию.

Пока эта увязка, не к усилению страны, на бытовом уровне рождает лишь злоязычные издевки: «Мы никак не могли понять, зачем Путин объявил о повышении средней продолжительности жизни до 80 лет – а выходит, лишь для того, чтобы обосновать, что на пенсию выходить нужно будет позже».

При этом разработчики данной гнусности уверяют, что зато теперь месячная пенсия будет возрастать на целую тысячу рублей каждый год. В России сегодня она 14 тысяч. Будет 16. Для минимально достойной жизни нужно хотя бы 35 000. Для просто нормальной – 70 000.

И делают вид, что не знают: тысяча рублей в старом советском исчислении равняется примерно двум рублям. Зато пенсия была в диапазоне от 70 до 140 рублей.

У экономической власти в России – либо издевка на издевке над всеми, кто к их сословию не принадлежит. Либо откровенная безграмотная некомпетентность на откровенной безграмотной некомпетентности.

Либо они обычные садисты – либо обычные неучи. Если честно, за это они достойны одного: расстрела на пороке собственного ведомства. Публичного. Без суда и следствия. Как мародеры, захваченные с оружием в руках.

И теперь любой, кто начинает свою профессиональную жизнь, должен четко понимать: пенсии не будет. Он либо до нее не доживет, либо, дожив, не сможет на нее достойно жить.

А значит, он с неизбежностью должен понять: примерно к 60 годам, когда ему, возможно, надоест работать, он должен иметь личное состояние, которое позволит ему тратить хотя бы 70 000 рублей в месяц или 840 000 рублей в год.

Если быть оптимистом и надеяться на банковский процент в 6% годовых, к 60-ти годам нужно накопить 14 000 000 рублей. Лучше – в валюте, учитывая, что компания Кудрина, Набиулиной и их приятелей с курсом рубля в одну неделю может сотворить любое волшебство.

Но если пока оставаться в рублевом масштабе – это значит, что, начав трудовую жизнь в 20 лет, в месяц нужно откладывать 14 000 000:40:12=29 166 рублей. Почти тридцать тысяч ежемесячно. На деле все же поменьше – 20-25 000 за счет накопления за все это время процентов на отложенное ранее.

Если конечно, кто-либо из детей нынешних властных экономистов не возглавит что-либо в этой сфере и не аннулирует все накопления. Поэтому получается, что отложенное нужно опять-таки хранить за границей… Так рекомендуют наши властные экономические мародеры.

Но допустим, что нет. Чтобы откладывать это без ущерба для текущей жизни – с молодости нужно иметь доход более 100 000 рублей в месяц.

Таких зарплат как массового явления в России не существует. Значит, эту задачу через зарплаты решать нельзя. Значит, нужно либо брать взятки, либо воровать – из бюджета.

То есть человек, придя работать в 20 лет, должен четко понимать, что жить достойно он сможет либо если будет взяточником, либо вором. Это не то, что хочет он. Это не то, чему его учили родители. Это то – что от него требует нынешняя российская власть.

И это то, что она оправдывает тем, что у нее якобы нет денег на пенсионеров. Потому что, как она говорит, в стране работающих остается меньше, а получающих пенсию – больше. По её уверениям – один к одному.

И если сам факт экономии на престарелых выявлял её аморальность и ее профнепригодоность — задача экономического руководства не собирать деньги и не экономить собранное, а вкладывать деньги в производство, чтобы самому для государства зарабатывать средства, (чего эти бездельники делать не умеют, умея только собирать и делить), — то вот этот отсыл к уменьшению числа рабочих рук демонстрирует уже полную профессиональную неграмотность и полное производственно-экономическое невежество.

Потому что проблема современного производства (начинающейся постиндустриальной эпохи) – это не проблема нехватки рабочих рук. Это проблема того, что делать с высвобождающимися, потому что прокормить и обеспечить товарами потребления современное общество при современных технологиях может не 90% населения, как это было 100 лет назад, а 10-15% населения.

Уже в СССР поставленная в повестку дня задача полной комплексной автоматизации производства тормозилась непониманием того, что потом делать с высвободившимися 45-летними и старше работниками.

Это проблема, которая в мировой политико-экономической прогностике стояла с 1968 года, когда вышла книга А.Кана и Г.Винера «Год 2000».

То есть, если идеологи экономической политики современной России видят главную проблему в нехватке рабочих рук в стране – значит, они, во-первых, не знают, как устроено современное производство. А во-вторых – в принципе не собираются создавать в стране современное наукоемкое производство с автоматизированными цехами, новыми технологиями, минимумом работающих и т.п. 

То есть все проблемы, в принципе все, в том числе и проблема нехватки денег для пенсионеров – не в проблемах экономики России как таковой. А в неумении и принципиальном нежелании властных российских экономистов развивать страну и ее экономику. Хотя об этом уже нужно говорить отдельно.

Сергей Черняховский

Система Orphus

Поделитесь

Комментарии