Николай Стариков

Дедушка русского спецназа – «Товарищ Родольфо» Илья Старинов

09.11.2018 0

Источник: info-grad.com
Советского разведчика и диверсанта Илью Григорьевича Старинова называют «дедушкой русского спецназа». Он начал воевать в 1918 году, а во время Гражданской войны в Испании был признан виртуозом диверсионной войны. Именно он придумал мины с задержкой времени и первым использовал радиодетонатор. Через его учебные центры прошли тысячи спецназовцев и партизан. А его вклад в боеспособность Советской армии в годы ВОВ переоценить невозможно. Старинов умер на сто первом году жизни, до самой смерти продолжая обучать спецназовцев хитростям диверсионной работы.

Вразрез с линией партии

Илья Старинов родился 2 августа 1900 года в Орловской губернии. В 1918 году его призвали в Красную Армию. В 1919 году он получил довольно серьезное ранение и лечился в госпитале в Туле. Рядом с ним выздоравливали два сапера, многое рассказавшие о своей специальности, которая пришлась юноше по душе. После излечения Старинов по его заявлению был направлен сапером в 9 инженерный батальон, воевал в Крыму и на Кавказе.

Илья Старинов. Фото из семейного архива Старинова

Затем учился в Воронежской школе военно-железнодорожных техников. В 1924 году был назначен командиром роты Коростенского железнодорожного полка. В задачу роты Старинова входило обеспечение строительства железных дорог и подготовка к их минированию в случае войны.

В 1929 году попал в поле зрения разведки. Илью Старинова как опытного инженера и минера привлекают к подготовке диверсантов для будущей партизанской войны. Абсолютно секретная школа базировалась в Киеве, срок обучения составлял несколько месяцев.

Там Старинов организовал лабораторию, где вместе с курсантами разрабатывал новые виды различных мин. Его работа произвела впечатление на руководство Разведуправления РККА (будущее ГРУ), и его забирает к себе разведка. В 1933 году Старинова переводят в Москву, где он продолжает готовить будущих партизан и диверсантов и одновременно учится в военно-транспортной академии.

В 1935 году программа по подготовке будущих диверсантов была свернута. Илья Старинов пытался возражать против непонятного решения. Но в те времена уже начала набирать силу теория, что «Красная Армия будет вести войну на вражеской территории и добиваться победы малой кровью». Так что возражения Старинова шли вразрез с линией партии. А тот пытался настаивать и даже нагрубил Льву Мехлису — одному из самых фанатичных помощников Сталина по поиску «врагов народа».

Результат не замедлил сказаться. Вскоре Мехлис узрел в подготовке будущих партизан не только упаднические настроения (как это готовить партизан, для войны на оккупированной территории?!), но и возомнил, что подготовку диверсантов осуществляют для свержения руководства СССР. Большинство инструкторов и слушателей «партизанской» программы были репрессированы.

Вполне возможно, что подобная участь ожидала и Старинова. Но после окончания академии его направили заместителем военного коменданта станции Ленинград-Московская, куда прибывали из Москвы высокие партийные и советские деятели. Там Старинов познакомился со многими партийными деятелями. А когда Мехлис осенью 1936 года все-таки добился включения Старинова в «расстрельные» списки, Ян Берзин вызвал бывшего подчиненного в Испанию. Где и взошла звезда «бога диверсий» «товарища Родольфо» (как называли Старинова испанцы).

Илья Старинов с женой. Фото из семейного архива Старинова

Испания… Ты вся в огне…

Все началось с разведгруппы капитана Доминго Унгрии, численностью всего в 12 человек, которых Старинов должен был обучить саперно-инженерному делу. В республиканской армии Испании царил дух добровольчества и свободы. Испанцы и интербригадовцы, прибывавшие в страну для борьбы с «франкистами», сами выбирали подразделения, в которых будут воевать. И идти в странную структуру, занимавшуюся непонятными инженерными проблемами, никому не хотелось. Но однажды наспех подготовленные «товарищем Родольфо» диверсанты совершили то, что не смогли сделать регулярные войска республиканцев.

Чтобы нарушить поставку боеприпасов и подкреплений «франкистам», необходимо было вывести из строя километровый тоннель на участке Пенньярроя-Кордова. Туда была послана целая рота республиканцев, но «франкисты» организовали серьезную охрану тоннеля. Атакующие понесли серьезные потери, но так и не смогли приблизиться к тоннелю.

Старинов не стал идти в лоб, а придумал использовать «схватываемую» мину. Примерно в полутора километрах от тоннеля в непосредственной близости от железнодорожного полотна была брошена обычная автомобильная покрышка, начиненная взрывчаткой. А ещё там была прикреплена металлическая скоба, зацепившись за которую, поезд с боеприпасами, двигавшийся к тоннелю, поволок мину за собой. Она сработала возле въезда в тоннель. И хотя заряд был не очень мощным, поезд сошел с рельс. А затем диверсанты стали метать в вагоны бутылки с зажигательной смесью и гранаты.

Взрывы от детонировавших боеприпасов звучали в округе почти неделю, тоннель был выведен из строя на долгий срок. Этот успех составил хорошую рекламу группе Унгрии-Старинова, и к ним потекли добровольцы. Там проходили подготовку и воевали чехи, французы, немцы, австрийцы, итальянцы, болгары, американцы и даже бывшие белогвардейцы. К концу 1937 года на основе группы Унгрии был сформирован партизанский корпус, численностью более 3 тысяч человек. Многие из бойцов того корпуса позже прославятся в партизанских соединениях своих стран. А ведь первую подготовку они проходили под руководством Ильи Старинова.

Как отмечали военные советники в Испании (в их числе будущие маршалы Малиновский и Мерецков), Старинов умел выбирать наиболее удачные места для совершения диверсий. В числе операций Старинова и его подопечных пущенный под откос состав со штабом итальянской авиадивизии (за эту операцию он получил орден Ленина), взрыв моста через реку Аликанте, взрыв эшелона с солдатами-марокканцами, спешившими под Мадрид, уничтожение в лесу под Мадридом огромного количества военной техники, складов боеприпасов, ГСМ и живой силы противника. Ну, и несколько тысяч подготовленных диверсантов. И это всего за год.

Возвращаясь в СССР в ноябре 1937 года, Старинов ожидал присвоения звания Героя Советского Союза. О том, что все документы уже направлены на самый верх, ему было сообщено ещё в Испании. Но на Родине диверсанта ожидали… арест и допросы.

«Неизвлекаемые» мины и мины-наживки

Почти все сослуживцы Старинова, включая и Яна Берзина, в то время подверглись репрессиям. Большинство были расстреляны. НКВД избавлялся от конкурентов в лице ГРУ. Но Старинова спас Ворошилов, помнивший его ещё по службе на вокзале в Ленинграде. Маршал лично переговорил с наркомом НКВД Ежовым и потребовал оставить героя-орденоносца в покое. Старинову было присвоено звание полковника, и его направили служить руководителем Центрального научно-испытательного железнодорожного полигона РККА.

Именно там Старинов сделал первый вариант «поездной мины Старинова» (ПМС) с задержкой взрыва (ее ещё очень часто называли «неизвлекаемой»), которая будет широко использоваться во время Отечественной войны. Потом началась «финская» война 1939-40 гг. Финны широко использовали минные заграждения, а кому, как не признанному взрывнику-диверсанту, проще в этих заграждениях разобраться? Но в той войне Старинов получил ранение, которое едва не положило конец карьере в армии. Он был ранен в правую руку, и кисть после ранения практически не двигалась. Старинова едва не комиссовали, но оставили на преподавательской работе.

С началом Отечественной войны Старинова опять призывают на действующую службу. Одной из первых задач становится минирование важных объектов на территории, занимаемой немцами. Самой знаменитой из операций Старинова того времени стала ликвидации всего руководства 58-ой мотопехотной дивизии во главе с генерал-лейтенантом Георгом фон Брауном в Харькове. В данном случае Старинов использовал «мину-наживку».

Самым роскошным домом в Харькове была прежняя резиденция Никиты Хрущева на улице Дзержинского. Но немцы знали, что русские, уходя из Харькова, заминировали все, что только можно. Минированием руководил лично Старинов. Часть мин немцам удалось обезвредить, часть они просто взорвали, не разобравшись в конструкции, а часть ими так и не была найдена.

Особняк на Дзержинского, который планировал занять фон Браун, обследовали наиболее тщательно. И обнаружили там заряд взрывчатки, мощностью около 150 кг тротила.

Немцы были так горды своими успехами, что даже издали специальную директиву о том, что: «…Неизвлекаемые мины полковника Старинова не более чем миф. Доблестные саперы Вермахта даже не пользовались миноискателями, чтобы обнаружить неумело замаскированные и неумело установленные заряды».
Эта директива вышла 10 ноября 1941 года. А 14 ноября в Харькове прозвучала серия взрывов, унесшая жизни сотен немецких солдат и офицеров, в том числе почти весь офицерский корпус целой дивизии, собравшийся у фон Брауна на банкет.

Оказалось, что «неумело замаскированные мины» были специально оставлены почти на виду, чтобы замаскировать более серьезные заряды, которые привели в действие узконаправленной радиоволной из Воронежа. До тех пор немцы не сталкивались с радиоуправляемыми минами. Разработки, конечно, велись, но те взрывы были для них огромным сюрпризом. Гитлер, как гласят источники, был в такой ярости, что после Харькова объявил Старинова личным врагом.

Всего за годы Отечественной войны при личном участии Старинова или под его руководством было взорвано более 250 мостов, пущено под откос около тысячи поездов, взорвано несколько десятков складов боеприпасов и ГСМ. Но все-таки основной деятельностью Ильи Григорьевича оставалась подготовка диверсантов и партизан.

Через организованные им школы прошли тысячи героев партизанско-диверсионной войны, в том числе Герой Советского Союза партизан Алексей Егоров. В 1969 году в Чехословакии учредят орден имени Егорова, который со своим партизанским отрядом принял активное участие в словацком восстании 1944 года. Одними из первых кавалеров этого ордена станут сам Егоров и его учитель Старинов.

Звезда Старинова

После Испании Старинова ещё дважды представляли к званию Героя СССР, но он так его и не получил. Как не получил и генеральское звание, к которому его представляли трижды. Так и умер полковником, установив своеобразный рекорд: 62 года жизни в этом звании. Но Илья Григорьевич, собравший на своей груди несколько килограмм наград (18 орденов, более 30 медалей, одних только орденов Красного Знамени аж пять штук) не особо гнался за званиями.

После войны руководил восстановительными работами на изрядно порушенных партизанами ж/д путях на Украине и в Белоруссии. В 1956 году был отправлен в отставку, работал в институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Участвовал в написании шеститомной истории Великой Отечественной войны. Но когда советским спецслужбам опять понадобилась помощь опытного диверсанта, с готовностью откликнулся.

В 1955 году во Вьетнаме началась вялотекущая война. Из Северного Вьетнама, который выбрал курс на коммунистическую идею, в южную часть страны, контролируемую в основном французами, а чуть позже американцами, стали постоянно засылаться партизанские отряды, у которых была задача дестабилизировать обстановку в стране и привести к отставке капиталистического правительства. Однако деятельность партизанских отрядов была малоэффективной, несмотря на помощь советских и китайских военспецов.

К середине 60-х годов стало понятно, что во Вьетнаме назревает конфликт, способный вовлечь в войну ведущие страны мира. И в то же время в спецорганах СССР поняли, что подготовка советских спецподразделений оставляет желать лучшего. Было решено организовать централизованный центр по обучению диверсантской деятельности для всех представителей спецподразделений советской армии. Центр, получивший название КУОС (Курсы усовершенствования офицерского состава), был расположен в Балашихе, где ещё во времена ВОВ проходили подготовку диверсанты, в том числе Герои СССР Зоя Космодемьянская и Николай Кузнецов.

И в снова привлекли Илью Старинова. На этот раз к подготовке диверсантов нового поколения. Именно из КУОС вышли знаменитые отряды «Вымпел» и «Каскад», там проходили подготовку сотрудники «Альфы» и глубинной разведки ГРУ. Там ковались кадры, которые наводили шороху в 70-ые и 80-ые по всему миру. Вьетнам, Камбоджа, Лаос, Ангола, Мозамбик, Йемен, Никарагуа, Сальвадор, Пакистан, Египет, Конго, Афганистан — список можно продолжать ещё очень долго. И везде отметились воспитанники «дедушки русского спецназа», наводя ужас и панику на своих врагов. Многие из них до сих пор живы и с теплотой вспоминают своего преподавателя по подрывному и диверсионному делу. КУОС были закрыты в 1993 году под нажимом американцев. Причем в обмен Штаты не закрыли ни один из своих учебных центров по подготовке диверсантов.

В 1995 году, когда были рассекречены имена многих советских разведчиков, и многие из них получили звание Героев России, в Кремль пошло представление и на Илью Старинова. Но к тому времени 95-летний диверсант уже успел выступить с резкой критикой по отношению к событиям на Северном Кавказе и заявить, что если бы не поспешное решение о закрытии КУОС, то спецназовцы могли быть подготовлены гораздо лучше. И «кавказскую проблему» можно было бы решить лишь силами профессионалов, которых после закрытия КУОС и сокращений в российский армии осталось маловато. Так что звезда Героя опять прошла мимо «бога диверсий».

В 1999-ом году к столетнему юбилею великого диверсанта ряд ветеранских организаций опять обратились в Москву с предложением наградить легенду спецназа званием Героя. И опять молчание. Илья Григорьевич умер в ноябре 2000-го года, так и не «обмыв» заслуженную награду. Но свою звезду он все-таки получил. И вряд ли кто-то может сказать, что она уступает высшей награде страны. В созвездии Льва вот уже несколько лет сияет звезда по имени «Илья Старинов».

Могила легендарного сапера Ильи Старинова на Троекуровском кладбище в Москве.
Фото из семейного архива Старинова

Система Orphus

Поделитесь

Комментарии