Николай Стариков

Много врагов – много чести

05.12.2018 0

Источник: globalaffairs.ru
Уже всеобщим стало ощущение, что мир вступил в эпоху, когда интернет-технологии стали неотъемлемой частью жизни общества, а их применение охватывает всё больше сфер – от сложнейших исследований до ежедневных личных коммуникаций. По данным, опубликованным в докладе Digital 2018, 53% людей являются пользователями Интернета и 42% – социальных сетей. Телевидение остается важным каналом коммуникации, однако «электронные социальные сети по разным оценкам побеждают в конкуренции с телевидением, которое само примерно полстолетия назад было новейшим средством информации и коммуникации, в свою очередь потеснившим печать и радио».

Интернет и социальные сети сейчас представляют собой один из главных инструментов политических технологий и широко применяются по всему миру, как во время, так и после электоральных кампаний. Этот канал коммуникации ввиду минимальных финансовых затрат открывает дополнительные возможности политическим силам, испытывающим проблемы с финансированием. Предвыборные лозунги, картинки, мемы, видео с политических акций и выступлений – все это активно транслируется в интернете. Как правило, государственные и политические деятели не допускают электорат в личное пространство, сообщая о своей семье и образе частной жизни лишь то, что они считают приемлемым в контексте своего имиджа или то, что трудно скрыть от журналистов. Однако теперь наметились новые тенденции политического пиара.

С приходом к власти в Италии коалиционного правительства, состоящего из двух популистских партий, которые ещё недавно считались маргинальными, «Лига» и Движение «5 звезд», мы наблюдаем новшества в сфере политических технологий, возможные только в век массового внедрения электронных средств информации и коммуникации (ЭСИК). Политические лидеры нового правительства Лиуджи Ди Майо и Маттео Сальвини регулярно ведут прямые трансляции из своих кабинетов на основных интернет-платформах – Youtube, Facebook, Instagram,демонстрируя максимальную открытость избирателям и противопоставляя себя представителям ушедшей в оппозицию левой власти, которая в этом отношении держала дистанцию.

Агитационная деятельность весьма затратна, а телевидение, которое до сих пор считается одним из наиболее эффективных каналов пропаганды, неравномерно распределяет дорогостоящее эфирное время. Очевидно, что наличие капитала создает дополнительные возможности для новых политиков. В этом отношении показательны примеры Сильвио Берлускони и Дональда Трампа, создателей бизнес-империй, позволивших им самостоятельно финансировать электоральную кампанию, что не исключает значительной роли интернет-ресурсов в политической карьере американского президента. В мае 2018 г. в Италии правоцентристская коалиция во главе с партией «Лига» получила 37% голосов, а движение «5 звезд» — около 33%, отодвинув левоцентристский блок во главе с правящей Демократической партией на третье место – 23% голосов. Весь мир внимательно следил за политической борьбой, каждый день которой был ознаменован новыми событиями. Маттео Ренци ушел с поста председателя партии, «5 звезд» и «Лига» вели переговоры, пытаясь договориться о совместной программе двух, казалось бы, диаметральных политических сил. Одна родилась как движение, выступающее в защиту интересов юга Италии, а другая – радикально настроенная против юга, делала ставку на электорат северных регионов. Одна выступает за легализацию однополых браков, другая поддерживает институт традиционной семьи. Одна умеренно критикует политику Брюсселя, другая объявляет Евросоюз главным врагом итальянцев. Список несоответствий политического дискурса двух популистских партий можно продолжать долго.

После почти 30 лет существования «Лиги севера», в 2017 г., её председатель Сальвини сменил название партии на «Лига» и изменил главный популистский лозунг «Сначала север» («Prima ilNord») на «Сначала итальянцы» (#Primagliitaliani), подчеркнув тем самым свои амбиции на роль политической силы номер один в Италии. До сих пор многие журналисты не могут привыкнуть к этому изменению, да и сами парламентарии неоднократно были «пойманы» на оговорках, называя свою партию по старинке «Лигой севера».

Состав кабинета министров, предложенный исполняющим обязанности премьера Джузеппе Конте был утвержден президентом Серджио Маттареллой не с первого раза, однако, будучи ставленником Демпартии, он не захотел допускать перевыборов в свете угрозы того, что «5 звезд» или правоцентристская коалиция смогли бы обеспечить себе большинство мест в парламенте, что позволило бы им находиться у власти беспрецедентно долго – 5 лет. Такой срок, к слову сказать, удалось продержаться только одному правительству Италии, правительству под руководством Берлускони (речь о его «втором» правительстве в период с 2001 по 2005 гг.).

Когда, казалось бы, пик политической борьбы был пройден, соглашение между «5 звездами» и «Лигой» достигнуто, состав кабинета министров утвержден, а новое правительство приступило к выполнению обязанностей, разразилась настоящая борьба за власть. Премьер-министр Конте – номинальная фигура, политический компромисс его заместителей 32-летнего Ди Майо и 45-летнего Сальвини, совмещающих должности министра экономического развития, труда и социальных отношений и министра внутренних дел, соответственно. Лидерам «5 звезд» и «Лиги» приходится держать удар со стороны Демпартии, итальянской бюрократии, в большинстве своем отражающей интересы предыдущего правительства, а также и со стороны Евросоюза. Электоральная кампания и «5 звезд» (в более умеренной степени), и «Лиги» (в радикальной степени) построена на банальном принципе борьбы с внешним врагом. В данном случае в его роли выступает Евросоюз. Это касается в том числе и радикальной миграционной политики Сальвини, на которую делает упор новый глава МВД. Первый прецедент закрытия порта для судна Aquarius с 629 беженцами на борту произошел в июне. После нескольких дней в Средиземном море корабль был принят Испанией. За ним последовало ещё несколько подобных случаев, когда Сальвини продемонстрировал серьезность своих намерений, в результате чего количество принятых Италией мигрантов в сентябре 2018 г. составило минимум за четыре года, сократившись менее чем до тысячи принятых беженцев, а в ноябре министр написал в Instagram, что количество мигрантов уменьшилось на 81% по сравнению с тем же периодом 2017 года. «Декрет Сальвини», одобренный 7 ноября парламентом Италии, в котором содержится ряд мер по ужесточению миграционной политики, бросает очередной вызов Евросоюзу. Когда в ноябре Мальта отправила очередной корабль с беженцами к берегам Лампедузы, Сальвини дал жесткий ответ: «Мы уже продемонстрировали, что умеем защищать свои границы и продемонстрируем, что можем заблокировать европейские счета и бизнес до тех пор, пока Европа не прекратит дурить итальянцев».

Во время обсуждения лидерами «5 звезд» и «Лиги» внешнеполитического вектора нового правительства Италии Ди Майо предлагал проявить сдержанность в отношении России, так как справедливо полагал, что разворот в сторону Москвы и антисанкционная риторика не понравится коллегам из США и Европы. Однако, известный давними симпатиями к России и Владимиру Путину, выступающий против антироссийских санкций Сальвини гнул жесткую линию и отказался идти на компромисс. С момента вступления в должность министра и вице-премьера Сальвини уже дважды посетил Москву – один раз для встречи с первым заместителем секретаря Совета безопасности Юрием Аверьяновым и министром внутренних дел Владимиром Колокольцевым, и второй раз – чтобы выступить в поддержку итальянских компаний, работающих в России в условиях санкций. Такая «пророссийская» позиция Сальвини – повод для левых оппозиционеров и евробюрократов критиковать политика, вменяя ему, хотя и на уровне голословных обвинений, «финансовую связь» с Москвой. Вице-премьер неоднократно высказывался о деструктивности антироссийских санкций для Италии, называя их «экономическим, социальным и культурным безумием», «абсурдом», в результате которого предприниматели Италии несут миллиардные убытки.

В условиях усложняющейся социо-культурной динамики политики подвержены индивидуальной и институциональной рефлексии. Это касается не только Европы, но и России, и Китая. Одним из инструментов исследования такой социально-политической рефлексии и её результатов является анализ дискурса. Возвращаясь с этой позиции к Сальвини, можно отметить, что он часто употребляет экспрессивные жаргонные выражения, обычно не свойственные политикам такого уровня, например: «Никто не в праве учить нас. Мне НАДОЕЛО (mi sono ROTTO LE PALLE), что Европа относится к Италии как к месту для беженцев». Наблюдая гнев электората «Лиги» по поводу миграционного вопроса, Министр рефлексирует и затем демонстрирует повышенную эмоциональность, используя жаргонные слова в своих соцсетях.

Политический дискурс популистского Движения «5 звезд» в отношении Евросоюза всегда был и остается значительно мягче, чем у ультраправой «Лиги». Однако 32-летний Ди Майо, несмотря на новые тенденции омоложения власти европейских государств (вспомним, к примеру, карьеру Себастьяна Курца), не ассоциируется у мировой общественности с лидером Италии. Как, впрочем, и чрезмерно образованный для итальянских политиков председатель Совета министров профессор Конте, проходивший стажировки в Сорбонне, Кембридже, Йельском университете (к слову сказать, ни у ди Майо, ни у Сальвини высшего образования нет, что вовсе не «дикость» для электората в Италии). В роли лидера Итальянской Республики мировая общественность видит, скорее, федерального секретаря ультраправой «Лиги» Сальвини, чей портрет украсил обложку сентябрьского номера журнала «Time» с подписью «Новое лицо Европы. Маттео Сальвини – царь итальянской миграции работает над тем, чтобы изменить ЕС».

В сентябре 2018 г. Сальвини присоединился к популистской организации евроскептиков «Движение» («Movement»), ставящей своей целью ограничить влияние Германии Ангелы Меркель и Франции Эмманюэля Макрона на решения, принимаемые в Брюсселе, а также изменить расстановку сил в Европарламенте после выборов, которые пройдут в 2019 году.

Несмотря на общую тенденцию снижения доверия итальянцев к коалиционному правительству, «Лига» остается фаворитом избирателей и по результатам социологических опросов на 5 ноября с.г. пользуется доверием 30,4 % электората.

На телевидении и в основных печатных изданиях ключевым фигурам нового правительства зачастую бывает сложно отстаивать свою политическую линию, так как пропаганда левоцентристского курса по-прежнему превалирует в центральных СМИ Италии. Берлускони, к примеру, в этом отношении было значительно проще в силу того, что ему принадлежали несколько телеканалов, а в 1990 г. ему удалось пролоббировать закон о СМИ, который разрешал равноправное вещание государственных и частных телеканалов. Это был безусловный залог успеха тем более, что в эпоху эпатажного Кавальере интернет-платформы ещё не конкурировали с телевидением. У Сальвини нет таких ресурсов – ни материальных, ни административных. Но и времена существенно изменились. Век электронных средств информации и коммуникации открыл дополнительные возможности в области политтехнологий. Согласно данным, представленным в докладе Digital 2018, аудитория пользователей интернета в Италии постоянно увеличивается, и в 2018 г. она охватывает 73% населения страны. При этом 57 % населения — активные пользователи социальных сетей. Самыми популярными платформами в Италии являются Youtube (62% пользователей) и Facebook (60% пользователей). Когда Сальвини впервые закрыл итальянские границы для судна с мигрантами и вокруг этого разразился настоящий скандал, Министр не комментировал свои действия в прессе, а разместил публикацию в Facebook, где у него около 3 млн. подписчиков. В результате, информация от первого лица (не искаженная журналистами) достигла охвата аудитории порядка 8 млн. человек.

Страницы в соцсетях, комментарии в Twitter и Facebook давно стали обыденностью для политиков. Это не просто инструмент пропаганды, но и важнейший канал коммуникации. Сальвини, используя популистский лозунг «сначала итальянцы», позиционирует себя не как представителя недосягаемой политической элиты, а как обычного итальянца, защищающего интересы народа и свою страну от внешних интервенций (мигрантов, Евросоюза). Он часто встречается с людьми разных регионов, выступая на центральных площадях итальянских городов по всей стране. Демонстративно ходит без охраны среди толпы людей, которым он улыбается и пожимает руку. И непременно транслирует свои выступления в режиме LIVE на наиболее популярных интернет-платформах. Зачастую игнорируя СМИ, подконтрольные левым политическим силам, он ведет диалог с электоратом от первого лица на страницах своих соцсетей. Этот инструмент политтехнологий весьма популярен среди современных политиков, включая лидеров государств (один из самых ярких текущих примеров – Трамп).

Интерес подписчиков Сальвини поддерживает не только публикациями, посвященными политической повестке. Он «пускает» электорат и в личную жизнь, размещая зачастую весьма откровенные фотографии со своей невестой, известной итальянской телеведущей, Элизой Изоарди. Не опасаясь быть осужденным моралистами, он демонстрирует своим избирателям максимальную транспарентность, а заодно и расширяет охват аудитории. Итальянцы, не вовлеченные в политическую повестку, следят за личной жизнью министра, появляющегося в интернете в откровенном виде. Причем фотографии размещают не папарацци, не оппозиционные силы в попытках опубликовать компрометирующие снимки, а сам Сальвини. Таким образом он уходит от формирования имиджа благочестивого семьянина, а делает акцент на том, что он – обыкновенный мужчина, честный и открытый, и ничто человеческое ему не чуждо. Он как бы подчеркивает, что не хочет казаться своим избирателям лучше, чем он есть на самом деле. В то же время он публикует фотографии своих детей, чем отдает должное семейным ценностям.

Еще один свой лозунг «от слов к фактам» (#dalleparoleaifatti) он часто использует, чтобы показать электорату в социальных сетях, что его риторика, которую обвиняют в популизме, реализуется на практике.  Демонстрируя верность своим принципам даже в мелочах, через четыре месяца работы в должности Министра внутренних дел Сальвини издал закон о возвращении в графу о родителях в итальянском свидетельстве о рождении слов «мать» и «отец» взамен «родитель 1» и «родитель 2», о чем тут же узнала интернет-аудитория из его страниц в Facebook и Instagram.

Действуя в духе имиджа открытого и честного политика, Сальвини использует соцсети как канал коммуникации, в первую очередь, с электоратом, во вторую – с миром, в новом формате. Он регулярно делает прямые трансляции из собственного кабинета, показывая и рассказывая подписчикам его соцсетей о том, как он работает, какие предметы его окружают, что лежит на его рабочем столе. Таким образом он как бы пускает людей, находящихся по ту сторону политических процессов, в свою жизнь. Он не только делится рабочим расписанием, комментирует свои действия в режиме реального времени, но и открывает личные письма из прокуратуры, которая обвиняла его в превышении должностных полномочий, злоупотреблении служебным положением  и преступном бездействии в отношении мигрантов. Трансляция длится около 30 минут. Вице-премьер Италии, сидя за рабочим столом в своем кабинете, анонсирует, что хотел бы открыть конверт из прокуратуры (показывая его крупным планом, чтобы все видели, что он действительно не вскрыт предварительно, на нем все положенные печати). Затем рассказывает о своей политической повестке, командировках и встречах, запланированных на ближайшую неделю, подводит промежуточные итоги своей работы, периодически возвращаясь к конверту как главной интриге интернет-трансляции. В самом конце он вскрывает конверт, читая вместе с подписчиками послание из прокуратуры. Всё это похоже на реалити-шоу с министром внутренних дел Италии в главной роли. Таким образом, Сальвини не просто следует новым тенденциям в политтехнологиях, отдавая предпочтение интернету, а не традиционным СМИ, но и в условиях острой информационной борьбы применяет этот ресурс в новом формате. Так что Сальвини – не просто смелый популист, бросивший своими действиями вызов оппозиции внутри страны и за ее пределами, но и новатор в области применения политтехнологий в интернет-пространстве.

Свой дискурс он строит на борьбе с внешним врагом – Евросоюзом. Солидарная с Брюсселем Демократическая партия теперь в оппозиции. Однако годы левоцентристов у власти не прошли бесследно, и итальянские СМИ подвергают прямой или завуалированной критике лидеров нового правительства, в первую очередь, борца с потоками мигрантов Сальвини, которого недруги часто называют «современным фашистом». Но если следить за соцсетями министра, создастся впечатление, что такое противостояние его только раззадоривает. 29 июля 2018 г., в день рождения Бенито Муссолини, Сальвини процитировал дуче у себя на странице: «Много врагов – много чести», – и в течение первых нескольких часов получил поддержку более 50 тысяч подписчиков.

Наталья Помозова –  кандидат социологических наук, старший преподаватель РГГУ

Система Orphus

Поделитесь

Комментарии