60 лет назад свершилась Кубинская революция

30.12.2018 0

Источник: rg.ru
60 лет назад, в ночь с 31 декабря 1958 на 1 января 1959 года на Кубе пал режим диктатора Фульхенсио Батисты, который бежал из страны к своему гватемальскому дружку Трухильо, прихватив на борт весь золотовалютный запас страны.

В США, где у Батисты была роскошная вилла в Майами, дали понять, что собьют самолет диктатора, едва он пересечет американское воздушное пространство. Так очередная американская марионетка была выброшена, как ненужная половая тряпка, которая «выработала свой ресурс».

Власть на Кубе взяли в свои руки Фидель Кастро и его боевые товарищи.

Помпезных торжеств по случаю 60-летия Кубинской революции на острове не будет. Все пройдет скромно, с учетом жесткой экономии средств в условиях продолжающейся с 1962 года блокады острова Соединенными Штатами. Бывшие студенты, юристы и доктора, Фидель, Рауль, их аргентинский собрат Че Гевара и их товарищи, ставшие Воинами с большой буквы, научили кубинцев главному — следовать идеям товарищества, неистребимому чувству человеческой солидарности, причастности к чужой боли и желанию помочь тем, кто нуждается в поддержке.

Одна только цифра: более 50 тысяч кубинских врачей в настоящее время безвозмездно помогают людям в 70 странах мира, в тяжелых для жизни и работы условиях.

Приведу один потрясающий эпизод, который был использован мною при редактировании рукописи новой, посмертной биографии о Фиделе, вышедшей в серии «ЖЗЛ» издательства «Молодая гвардия» в феврале 2017 года. Историю эту я нашел в солидном американском издании The Nation, в очерке от 2004 года. Знаменитый американский писатель Артур Миллер, третий муж Мэрилин Монро, однажды вспоминал, как уже в 1980-е годы сидел на известной набережной Гаваны Малекон рядом с двумя небритыми молодыми мужчинами, напомнившими ему американских маргиналов. Рядом остановилось такси, из него вышла роскошная девушка с двумя пакетами с едой, напитками и букетом цветов в руке. Пока она доставала кошелек, цветок и пакеты чуть не упали из рук, парни тут же вскочили с мест и побежали к девушке. Взяв у нее из рук пакеты и цветок, пока она расплачивалась с таксистом. Американец подумал, что они бросятся восвояси, как, наверное, было бы где-нибудь в Нью-Йорке или в Лос-Анджелесе, тем более что, по его словам, судя по внешнему виду, эти ребята не внушали доверия. Нет, парни молча ждали, пока девушка расплатится, и также молча вернули ей сумки и цветок. Она молча ушла, поблагодарив их.

«Мне показалось, что об этом эпизоде стоит рассказать. Ведь речь шла не только о вежливости и внимании со стороны этих молодых людей, что уже само по себе достойно похвалы. Главное заключалось в том, что девушка воспринимала это как нечто совершенно естественное и вполне нормальное. Само собой разумеется, она не предложила им никаких денег, да и они, как представляется, не ожидали от нее какого-либо вознаграждения, хотя она и производила впечатление относительно обеспеченной особы, — писал Миллер. — После того, как я в течение нескольких лет выступал против преследования и заточения в тюрьмы писателей и диссидентов (на Кубе), я спросил себя, неужели, несмотря ни на что, в том числе на полную экономическую несостоятельность режима, возникло обнадеживающее движение человеческой солидарности, вовлекавшее в себя все большее число людей».

Американца, писателя достаточно жесткого и язвительного, привыкшего видеть всю изнанку человеческих отношений в родной Америке, подобное шокировало. Но на Кубе после победы революции необходимость проявления сострадания, гуманизма, солидарности, к которым столько лет шло в своих мечтах человечество, вошло в людское подсознание уже трех поколений. И это, возможно главное, чему научил свою нацию Фидель.

Чувство солидарности, на мой взгляд, и есть главный итог и главное величие Кубинской революции, которая начиналась с горстки «барбудос» с пятью винтовками, уцелевших при неудачной высадке у берега Кубы во время экспедиции на яхте «Гранма» в конце ноября 1956 года. Кубинские революционеры заставили мир считаться с небольшим островом, став флагманом Движения неприсоединения — объединявшего в своих рядах страны, которые, в условиях двухполярного мира отказывались присоединяться к каким-либо блокам и движениям. Это было обусловлено независимой позицией самого Фиделя Кастро, никогда не желавшего быть «чьей-либо марионеткой» и постоянно утверждавшего, что кубинская революция, такая же «родная, как и кубинские пальмы», и не «инспирирована кем-то извне».

В Латинской Америке исторически веяли революционные ветры свободы. Другое дело, что первым народным государством в ней стала Куба, которая, кстати, последней из стран Западного полушария избавилась от колониального ига. Главным лозунгом Кубинской революции стал один из самых легендарных в мировой истории призывов-слоганов: «Родина или смерть!».

Разве не заслуживают уважения молодые парни, шедшие на смерть ради своей Родины? Публичные выступления Фиделя, собиравшие до миллиона человек, неизменно заканчивались фразами: «Патриа о муерте! Родина или смерть!», «Венсеремос! Мы победим!». Кастро повернул историю вспять, осуществив свою главную мечту: принести свободу своему бесправному и оскорбленному народу. Не случайно, первыми словами, с которыми он обратился к нации, была фраза: «Кубинцы, я принес вам свободу». В этот момент в небе над Гаваной закружила стая голубей, а на плечо команданте села белая голубка. Все присутствующие восприняли это как счастливый знак, символизирующий правильность нового для Кубы пути.

Остров Свободы, маленькое по территории государство вот уже почти шестьдесят лет противостоит могущественной северной империи, Соединенным Штатам Америки. Не ломается и не «падает на колени» перед самым сильным государством мира. И голос острова шесть десятилетий звучит в современном мире гораздо звонче хорала иных несравненно больших стран.

Они готовы «быть в бедности, но быть свободными». Отстоять свою Революцию с оружием в руках, прекрасно осознавая, что «старые новые хозяева» Кубы безрезультатно пытающиеся сделать её «свободной от режима» и так любящие рассуждать о демократии, на самом деле преследуют свои меркантильные цели.

Российские лихие и смутные 1990-е годы дали звонкую пощечину истории, показав, как на волне сладких слов о «свободе и демократии» к власти приходят откровенные и циничные дельцы, которые живут со своим народом в параллельных, «не соприкасающихся и не пересекающихся» мирах и думают о своем толстом кошельке. Благодаря таким деятелям вместо радушия, товарищества и поддержки ближнего в обществе воцарились безнравственные принципы — «делай бабло, оно побеждает зло», «человек человеку — волк». И вот уже интернет наполняется роликами, где дети родителей, чье «формирование» пришлось на проклятые 1990-е, жестоко избивают своих одноклассников, а в среде школьников, даже из крупных мегаполисов, главенствуют уркаганские принципы АУЕ (арестантский уклад един).

Если вдуматься, то среди хулителей Фиделя Кастро и его режима большинство составляют те, кто, так или иначе, преследует материальные выгоды и для кого слово «Родина» пустой звук, вне зависимости от того, где они «обитают». «Северная империя», Соединенные Штаты — Голиаф, у которого Давид — Фидель выиграл все сражения, мечтает вернуть утерянный лакомый кусочек, каковым была Куба до революции.

Куба, с ее неповторимыми многокилометровыми почти белоснежными песчаными пляжами, с покрытыми тропическими лесами отвесными скалами, с живописными долинами, украшенными королевскими пальмами и манговыми деревьями, эта колоритная страна долгие годы была полуколониальным сырьевым придатком Соединенных Штатов, «американской сахарницей» и «публичным домом».

Кубинские эмигранты, живущие в Майами, в большинстве своем мечтают обрести потерянную в 1950-е годы собственность. Сделать «жемчужину Латинской Америки», как и при прежнем кубинском диктаторе Батисте, островом для «богатых избранных».

Кто-то с адским нетерпением ждет того момента, когда кубинские пляжи, как в первой половине века двадцатого, снова заполонят американские нувориши, пижонски потягивающие легендарные сигары и за гроши покупающие самых соблазнительных мулаток на свете.

«Гиены могут плясать на могиле льва, но львами им никогда не стать. Люди, которые покинули Кубу ради Майами, так называемое поколение лиц со шрамом, были фактически лишены средств к существованию в результате кубинской революции, когда не стало публичных домов, а казино были преобразованы в школы и колледжи. И теперь они празднуют смерть Фиделя Кастро, в то время как сотни миллионов людей по всему миру скорбят. Боюсь, те, кто сейчас танцуют от радости в Майами и воображают, что скоро они вернутся обратно к казино и борделям, будут разочарованы», — заявил бывший депутат британского парламента Джордж Гэллоуэй, комментируя то, как в Майами «праздновали» смерть Фиделя.

Действительно процент тех, кто ненавидит Фиделя и революцию «романтиков-барбудос», несоизмеримо меньший по сравнению с теми, кто их ценит и уважает. Новое поколение последователей повстанцев на Кубе планомерно меняет страну. Но оно остается верно революционным идеалам.

Создать общество, свободное от гнета извне, дать людям безвозмездно основные социальные блага. Оставить бесплатным образование и медицину в условиях самой беспощадной блокады в истории человечества.

— Наши враги не должны иметь никаких иллюзий, — сказал Фидель Кастро знаменитому испано-французскому мыслителю Игнасио Рамонету, который в 2000-е годы готовил книгу о нем «Сто часов с Фиделем». — Наша революция не основана на идее культа личности. Наша Революция основана на принципах. Это идеи, которые мы защищаем давно, идеи всех людей.

Фидель продолжил и заключил: «Миллионы кубинцев подготовлены к войне с участием всего народа. Мы достигли „военной неуязвимости“.

Империя не может позволить платить жизнями, в невообразимо большем количестве, возможно, столько же или даже больше, чем во Вьетнаме, если она попытается сунуться на Кубу». Кубинская революционная сказка будет жить в веках. Ведь воин может погибнуть. Но его идеи останутся бессмертными навсегда.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Поделитесь

Новые видео

Instagram Николая Старикова

Комментарии