Два срока: президентский Лукашенко, а условный Серебренникову

02.07.2020

В очередном выпуске моей авторской программы на радио «Комсомольская правда», мы обсудили две темы. Вернее – два срока.

1. Потенциальный очередной президентский срок А.Г. Лукашенко (выборы в августе)

2. Условный срок К. Серебренникова, согласно приговору суда получивший условный срок за хищение с группой подельников 129 млн. рублей.

А ещё рассказал в эфире сказку!

Впрочем вы все сейчас увидите и услышите сами…

Хронометраж:
00:00 — О предвыборной кампании Лукашенко
06:00 — Кто «вмешивается» в президентские выборы в Белоруссии
14:51 — О «последнем союзнике России»
29:00 — Кто будет следующим президентом Белоруссии
31:06 — О вынесенном приговоре Серебренникову

Скачать аудио

Текстовая версия:

Источник: Комсомольская правда


Стариков о Лукашенко: «Если вы покупаете демократический американский газ или нефть, вы – демократ»

В. Ворсобин:

— У микрофона Владимир Ворсобин и Николай Стариков.

Н. Стариков:

— Здравствуйте.

В. Ворсобин:

— Ну что, у Батьке. Он дает много новостных поводов. Давайте его послушаем. Президент Белоруссии Александр Григорьевич Лукашенко на этот раз заявил нечто экстраординарное. Он пригрозил, по большому счету, что если не изберут его на следующий срок, то это будет угрожать суверенитету Белоруссии. И что Беларусь может лишиться своих территорий.

А. Лукашенко:

— Мы не должны сделать так, думаю, что вот сейчас ребята мне выдадут, 1921 год, Рижский договор. Это наши нацмены с 1921 года воевали за незалежную Беларусь. За какую? Вот за эту – от Борисова туда до Мазыра. Вот что нам осталось в 1921 году. Все остальное разменяли и отдали западу, Польше. Что-то на востоке было у России. Вот, смотрите, в 1939 году под Минском шла граница. Если бы Сталин не присоединил Западную Беларусь, мы бы с вами жили вот здесь. Я не хочу, чтобы было это сейчас. Поэтому вы подумайте.

В. Ворсобин:

— У меня вопрос: почему это было заявлено во время предвыборной кампании? Что это значит?

Н. Стариков:

— В августе выборы президента Беларуси. Поэтому Лукашенко сейчас создает много информационных поводов, комментирует, выступает. Но я бы здесь не сказал, что есть какая-то подоплека, в том смысле, что он говорит о распаде белорусского государства, как это в некоторых СМИ прокомментировали. Нет, такое вполне себе политкорректное историческое заявление. Я был в Минске, был в Белоруссии. И мне провели прекрасную экскурсию. Я тоже не знал, что граница государственная проходила от Минска в 13 километрах. В июне 1941-го немцы через несколько дней захватили Минск. Вопрос – через сколько минут или часов они захватили бы Минск, если бы государственная граница в 1939 году, как справедливо говорит Лукашенко, Сталиным не была бы отодвинута на запад? Ответ очевиден.

Это ответ на вопрос, почему Сталин присоединил Западную Украину и Западную Белоруссию. Ну, а Лукашенко немножечко хочет попугать избирателей. Хотя мне кажется, что Александр Григорьевич может совершенно спокойно проводить избирательную кампанию. Я лично убежден, что он будет очередным президентом Белоруссии.

В. Ворсобин:

— Вы хоть примерно представляете социально-политические расклады в Белоруссии? И почему Батька так нервничает? Сейчас по Белоруссии идет мем – «Саша три процента». Дескать, Лукашенко поддерживает очень мало людей в Белоруссии.

Н. Стариков:

— Информационная война ведется не только против России, но и против Белоруссии. Поэтому в этом нет ничего удивительного.

В. Ворсобин:

— А кем?

Н. Стариков:

— А теми же силами, которые ведут против России. Приведу пример: в пятницу я участвовал в круглом столе в Санкт-Петербурге. Мы сидели в Доме журналиста на Невском. Во вторник я получил ролик, в котором доведенные до отчаяния люди идут по Невскому проспекту. И все это без комментариев подается как то, что люди протестуют против поправок. Точно такие же ролики получили все участники этого круглого стола. После чего мы обсудили это и сказали, что тот, кто получил в пятницу, видит, что в окне этой демонстрации нет. Что это вранье.

Как организована вся машина по промывке мозгов, если все присутствующие получили один и тот же ролик, главная цель которого – создать иллюзию, что в Санкт-Петербурге идут масштабные протесты против поправок? Это ролики годичной давности. Выборы губернатора и местные выборы в Санкт-Петербурге летом 2019 года. Вот примерно такая же картина создания альтернативной реальности иллюзии создается и в России, и в Белоруссии.

Можно запускать какие угодно мемы, но Александр Григорьевич популярен в своем народе. У него сложные, но все-таки партнерские отношения с Россией. Он договорился с США, купив американскую нефть. Стандарты демократии таковы. Если вы покупаете демократический американский газ, уголь или нефть, вы – демократ. Поэтому Лукашенко теперь демократ. И Соединенные Штаты Америки не будут протестовать против итогов выборов. Все это проанализировав, я вам и говорю, что очередным президентом Белоруссии будет Александр Григорьевич Лукашенко.

Мне совершенно неинтересны всевозможные информационные утки, опросы, запросы, которые рассылают по интернету. Они к реальности не имеют никакого отношения.

В. Ворсобин:

— Если внимательно слушать белорусского президента, то в числе его противников, на которых он кивает во время выборов, дескать, финансирование идет не с запада, а с востока, упоминается целая структура – «Газпром». Батька и его коллеги, например, глава его Службы безопасности, говорят – это руководство «Газпрома» и кто-то ещё выше. Минск взял под свое управление газпромовский банк. «Газпром» очень недоволен. Более того, арестовал креатуру «Газпрома» — одного из кандидатов в президенты Бабарико. Этот восточный след в выборах Белоруссии как вы прокомментируете?

Н. Стариков:

— Желаемое выдается за действительное. Вы говорите – креатура «Газпрома». У нас что, у «Газпрома» теперь отдельная внешняя политика от Российской Федерации?

В. Ворсобин:

— Сам удивлен.

Н. Стариков:

— «Газпром» выдвигает кандидатов в соседнее государство? Конечно, этого быть не может.

В. Ворсобин:

— Но ведь кто-то позволил это и дал согласование. Мы же сейчас боремся с Батькой. Помните, как встретился Владимир Путин во время недавних торжеств с Батькой? Тоже был очень холодный прием.

Николай Стариков

Н. Стариков:

— Отвечу на все ваши вопросы сразу. Отношения между людьми и государствами иногда бывают более теплыми, иногда бывают более холодными. Владимир Владимирович продемонстрировал определенную холодность. Значит, для этого есть причины. В Белоруссии арестован один из кандидатов в президенты, которого вы называете креатурой «Газпрома». Это совсем не так, но тем не менее, этот жест со стороны Минска недружественный в отношении России. Минск, условно говоря, не пожал некую виртуальную российскую руку. И вот Путин не пожимает вполне конкретную белорусскую руку на параде. Означает ли это ухудшение отношений? Нет. Это означает демонстрацию позиции, если хотите, определенный намек дипломатический.

Так что не драматизируйте. У «Газпрома» никакой внешней политики быть не может. Даже у Ост-Индской компании не было. А Россия сегодня заинтересована в Лукашенко. Он сложный, противоречивый, иногда вспыльчивый. Но пока никакой альтернативы на белорусском поле нет. А положить белорусское поле в хаос, так же, как туда американцы погрузили Украину, для России это было бы большим минусом и большой ошибкой. Ничего подобного там сегодня не происходит.

Мы говорим об итогах, которые будут. Поскольку мы не будем вмешиваться в результаты выборов, я выскажу свою точку зрения. Я считаю, что, анализируя все возможные минусы, подводные камни, существующие на выборах, Лукашенко подстелил соломку везде, где это мог сделать. Но с Россией он подстелил это несколько грубовато. На что Путин на параде фактически и указал. Но не надо все это драматизировать.

«В Белоруссии все очень тихо и спокойно». И слава богу.

В. Ворсобин:

— Петр из Москвы нам дозвонился.

Петр:

— У меня на участке сейчас работают четверо белорусов. Беларусь хорошо жила лет пять-шесть назад, когда у нее товарооборот был под 100 миллиардов – экспорт и импорт вместе. Но сейчас они живут на треть хуже. Поэтому у населения есть определенные проблемы. Что касается России и Белоруссии, то мне понравилась статья Кричевского, где он говорит, что Россия прикладывает все усилия, чтобы Беларусь потерять. Белоруссия в СНГ занимает первое место по молоку, по мясу, третьей место по зерну на душу населения, по картофелю – тоже. Беларусь покупает у России товаров в год на 10 млрд. долларов больше, чем продает России.

Н. Стариков:

— А каким образом Россия хочет, чтобы не покупали у нее этих товаров и не нужна нам картошка и молоко?

Петр:

— Россия имеет специфическую форму правления, может быть, это мой домысел, но когда президент России не полновластен в отношениях между субъектами хозяйствования. Между нефтяными компаниями России и белорусским государством, где один завод государственный, а второй на 40 % государственный.

Н. Стариков:

— Расскажу вам историю. Это притча, практически сказка. Буду рассказывать её иносказательно. Представим себе, жила-была союзная страна, состоявшая из двух частей. Одна – большая часть, другая часть – поменьше. Но не менее уважаемая. И на той части, которая поменьше, стоят нефтеперерабатывающие заводы, которые в той части, которая побольше, закупали прямогонный бензин. Это полуфабрикат товарного бензина. Дальше его выгружали в определенные емкости и делали вид, что они что-то там его перерабатывают. Дальше этот бензин грузился в товарные вагоны и вывозился за границу общего Таможенного союза. Вопрос: зачем же все это делалось?

Были экспортные пошлины на прямогонный бензин из Таможенного союза – 400 долларов за тонну. А вот если вывозить растворители за пределы Таможенного союза, то никаких пошлин не было. Жил этот завод не тужил некоторое время, это история 2009-2011 года. После чего владелец этого завода играл с президентом малой части Союзного государства в хоккей. И этот президент подошел к нему и сказал: дорогой мой, говорят, ты честным бизнесменом был, а теперь стал контрабандистом. Что такое случилось? На что директор сказал: вот такая история, но мы можем все это прекратить. Но та пошлина, которую мы не платим, она не платится не в бюджет малого государства, а она не платится в бюджет большого государства. Тогда подумал президент малого государства и говорит: хорошо, а можете ещё больше растворителей поставлять? Можно. Они увеличили «производство» растворителей в 50 раз. Это история – примерно 200 млн. долларов не заплаченных пошлин.

А потом в российской оппозиционной прессе, помните, в этой сказочной стране был такой Немец Борисов, может, вы слышали о таком оппозиционере, вот он обнародовал все эти данные, полученные из американских источников. Разразился скандал. И Беларусь, которая вышла на первое место в мире по экспорту растворителей, прекратила экспортировать растворители. Я думаю, что эта притча-сказка покажет, какие сложные взаимоотношения бывают в сказках, а не в реальности в союзных государствах. И какие иногда экзотические методы прекращения этих споров используют спорящие стороны.

В. Ворсобин:

— Браво, Николай! Вы освоили новый жанр – сказки. У вас хорошо получается. Давайте послушаем ещё одну сказку, которую расскажет более опытный сказочник. Речь идет об Александре Лукашенко. Он назвал Белоруссию единственным союзником России. У нас звонок.

Александр из Владимира:

— Все политологи и экономисты очень хорошо говорят. Но тот же «Газпром» почему продает тот же газ и нефть дороже, чем в Европу? Союзники у нас Европа или Белоруссия?

Н. Стариков:

— Хороший вопрос. Здесь есть противоречие между государственными интересами, бюджетными интересами и интересами конкретной компании. При этом и «Газпром», и Лукашенко отстаивают интересы своих бюджетов. Иногда они между собой ссорятся. Но та притча, которую мы сейчас вместе соорудили, думаю, показала вам, что игра идет в разные ворота. Александр Григорьевич тоже мастерски старается забивать шайбы в ворота, которые мы даже считаем своими. Давайте эти споры хозяйствующих субъектов оставим хозяйствующим субъектам.

А что касается фразы Лукашенко о том, что Беларусь – последний союзник России…

В. Ворсобин:

— Зачитаю: «Единственный союзник, который остался у России, это Белоруссия. И я часто Путину об этом говорю. Мы у России вторые покупатели газа после немцев. Мы огромное количество перерабатываем их нефти. Конечно, они не хотят потерять Беларусь и экономически, но больше всего – политически». Это цитата.

Н. Стариков:

— У нас с Белоруссией, и только с Белоруссией есть Союзное государство. Значит, Белоруссия, естественно, наш союзник. С другой стороны, раз у нас единое государство, то, наверное, и даже союзником Беларусь назвать нельзя. Потому что мы едины. Как левая рука не может быть союзником правой. Организм-то один.

Давайте отмотаем на больше чем сто лет назад. Санкт-Петербург, император Александр III поднимает тост. Это конец XIX века. За единственного союзника России – князя черногорского. Огромная Российская империя. Еще никакой революции нет. Даже представить себе это невозможно. А Александр III поднимает такой тост. Конечно, ему хотелось что-то правильное и приятное сказать черногорскому князю. Но наш император отличался большевистской прямотой. И он сказал то, что было на самом деле. У России нет союзников. Потому что, при всем уважении к Черногории, она не могла существенно повлиять на спокойствие российского государства.

У нас всегда нет союзников. Посмотрите на карту. У нас будут только желающие отщипнуть от нас разной степени куски. У нас будут соседи, которые являются нами же и которых пытаются переформатировать и с нами столкнуть. Но с союзниками у нас всегда были большие проблемы.

В. Ворсобин:

— Белоруссия – это не союзник, это и есть мы?

Н. Стариков:

— Белоруссия это и есть мы. А союзники у нас появляются, когда какой-нибудь полоумный, вроде Адольфа Гитлера, нападет по очереди на несколько государств. И те будут вынуждены вместе с нами воевать против Гитлера.

В. Ворсобин:

— Возможно, это имел в виду Лукашенко, когда говорил об угрозе суверенитету.

Сергей из Могилева:

— Интересные рассуждения. Я считаю, что у нас много оппозиционеров, много народу, которые хают нашего президента. Но если взять историю, то я считаю, что другого президента у нас и не получится выбрать. Многие люди, мягко говоря, немножко зажрались и хотят такого же результата, как на Украине. Чтобы была война, чтобы побольше хапнуть. Я считаю, если есть президент, значит, он отвечает за свое государство. И как бы ни было, процентов на 87 у нас в республике все благополучно.

В. Ворсобин:

— А сколько сейчас за Лукашенко?

Сергей:

— Я считаю, что большинство за Лукашенко. Если сравнить с Россией, конечно, она по масштабам намного больше, в десятки раз. Нельзя сказать, что в России все идеально, чисто и красиво. Стоит выехать в регионы, люди живут ещё хуже, чем в Белоруссии. Нашему народу грех жаловаться.

Н. Стариков:

— Меня восхищает ваш новый метод проведения социологических исследований. Едет человек по Белоруссии, вы его спрашиваете: посмотрите в окно, сколько там процентов за Лукашенко?

В. Ворсобин:

— Я спросил об ощущениях,

Н. Стариков:

— Вот человек едет на автомобиле. У него ощущения от чего?

В. Ворсобин:

— Он там живет. У него есть знакомые, друзья, коллеги. Это важный вопрос. Его нельзя подделать.

Н. Стариков:

— Вы теперь убедились, что то, что присылают по WhatsApp в России и Белоруссии, это чушь собачья. Вы говорили с некой квинтэссенцией белорусского народа. Человек вам ответил за весь белорусский народ. Я лично считаю, что так оно и есть. И я вам до того, как он позвонил, сказал ровно то же самое.

В. Ворсобин:

— Подождите, нельзя же по одному человеку судить. Надо собирать всю информацию.

Н. Стариков:

— Минуту назад вы говорили, что у него есть знакомые, родные и близкие, и он является показателем. Как только я вас за это ухватил, вы стали говорить, что это неправильно.

В. Ворсобин:

— Я принимаю его позицию. Так, собирая все мнения, получается общая картинка.

Н. Стариков:

— Как уж на сковородке! Подольем маслица, чтобы вам удобнее было скользить.

В. Ворсобин:

— Социологи, когда ходят по квартирам, собирают разные мнения.

Н. Стариков:

— Вы в каком веке живете?

В. Ворсобин:

— Я не знаю, как они сейчас это делают.

Н. Стариков:

— Звонят социологи.

В. Ворсобин:

— Лучше – глаза в глаза. Так вот, журналистская работа – это всегда социология. Я всегда спрашиваю людей. И я не делю ответы на те, которые мне нравятся или нет. Я их принимаю к сведению. Но никогда на примере одного человека или одного сайта я не делаю выводы, что это есть правда. И вам не рекомендую этого делать.

Н. Стариков:

— Разговоры о разном народе у меня в этом смысле абсолютно смешны. У меня есть родственники Стариковы, которые живут в Минске.

В. Ворсобин:

— Слушатель пишет нам: «Надо белорусами мы в СССР смеялись – медлительный, язык грубый, деревенщина, но член страны. Лукашенко зря от нас отлюбился. Другого президента не надо, народ решит сам. Марфа».

Н. Стариков:

— Ну, я обещал рассказать о своих родственниках, живущих в Белоруссии. У меня там живут троюродные братья, ни живут в Минске, и позиция и моих родственников, и, мне кажется, большей части населения, о чем говорил один из звонящих, следующая. Лукашенко справляется с управлением государством – с этим спорить сложно. Экономика Белоруссии развивается. Есть спорные моменты, как и везде. Есть успешные проекты. Есть жесткое руководство, которое кому-то нравится, кому-то нет. Но успехи есть. И есть общая сложная экономическая ситуация в мире. Есть та самая эпидемия коронавируса, которая в Белоруссии выглядела несколько иначе, чем в России, что тоже разные точки зрения вызвала. Многие говорили о том, что неправильно, что в Белоруссии не вводился карантин. Многие, наоборот, Лукашенко за это хвалят. И вот представьте, что в такой ситуации нестабильности в целом вокруг и определенной серьезной стабильности внутри Белоруссии вам предлагают выбрать руководителя государства. Согласитесь ли вы на какие-то непонятные потрясения на фоне того, что происходит на Украине? И на фоне всего этого ещё где-то далеко… Соединенные Штаты Америки, которые договорились с Лукашенко, точнее, Лукашенко с ними договорился, и вот теперь назовите хоть одну причину, почему Александр Григорьевич должен проиграть эти президентские выборы? За него народ и так проголосует. А подрывная деятельность будет сведена к минимуму, благодаря тому, что Лукашенко купил американскую нефть. Может быть, после выборов он резко прекратит покупать американскую нефть, как умный и расчетливый политик. Но сейчас он отпетый демократ, потому что демократическая американская нефть – это очень хорошо.

В. Ворсобин:

— Николай, на самом деле, в Беларуси даже чиновники и даже сам Лукашенко говорят не об угрозе запада, финансовой угрозе и т.д., а все они говорят об угрозе Москвы. Что Москва финансирует оппозицию, что Москва завозит своих кандидатов, что Москва, видимо, хочет растормошить Лукашенко, как говорят умные эксперты, подорвать его позиции, чтобы он был более сговорчив в экономических переговорах. По сути, они сейчас используют вот этот момент выборов.

Н. Стариков:

— Владимир, если вы хотите разрушить Союзное государство России и Белоруссии, вы должны делать определенные шаги, выдавая их за шаги России. Например, откуда финансируется оппозиция Лукашенко? Из России. Значит ли это, что Кремль финансирует этих людей? Нет. Это значит, что определенные финансовые потоки, возможно, идут с территории России. Кто отправил эти деньги, с какой целью, неважно.

В. Ворсобин:

— А Кремль ни сном, ни духом, да?

Н. Стариков:

— Вы не все финансовые потоки можете перекрыть, которые идут из России на финансирование подрывной деятельности против России, не говоря уж о том, что это может быть против Белоруссии. Поэтому давайте не забывать, что поссорить между собой две части Союзного государства это тоже очень важно. А теперь давайте послушаем звонок.

Руслан, г. Москва:

— Добрый день. Я уехал из Белоруссии несколько лет назад, а до этого прожил 15 лет там. Я вам скажу так. В то время да, конечно, все были за Лукашенко, все поддерживали его, потому что это был человек от народа… Но потом все поменялось. Люди устали за 26 лет от него.

Н. Стариков:

— Руслан, один вопрос — какая фамилия будет у следующего президента Белоруссии?

Руслан:

— Лукашенко будет, конечно же, все понимают это. Но при этом бОльшая часть населения, особенно Минска, против Лукашенко. Люди устали.

В. Ворсобин:

— А как он выиграет выборы тогда?

Руслан:

— Ой, там быстренько нарисуют те выборные листы, которые нужны будут. Там же совсем другая система. Там нет бюллетеней. Там бюллетени исчезают потом куда-то… не знаю куда. Я вам скажу – 68-72% — в этом параметре будет…

В. Ворсобин:

— То есть, вы хотите сказать, что большинство населения терпеть не может Лукашенко, но он все равно выиграет выборы?

Руслан:

— Конечно. Обязательно. Ресурс у него очень мощный. Избирком мощный. Там сейчас не выбирают, там просто назначают.

Н. Стариков:

— Владимиру надо вытащить из вас другую фразу. Что эти выборы будут фальсифицированы или около того. А вы ему эту фразу никак не даете…

Руслан:

— Да он сам по телевизору в 2010 году признался, что я фальсифицирую выборы. Меня выбрали на 84, но это не параметры запада, мы сделали 78. Он сам признался однажды, о чем говорить-то еще?

В. Ворсобин:

— Николай, в принципе, это не противоречит и вашей позиции. Лукашенко все равно будет президентом, как вас это не интересует и, может быть, россиян тоже, мы к нему привыкли. А это устойчивая такая позиция, если верить нашему слушателю, что несмотря ни на что, просто рисуются выборы?

Н. Стариков:

— Один журналист по имени Владимир Ворсобин сказал, что по мнению одного человека нельзя делать выводы. Я уважаю мнение этого человека, поэтому не буду отвечать.

В. Ворсобин:

— Вопрос гипотетический. Если принять такую возможность, если вдруг так случится? Я вас спрашиваю, как политолога.

Н. Стариков:

— Еще раз. Лукашенко очень противоречивая фигура. Россия в нем сейчас заинтересована. Каких-то внешних сил, заинтересованных в ином развитии итогов выборов в Белоруссии нет, о чем я пытаюсь вам сказать. Поэтому никаких других рассуждений и никаких других результатов быть не может. И не нужно ничего там нарисовать и т.д. Лукашенко пользуется поддержкой большинства белорусов. Меньшинство, которое не любит Россию, получает от него заявления мягкой антироссийской направленности – это не наша война и т.д. Все это заявления тоже призваны кого-то убедить голосовать за Лукашенко. Для тех, кто, наоборот, очень хочет интеграции с Россией, Лукашенко говорит, что давайте объединимся, мы единственный союзник и т.д. То есть, он. Как расчетливый политик, делает заявления для разных категорий населения. Но простой среднестатистический белорус нам уже сегодня звонил, потом нам позвонил другой среднестатистический белорус, живущий в Москве, и сказал то, о чем мы с вами сегодня с самого начала говорим – фамилию будущего президента Белоруссии. И она не отличается от того, кто сегодня управляет многоуважаемой нами частью Союзного государства.

В. Ворсобин:

— Хочется позвонить ещё в Кремль и тоже спросить об этом… Давайте все-таки успеем зацепить следующую тему. Серебренникову дали три года условно… Какие у вас чувства по поводу этого приговора?

Н. Стариков:

— Ну, приговор ожидаем. Для меня важно. Первое – фиксация того, что преступление было совершено. То есть, виноват. Дальше. 129 миллионов нужно вернуть государству. Мне непонятно с юридической точки зрения, как так – 129 миллионов украдено и условный срок? С политической точки зрения мне понятно, что в данном случае власть пошла на поводу у либералов, дав приговор, который, с одной стороны, соблюл, как говорится, очевидные вещи, деньги были украдены и это приговор суда. А второе – приговор такой мягкий, чтобы либералы не возмущались. Из чего делаем вывод, что в России, что в Белоруссии, о чем мы сейчас с вами говорили, власть вынуждена считаться с очень небольшой, но очень спаянной, прекрасно медийно накачанной группой, которая называется условно говоря либералы. Попробуйте их тронуть, даже если реальное совершено преступление, и они устраивают такой медийный шум, что приходится принимать политически мотивированные решения. Вот моя точка зрения по приговору Серебренникова.

В. Ворсобин:

— Что такого угрожающего в разрозненных, слабых либералах, что власть, если внимательно вас слушать, получается, закон нарушила? Она дала человеку, который заслуживает тюремного срока, три года условно. В чем угроза?

Н. Стариков:

— Закон не нарушен. Нарушен дух закона, а не буква. Букву закона никто бы не нарушал. Значит, в этой статье есть возможность дать вот такое наказание, которое выглядит странно именно нарушая логику, букву закона. А что касается либералов и почему они такие маленькие и слабенькие, а выглядят на самом деле в медийной сфере очень хорошо, Владимир, а вы сами ответ на этот вопрос. Вот вы либерал, вы сидите у микрофона, вы имеете возможность общаться. И они имеют возможность доступа к умам и душам населения. И не считаться с этим власть, к сожалению, не может. К сожалению я говорю, потому что мне бы хотелось, чтобы преступление и наказание между собой стыковались куда лучше, чем в приговоре Серебренникову. Не потому что мы кровожадные, а потому, что мы логичные. Тот, кто украл 129 миллионов, заслуживает реального наказания, а не условного.

В. Ворсобин:

— Что-то в том, что власть вдруг стала слушать общественное мнение и так боится его, это для меня большая новость, тем более, что у нас телевизор давно оккупирован такими, как вы, скорее, чем такими, как я, Николай.

Н. Стариков:

— Власть всегда слушает население. Власть всегда слушает лидеров общественного мнения. Что в России, что в Белоруссии. Поэтому, когда мы обсуждаем заявление Лукашенко, прошу вас тоже об этом не забывать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: