22.03.2024
Помним. Скорбим
Николай Стариков

Николай Стариков

политик, писатель, общественный деятель

Есть ли совесть у «Аэрофлота»

Есть ли совесть у «Аэрофлота»

2740
14 октября 2019 г.
Вообще говоря, рассуждать о совести у компаний, юридических лиц, — выглядит странным занятием. Хотя иногда очень хочется поставить вопрос именно таким образом. Ведь у каждой компании есть руководители разного калибра, и у каждого из них совесть должна иметься. По идее.
Западный стиль построения бизнеса обязательно подразумевает наличие у корпорации некой миссии. Это необходимо просто для того, чтобы ее персонал чувствовал свою социальную важность и не ощущал себя частью большой машины по банальному зарабатыванию денег для владельцев и акционеров. С определенной натяжкой можно сказать, что эта самая миссия компании и  является «корпоративной совестью».
Почему мы заговорили о совести и о миссии компании?
Сейчас поймете.
Есть прекрасный российский перевозчик  — «Аэрофлот». Частенько летая, будучи «активным» пассажиром, знаю не понаслышке о том, как обстоят дела. И все было бы хорошо, если бы не «досадные мелочи».
Эти мелочи – тарифы.
Нет, сейчас речь не об общем уровне стоимости перелетов-переездов по стране. В этой сфере предела совершенству нет. Как пассажирам, нам всем хочется, чтобы тарифы «Аэрофлота», как крупнейшего перевозчика страны вместе со всеми своими дочерними компаниями, плавно побуждали и другие авиакомпании делать перелеты максимально доступными для максимального процента населения страны. И – без снижения безопасности, разумеется.
Тут государство просто обязано внимательно следить за процессом, не только будучи владельцем государственной авиакомпании, но и будучи владельцем государственных банков. Ведь получается, что авиакомпания, контролируемая государством, берет у банка, также контролируемого государством, кредиты под коммерческие проценты, а потом компенсирует этот заработок госбанка своими тарифами. В итоге плохо всем, кроме банка, который показывает «высокую эффективность».
Из этой же серии в принципе заоблачные цены «на покушать» в российском аэропорте. Почему цена блюда или чашечки кофе там стоит в два-три раза дороже, чем в среднем в городе, обычно объясняют так: высокая аренда для арендатора. Аэропорт же частный! Но почему-то в не менее частных аэропортах на Западе уровень цен в кафе не будет практически отличаться от цен за их пределами.
Так что дело не только в аренде и не столько в ней. Дело – в совести. Вернее в её отсутствии у тех, кто на уровне  частной компании определяет уровень арендной платы в российских аэропортах. А вот отсутствие желания регулировать этот уровень арендной платы, желание все спихивать на «невидимую руку рынка» у других, уже не частных, а очень даже государственных мужей, называется иначе: некомпетентность, нежелание работать или элементарная глупость.
Но вернемся к тому, с чего начали.
Есть ли совесть у «Аэрофлота»?
Вопрос этот захотелось задать, после того, как мой знакомый рассказал, за какую сумму компания приобрела ему билет, когда понадобилось срочно вылететь из Москвы в Петербург.
Как вы думаете, сколько стоил билет, продолжительность полета которого из столицы в столицу Северную примерно равна часу?
И это был четверг, рейс отправлялся в 23:15 из Шереметьево в Пулково.
Билет был куплен часов за шесть до вылета. В один конец.
Есть у вас варианты стоимости такого билета?
А теперь: внимание правильный ответ.
Базовый тариф 31 500 рублей. Конечная стоимость со сборами и НДС составила 34 493 рубля.
Почти тридцать пять тысяч стоил билет в один конец из Москвы в Питер.
ЭКОНОМ, а не бизнес-класса, как можно подумать, исходя из стоимости.
Но и это еще не все.
В эту стоимость не был включен багаж. Только ручная кладь.
Вот отсюда и возник вопрос: есть ли совесть у «Аэрофлота»?
У компании «Аэрофлот» есть не только миссия, но даже корпоративная философия и звучит она так:
«Мы работаем для того, чтобы наши клиенты могли быстро и с комфортом преодолевать огромные расстояния, а значит – быть мобильными, чаще встречаться, успешно работать  и видеть мир во всем его разнообразии».

Но когда узнаешь такие вот «тарифные истории», складывается впечатление, что на самом деле эта философия звучит так: «нам очень нужны ваши деньги».
После полёта за такую сумму и на таких условиях, складывается ощущение, что компания просто воспользовалась твоими обстоятельствами.
Как и после обеда в аэропорте, возникает ощущение, что тебя немного ограбили. С улыбкой, вежливо так. Но ограбили.
Вопросы регулирования тарифов, стоимости аренды и «тарифов» на еду и бутылочку воды не только могут, но и обязаны быть государством решены.
В этом нет ничего антирыночного. Просто законом должен быть положен предел аппетитам тех, кто может (и хочет!) воспользоваться нашими обстоятельствами.

Подпишитесь на рассылку

Одно письмо в день – подборка материалов с сайта, ТВ-эфиров, телеграма и подкаста.

Можно отписаться в любой момент.

Комментарии