Формирование первого российского миротворческого контингента

16.02.2019

Источник: ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

Аннотация. На основе архивных документов Организации Объединённых Наций и личных воспоминаний непосредственного участника событий в статье описывается история создания первого российского миротворческого воинского контингента, участвовавшего в предотвращении югославского конфликта 1992—1993 гг.

Summary. On the basis of archival documents of the United Nations and personal memories of immediate participants of the events the article describes the history of the first Russian peacekeeping troop contingent which participated in preventing the Yugoslav conflict of 1992—1993.

ЛОКАЛЬНЫЕ ВОЙНЫ И ВООРУЖЁННЫЕ КОНФЛИКТЫ XX—XXI вв.

СЕРГЕЕВ Алексей Михайлович — ветеран российских миротворческих сил (в 1992—1993 гг. — подполковник, заместитель командира сектора «Восток» операции ООН UNPROFOR в Югославии), до 1994 г. — начальник группы управления командующего ВДВ, полковник в отставке (Москва. E-mail: atso-dalj@mail.ru)

 

ФОРМИРОВАНИЕ ПЕРВОГО РОССИЙСКОГО МИРОТВОРЧЕСКОГО КОНТИНГЕНТА

(1992 г., Югославия, операция UNPROFOR)

26 ноября 1991 года правительство Югославии в письме на имя Председателя Совета Безопасности ООН обратилось с просьбой о проведении в стране операции по поддержанию мира. Резолюция Совета Безопасности ООН № 721 от 27 ноября 1991 года1 обязывала руководство Организации Объединённых Наций незамедлительно рассмотреть возможность такой операции при условии соблюдения соглашения о прекращении огня от 23 ноября 1991 года.

В ноябре—декабре 1991 года под руководством спецпредставителя Генсека ООН Сайруса Вэнса был разработан специальный план международных миротворческих операций в Югославии, который включал в себя общие принципы использования «голубых касок» на территории Хорватии для обеспечения защиты местного населения от угрозы вооружённого нападения. Местом действия миротворцев должны были стать три анклава с преобладавшим сербским населением: Восточная Славония, Западная Славония и Краина.

Миротворческая операция должна была иметь временный мандат и проводилась в целях создания «условий для мира и обеспечения безопасности, необходимых для переговоров о всеохватывающем решении югославского кризиса»2. 15 февраля 1992 года Б. Бутрос-Гали направил свой доклад3 об основах миротворческой операции Совету Безопасности ООН.

В разделе III доклада (Структура и средства сил Организации Объединённых Наций) говорилось, что состав миротворческих сил должен состоять из трёх компонентов.

В воинский контингент должны были входить подразделения мотострелковых войск — MILITARY TROOPS, оснащённые лёгким стрелковым вооружением (автоматы и пулемёты калибра 5,45—9 мм) и лёгкой бронетехникой (типа БТР) с пулемётным вооружением. Задачами контингента обозначались: патрулирование во всех зонах ответственности; создание контрольно-пропускных пунктов («CROSSING POINT»), пунктов наблюдения («CHEEK POINT») и обеспечение их деятельности; осуществление связи со сторонами конфликта.

Перед военными наблюдатели — MILITARY OBSERVERS ставилась задача проводить патрульные выходы в районы «с целью способствования ослаблению напряжённости… поддержания связи со всеми сторонами, проведения расследования и оказания добрых услуг в целях преодоления трудностей… осуществления контроля выхода Югославской народной армии из Хорватии».

21 февраля 1992 года Совет Безопасности в соответствии с докладом Генерального секретаря ООН, планом Сайруса Вэнса и его концепцией для миротворческой операции в Югославии принял резолюцию № 743 о направлении в страну UNITED NATIONS PROTECTION FORCE (UNPROFOR) — Сил Организации Объединённых Наций по охране (или СООНО) 4. Эта международная миротворческая миссия стала 24-й операцией по поддержанию мира со дня основания ООН.

Сразу же после принятия резолюции Генеральный секретарь ООН Б.Б. Гали разослал главам государств и правительств, в том числе и России, обращение с просьбой рассмотреть вопрос о возможности выделения в состав миротворческой операции ООН — UNPF — необходимого воинского контингента — не менее одного пехотного батальона. Всего на первом этапе были направлены воинские контингенты от 32 стран.

Рассмотрев эту просьбу, Президент Российской Федерации обратился к Верховному совету РФ за санкцией на направление российских миротворцев в Югославию. На тот момент никакой законодательной базы об участии частей Вооружённых сил РФ в военных конфликтах за пределами страны не существовало. 6 марта 1992 года было принято Постановление Верховного совета РФ о направлении в Югославию воинского контингента в количестве 900 человек5. Очевидно, именно эта дата является днём официального основания российских миротворческих сил. Хотя, если исходить из хронологии событий, возможно, днём основания миротворческих сил России можно считать дату отправки в Югославию квартирьерской группы.

Впервые официально о готовившейся миссии начальник ОМУ штаба ВДВ полковник (впоследствии генерал-майор) М.В. Сидоров объявил офицерам своего управления на совещании перед 23 февраля 1992 года. В ходе его проведения были назначены ответственные и исполнители операции, а также сформированы рабочие группы: подготовки проекта штата (в эту группу был включен и подполковник М. Родин — впоследствии офицер штаба сектора); подготовки плана мероприятий по формированию и комплектованию части (её задачи после утверждения штата — даты, количество, состав, пункт формирования, вооружение и техника, «сколачивание» подразделений, вопросы тылового обеспечения и т.д. ).

При подготовке проекта штата исходили только из общих известных факторов: лимитированная численность, требования к вооружению (только стрелковое) и технике (только колёсная). На проведение данных работ отпускалась лишь одна неделя. И это при том, что аналогов подобных штатов для таких миссий наша армия не имела, всё приходилось делать «с нуля», используя опыт военных советников, публикации прессы и пр. Несколько дней офицеры ОМУ работали круглосуточно, ночевали на своих рабочих местах в управлении. Точно в назначенный срок проект штата был представлен на утверждение в Генеральный штаб. На его основе и с учётом требований ООН была создана организационная структура первого в России миротворческого контингента.

Но ещё до принятия постановления Верховного совета РФ в соответствии с приказом министра обороны РФ П.С. Грачёва Генштабом и штабом ВДВ были подготовлены две группы. Первая — квартирьерская, которая 25 февраля убыла в Югославию. Её целью являлось ознакомление с обстановкой и определение мест возможной дислокации подразделений RUSBAT на местности. Вторая — оперативная, руководителем которой был назначен заместитель начальника управления разведки штаба ВДВ полковник Александр Иванович Хромченков, в эти же дни убывшая в Нью-Йорк для консультаций.

В то же время под Рязанью, в учебном центре «Дубровичи» 137 гвпдп, ускоренными темпами шло развёртывание и комплектование подразделений миротворческого батальона, а управление командующего ВДВ совместно с 10 Главным управлением проводило отбор офицеров для командования российским контингентом.

Зоной ответственности российских миротворцев по плану операции была определена южная часть сектора «Восток». Данная территория неофициально именовалась «Славонской мясорубкой», там шли наиболее ожесточённые боевые действия, не прекращавшиеся ни днём, ни ночью. Западные страны категорически отказались направить туда свои контингенты. Согласилась лишь Бельгия, но на условиях, что её военнослужащие будут дислоцироваться только в Баранье, ограниченной по сторонам, как треугольник, естественными преградами: рекой Драва — венгерской границей — рекой Дунай. Российские острословы сразу окрестили этот анклав «островом Баранья».

В состав первого российского миротворческого контингента первоначально были включены 900 человек:

— 7 офицеров для службы в составе главного штаба операции (HQ UNPROFOR);

— 9 офицеров для службы в штабе сектора «Восток» (HQ SEKTOR «EAST»);

— 884 военнослужащих в составе 554-го отдельного миротворческого батальона ВДВ (RUSBAT).

Кроме того, ещё несколько офицеров из главных управлений МО РФ были направлены в состав группы военных наблюдателей. Они не входили в состав национального контингента, так как на период нахождения в миссии становились сотрудниками ООН и с ними заключались индивидуальные контракты. Заработную плату они получали напрямую от международной организации. Ротация наблюдателей, служивших в разных секторах, проходила в соответствии со сроками заключённых договоров.

Командир и офицеры штаба сектора (кроме двух переводчиков) были офицерами управления командующего Воздушно-десантных войск, на которое Министром обороны РФ также было возложено формирование миротворческого батальона.

В соответствии с его указаниями в кратчайшие сроки был сформирован боевой костяк из подразделений 106-й гвардейской воздушно-десантной Краснознамённой ордена Кутузова Тульской дивизии. Батальон был усилен специалистами 35 овдбр (г. Капчагай), 36 овдбр (пгт Гарболово) и 40 овдбр (г. Николаев); подразделениями 76-й гвардейской воздушно-десантной Черниговской Краснознамённой ордена Кутузова дивизии (г. Псков); военными переводчики ВИМО и несколькими другими офицерами6.

Все солдаты, сержанты и старшины батальона (кроме одного) прослужили на срочной службе 1,5 года. Фактически все офицеры, прапорщики и солдаты ВДВ прошли «горячие точки» СССР и имели опыт «улаживания» межнациональных конфликтов, а офицеры — и опыт управления территориями, где зачастую им приходилось выполнять функции местных органов власти. Впоследствии, исходя из необходимости, 6 офицеров и 9 солдат и сержантов батальона были переведены в структуру штаба сектора. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 S/RES/721 (1991). Письма Генерального секретаря от 24 ноября 1991 г., Постоянного представителя Германии при Организации Объединённых Наций от 21 ноября 1991 г. и Постоянного представителя Франции при Организации Объединённых Наций от 26 ноября 1991 г. на имя Председателя Совета Безопасности (S/23239, S/23232 и S/23247) [Югославия]. Отчёт о заседании S/PV.3018.

2 S/23280, 24. Доклад Генерального секретаря, представленный в соответствии с резолюцией 721 (1991) Совета Безопасности (S/23280) [Югославия]. 15 декабря 1991 г. Отчёт о заседании S/PV.3023.

3 S/23592. Очередной доклад Генерального секретаря во исполнение резолюции 721 (1991) Совета Безопасности (S/23592 и Add.1) [Югославия]. 15 февраля 1992 г. Отчёт о заседании S/PV.3055.

4 S/RES/743 (1992).

5 Постановление Верховного совета РФ от 6 марта 1992 г. № 2462-1 (ввср 92-12) «Об участии воинского контингента в операциях ООН по поддержанию мира в Югославии».

6 Воздушно-десантные войска. Вчера, сегодня, завтра: военно-исторический очерк. Шахты: Русский медведь, 1993.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

🔑Курдистан — наш! Грета Соболь, демография России и «ключи шифрования»Путин спас Россию от междоусобицы, ошибки правительства МедведеваНиколай Стариков: курды и Эрдоган, Сталин и Хрущев, путинизм👧🏻Ювенальная Грета, запрет на курение и закон о домашнем насилии

Instagram Николая Старикова

Комментарии