ФСБ рассекретила показания японских генералов о планах нападения на СССР

12.11.2021

ФСБ рассекретила показания японских генералов о планах нападения на СССР

Источник: tass.ru

ФСБ России рассекретила архивные материалы показаний бывших высокопоставленных японских военных о планах нападения на СССР в 1941 году. Публикация архивных материалов Смерш из Центрального архива ФСБ России на сайте ФСБ приурочена к 12 ноября, когда в 1948 году завершился Токийский процесс над главными японскими военными преступниками.

Показания военнопленных

В 1945 году в ходе боевых действий на Дальнем Востоке части Красной Армии пленили 639 776 военнослужащих японской армии, из них 609 448 японцев и 30 328 китайцев, корейцев, монголов и других. В числе военнопленных японцев находились 163 генерала, 26 573 офицера и 582 172 унтер-офицера и рядовые. Еще в ходе боевых действий на Дальнем Востоке были созданы специальные оперативные группы в управлениях контрразведки Смерш для выявления среди японских военнопленных лиц, совершивших военные преступления. 13 февраля 1946 года начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР генерал-полковник Абакумов направил в Совет Народных Комиссаров СССР адресованную Сталину и Молотову докладную записку о показаниях задержанных при разгроме Квантунской армии японцев, свидетельствовавших о планах Японии развязать войну против СССР с применением бактериологического оружия. В них вошли и собственноручно написанные показания арестованных «Смерш» бывшего вице-заместителя военного министра Японии генерал-лейтенанта Томинага, бывшего начальника штаба Квантунской армии и начальника центрального штаба японо-маньчжурской правительственной организации «Кио-Ва-Кай» генерал-лейтенанта Миякэ, бывшего командующего обороной Квантунского укрепленного района генерал-лейтенанта Янагитаю, начальника центральной военной миссии в Харбине генерал-майора Акикуса, начальника разведывательного отдела штаба Квантунской армии полковника Асада, начальника главного полицейского управления Маньчжоу-Го Хосико. «Томинага, Миякэ, Янагита, Акикуса, Асада и Хосико дали показания о том, что японское правительство на протяжении многих лет готовило войну против Советского Союза. В 1941 году по сговору с германским правительством японцы усилили подготовку к войне и с этой целью японский генеральный штаб, аналогично плану «Барбаросса», разработал свой план нападения на СССР, носивший условное название «Кан-току-эн», что в переводе означает «особые маневры Квантунской армии», — говорилось в докладной записке Абакумова.

План «Кан-току-эн»

Как показал Асада, особым разделом плана предусматривалось с началом войны Японии против Советского Союза проведение в широком масштабе террора и диверсий, в том числе бактериологической, в расположении войск Красной Армии.

Полковник Сабуро Асада занимался подготовкой слушателей школы японского генштаба к проведению диверсий в советском тылу в случае нападения Японии на СССР. На допросе 9 февраля 1946 года в Москве он рассказал, что рекомендовал обучавшимся заражать в тылу советских войск питьевые источники и склады питания бактериями чумы, тифа и сапа.

Генерал-майор Сюн (Шун) Акикуса в показаниях отметил, что в 1941 году, будучи офицером для поручений в Общем отделе генерального штаба Японии, принимал непосредственное участие в разработке «…конкретного плана нападения на Советский Союз, имевшего шифрованное название «Кан-току-эн» (особые маневры Квантунской армии)».

Кроме того, после нападения нацистской Германии на Советский Союз Акакуса под видом секретаря посольства Маньчжоу-Го по заданию японского генштаба посетил Берлин, Рим, Будапешт и Бухарест с целью сбора сведений о «постановке и организации немецкой администрации в оккупированных Германией странах». Еще с середины 1930-х годов он занимался привлечением белоэмигрантских организаций, таких как «Русская фашистская партия» (РФП), «Союз мушкетеров», «Русский общевоинских союз» (РОВС), к проведению разведывательно-диверсионной работы против СССР.

Генерал-лейтенант Мицухару Миякэ, бывший начальник штаба Квантунской армии, в декабре 1941 года активно включился в реализацию плана войны против СССР.

«В 1944 году я дал указание местным организациям о создании специальных ударных групп «Сенподан», предназначенных для диверсионной и террористической деятельности в тылу советских войск, — говорится в его показаниях. — Перед группами «Сенподан» я поставил две основные задачи: первая — проводить слежку за участниками организации и населением с целью выявления антияпонски настроенных лиц, и вторая — подготовить кадры для подрывной деятельности в тылу Красной Армии». После начала войны Японии против Советского Союза они должны были производить подрыв железных и шоссейных дорог в тылу Красной Армии, поджоги военных складов, убийства советских военнослужащих, заниматься шпионажем.

Генерал-лейтенант Киёджи Томинага ещё 1926-1927 годах, будучи начальником японской военной разведки в Маньчжурии, посещал лекции на юридическом факультете Харбинского университета, изучал русский язык и вербовал агентов из числа русских эмигрантов. После присоединения Японии в сентябре 1940 года к Тройственному пакту (Берлин-Рим-Токио) Томинага разработал первый оперативный план нападения Японии на СССР. На допросе 11 февраля 1946 года он сообщил, что «разработанной мною оперативный план предусматривал нанесение основного удара по Красной Армии в районе озера Ханко с последующим захватом Хабаровска, с расчетом отрезать советский Дальний Восток от остальной части СССР». После нападения Германии на Советский Союз японское правительство по сговору с Гитлером предложило новый план нападения на Советский Союз — «Кан-току-эн».

Бывший начальник главного полицейского управления Маньчжоу-Го Тосио Хосико рассказал, что подготовка к агрессии должна была завершиться к началу сентября 1941 года. Хосико рассказал и о пытках, применявшихся японской полицией в Маньчжоу-Го к лицам, которые подозревались в «нелояльности» к японцам: «…арестованные на допросах избивались палками, подвешивались за руки и подвергались другим истязаниям. Как один из методов получения показаний от арестованных полицией широко применялось насильственное вливание через нос различных жидкостей вовнутрь допрашиваемых».

Генерал-лейтенант Гендзо (Кендзо) Янагита сообщил, что после окончания Военной академии в Токио в 1922 году служил на руководящих должностях в японской армии, принимая непосредственное участие в подготовке Японии к нападению на СССР.

В своих показаниях он отметил, что «в 1941 году, пользуясь нападением Германии на СССР, Япония начала особенно интенсивно подготавливать войну против Советского Союза с целью отторжения советского Дальнего Востока. … лично мне предлагалось, в соответствии с этим планом, немедленно провести ряд мероприятий по разведывательно-диверсионной работе против СССР… Для периферийных миссий мной был написал приказ, в котором предлагалось активизировать враждебную Советскому Союзу работу. В результате этого в районах Сахалина, Трехречья, Хайлара, Ванемяо, Муданьцаяна и Пограничная были созданы диверсионные отряды, насчитывающие около 200 человек каждый. В эти диверсионные отряды вербовались в первую очередь белогвардейцы, проживавшие в этих районах, а также китайцы, монголы и корейцы». Под его руководством на территории Советского Союза создавались диверсионные отряды на случай войны против СССР, готовились кадры антисоветских пропагандистов.

Токийский процесс

Токийский процесс, начатый 3 мая 1946 года, был более продолжительным, чем Нюрнбергский процесс (20 ноября 1945 — 1 октября 1946 годов). Международный военный трибунал для Дальнего Востока был образован приказом главнокомандующего войсками союзников на Дальнем Востоке генерала Дугласа Макартура от 19 января 1946 года в соответствии с решением Потстдамской конференции лидеров «большой тройки» — СССР, США и Великобритании, определивших: «Все военные преступники, включая тех, которые совершили зверства над пленными, должны понести суровое наказание».

Обвинение на Токийском процессе поддерживали представители 11 стран: Австралии, Великобритании, Голландии, Индии, Канады, Китая, Новой Зеландии, СССР, США, Филиппин и Франции. Главным обвинителем стал представитель США адвокат Джозеф Кинан.

В качестве обвиняемых в процессе участвовали 29 представителей высшего военного и политического руководства Японии, вина которых была подтверждена 4 356 документальными доказательствами и 1 194 свидетельскими показаниями. В приговоре трибунала были отражены в том числе факты ужасающих, бесчеловечных преступлений, совершенных японскими военнослужащими в отношении военнопленных, включая раздел «Вивисекция и каннибализм», в котором были приведены следующие примеры: «Находили расчлененные трупы военнопленных. Военнопленных убивали, а до этого их подвергали истязаниям, отрезали ноги и руки» или «К концу Тихоокеанской войны японская армия и флот скатилась до каннибализма, поедая части тел незаконно убитых ими союзных военнопленных. Эта практика имела место не без ведома и согласия командования японской армии… Даже офицеры в ранге генерала и контр-адмирала принимали в этом участие. Мясо убитых пленных или суп, сделанный из такого мяса, подавались к столу японцев рангом ниже офицера…».

ФСБ рассекретила показания японских генералов о планах нападения на СССР ФСБ рассекретила показания японских генералов о планах нападения на СССР ФСБ рассекретила показания японских генералов о планах нападения на СССР

ФСБ рассекретила показания японских генералов о планах нападения на СССР

ФСБ рассекретила показания японских генералов о планах нападения на СССР

Обложка и другие фото:  © ФСБ РФ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТАРИИ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: