Глобальный социальный паразитизм

29.12.2013

Предлагаю вашему вниманию запись конференции «Глобальный социальный паразитизм», посвященной «юбилею» 100-летнему «юбилею» ФРС. Свое выступление на ней я уже размещал. Думаю, что многие доклады, прозвучавшие там, будут для многих интересны.

gsp

Видео первой части конференции «Глобальный социальный паразитизм» 19 декабря 2012 года. Снимавшее конференцию Познавательное ТВ оставило наиболее интересных докладчиков (по своему мнению).

Глобальный социальный паразитизм (Познавательное ТВ)

скачать:
большое видео
среднее видео
малое видео
звук

Докладчики:
Степан Сулакшин: доктор политический наук, профессор, директор Центра научной политической мысли, www.rusrand.ru
Вардан Багдасарян: доктор исторических наук, профессор, заместитель директора Центра научной политической мысли, www.rusrand.ru
Евгений Фёдоров: депутат Государственной Думы РФ, eafedorov.ru
Владимир Павленко: член Академии геополитических проблем, доктор политических наук
Николай Стариков: писатель, сопредседатель ПАРТИИ ВЕЛИКОЕ ОТЕЧЕСТВО, nstarikov.ru
Валерий Макаров: директор Центрального экономико-математического института РАН, академик РАН
Тим Керби: обозреватель телеканала Russia Today russian.rt.com
Игорь Орлов: профессор кафедры политического поведения Высшей школы экономики

Степан Сулакшин: Уважаемые коллеги, друзья, разрешите мне от имени оргкомитета, программного комитета открыть конференцию » Глобальный социальный паразитизм» к 100-летию Федеральной Резервной Системы США. Организаторами конференции выступают несколько организаций, центральный экономико-математический институт РАН, институт океанологии имени П.П.Ширшова РАН, хозяева этого зала, которым мы очень благодарны за эту возможность, институт новой экономики имени Д.С. Львова, к сожалению, Сергей Юрьевич Глазьев, который собирался выступать, призван на заседание в администрацию президента, центр научной политической мысли и идеологии академии геополитических проблем.

Научная тематика этой конференции на таком уровне поднята впервые. Вопросы социальной справедливости в пределах национального государства, человеческих сообществ локальных для социального государства известны, изучаются, имплементируются в практику. А вот вопрос о социальном устроении социальной справедливости в масштабах мира он так же назрел, он требует научного внимания. Но не только научного, а ещё общественно-политического, потому что как показывают исследования и знакомства с присланными на конференцию докладами, в мире развиваются тревожные процессы. Которые, если говорить об аналогии, на уровне национальных государств в какой-то период истории перевернули мир в череде социальных революций, в череде трансформаций регионов и государств, и, к сожалению, стоили человечеству очень больших жертв, разрушений, драм и трагедий. Учитывая этот опыт, современный ум, современный научный подход конечно в состоянии сделать анализ и спрогнозировать – к чему могут привести общемировые процессы социальной несправедливости, социальной неустроенности и социального паразитизма.

Наша конференция уже имеет свой вполне определённый облик. Несмотря на то, что часть придёт на более позднее заседание (все очень заняты), заявок с докладами на участие было более 380. Представлены множество регионов России. Лидирует Москва. Но представлены вплоть до Дальнего Востока, и мы очень рады приветствовать здесь наших коллег, которые преодолели все часовые пояса и сегодня здесь с нами.

Интерес к конференции проявили 7 государств: США, Франция, Латвия, Белоруссия, Украина, Казахстан. И это тоже знак, что тема конференции весьма актуальна. Надеюсь, вы меня простите за то, что я открою содержание своим собственным докладом. Как говорится, кому-то надо отвечать за всё, что здесь будет происходить – я готов это делать.

Тема моего доклада: «Глобальные тенденции социального паразитизма».

Что такое социальный паразитизм? В биологии это понятие хорошо известно. Но в биологии это явление целесообразно. Видов очень много, и повторю, главное — это явление целесообразно.

В социальной жизни оно не только не целесообразно, а оно предосудительно. Меняет своё фундаментальное содержание и влияние на бытие социума, и попытки иногда переносить дарвинистские представления о целесообразности в биологической природе, на социум (социал-дарвинистские аналогии) в данном случае не срабатывают. Они контрпродуктивны.

Речь идёт о том, что образцы жизни, которыми являются человек, его сообщество, для осуществления жизнебытия обязаны обмениваться со средой. Среда в данном случае не только физическая, но и социальная. И этот обмен для получения соответствующего благоподдерживающего жизнь (поддерживающего бытие), в социуме может осуществляться в двух режимах.

— Первое. Право на потребление блага обеспечивается собственными усилиями и трудом. И здесь можно поставить тогда знак равенства.
— А вот когда знак равенства поставить нельзя, возникает явление присвоения, вот это явление мы и именуем социальным паразитизмом.

Это явление эволюционно изменялось. От начала веков, когда обретение благ и потребление было соединено, после изобретения обмена, денежного эквивалента, возникновения торговли, банкинга, возникновения ренты, капитала основного и финансового. Что описывалось очень мощной теорией для того периода истории человечества. Что представляет собой только частный случай.

Приобретает на сегодня коллизию между трудом и присвоением, паразитизмом социальным в виде владения финансами. Теперь правом на эмиссию и продолжения развития (о чём сегодня мы будем говорить), правом на информацию, что уже в мире приобретает некий облик мощно развивающегося процесса.

Видов ренты далеко не один. На сегодня мы можем видеть ренту на капитал, (это Марксов случай), на природные ресурсы, на наследство, на финансы, на право эмиссии, на информацию, на административные ресурсы, это коррупция – очень развитая рента в нашей стране.

Речь идёт о том, что некоторый баланс или квази баланс, в начале какого-то исторического течения, он нарушается. Возникает расходящийся процесс, который неизбежно ведёт к фазе социального конфликта. И мы можем видеть подтверждение главного тезиса моего сообщения. Наступает исторический этап форсажа — социального паразитизма. И мы это видим на очень многих показателях. Например, расходимость ВВП стран мира беднейших и богатейших. Очень интересный фактор распада СССР, после которого это зло в мире стало резко ускоряться. Расплывание функций распределения по доходам. Богатые становятся богаче, бедные – беднее. И это чистый социал-дарвинизм, это пример нашей судьбы, в том числе Российской Федерации.

В глобальном масштабе этот процесс финансового паразитизма, он обустроен весьма мощными, эффективно организованными институтами, о которых разговор тоже пойдёт. И видно, что в этом участвуют вполне определённые страны. Мы видим, к чему это приводит, к какому результату это приводит. Финансовый паразитизм развивается в пространстве отрыва финансовой экономики, финансового капитала от реальных материальных благ экономики и это явление, которое мы вправе обозначить, как глобальное — фальшивомонетчество. Деньги не обеспечиваются, производные бумаги – тоже.

Что касается Федеральной Резервной Системы, то для неё эти события ускоряются ещё более интенсивно. В системе инструментов, которые я показывал: ФРС, МВФ, Мировой Банк и другие организации — очень интересен МВФ, который «помогал» России, который предлагается для помощи Украине. Расчёты по всем регионам мира без исключения, они вот здесь представлены, для стран, которые не пользовались помощью МВФ (чёрным цветом) по сравнению со странами, которые пользовались «помощью» МВФ, показывает, что везде, без исключения, был (по всему миру) процесс изъятия материальных благ из этих регионов с помощью, так называемой финансовой «помощи» Международного Валютного Фонда.

И не удивителен результат расплывания функций распределения по доходам: богатые – богаче, бедные – беднее, на уровне мирового зачёта, а не только вот либерально-космополитической модели России и стран СНГ. Этот процесс продолжается. К чему это приводит? Это приводит к тому, что если ввести так называемый коэффициент паразитирования, который вычисляется, как отношение доли страны в мировом потреблении, к доле страны её вкладу в мировой ВВП. Вот то самое равенство: сколько создал – столько потребил, несмотря на собственные национальные производство, распределение, потребление, и международные обмены. Показывает удивительно характерную кривую. Здесь не все страны показаны, но все ключевые, характерные страны, которые позволяют увидеть кластеризацию мира: Соединённые Штаты, Великобритания, ЮАР, Россия, Китай, Индия. Становится понятным, за счёт чего страна, претендующая на поучение всего мира демократии, рынку, свободам и экономическим устройствам, за счёт чего организована её просперити и на чём основано, её право поучать мир. Это чистый социальный паразитизм на остальной части мира, в чём, в частности участвует и наша Россия.

Как организуется механизм изъятия в неэквивалентных обменах, в частности в торговле? Существует ряд, он не полный, глобальных товаров, где вы естественно заметите нефть, и продовольствие, и золото. Но есть один специфический товар – мировая резервная валюта, доллар, фунт стерлингов, который предшествовал в этом качестве доллару до 1913 года, а сейчас он не уступает свои позиции. И не случайно он не вошёл в зону Евро.

Итак. Происходит постоянный исторический рост доходности ключевых товаров. Но не просто так, а вот с такими интересными кризисными подбросами доходности, которые в итоге приводят к историческому росту. Период кризисов всё время сокращается. Мы видим феноменологию, которая подтверждает этот обобщённый взгляд на вещи. Я надеюсь, вы успеваете увидеть, какие товары здесь номинированы. Вот что касается ФРС. Вот тот самый расходящийся процесс.

Обобщение имеющейся эмпирики, позволяет утверждать, что мировые финансовые кризисы и броски цен на глобальные товары, использование права на эмиссию мировой резервной валюты, не обеспеченной, что есть фальшивомонетчество – вещь не случайная, а системно организованная, в которой есть бенефициары, а есть, соответственно, жертвы.

Мы имеем дело, на самом деле, с тем, что на рынке, где происходит товарообмен с денежным эквивалентом в этих обменных операциях. На самом деле, материальное предложение, материальное потребление более менее сбалансировано, если речь идёт не о патогенном рынке, на котором сравнивается не материальное предложение с материальным предложением, а денежное предложение с материальным предложением. И вот в этом обмене, когда деньги не есть функция эквивалента материального предложения, а есть, всего лишь неограниченные объёмы фальшивомонетческого промысла, возникает глобальное системное явление социального паразитизма.

На примере нефти. Спрос на нефть и объёмы производства нефти вовсе не управляют её ценой. Управляют, так называемые, маневровые капиталы, которые эмитируются в любых объёмах и оперируются на финансовых рынках мира в двух противонаправленных режимах. Либо эмиссия привнесения, либо изъятия, в зависимости от того, на какое движение цены социальные паразиты в данной операции нацелены. Либо игра на их подъём либо игра на их снижение.

Эти операции порождают кризис. Почему? Потому что, каждому очевидно, что увеличить стоимость товара, в частности мировой резервной валюты, которой по всему миру торгует Федеральная Резервная Система США, можно в условиях образования дефицита на этот товар. Когда объём предложения избыточен, цена падает, поэтому необходимо устроить дефицит и это выглядит, как финансовый кризис.

Эти кризисы происходят периодически и удивительно красива их история за полтора века. Межкризисный интервал подчиняется строго линейной закономерности. И это есть доказательство и свидетельство того, что процесс детерминирован и детерминирован он, если экономить время, волей эмитента, волей владельца финансового капитала, мотив которого – обогащение. Попытки объяснять кризис волновой неустойчивостью рыночной конъюнктуры не проходит. Вот статистика всех кризисов, а вот фаза интегративная в циклах Кондратьева, и в более коротких циклах, которые показывают, что эти явления не сфазированы.

Зато вопрос о том, как меняется доходность мировой резервной валюты, в условиях кризиса, как она подбрасывается (мы сейчас увидим математические выражения для этого) — он становится более очевидным.

Структура ФРС, если посмотреть на её устав и на практику её деятельности, она показывает, что это очень сложно устроенный институт, но с преобладанием частного участия и частного интереса частных лиц и частных банков. Там государство присутствует, но не оно является доминирующим при принятии решений. Больше того, выясняется из сопоставления истории президентов США и председателей ФРС, кто является главным начальником, а кто является подчинённым.

Вот эта статистика показывает, что президенты США находятся в зависимости от истории ФРС. Любой предприниматель, любой бенефициар, в силу абсолютной психологии, занимается своим доходным делом либо в одном психологическом варианте – либо во втором. Второй является таким авантюрным, который не предполагает устойчивости развития, а приводит к таким срывам развития.

И вот насколько говорящей выглядит доходность мирового долларового эмитента, доходность которого вычисляется следующим образом.
Здесь расшифровка дана: вот эмиссионная добавка, накопленная денежная масса, региональные обменные курсы маневровые, коэффициент маневрового капитала по миру. И, если свести все имеющиеся статистики по мировым финансовым кризисам, так называемую трёхфазную модель, в которой вместо оси времени приведена абсолютная фаза, связанная с началом утраты доходности, включением кризисных дефицитообразующих механизмов, например, сбросом эмиссии. А затем, соответственно, фазы восстановления доходности и выхода на конечный уровень новой доходности, который показывает вот такой исторический тренд. Это реальные статистики, которые сделаны по имеющимся финансовым кризисам. Как видим, вот теоретическая модель совершенно подтверждает все работы.

Получается такая мировая система, что существуют бенефициары двух уровней: ФРС и прежде всего страны союзники. Но существуют ещё участники этой игры, которые в политическом отношении, конечно, с точки зрения суверенитета не являются суверенными государствами, к сожалению, Россия в их составе.

Управление в этой системе всё время позволяет поддерживать доходность бенефициара, и, к сожалению, это не тема конференции и нет для этого времени. Но представление о том, что системность построения Российского государства, финансовой системы, экономической, социальной системы, следуют как копия, аналог и подобие вот этой мировой социальной паразитарной системы, — оно доказуемо.

Коэффициент женикшен (нрзб) фондов растут: меньшинство является бенефициариатом, а большинство функций распределения, как я показывал, не богатеет, а относительно беднеет. Очень важно, что если прослеживать управленчески менеджериальные потенциалы и связи включённости Федеральной Резервной Системы в систему принятия государственных решений и в систему латентного управления миром, то мы видим, что выстроена институциональная и политическая финансовая международная (о ней уже говорилось), военно-политическая структура, которая обслуживает механизм этого глобального социального паразитизма.

Кому в итоге выгодны кризисы, о которых я рассказал? Видно, что ущерб для самих Соединённых Штатов и стран бенефициариев организаторов держателей выгоды от этой системы, они не велики. Зато некоторые страны, вроде России, они являются жертвами этого механизма.

Кому выгодна эта очень важная диагностика в такого рода реконструкциях? Очень интересно, что, несмотря на ускорение наступления мировых кризисов, рецессия Соединённых Штатов показывает обратную тенденцию. Нет сложности определить, кто автор этих событий.

И очень важный вывод, который следует из обобщения всех вот этих исторических статистик. Рост доходности, при наличии определённой устойчивости, когда инициаторы волевого управляемого кризиса срывают развитие в кризисный вариант, позволяет объяснить, почему сокращается межкризисный интервал и почему наступит момент суперкризиса, вот это зеро-поинт, когда межкризисный интервал станет равен нулю. Вот такая историческая статистика и коридор (естественно с вероятностью) указывает, что предстоящие десятилетия от двадцатого до тридцатого года, с вероятностью, будут временем обрушения этой системы паразитизма.

Исторические локальные реконструкции показывают, что очень вероятно, такие тренировки уже были. И они позволяют увидеть какого рода события наступают в мире, когда у глобального паразита возникает необходимость реставрации доходности своей системы.

Отсюда вывод следующий:
Неизбежен суперкризис и неизбежны вероятные следствия из него в виде тяжелейших финансовых утрат и возможно, большой войны. И это означает, что мировое сообщество, особенно вот в этом крыле, оно должно было бы задуматься над тем, что предстоит, что становится неизбежным, потому что работает объективный, постоянно действующий механизм. И основными выводами, которые следуют из этого анализа, являются то, что мы наблюдаем форсаж, переход в фазу расходящегося процесса максимизации доходности глобального социального паразитизма. Диагностируется страны, несущие за это ответственность, и это прежде всего США, ФРС, Великобритания и некоторые другие. Диагностируется функциональная роль вот этих международных финансовых институтов, а также соподчинённых им политических институтов.

Суперкризис и вероятно большая война становятся угрозой реальной и необходима была бы мировая перегруппировка стран, с декларацией этой угрозы с вторжением в монопольную систему мировой резервной валюты, мировых финансовых регуляторов. Очевидно, что это за альянс может быть: это Россия, Китай, Индия, все эти страны правого крыла.

Но для России есть ещё одна очень серьёзная трудность. Её внутренняя модель (её внутренняя интенция) сейчас строится на тех же самых принципах социального паразитизма. И внутренняя задача, суверенная задача — преодолеть эти две тенденции, обрести нашей стране иной облик, на иных принципах: труд и потребление, социальная справедливость, нравственность потребления. Получить моральное, организационное и политическое право на соответствующий проект, предложение и инициативу миру, восстановить свою мироустроительную, лидирующую ответственную роль. И это всё на самом деле неизбежно, потому что трудно согласиться с тем, что история, природа или Господь Бог, на самом деле предписали миру, человечеству столь некрасивый финал. Может быть он промежуточный, но, тем не менее этот финал.

Финал может быть иным и роль России, понимающей природу этих явлений, обретшей в себе моральное право и политические силы на инициативу. Конечно, это уровень руководства нашей страны и, наверное, наш долг передать руководству эти реконструкции и предложения, выйти в мир лидером, ну, что называется, на новых основаниях.

Спасибо. Я передаю слово Вардану Эрнестовичу Багдасаряну с докладом «Мировой паразитический центр: исторические воплощения».

Вардан Багдасарян: «Мировой паразитический центр: исторические воплощения». Основной тезис, который будет представлен в докладе, о том, что исторически современная мир-система была выстроена вокруг мирового центра, сущность которого раскрывается через феномен социального паразитизма. Начну с цитаты президента, два года назад выдвинутой на Селигере. Прозвучало следующее (по отношению к США): «Они живут не по средствам и переносят часть веса своих проблем на мировую экономику. Они живут, как паразиты, на глобальной экономике и на своей монополии доллара». Что началось после этого в тех же Соединённых Штатах Америки? Очень жёстко ответили на эти высказывания, и наша задача сегодня разобраться, есть ли под этим высказыванием основание.

Конечно, паразитические анклавы существуют фактически в любой мир-системе. Какие это бывают анклавы?
— Это бывает военно-разбойный анклав.
— Это бывает финансово-спекулятивный анклав.
Нет такой мир-системы, где бы такие анклавы не существовали. Но, как правило, эти анклавы находятся на периферии этой мир-системы. И мир-система борется с этими анклавами.

В чём заключалась историческая специфика западного пути? То, что эти анклавы: военно-разбойный, финансово-спекулятивный — оказались в центре этой мир-системы. Они когда-то захватили власть, стала выстраиваться западная мир-система вокруг этого нового ядра. Вначале западная мир-система, потом уже и мировая система. Таким образом, оказалось, что в основу структуры этой новой мировой системы было положено явление паразитизма.

Если мы посмотрим, опять-таки, применим мир-системный анализ. Каждая мир-система имеет свои центры, свои периферии. Бывает центр религиозный, научный, политический, торгово-финансовый. Как правило, эти центры совпадают между собой в различных мир-системах, но не всегда. Не совпадали они и в истории Запада. Здесь на этой карте (показывает) схематически представлены эти разные центры. Они дрейфовали исторически и вот, по сути дела, возникал вопрос о западном проекте: на основе какого центра будет выстраиваться эта мир-система? В итоге победил торгово-финансовый центр.
бедил торгово-финансовый центр.

Мы видим, что исторические перемещения торгово-финансового центра выглядят по следующей схеме: Венеция, Амстердам, Лондон, Нью-Йорк. По сути дела, эта парадигма центра торгово-финансового и была положена в основу вначале западной мир-системы, а затем и мировой системы. Когда мировой центр переместился в Соединённые Штаты Америки, здесь уже на этой основе он стал не только центром торгово-финансовым, но и военно-политическим, но и идеологическим и иным. Мы попытались этот тезис проследить (были взяты данные, длинные так называемые ряды Мэдисона) и посмотрели ВВП на душу населения в странах западной мир-системы к среднему уровню стран Западной Европы. Здесь чётко прослеживается первенство. Вначале Италия выходит вперёд, далее — Нидерланды, далее — Великобритания, далее — США. Тезис на основе статистических рядов Мэдисона подтверждается. Здесь более наглядно видно этот тезис по отношению к периоду средних веков и раннего нового времени: лидерство Италии вначале, далее лидерство Нидерландов. А вот это видно уже по отношению к периоду 19-20-начала 21 века лидерство Великобритании, далее лидерство Соединённых Штатов Америки. Мировой паразитарный центр перемещался исторически.

Итак, сложилась система следующая.

Когда 15% мирового населения потребляет, по сути дела, занимает долю 85% в существующем сегодня мировом потреблении. Может возникнуть вопрос: может быть, это не связано с паразитизмом? Может быть, это связано с трудом? Может быть, это связано с какими-то передовыми технологиями, развитием, как говорят, постиндустриального сервисного общества?

Анализ привёл к следующему.

Здесь мы рассмотрели, а действительно ли происходит постиндустриализация мира? Расчёт в целом по миру привёл к тезису такому: никакой постиндустриализации мира не происходит. В мировом выражении (вот видим) занятость промышленности по 20-ому веку, она увеличивалась. Доля промышленности ВВП в мире — она увеличивалась.

А что происходило?

А происходило не сокращение промышленности, не деиндустриализация, а происходило то, что промышленность стала перемещаться из стран центра в страны полупериферии, а по сути дела, полупериферия всё более и более стала кормить центр.

В итоге сложилась следующая система мироустройства, как здесь (показывает) — Валлерстайновская модель.

Итак, в центре «Сервисный Запад», где в значительной степени под маркером «сервис» находится различного рода спекулятивные структуры.

Далее — полупериферия, которая по сути дела кормит этот центр:

— это «банановые республики» (обеспечивают его сельскохозяйственными товарами),

— это «сырьевые республики» (и понятно, где сегодня находится Россия),

— это, наконец, «сборочный цех».

Есть также и мировая периферия, которая выдвинута, выброшена за обочину этой выстроенной мировой системы. Как это картографически выражено? Вот, видим: два «мыльных сервисных пузыря»: Европа и Северная Америка. Различные центры мировой геоэкономики, которые обеспечивают, (надувают эти «мыльные пузыри»), работают на эти паразитарные центры. Инструментально это выглядит следующим образом.

Существует сервисный «мыльный пузырь». Его благополучие основано на продаже ничем не обеспеченных долларов. А мир принуждает к покупке этих долларов

а) военным путём,

б) информационным принуждением.

Мы посмотрели, насколько разные геоэкономики зависят от этого мирового центра? Парадоксальные выводы. Здесь прослеживается изменение коэффициента корреляции между динамикой роста ВВП США и странами мира. Получилось следующее.

Во-первых, получилось то, что мир оказался в системе высокой зависимости от Соединённых Штатов Америки. Это прослеживается со второй половины 90-х годов. И тут распад Советского Союза связан с тем фактором, что мир (мировая экономика) становится зависимой от экономики США уже фактически. И оказалась парадоксальная такая ещё вещь, что российская экономика из всех крупных геоэкономик мира (здесь мы можем это проследить) в наибольшей зависимости от экономики Соединённых Штатов Америки даже в сравнении со странами Западной Европы. Мы видим, как совершенно по-разному ведёт себя возрастание корреляционной зависимости российской экономики по отношению к экономике США и как совершенно иначе выстраивается эта связь Индия-Китай. Там зависимость не только не увеличивается, но даже мы видим тенденцию снижения.

Какие индикаторы паразитизма?

Может быть, всё-таки, возвращаясь к вопросу, это не паразитическая система, а система, построенная на реальных, трудовых, инновационных прорывах? Вот один из индикаторов: доля занятых в секторе финансовая деятельность, операции с недвижимым имуществом, аренда и иные по странам мира.

Что здесь видим?

— Почти 18% (первое абсолютно место) занятого населения США в секторе финансов.

— Далее идут страны Израиль, Швейцария.

— Далее идут страны, принадлежащие к англосаксонскому миру.

— Далее — остальные страны «золотого миллиарда».

— Далее все остальные.

Чётко вот эта структура распределения и понятно, что финансовый сектор, он как раз аккумулятивен по отношению к различного рода спекулятивным нишам. А вот посмотрели разность в долях в отраслевой структуре ВВП и занятости в этом финансовом секторе. И тут видно наглядно, что эта разность везде высокая. Понятно, что финансовый сектор, он как раз (опять повторяю этот тезис) особенно аккумулятивен к различного рода спекулятивным нишам. Эта разность везде высокая. Но мы видим чётко вот это структурирование: страны «золотого миллиарда», все прочие страны. Особо высокая спекулятивная нагрузка именно, как мы видим, в странах «золотого миллиарда».

Продолжение стенограммы конференции: скачать

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: