Голос из застенков США

14.03.2012

Это голос Виктора Бута. При помощи его супруги Аллы Бут, мне удалось поговорить с Виктором по телефону. Он позвонил прямо из  американской тюрьмы.

Голос из застенков США

Скачать аудиозапись разговора

Стенограмма разговора.

Николай Стариков:  Здравствуйте, Виктор.

Виктор Бут:  Да, Николай, добрый день!

Николай Стариков: Хочу выказать вам восхищение, вашим мужеством и стойкостью, не только от своего лица, но и от имени всех членов Профсоюза граждан России, которые вас поддерживают, от всех патриотические мыслящих граждан России.

Виктор Бут: Спасибо, Вам, большое. Я очень признателен, смотрел на то, что мне передали, меня это очень тронуло, спасибо Вам большое.

Николай Стариков: Вы чувствуете поддержку  со стороны России, со стороны официальных структур, со стороны ее граждан?

Виктор Бут: Поддержка есть, я ее чувствую, она очень важна для меня, потому что это внимание, которое уделяется мне, это конечно важный фактор,   это придает мне сил и желания бороться за свою свободу.

Николай Стариков: Я хотел бы задать свой первый вопрос, который хотел бы вам задать, как вы себя чувствуете?

Виктор Бут: Я себя чувствую, настолько хорошо, насколько это возможно в ситуации, которой я сейчас нахожусь.

Николай Стариков: Мы знаем, что Ваши адвокаты добились изменения режима вашего содержания? В этой связи хотел спросить, насколько условия содержания соответствуют представлениям россиян об американской тюрьме.

Виктор Бут: К сожалению, я не знаю, какие у нас представления, я фильмов не смотрю. Условия, конечно, небо и земля, потому что я провел год и четыре месяца в комнате, где даже не было окон.  Выводили на час,   если ты попросишься погулять, а последние четыре месяца вообще не выводили. В общей сложности — с посещениями супруги и адвокатов раз 8-9. Сейчас условия другие: есть двор под открытым небом, правда за решеткой, есть теннисный стол, есть возможность мячик покидать в баскетбол. Условия конечно лучше, утром есть возможность сделать зарядку, и при желании посидеть на солнышке, воздухом подышать.  Есть возможность отправлять электронные письма, правда в ограниченном количестве. Конечно, они очень долго идут, если написаны по-русски. Есть возможность совершать звонки, в месяц порядка 300 минут. Конечно, это не так много, но когда я находился в «одиночке» там мне дали позвонить только 8 раз за полтора года.

Николай Стариков: Условия, конечно, стали значительно лучше, и это не может не радовать всех тех, кто неравнодушен к вашей судьбе и следит за ходом событий. Сейчас в России, появилось много информации, о том, что Вы участвовали в спасении экипажа российского самолета, который был задержан в Афганистане и по мотивам которого был снят фильм «Кандагар».  Сейчас, когда в Думу были переданы документы о представлении Вас к государственной награде, я хотел спросить: как Вы думаете, может ли награда помочь в решении Вашего вопроса, или усугубит его. Будет ли от нее какое-нибудь влияние?

Виктор Бут: Я не могу дать оценку на то, как это повлияет, изначально мое дело было политическим, с самого начала задумано как провокация против России. Я не знаю, какой эффект будет от этой награды.

Информатор на английском языке сообщает о том, что разговор с одной стороны ведется из федеральной тюрьмы.

Николай  Стариков: Виктор, скажите, есть ли Вам смысл обратиться к избранному президенту России,   с просьбой помочь восстановить справедливость и добиться Вашей экстрадиции в Россию?

Виктор Бут: Дело в том, что я, конечно, буду обращаться, но требовать экстрадиции я не буду. Экстрадиция — это юридическая процедура. Если я совершил какое-то преступление, Россия должна затребовать моей экстрадиции и судить в России. Но я не совершал никаких преступлений. Хотел бы и Вам сказать, если Вы требуете справедливого суда и моего возврата на родину, чтобы судить на родине, но за что судить? Я не совершал никаких преступлений.

Николай Стариков: Я имел ввиду, если у американского правительства к Вам есть конкретные претензии  —  пусть они высказывают это в России.

Виктор Бут:   Дело в том, что американское правосудие может иметь претензии ко всем, к любому жителю земли, у  них для этого сейчас якобы есть все полномочия, и для этого им не требуется правосудия.

Николай Стариков:  Я понял Вас. Наши плакаты,   нашу наглядную агитацию мы обязательно все подкорректируем, так как Вы сказали.

Виктор Бут: Вы можете позвонить адвокату, Альберту Даяну, он может вкратце дать правовую характеристику моего дела,   сможет дать оценку профессионала и рассказать в чем меня конкретно обвиняют.

Николай Стариков: Мы обязательно это сделаем, общественная организация «Профсоюз Граждан России», готовит ещё несколько пикетов в Вашу поддержку в этой связи вопрос: что еще мы можем сделать, чтобы Вас поддержать?

Виктор Бут: Мне сложно сказать, что Вы можете сделать, плохо понимаю, каким инструментарием Вы владеете…

Николай Стариков: Мы общественная организация.

Виктор Бут: Если Вы сможете организовать общественное внимание — это было бы неплохо.

Николай Стариков:  Мы планируем сходить в гости в американское посольство и консульство и побеседовать с американским послом Макфолом, обсудить вопрос Вашего возвращения в Россию. Наши оппозиционеры говорят, что так просто придти к Макфолу, мы попытаемся это сделать.

Виктор Бут: Вы поймите, у них есть «свои» и «чужие», если Вы не вписываетесь, то так просто к нему не попадете. У нас есть так называемая взращенная оппозиция, которая финансировалась и финансируется, есть специальные журналисты, которые получали гранты,   и будут получать гранты.

Николай Стариков: Мы должны делать все, что мы можем.

Виктор Бут:  Я согласен с Вами полностью.

Николай Стариков:  Должна ли Россия дипломатически настаивать на признании от Таиланда  незаконности  Вашей экстрадиции в США?

Виктор Бут: Да, конечно. Двадцать шестого числа будет судебное заседание в Таиланде, которое вынесет оценку того, что произошло.

Николай Стариков: Виктор, от своего лица и от лица всех моих коллег  хотел бы пожелать Вам здоровья, уверенности в своих силах, стойкости, мы очень надеемся, что Вы вернетесь в Россию в самое ближайшее время.

Виктор Бут: Спасибо, я тронут Вашим вниманием, от меня передайте всем членам Вашего Профсоюза, пожелания здоровья и успехов, консолидации той идеи, которая бы объединяла граждан.

 

После беседы с Виктором Бутом мы позвонили его адвокату Альберту Даяну и попросили его рассказать о позиции защиты.

Скачать аудиозапись разговора

Россия обязана защищать своих граждан. Иначе быть не может.

Убежден, что все члены ПГР, все патриотично мыслящие граждане нашей страны, все мы надеемся, что справедливость восторжествует и похищенный в нарушение всех мыслимых международных законов, россиянин Виктор Бут, вернется на Родину в самое ближайшее время.

И будем делать все, что в наших силах, чтобы помочь гражданину России, попавшему в беду.

Русские ведь своих не бросают…


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Путин спас Россию от междоусобицы, ошибки правительства МедведеваНиколай Стариков: курды и Эрдоган, Сталин и Хрущев, путинизм👧🏻Ювенальная Грета, запрет на курение и закон о домашнем насилииНиколай Стариков: ФБК — иностранный агент, Трамп и Кеннеди, «бюджетное правило»

Instagram Николая Старикова

Комментарии