Губернатор Петербурга Г.С. Полтавченко: «Россия — гарант существования нашей цивилизации и вообще всего нашего мира».

02.04.2014

Руководители нашей страны более известны нам, как те, кто занимает должности, принимает решения, несет ответственность. Зачастую за должностью нет возможности раглядеть человека. Вот почему я был очень рад, когда губернатор моего родного Санкт-Петербурга Георгий Сергеевич Полтавченко пригласил меня в гости, как писателя и публициста. Пригласил, чтобы познакомиться.

Во время нашей встречи, я постарался задать такие вопросы, чтобы те, кто будет читать получившееся интервью, увидели в первую очередь человека, и только во вторую — губернатора Северной столицы.

_D2K3710

Н.В. Стариков:  Я хочу сказать большое спасибо за оказанную мне честь встретиться и познакомиться с Вами.

Г. С. Полтавченко: Мне тоже с Вами приятно познакомиться.

Н.В. Стариков:  Я хотел нашу сегодняшнюю беседу построить немного необычно, потому что мы с Вами встречаемся как  представитель гражданского общества и  представитель исполнительной власти, губернатор.  Обычно в такой ситуации  вопросы задаются стандартные,  и получается, что за этими вопросами уходит самое главное, то, что на самом деле интересует людей — это личность человека и сам человек. Потому что из-за стандартных вопросов получается стандартные ответы.

Г.С. Полтавченко: Да, Вы правы.

Н.В.Стариков: Поэтому я хотел сегодня поговорить с Вами не как с губернатором, а как с человеком, у которого есть свои взгляды, свои интересы, своя позиция.

Обычно гражданское общество, простые граждане, выражают свое отношение к исполнительной власти определенным образом.  Останови любого гражданина, попроси его высказать свое отношение к власти, и скорее всего он станет говорить  о ЖКХ, о проблемах дорог, может быть, об  убранном или неубранном снеге, и говорить будет долго и подробно.  И практически никогда у нас не бывает, чтобы исполнительная власть обращалась к гражданскому обществу. Таких ситуаций я практически вообще не помню, поэтому мне хотелось спросить, что у Вас наболело как у представителя исполнительной власти. Какие вопросы у Вас есть к общественности?

Г. С. Полтавченко: Я лично полагаю, что общественность в нашей стране и, в частности, в Санкт-Петербурге, своеобразная, отличается от западной общественности.  И в этом есть определенная закономерность и историческая в том числе, потому что мы только 25 лет назад ступили на путь, которым  наши большие «друзья» на Западе идут несколько столетий.

И в принципе, большая часть нашей общественности, если можно так выразиться, родом из Советского Союза. Люди привыкли к соответствующим благам, которые давала та власть. Во всяком случае, я могу сказать, что когда я жил в Советском Союзе, и когда заканчивал школу — предо мной открывалась большая жизнь. У меня, в отличие от нынешних молодых людей, не было никаких сомнений в том, что моя жизнь будет хорошей. Я знал, что государство даст мне образование, даст мне работу, а если я, не дай бог, заболею, то подлечит,   умереть не даст,  с голоду не даст погибнуть. И самое главное,  поможет, если я попаду в какую-либо сложную ситуацию.  С  таким багажом, с этими представлениями  мы все пришли в сегодняшней мир. И у многих людей осталось ощущение, что государство им должно, причем всё. Вы тоже помните, что в те времена было много проблем, мы жили в обществе  распределенного потребления, то есть государство давало каждому по чуть-чуть и все были довольны. При этом известный принцип «от каждого по способностям» — он, к сожалению, тогда не сильно выполнялся. Сегодня многие тоже хотят  вкладывая минимум, получить как можно больше. Нашему обществу пора осознать то, что если не всё, то очень многое зависит от каждого из нас. Нужно как можно больше и лучше работать,  чтобы получать соответствующие блага, и работать не только для себя, но и про родину не забывать. Это первое, а второе: нужно быть  друг к другу добрее.

Мы отказались от общества распределяемого потребления и выбрали общество потребления. В обществе потребления все хотят как можно больше.  Ничего лучшего, к сожалению, наши «друзья», подтолкнувшие нас к этому пути, не придумали.  Но другие пути есть. Я думаю, очень скоро мы встанем,а пожалуй уже встали, на свой путь — путь России. Это поможет нам  вернуться ко многому хорошему из того, что было раньше. Мы должны уметь друг друга слушать, слышать и, самое главное,  беречь друг друга, просто беречь, как родных людей.  Все, кто любит Россию, как родную мать, мы все – родные люди,  не зависимо от национальности и вероисповедания. Любовь к России сближает, а любовь к потреблению, желание меньше вкладывать и больше получать, порождает недоброе отношение людей друг к другу.

_D2K3733

Н.В. Стариков:  Я не могу с вами не согласиться. Думаю, что это правильно —  относиться к своей стране  как к своей семье.  То, что хорошо для семьи – хорошо для страны и наоборот. Такой подход может стать универсальным способом оценки действий  государства. Например, несмотря на различные либеральные течения в педагогике, хороший родитель никогда не разрешит маленькому ребенку самому решать вопрос о том, что ему кушать, потому, что ребенок станет есть одни шоколадные конфеты, а невкусную, но полезную манную кашу, скорее всего, есть не будет.  Тем не менее, существуют определенные политические течения, которые говорят, что все должно образоваться само собой, а каждый имеет право на абсолютную свободу решений. Но ведь такая свобода не должа быть безграничной. Очевидно, что как семья: родители, бабушка с дедушкой, — они подсказывают и  определенным образом влияют на решения подрастающего поколения, также и государство должно определенныи образом регулировать процессы, происходящие в стране. Что же касается того, что у Вас наболело в отношении общественности, мне представляется, что это можно назвать одним словом – «справедливость».

Г. С. Полтавченко:   Да, справедливость. Я считаю  необходимым стремиться к тому, чтобы сделать работу Правительства более открытой. Горожане также должны  проявлять интерес к развитию города, страны, давать как можно больше конкретных предложений. То есть не просто просить повысить зарплату, а предлагать пути решения экономических, социальных вопросов.  В конечном итоге, мы  не должны сидеть и придумывать это в кабинетах, закрывшись ото всех. Это работа вхолостую, а то и, не дай бог,  во вред.  Поэтому должна быть  активность людей в созидании, в выборе  страной  того пути, по которому нам предстоит идти. Вот это, наверное, Вы правы, и есть справедливость и интерес к будущему страны.

Н.В.Стариков:  Согласны ли Вы, что многие сегодняшние проблемы связаны с тем, что мы от общества, где среднестатистическая справедливость была выше, перешли  к обществу, где эта среднестатистическая справедливость оказалась ниже, и именно поэтому многие люди, как Вы точно заметили, сегодня живут понятиями советского прошлого? Я родился в 1970 году. Я помню те ощущения, когда все дороги открыты, когда ты уверен в завтрашнем дне и это не штамп, а реальность. Я прекрасно помню и  ощущение  справедливости того, что заслуженные люди имели немного больше, например,  автомобили, или кто-то немного лучше одевался.  Правда, к концу советского периода, к сожалению,  возникло  явление, когда люди зарабатывали деньги непонятно какими способами.  И тогда отсутствие в обществе  чувства социальной справедливости во многом определило все дальнейшее. Если обратиться к истории России, то в те периоды, когда справедливости было больше, общество было спокойнее, т.к. в силу нашей ментальных, исторических, религиозных традиций, мы очень чувствительны к отсутствию справедливости.

Г.С. Полтавченко:  Согласен с Вами,  в конце советского периода  вдруг начали говорить о повышение благосостояния советского народа. Наверное, это тоже очень важно — благосостояние любого  народа, семьи и каждого человека, но это благосостояние начали ставить во главу угла.  То есть распределяя блага в тоже время начали побуждать людей потреблять. Но как потреблять столько, сколько ты хочешь, когда блага распределяются, когда на один автомобиль десять желающих его иметь, когда очереди, когда дефицит? И именно отсюда все проблемы: злоупотребления, стремление заработать на дефиците. А это вело к напряжению в целом в обществе, к недовольству системой.

Н.В. Стариков:   Этот период я плохо помню, потому что я был ребенком. И ещё до середины восьмидесятых я как пионер, как комсомолец, в общем, абсолютно серьезно относился к тому, что происходило внутри и снаружи страны, и не было этого едкого скепсиса, который сегодня так активно либеральная общественность навязывает, когда стараются высмеять нашу историю и наших героев.

Г.С. Полтавченко:  Такая общественность всегда была, но в Советском Союзе меньше, потому что, как ни крути, идеология была такая. Людям прививались правильные ценности. Несмотря на то, что это была коммунистическая идеология и пропаганда, все-таки упор делался на духовность советских людей, и во многом это  способствовало тому, что Советский Союз стал действительно сильной державой. Сильной  не только  с точки зрения мощной армии, сильной нашими традициями, гораздо более глубокими, чем социализм и коммунизм. И вот это не упускали, на этом строили воспитание и работу с населением, с жителями, с гражданами нашей страны. А потом вдруг наступил период распада, перестройка. Какая там могла быть духовность?

Н.В.Стариков: Это был период распада государственности.

Г.С.Полтавченко: Да,  и в первую очередь произошел слом на ценностном уровне. Ценности у людей практически в одночасье  поменялись.

Н.В.Стариков: Из этого мы можем сделать вывод, что  путь  восстановления сильного, независимого государства в нашей стране – это путь обратный тому, которым мы пришли в сегодняшнюю ситуацию.   Необходимо восстановление духовности, образования, культуры. И здесь я как петербуржец, не могу не спросить Вас о будущем нашего города как культурной столицы. Несомненно, Петербург — это культурная столица. Если мы вспомним наше недавнее прошлое, то Ленинград, как тогда назывался наш город, всегда отличался высоким уровнем культуры. Здесь жили и работали знаменитые деятели искусства, хочется вспомнить Товстоногова, Райкина, а также многих других  деятелей культуры, которые вышли из Петербурга и в силу своих карьерных соображений перебрались в Москву. Мне кажется, что в то время культура и её достижения определялись больше полетом мысли,  а сегодня   во многом успех в этой области определяется не столько уровнем творчества или полетом мысли, сколько количеством финансирования, которое на этот полет выделяется. Тогда возникает вопрос — сегодня, когда большинство финансов сосредоточено в Москве, не грозит ли нашему городу та ситуация, когда мы станем городом музеев прекрасного прошлого, но для развития сегодняшней культуры, где очень важную роль играют деньги,  у нас будет значительно меньше возможностей, чем  в Москве. Останемся ли мы культурной столицей и в перспективе?

Г.С.Полтавченко: Лично у меня в этом  сомнений никаких нет. Мы были, есть и будем культурной столицей России, и даже не благодаря финансированию, а благодаря тому, что мы живем в этом городе. Мое глубокое убеждение заключается в том, что Санкт-Петербург воспитывает людей. Любой человек, который здесь живет, независимо от того,  когда и откуда он приехал, независимо от его культурной базы и жизненного опыта, обязательно меняется, причем в лучшую сторону. И это происходит именно под влиянием нашего города, потому что невозможно жить в Санкт-Петербурге и оставаться равнодушным и непричастным к его истории и культуре. Я это говорю как человек, который прожил здесь практически всю жизнь.

Н.В.Стариков: А какие у Вас любимые места?

Г.С. Полтавченко: Я вырос на Невском проспекте. Все мое детство и юность, связаны с ним. Я люблю это место, Дворцовую площадь и, конечно, Дворцовую набережную, вид на Петропавловскую крепость, на Стрелку Васильевского острова. Каждый день я езжу на работу через Троицкий мост, и каждый раз любуюсь открывающейся перспективой, прекрасной в любую погоду. А Петербург прекрасен в любую погоду, в любую погоду красив. Я говорю это безо всякого преувеличения. А что касается финансирования, я с Вами согласен в одном, в том, что культура сегодня  требует государственной поддержки причем требует поддержки именно наша традиционная культура, классическая культура. Город Санкт-Петербург во всяком случае — это классический город и здесь всегда должны быть классика и в литературе и в живописи и в музыке. Мне кажется, он не будет Петербургом, если здесь будет культивироваться сплошное так называемое современное искусство, к которому я отношусь достаточно, в целом, неплохо, потому что каждый человек, посвятивший себя искусству имеет полное право на самовыражение в каких- то новых формах, но я не понимаю, когда, извините, за выражение, выставляют свой унитаз и говорят, что это — великое произведение искусства.

Н.В. Стариков: Мне кажется, что это скорее способ зарабатывания денег, привлечения внимания, нежели какой-то художественный акт.

Г.С. Полтавченко: Государство обязано поддерживать классическую культуру, традиционную культуру, если оно хочет сохранить свою идентичность.

Н.В.Стариков: То есть, деятели культуры и те, кто собирается стать деятелем культуры, могут спать спокойно?

Г.С.Полтавченко: Во всяком случае, мы в Санкт-Петербурге, в рамках возможностей нашего бюджета,выделяем деньги именно на развитие культуры. Да, у нас гораздо меньше денег, чем в Москве, но тоже очень приличный бюджет, и из этого бюджета мы находим возможность каждый год, причем с небольшим ростом, выделять средства на поддержку и развитие культуры во всех её разнообразных проявлениях.

Н.В.Стариков:  Георгий Сергеевич, не могу не спросить, удается ли вам пользоваться ещё и другими культурными возможностями, которые сегодня в Петербурге представляются? Ходите ли вы в театр или кино? Потому что я знаю, что ваша супруга Екатерина Леонидовна искусствовед по образованию.

Г.С.Полтавченко: В кино я не хожу, врать не буду. Кино я смотрю на дисках или по телевизору, но это бывает очень редко. По телевизору, в основном, смотрю новости. Иногда, к сожалению, не часто, хожу в театр или в консерваторию.

Н.В.Стариков: Есть ли у Вас какие-то предпочтения?

Г.С.Полтавченко: Я, например, люблю классическую музыку, с удовольствием её слушаю. Не только нашу отечественную, мне нравится музыка Вагнера, очень люблю орган, произведения Баха.  Иногда, не часто, удается сходить на балет, хороший наш балет. Люблю оперу иногда послушать.

Н.В.Стариков: Получается, что должность подталкивает к отшельничеству?

Г.С.Полтавченко (улыбается): В определенной степени.

_D2K3738

Н.В.Стариков: Вот у меня, в связи с посещением культурных мест, есть несколько другая проблема, которую хотел с вами обсудить. У меня две дочери: одной из них 13 лет, другой 17 лет. Я на примере своей семьи чувствую, как разрывается некоторым образом единое культурное пространство семьи. Потому что раньше, когда я был ребенком, я слушал ту же самую музыку, что и мои родители, книги мы читали одни и те же. Конечно, у каждого было свое индивидуальное культурное «место», то, что нравилось только ему и что интересовало его в большей степени, чем других членов семьи. Но я сегодня вижу проблему в том, что мне тяжело, например, вытащить моих дочерей в музей, они не очень хотят туда идти. Мне очень сложно убедить их сходить посмотреть оперу или балет, иногда приходится оказывать «лёгкое отцовское давление». Хотелось бы узнать, может быть у вас есть рецепты в рамках вашей семьи?

Г.С. Полтавченко:  Во-первых, Вы не огорчайтесь, они ещё слишком молоды чтобы полностью следовать тем вкусам которыми идете Вы, но так как это ваши дети, то естественно Вы в них что-то заложили уже на генном уровне. Я уверен, что пройдет какое-то время, лет, пять или десять, и вы увидите, что ваши дети начнут интересоваться, в том числе теми вещами, которые Вам интересны. Надо об этом говорить, предлагать вместе сходить, например, в музей.  Я могу сказать по себе, у меня сын когда-то был маленьким, потом подростком. У него, особенно в подростковом возрасте, естественно, были интересы в сфере музыки, как у всех его сверстников. Но сегодня я слышу, когда он бывает в хорошем настроении, что он напевает мелодию из классики,  хотя классикой он никогда не интересовался. Но если напевает, значит он где-то это слышал? Это ему наверно в чем то даже и нравится. Он читает книги, в том числе классическую литературу, ему это нравится, он смотрит фильмы на которых в свое время воспитывался я.

Н.В.Стариков: Просто со временем это всё приходит?

Г.С. Полтавченко: Я думаю, что это в определенной степени, голос крови – это с одной стороны. C другой стороны правительство города вам поможет в этом плане, в привитии интереса посещения театров нашего города вашими детьми. С этого года мы вводим обязательный театральный урок для всех старшеклассников Санкт-Петербурга. Мы заложили соответствующие деньги в бюджет и все наши петербургские дети, кто-то может быть и без особого желания, но в обязательном порядке посетят наши ведущие театры, в том числе и Мариинский и хотя бы один раз увидит и балет, и оперу. Во всяком случае они будут иметь представление об этом. Я уверен, что большая часть детей, посетив один раз захочет, со временем, посетить и еще.

Н.В. Стариков: По-моему прекрасная идея, Вы просто пролили бальзам на мое отцовское сердце. Спасибо. В продолжении темы отцы и дети я хотел задать вопрос о том, какую литературу Вы предпочитаете? Готовясь нашей встрече я увидел, если это соответствует действительности, что вы предпочитаете больше классическую литературу: Лермонтов, Гоголь, Шолохов. Из современных писателей можно назвать Гумилева, к которому я отношусь с большим уважением, особенно к его теории этногенеза и пассионарности.

А что Вы предпочитаете из более современной литературы?

Г.С.Полтавченко:  Вы знаете, ваши книги я с удовольствием прочитал и читаю. Если говорить о современных писателях, я читал Астафьева, Чингиза Айтматова, но они, может быть сегодня, не совсем современные. Как и большинство моих сверстников и  вообще, жителей нашей страны читал детективы, которые писали в свое время братья Вайнеры, читал с удовольствием фантастику братьев Стругацких. Одни из моих любимых книг – это  книги Исаака Бабеля «Одесские рассказы», «Конармия».  «Конармия» — интересная книга, с точки зрения понимания событий происходивших в годы гражданской войны. Наиболее интересная книга про Гражданскую войну, помимо «Тихого Дона» —  Шолохова, книга Артема Веселого «Россия, кровью умытая». Она, на мой взгляд, рассказывает весьма правдивую историю Гражданской войны на юге — на Кубани, на Северном Кавказе.

Из наших Петербургских писателей люблю Даниила Гранина.  Недавно читал его новую книгу «Мой летейнант», книга не бесспорная, но, на мой взгляд, это пронзительный рассказ очевидца о том, что происходило здесь, на Ленинградском фронте, в блокаду.

Н.В.Стариков:  У меня с Даниилом Граниным связана очень интересная личная история.  Я, собственно говоря, благодаря ему и поступил в Ленинградский Инженерно-экономический институт, потому, что когда я сдавал сочинение по литературе, выяснилось, что все темы были связаны со стихами, а стихи я знал не очень хорошо.  Единственная тема, которая подходила для меня, звучала как «Образ современного советского ученого в современной литературе». А когда-то наша учительница литературы буквально заставила нас прочитать книгу Даниила Гранина «Зубр», потом мы готовили по ней сочинение, я его прекрасно помнил. Написав именно это на вступительном экзамене, получил «отлично» и поступил в институт. Поэтому к Даниилу Гранину у меня двойное уважение, не только как к одному из самых знаменитых петербуржцев, но и как к человеку которому я лично обязан поступлением в ВУЗ. Дай Бог ему здоровья.

Г.С.Полтавченко: Интересная история.

Н.В. Стариков: Вы коснулись темы Гражданской войны, это хороший повод, чтобы от нашего города перейти в совершенно другую точку. Хотел бы спросить ваше мнение именно как человека и гражданина, а не как губернатора, к тому, что сегодня произошло и происходит на Украине. Те книги, которые относятся к 1918-1920 годам 20-го века о Гражданской войне, сегодня неожиданно стали реальностью рядом с нашими границами. Мне бы хотелось, чтобы Вы высказались на тему того, что произошло на Украине и о воссоединении России и Крыма.

Г. С. Полтавченко:  Надо начать с причин, из-за которых многое происходит сегодня на Украине. Главная причина, на мой взгляд, заключается в том, что это государство не имеет традиции и корней. Было одно единое государство под названием Россия. Так же были и другие государства в которые входили части территорий нынешней Украины. Не было украинцев, были малороссы и другие национальности, которые проживали в районе Западной Украины, такие как русины, венгры, гуцулы. Но самое главное — Россия никогда не завоёвывала Украину, потому, что это была часть России, которая называлась Малороссией. Мы помним из нашей истории, наш царь-батюшка имел титул «царь всея Великой, Малой и Белой Руси». Это была единая страна и единая нация.

Н.В. Стариков:  Целый «пласт» был основан Екатериной II. Она является основательницей многих городов Крыма и прилегающих областей.  И здесь никаким образом нельзя связать историю, ни с какой другой страной, кроме России.

Г.С. Полтавченко: Крым это вообще отдельная тема. Я говорю о том, что происходит сегодня на Украине, почему страна сегодня волнуется. Главная причина, почему возникли эти проблемы, предлогом было то, что в течении последних двадцати лет власти этой страны они не занимались своим народом. Они занимались, в основном, своими вопросами и не знали, кому с кого больше получить то ли с Запада, то ли с Востока. На этом, лавируя, они пытались играть. Это делалось не в интересах своего народа и той страны, которая им досталась по воле народа. Это делалось в личных интересах и конечно это вызвало общее негативное отношение к власти — последней легитимной власти, которая существовала на Украине. И конечно, кропотливая помощь наших «друзей» в течении 20-ти последних лет, это работа с теми силами на Украине, которые стоят на антироссийских и антирусских, да и вообще античеловеческих позициях. Я имею в виду отряды штурмовиков. Вот наверно эти основные факторы которые, по большому счету, и способствовали той ситуации которая сегодня сложилась.

Если говорить о Крыме, я недавно выступал по телевидению и вспомнил этот вопрос. В 1783 году, когда Екатерина Великая издала манифест о присоединении Крыма к России, она так написала: «Для сохранения целостности здания нами воздвигнуто». То есть здание Великая Россия — Российская Империя было воздвигнуто и этот кирпичик как раз был необходим.

Н.В. Стариков: Удивительно актуально звучат слова Екатерининского манифеста.

Г.С. Полтавченко: Мы вспоминаем с вами достаточно давние времена 17 и 18 века, но не надо забывать, что были ещё и более ранние времена, когда Черное море называлось Русским и славянские племена населяли эти места. Поэтому когда кто-то говорит о том, что мы взяли то, что нам не принадлежит, мне кажется это очень опрометчиво. Мы воссоединили именно то, что было есть и будет исконно русским. Факты показывают, что это русская земля. Посмотрите, как прошел Референдум, уж как бы кто не хотел сказать, что он был нелегитимный и не прозрачен, он не может этого сказать.

Н.В. Стариков: Но, тем не менее, в ООН некоторые государства, «по просьбе» США подписали резолюцию, не признающую законность Референдума. А я сам был в момент его проведения в Крыму и видел, что насилия там никакого не было, а ликование народа было колоссальным. Так, что все было абсолютно законно.

Георгий Сергеевич, хотелось бы задать вам ещё один вопрос. Как правило, его задают людям творческой профессии, но, как мне кажется, его стоит задавать каждому. Каковы ваши «творческие планы»? Сейчас вы государственный чиновник, занимаете один из важнейших постов в государстве, а каким вы видите себя завтра?

Г.С. Полтавченко: Завтра для меня — это вот эта работа — должность губернатора Санкт-Петербурга — самая интересная работа, которой я когда-либо занимался. И я надеюсь, что ближайшие годы я смогу посвятить именно ей. Если же говорить о творческих планах в рамках этой деятельности, то они просты: максимально развивать экономику города Санкт-Петербурга как составную часть российской экономики. А на основе этого развития решать все насущные проблемы города, не только материальные и потребительские, но и духовные. Прежде всего, необходимо развивать образование, культуру и спорт. Особенно спорт, так как климатические условия не самые благоприятные, и именно крепкое здоровье позволит спокойно жить и действовать на благо города. Я очень надеюсь, что жители города и коллеги помогут мне в этом.

Я бы хотел поделиться с вами моим глубоким убеждением касательно нашего общества и государства. В юности я начал достаточно серьезно интересоваться историей нашего государства. В те годы, к сожалению, было трудно найти правдивую информацию, но уже тогда у меня было не вполне осознанное понимание того, что у нашей страны свой путь, и мы никак не можем пойти путем Востока или Запада, потому что от России зависит слишком многое, Россия — гарант существования нашей цивилизации и вообще всего нашего мира.

Хочу привести простой пример. Если представить весь мир как весы, то на одной чаше Восток, а на другой Запад, чаши наполнены и пытаются перевесить друг друга, при этом забывая, что висят на одном коромысле. Если это коромысло просто сломать, то чаши упадут, а содержимое растечется. Этим коромыслом я считаю наше Отчество, которое вобрало в себя гены многих народов. В Советском Союзе говорили об общности под именем советский народ, на самом деле, на мой взгляд, общность — российский народ. Мы все разные, у каждого есть что-то свое, но в то же время у нас несравнимо больше общего, что держит вместе, об этом нельзя забывать. Я уверен, что наш путь не в построении великого постиндустриального общества потребления. Мы должны стремиться не как можно больше производить и потреблять материальный продукт, хотя, безусловно, нужно быть сытым, одетым и жить в нормальных условиях. Мы должны стремиться производить и потреблять как можно больше духовного продукта — это и культура, и образование, и генерация и потребление новых знаний — чтобы как отдельный индивидуум совершенствовался единый и сплоченный организм — наша российская нация.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: