Итоги ПМЭФ-2021, тиктокеры и королевские новости

09.06.2021

В очередном выпуске программы «По сути дела» на радио «Комсомольская правда» подвели итоги ПМЭФ-2021, обсудили встречу Путина и Байдена, а также информационную повестку и политическую конкуренцию.

В процессе диалога возникла перепалка с соведущим Владимиром Ворсобиным. Поскольку именно я находился в московской студии «Комсомольской правды», то по традиции, когда у него не осталось аргументов и было уже нечего сказать в оправдание своих слов, озвучил (обычно это делает он) номер телефона для звонков в студию.

Хронометраж:
00:00 — Как прошёл ПМЭФ-2021
05:44 — Кто выстраивает российскую информационную повестку
24:02 — Зачем Байдену нужна встреча с Путиным
25:49 — Почему необходима политическая конкуренция
34:40 — Как должны финансироваться политические партии

Скачать аудио

Текстовая версия:

Источник: «Комсомольская правда»


В. Ворсобин:

— У микрофона Владимир Ворсобин. Я в Оренбурге. Николай Стариков в студии в Москве.

Н. Стариков:

— С сегодняшнего дня мы выходим в эфир с 16 часов.

В. Ворсобин:

— Начнем Питерского международного экономического форума. Он бушевал несколько дней. Слава о нем была сомнительной. Люди больше изучали не то, какие контракты подписываются, не то, что обсуждается, а какие ценники были в столовых. Стакан чая обходился чуть ли не в полторы тысячи рублей.

Н. Стариков:

— Давайте я как очевидец расскажу. На прошлой неделе я несколько дней провел на экономическом форуме, потом приехал в Москву на заседание программного комитета, на котором мы наконец-то приняли предвыборную программу партии. Потом вернулся опять на ПМЭФ. Предлагаю экономическую составляющую не обсуждать в рамках программы. Просто скажем, что соглашений было подписано на 3,8 трлн. рублей. Поделюсь своими впечатлениями.

Всех шокировала информация из ресторана, где комплексный обед стоит 3900 рублей. Я не пошел туда обедать по принципиальным соображениям. Я считаю, что это перебор. Но справедливости ради хочу сказать, что на всевозможных путях экономического форума очень много чего давали бесплатно просто проходящим людям. Наливали кофе, на стенде Санкт-Петербурга пирожками угощали, мороженым, снеками. Перебиться без обеда за 3900 рублей, наверное, можно было бы. Я так и поступил.

В. Ворсобин:

— Как вы проникли на форум? Там же вступительный взнос стоит около миллиона рублей.

Н. Стариков:

— Хороший вопрос. Да, действительно, миллион рублей. Но хочу сказать, что я не буду в прямом эфире озвучивать те связи, пути и возможности, которые я использовал. Но денег за посещение форума я не платил.

В. Ворсобин:

— То есть вы зайцем прошли туда?

Н. Стариков:

— Нет, я прошел туда соколом. Но все-таки, поскольку я не являюсь миллиардером, владельцем нефтяной скважины, пока не руковожу никакой государственной компанией, то миллион рублей за вход платить большого смысла нет.

В. Ворсобин:

— Мне нравится ваше слово «пока».

Н. Стариков:

— Я вижу вас, у меня хорошее настроение. Такие впечатления бытового характера неоднозначные. Но у меня ещё много впечатлений информационного характера. Здесь надо говорить не столько об экономической составляющей форума, потому что многие об этом говорят, сколько об информационной составляющей.

В первый день я был расстроен, когда увидел, что в информационном потоке главное событие экономического форума, это когда какой-то тиктокер снял какой-то ролик, положив людей на какой-то пол. Я все понимаю, что мы живем в эпоху…

В. Ворсобин:

— Собчак там участвовала в этой истории.

Н. Стариков:

— Это не важно, кто там участвовал. Но форум все-таки экономический. Мы живем в информационном обществе. И информационные потоки важны. Но кто-то думает, что крупные инвесторы, руководители российских, зарубежных компаний сидят в TikTok и смотрят ролики какого-то там 16-летнего пацана? Нет. Тогда мне не очень понятно. внимание молодежи, конечно, важно привлечь к таким событиям. Но дорогие друзья, все-таки не так, чтобы главным событием было выступление парня, который два слова связать не может. Я уж не говорю о том, что это как у Лермонтова – герой нашего времени. Это вообще отдельный вопрос, пример для молодежи. Но с точки зрения даже информационного обеспечения экономического форума, это совершенно непонятно.

Вот дальше все вроде встало на свои рельсы. И президент использовал экономический форум для того, чтобы обратиться к Западу, шокировать его той правдой, о которой мы многократно говорили в эфире. А именно, о том, что «Северный поток» будет построен. Но я хотел бы поговорить совершенно о других вещах. Готовы?

В. Ворсобин:

— Вы меня не пугайте. Говорите.

Н. Стариков:

— Мы говорим о правильном или неправильном информационном освещении. Вчера информационные ленты прям взорвало сообщение. Я посчитал, 176 сообщений. Нам сообщили, что в королевской семье Британии пополнение. Мы, конечно, с вами за демографию. Но мы больше за демографию в России. А то, что происходит в Великобритании, нас с вами мало интересует. Возникает вопрос: зачем наши СМИ рассказывают о событиях в королевской семье? Я готов изложить свою версию.

Обычно, когда мы начинаем обсуждать уважаемую Елизавету II, Великобританию, королеву, либералы вроде вас говорят: это просто симпатичная бабушка, только коронованная, благообразная, она ничего не решает, никакими вопросами не занимается. Возникает вопрос: зачем вы тогда нам рассказываете про симпатичную бабушку? Она королева. Сколько вы нам рассказывали о королевской семье Швеции, кто там родился в датской королевской семье, как там в Голландии в королевской семье.

В. Ворсобин:

— Вы обращаетесь ко мне как к журналисту?

Н. Стариков:

— Я сейчас разговариваю с вами. А потом попрошу высказать свою точку зрения наших слушателей, почему на ПМЭФ нам рассказывают о тиктокере, а в российском информационном пространстве рассказывают о пополнении королевской семьи в Великобритании?

В. Ворсобин:

— Не слышал об этой истории. И мало кто об этом слышал. На питерском форуме выступала предполагаемая дочь Владимира Путина, если я не ошибаюсь. А вот об этом, действительно, много рассказывалось в информационном эфире. Об этом стоит поговорить. Потому что девушка есть, родственные связи с президентом до сих пор официально не оформлены. Но это дама самого большого в России полета.

Н. Стариков:

— Я очень рад за информационное поле Оренбурга. Оно, видимо, гораздо более здоровое, чем поле федеральное. Потому что вы не слышали о том, что 176 сообщений все-таки есть. Я не буду говорить, кто у кого родился – это не важно. Для меня важно понять, почему нам рассказывают о том, что к нам не имеет никакого отношения ни исторически, ни политически. Потому что у нас демократия, а не монархия. Если эти люди ни на что не влияют в мире, зачем тогда вы рассказываете только о британской королевской семье?

В. Ворсобин:

— Кто – мы?

Н. Стариков:

— Почему информационное поле экономического форума так странно устроено?

В. Ворсобин:

— Я ещё перед эфиром предупреждал вас, что вы взяли мертворожденную тему по поводу королевской семьи. Она совершенно не зацепила. Если в вашем Instagram собираются удивительные люди, это все очень здорово обсуждают, то в нашем общероссийском эфире эта новость совершенно никак себя не обозначила. А вот то, что ПМЭФ нормально не осмыслен, возможны только два варианта ответа. Первый – ничего такого уж важного на этом форуме не произошло. Потому что он явно не дотягивает до европейских форумов, где делается экономическая политика. Это лишь площадка для очередного заявления Владимира Путина. Либо форум сделан так топорно, только для того, чтобы люди о нем что-то знали. Если это показать по телевизору, об этом будут знать только старики. А TikTok и другие модные источники хоть каким-то образом подталкивают население к этому форуму.

Н. Стариков:

— Я хочу поговорить об информационной политике, а вы все свели к событиям.

В. Ворсобин:

— Информационная политика только на первом, втором, третьем каналах. Вы живете в этом телеящике, часто там появляетесь. И вы думаете, что информационная политика существует. В свободном интернете её практически нет.

Николай, у нас много звонков.

Н. Стариков:

— Примем.

В. Ворсобин:

— Михаил из Твери!

Михаил:

— Николай, хотел бы вас поддержать по поводу недостатков информатизации в нашей стране. СМИ сегодня засорены. Нам твердят много о жизни венценосных особ. Мне кажется, что это сегодня кощунственно слушать в стране, предки которой так обошлись с собственной царской семьей. Жестоко расстреляли. И мы ничего сейчас почти не знаем. Прежде чем рассказывать о семье Елизаветы, может вспомнить, что сейчас происходит с потомками Николая?

Н. Стариков:

— Вы с неожиданной стороны зашли. Но вы не ответили на вопрос. Почему в первый день экономического форума нам рассказывали про тиктокера?

Михаил:

— Это ужасно, что сегодня… Раньше мы знали, что творится в стране. Одна страница в газете была посвящена политике, большой политике, потом экономике. И мы знали, что происходит в стране.

А сегодня утром я узнал от «Комсомольской правды», что проблемы с соей на Дальнем Востоке. Это в период экономического форума что за безмозглые решения принимаются, когда вот уже по договорам, подписанным…

Н. Стариков:

— Коллега, я вас прерву. Спасибо, что вы слушаете наше радио.

У нас звонок от Владимира из Московской области.

Владимир:

— Добрый день! Про тиктокеров или кто… Потому что о серьезных вещах никому, в том числе и вашему соведущему, Николай, говорить не очень интересно, потому что политика даже той же «Комсомольской правды» очень четко изложена в последнем разговоре с Сунгоркиным. О чем угодно он будет говорить! Витиевато уходить! Но от действительных проблем обязательно уйдет.

Н. Стариков:

— Вот здесь не могу не вставить свои пять копеек. Я никого защищать в данном случае не собираюсь. Каким образом мы с Владимиром определяем темы для эфира? Нам никто эти темы не навязывает. Мы созваниваемся с редактором. Она говорит, что вот стоит вот это. Почему мы спрашиваем редактора? Потому что знающие люди находятся в потоке новостей. И они, в отличие от меня и вас, знают весь эфир радио. И одну и ту же тему 10-20 раз повторять за эфир смысла нет.

Никто нас не ограничивает.

В. Ворсобин:

— Абсолютно верно. Но немного о другом идет речь. Наш слушатель заострил внимание… Мы вытаскиваем жареные и интересные вещи для публики. А вот вглубь будто бы журналисты не идет.

Это не так. Я сейчас нахожусь в Оренбурге для того, чтобы нырнуть в самые глубины нашей русской жизни. Поэтому и тащу наш разговор вглубь нашего экономического форума. Конечно, можно говорить об Англии. Я даже знаю, Николай, почему вы задаете этот вопрос. Вы читаете новостную повестку с этой Елизаветой перед форумом, нам навязали какая-то пятая колонна в России для того, чтобы оттянуть внимание публики от экономического форума.

Н. Стариков:

— Не угадали совершенно.

В. Ворсобин:

— Это неуклюжее желание наших властей хоть как-то привлечь внимание наших людей к экономическому форуму и оборачивается вот этими тиктокерами. Очень банальным и приземленным способом наши власти пытаются затянуть в эту повестку… Они слишком плохо думают о наших гражданах, что они глупые и легковесные.

Это говорит, мне кажется, об отношении наших властей к людям.

Н. Стариков:

— Я думаю, что здесь отсутствие понимание, что такое экономический форум у тех, кто освещал его первый день, по крайней мере. Взяли какого-то креативного товарища, он решил, а давайте тиктокера, это весело и здорово. А потом люди повыше рангом поняли, что это никуда не годится. И дальше экономический форум освещался, на мой взгляд, безупречно. Геополитика, экономика, чистая экология, контракты.

В. Ворсобин:

— Наш слушатель пишет: зачем стране, где нет экономики, проводить экономический форум, похожий на сходку сами знаете кого?

Н. Стариков:

— Не читайте перед сном либеральных газет!

В. Ворсобин:

— Нет, я сейчас…

Н. Стариков:

— Есть у нас экономика, но она не развивается так быстро, как нужно.

В. Ворсобин:

— Знаете, что больше всего раздражало людей? Это вот эти очень сытые, блестящи костюмы. Они когда разговаривали… Там ещё Венедиктов оттенял эту публику своим… Он пришел в джинсах и с каком-то там свитере. И с ним разговаривали те, кто ворочают миллиардами с превосходством, типа, вы были позваны на обед? Не всем дается разрешение на деловые завтраки. Это сказал, по-моему, депутат Макаров. Очень так снисходительно. И вот эта сытость, то, что вот на этих пиджаках лежали ровным слоем эти миллиарды, они светились нефтяным блеском. Это бесило больше всего нашу публику.

Н. Стариков:

— Владимир…

В. Ворсобин:

— Мне кажется, такие форумы не надо популяризировать в народе. Нет смысла показывать людям то, что там происходит. Пусть это будет для профессионалов, для экономистов. Показывать эту жирную публику для людей, не знаю, для чего это нужно было делать.

Н. Стариков:

— Я соглашусь с вами отчасти. Входной билет в миллион рублей и 3900 на обед, понятно, что определенное отсечение зоны. Конечно, это вызывает определенное раздражение. Ну, что? Надо делать, чтобы наша экономика развивалась, чтобы люди зарабатывали деньги, чтобы деньги доходили до людей. И тогда раздражения будет поменьше.

Вот так устроена сегодняшняя экономика. Число долларовых миллиардеров выросло. Число богатых людей в России сократилось. Число бедных увеличилось. Значит, экономика работает, к сожалению, в интересах очень узкого круга лиц. И это надо подправить. Задача, как это сделать? На этом экономическом форуме не обсуждалась. Но зато там были подняты важнейшие геополитические вопросы, которые, надеюсь, помогут пополнить нашу казну. И дальше вопрос более справедливого перераспределения национального дохода – это вопрос следующей избирательной кампании, о которой вы говорить обычно не любите.

В. Ворсобин:

— Геополитические проблемы обычно тратят нашу казну, они обычно разоряют нас!

Н. Стариков:

— Я думаю, что в США, наконец, поняли, почему они живут так бедно. Потому что у них так много военных баз, много тех, кого они пытаются сделать своими союзниками, лезут во все щели, в том числе, на Украину, хотя могли бы сидеть на своей оклахомщине.

Владимир, не отказывайтесь от реальности, потому что это очень полезно — наблюдать за реальностью. Мы стали жить хуже после того, как отказались от своего влияния, попытались отказаться от своей армии, распилили часть своего флота, причем, в буквальном смысле разрезали на части.

Слава богу, что сейчас все восстановлено. Улучшение жизни – это восстановление нашего экономического, политического и военного могущества. Маленькие и слабые, мы никогда не будем жить хорошо.

В. Ворсобин:

— Николай, вам привет из Оренбурга! Вот если смотреть на Россию из Оренбургской области, я вам скажу, мы уже маленькие и слабые. Выйдите уже из ленинградского кольца!

Н. Стариков:

— Просто пришли и забрали все. И так будет с каждым, у кого есть нефть и нет армии.

В. Ворсобин:

— Знаете, миллиардеры, которые встречались на форуме, для них ваша риторика очень выгодна. Напугать населения врагами, ощетиниться перед всем миром. Не для того, чтобы защитить наши природные богатства для русских. Они защищают от нас, пугая нас, свои богатства.

Н. Стариков:

— Национализация природных ресурсов, пожалуйста. И стратегических областей. Она очень нравится? Прямо вот за счастье почтут? Ну, ради бога. Это один из пунктов нашей предвыборной программы.

Владимир, когда вам сказать нечего, вы обычно читаете номер телефона прямого эфира.

В. Ворсобин:

— Зачем хамить в прямом эфире?

Н. Стариков:

— Это не хамство, а констатация факта.

В. Ворсобин:

— «Нас просто припугивают внешней агрессией и грабят свои же, а мы им продолжаем верить, что мы какую-то угрозу миру несем. Хотя для капитализма нет своих, для него все чужие. А мы думаем, что мы для них свои», — пишет наш слушатель. Капиталист – общепланетарное животное, которое не имеет особой привязки ни к одной нации.

Н. Стариков:

— «Николай, Ворсобин не так сказал. Михалков показал результат ЕГЭ, граждане не знают начало и конец войны. Он показал опрос, вот к чему учебники Сороса привели».

В. Ворсобин:

— Они тупы и глупы?

Н. Стариков:

— По мнению Михалкова. Потому что они учились по этим учебникам. Это тоже важное дополнение.

Вопрос по поводу встречи Путина с Байденом. «Сталин во время войны встречался бы с Гитлером? Надо ли Путину ехать в логово?» — спрашивают меня. Отвечаю. Разговор о том, что Сталин во время войны встречался с Гитлером – это либеральная чушь. Такого никогда не было. Сталин не встречался с Гитлером. Но с президентом США Рузвельтом он встречался два раза, с премьер-министром Великобритании Черчиллем – четыре раза. Так что с Гитлером встречаться не нужно. А со своими союзниками встречаться нужно.

А союзники у нас и в то время, и сейчас были примерно одни и те же страны. Да и ведут они себя примерно одинаково, что в то время, что в это. Приведу пример из истории ленд-лиза. Это нечто похожее юридически не на бесплатную помощь, а это аренда с правом выкупа. После войны Советский Союз должен был оплатить или вернуть все то, что не сломалось во время боевых действий. Были интересные эпизоды. Корабли возвращали. А автомобили доукомплектовывали, американцы приезжали, проверяли всю комплектацию. Дальше они подогнали специальное судно с прессом и огромными ножницами. Приняли, машина хорошая, её загонять на корабль, разрезают на части, давят в блин и вывозят.

В. Ворсобин:

— А где давили?

Н. Стариков:

— Судно было в нашем порту. Американские машины уничтожались таким образом.

Аскер из Адыгеи:

— Очень многие передачи посвящены улучшению социально-экономической жизни россиян. Дают объяснения, почему у народа жизнь хуже и хуже, когда страна богатая. Но в том, что все предлагают, как решить проблему, нет самого главного. Кадры решают все. для улучшения жизни россиян нужны кадры. Нужно выдуть из Кремля как пылесосом начальников, которые заседают, хапают много, за границу вывозят. Качество кадров – залог успеха в решении социально-экономических проблем.

В. Ворсобин:

— А где же их взять? У нас вертикаль одна. Она берет только определенные кадры. Не даром губернаторы делятся на сечинских, не чемезовских и так далее. У кого какая крыша. Какие кадры там могут быть, если там все только на личной дружбе, на личной покорности? У нас система, где нет демократии, где есть один пахан, а под ним ещё пахан, а под ним ещё пять паханов. И у них челядь. Как в этой толпе будут появляться профессионалы?

Николай, вы у нас оппозиционер, кстати. Как вы думаете?

Н. Стариков:

— Ответ на этот вопрос есть. В стране нужна нормальная политическая борьба. Без доминирования одной политической силы, так, чтобы ей ещё подыгрывало государство. Это очень губительно. Это создает тепличные условия для тех политиков, которые, придя к власти, должны играть на внешнем поле. А там никто им подыгрывать не будет. Там им никто ковровую дорожку выстилать не будет.

В чем сила американской системы? США для меня, скорее, государство-антипод, как не надо строить государство. Но есть вещи, которые там можно обдумать и позаимствовать. Есть две большие политические силы, которые очень жестко между собой соревнуются. Как мы видели на примере Трампа. Но есть красные линии, за которые они не выходят. Трамп вышел – его сразу подмяли под себя. Можно бороться, искать компромат, но не ставить под сомнение честность выборов и ни в коем случае не вступать с врагами государства в контакты. У обеих американских партий внешняя политическая линия абсолютно одинаковая. Но побеждает сильнейший. И вот этот сильнейший продолжает одну и ту же государственную линию.

У нас этой системы сегодня нет. Ее нужно создать. У нас есть вариант её подточить, подстроить на грядущих парламентских выборах. Вы скажете, что это невозможно. А я скажу, что возможно, что это необходимо делать.

В. Ворсобин:

— А как это можно соединить? Как власть, которая хочет все контролировать – оппозицию, каждого человека на улице, — как она вообще в этом случае даст возможность развиться свободной политической конкуренции? Ведь одно без другого не может. А конкуренция предполагает бесконтрольность. Администрация президента не сможет контролировать партии оппозиции. Это только в страшном сне может Путину представиться, что он что-то не будет контролировать. Они сейчас контролируют и вас, и Зюганова, и Жириновского особенно. А вы предлагаете странную утопию.

Н. Стариков:

— Разберемся, что такое оппозиция. В нашей стране это те люди, которые проводят несанкционированные мероприятия, общаются с американским посольством, стараются деньги неизвестно откуда получить. И вообще, по сути, собираются разрушать страну. Кемская волость? Да забирайте. Это не оппозиция, это предатели.

В. Ворсобин:

— Откуда деньги ваша партия берет?

Н. Стариков:

— Зайдите на счет «Справедливой России – За Правду». Там все денежные поступления описаны. Партия получает деньги в том числе от государства.

В. Ворсобин:

— Не в том числе, а большую часть вы получаете от государства или от аффилированных с государством госкорпораций. Потому что вам просто разрешили быть партией.

Н. Стариков:

— Когда пройдет избирательная кампания, можно будет посчитать, сколько и откуда деньги потрачены. Это очень большие суммы. Оппозиция – это те люди, те политические силы, которые предлагают иной путь решения, не пытаясь разрушить государство, не вступая в союз с врагами государства. На Западе именно так и есть. Есть в Великобритании одна партия. Приходит другая и говорит: нет, надо чуть-чуть по-другому сделать. Но они так же говорят, что Россия плохая, что НАТО должно расширяться. Одна линия для всех. А у нас оппозицией считают тех, кто хочет разрушить страну.

В. Ворсобин:

— Германия, Италия – там партия «Альтернатива для Германии», которая очень хорошо относится к России. И собирается отменять эти санкции.

Н. Стариков:

— Вас ждет большое разочарование.

В. Ворсобин:

— Они вполне себе в поле демократии. Они участвуют в выборах, хотя имеют на политическую карту совершенно другие планы.

Н. Стариков:

— Смысл оппозиции – это другая точка зрения на развитие страны. Но на развитие страны и на сохранение ее, а не расчленение.

В. Ворсобин:

— Вы себе придумали вот эту фобию – расчленение, экстремизм, фашизм. Вы придумали страшилки и мучаете ими народ.

Н. Стариков:

— Те, кого вы привыкли называть оппозицией, то есть либералы, навальнисты и так далее, они бы Крым не передали бы Украине? Да с удовольствием. Изначально это была их позиция.

В. Ворсобин:

— Навальный сказал: это не пирожок и не печенье, которое можно взять и передать.

Н. Стариков:

— Хватит цитировать узников без совести. Какая позиция по Донбассу? Мы выступаем за признание ДНР и ЛНР. Эту фразу либерал просто произнести не может. Она у него на зубах завязнет.

В. Ворсобин:

— Тогда обратитесь к главе МИДа. Он за? Он никогда в жизни такого не скажет. Он что, либерал? У нас Владимир Путин за признание Донбасса? Нет. Он либерал? Нет.

Н. Стариков:

— Что такое оппозиция? Придя в Госдуму, поднимать этот вопрос, получить поддержку избирателей во время избирательной кампании. И убедить других коллег по Госдуме и тех, кто определяет внешнюю политику, что пришло время признать ДНР и ЛНР. Вот это настоящая оппозиция.

В. Ворсобин:

— Оппозиция не должна учить другую оппозицию, какой ей быть. Оппозиция – это другой взгляд. Не нужно ставить рамки, если это не прямое нарушение законов. У нас линия, отделяющая оппозицию от экстремизма все тоньше и неуловимей. Власть захочет вас сделать экстремистом, по щелчку пальцев вы будете сидеть. Как уже сидят люди. Я Жириновскому сказал: а вы не боитесь, что через два-три года вы окажетесь за решеткой и будете экстремистом? Потому что ваша Госдума позволяет власти это делать и принимает такие законы.

Николай, вот нам пишут: причем, неважно, сколько денег в процентах получает партия от государства. Смотрите, какая есть другая позиция? Если государство платит хоть рубль, значит, существующая власть уверена, что это партия-шмартия (цитирую) не изменит существующий курс на уничтожение русской цивилизации.

А если себе представить, что власть, которая сейчас сидит в тюрьме, сейчас уничтожает Россию? В будущем. Что она убивает сейчас все хорошее, что сейчас есть. Почему ругают все время оппозицию? И смотреть на солнышко, хорошая оппозиция или плохая.

Н. Стариков:

— Слушатель задает много хороших вопросов. Это вопросы не в бровь, а в глаз.

Вопрос, который возникает из этого вопроса. Каким образом должны финансироваться политические партии? В 90-е годы не давало ничего политическим партиям, поэтому господин Ходорковский восполнил пустоту. В природе пустоты не бывает, а в политической природе её точно нет. И что происходило? Перед арестом, а его арестовали за неуплату налогов, Ходорковский и его компания перед этим, продав ЮКОС американцам, на полученные деньги скупала все политические партии в России оптом и в розницу. Оптом – это значит всю партию, в розницу – отдельных депутатов от разных партий, которые шли по одномандатным округам. И должен был получиться очень печальный результат – полностью подконтрольная Ходорковскому (американская) Госдума. И после этого было заменено законодательство. И российская власть решила, что политические силы, представленные в Госдуму, а туда проходят не все политические силы, а только те, кто представляет из себя серьезную политическую партию, будут получать определенную сумму от государства.

В. Ворсобин:

— Николай, я эту версию знаю. И сразу несколько вопросов. Почему до сих пор не арестованы и не привлечены к ответственности депутаты, которых купили? Почему партии не были подвержены преследованию правоохранительных органам из-за того, что продались Ходорковскому? Мое мнение, что это сказка, которая была придумана для того, они взяли историю с Ходорковским, раздули её до такого масштаба, чтобы можно было прикрыть свое желание все контролировать.

Представляете интересную вещь, когда государство контролирует финансирование оппозиции? Получается, если бы гендиректор ЦСКА думал бы, а сколько денег дать своему конкуренту «Спартаку» на что-нибудь? Чтобы «Спартак» сдох, потому что это ЦСКА. И то же самое здесь. Душить оппозицию в таких условиях намного легче. Это ненормальная ситуация. Оппозиция должна быть независимой.

Н. Стариков:

— Если вы когда-то займетесь политической деятельностью, у вас сразу возникнет вопрос. Идеи прекрасные, люди есть, но необходимы финансы, чтобы от идей к их воплощению пройти вот этот путь, чтобы люди узнали ваши идеи.

Я не говорю, что сегодня у нас идеальная система. Но я вам рассказал её генезис, а вы делаете вид, что этого не было. И во времена Ходорковского, а это 2003-й или 2005-й год, вот тогда деньги брали все политические партии, которые тогда были, начиная от «Яблока» и заканчивая КПРФ. Поэтому государство вмешалось, прервало этот процесс.

В. Ворсобин:

— И государство дает деньги!

Н. Стариков:

— Вы спрашиваете, а почему не были арестованы какие-то депутаты? А вы, действительно, знаете политическую судьбу каждого, кто связал себя с Ходорковским? Тогда. Я уверен, что многие из них были выброшены на политическую обочину. Не все, но выводы были сделаны. Главная проблема политическое системы, что человек, который идет, финансирует свою избирательную кампанию из каких-то средств, но эти средства могут быть предоставлены ему таким вот Ходорковским. Тогда получается, что независимый кандидат может выглядеть как независимый, оказывается очень даже зависимым.

Почему принят закон об иностранных агентах? Для того, чтобы эту связь как-то подсветить. Я вам скажу, как человек, который готовится к избирательной кампании: теперь в рамках нового закона необходимо заполнить определенное количество справок и документов. И человек, который в течение двух лет был либо учредителем структуры, получающей деньги из-за рубежа, либо получал деньги из-за рубежа на политическую деятельность, он должен это отметить. И дальше его избирательная продукция должна быть определенным образом помечена.

Государство двигается в эту сторону. Не так решительно, как бы хотелось, чтобы пресечь появление в политическом поле страны тех, кто связан с заграницей. Обратите внимание, запретили двойное гражданство теперь уже конституцией.

В. Ворсобин:

— Я вспомнил историю СССР. И когда вы говорите о страшном Западе, который присылает мешки долларов, чтобы подкупить врагов народа, я сразу вспоминаю… Это все очень знакомо.

Н. Стариков:

— Откуда вам это знакомо?

В. Ворсобин:

— По «Крокодилу». Был такой сатирический журнал.

Н. Стариков:

— У вас какой-то особый «Крокодил» был. Там не было карикатур, которые бы финансировали…

Н. Стариков:

— Про Запад!

Я вам прочитаю одну строчку. Человек пишет: это нормальная международная практика – финансировать официально зарегистрированные партии, пишет вам человек.

А вот когда их финансируют из-за границы, это криминал. И это не нормально. Это я добавляю от себя.

В. Ворсобин:

— Николай, я считаю, что любые, возможно, хорошие и международно принятые решения извращаются нашим государством в свою пользу. У нас нет никаких границ…

Н. Стариков:

— Как же вы ненавидите наше государство!

В. Ворсобин:

— Власть ненавижу. Государство обожаю. Оно прекрасно. Власть не соответствует нашей стране.

Мы прервемся на неделю.

Н. Стариков:

— До свидания!

P.S. Предыдущие выпуски программы «По сути дела»:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

👉🏻 Подпишитесь на рассылку

  • Русская смута XX века
  • От декабристов до террористов. Инвестиции в хаос
  • Сталин. После войны. Книга вторая. 1949-1953
  • Сталин. После войны (1945-1948). Книга 1
  • Национализация рубля. Путь к свободе России
  • Сталин. Вспоминаем вместе
  • Шерше ля Нефть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: