Из Невы с Надеждой.
Как русские моряки впервые обогнули земной шар

02.10.2021

Из Невы с Надеждой. Как русские моряки впервые обогнули земной шар

Источник: spb.aif.ru @ Сергей Хорошавин

В августе 1803 года завершилось первое кругосветное плавание кораблей Балтийского флота под командованием Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского. Три года корабли «Надежда» и «Нева» плавали по морям и океанам земного шара.

За это время российские моряки «закрасили» на мировой карте множество «белых пятен», познакомились с каннибалами Маркизских островов, попытались наладить дипотношения с Японией и доказали – российский флот может не только побеждать врагов, но и совершать великие географические открытия.

Человек и пароход

Первое кругосветное плавание прямо связано с именем адмирала Ивана Федоровича Крузенштерна. Его настоящее имя – А́дам Ио́ганн фон Кру́зенштерн, и происходил мореплаватель из семьи балтийских дворян. Его предок – шведский офицер фон Крузенштерн в 1704 году во время Северной войны попал в плен, был отправлен в Тобольск, а после возвращения осел в Эстляндии (как тогда называли Эстонию) и в Швецию уже не вернулся, присягнув России. Сам Крузенштерн про себя говорил «я являюсь природным россиянином».

Из Невы с Надеждой. Как русские моряки впервые обогнули земной шар

Иван Федорович оставил жену и новорожденного сына на неопределенный срок, причем без гарантий, что вернется живым. Фото: Commons.wikimedia.org

В 1787 году будущий покоритель океанов закончил Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге, после чего стажировался на британских кораблях, участвовал в ряде длительных плаваний, а в 1799 году впервые разработал проект развития торговли Русской Америки с Китаем и отправки кругосветной экспедиции. Однако это предложение было проигнорировано властями. Но Крузенштерн обратился вновь и сумел заинтересовать императора Александра I, который и назначил настойчивого капитана руководителем экспедиции. У русского царя, кстати, был личный коммерческий интерес в успехе предприятия – император входил в число учредителей Российско-Американской компании.

Между тем, решение организовать экспедицию вызвало в семье Крузенштерна серьезный кризис – Ивану Федоровичу предстояло оставить жену и новорожденного сына на неопределенный срок, причем без гарантий, что он вообще вернется живым.

Да и в целом путешествие попахивало авантюрой: самому старшему офицеру экипажа было 35 лет, а Крузенштерну и вовсе 33, однако молодость с лихвой искупалась отвагой и трезвым расчетом. В частности, в плавание было решено отправиться на кораблях британского производства (шлюп «Леандр» переименовали в «Надежду», а «Темзу» – в «Неву»). Крузенштерн стажировался на таких судах, был уверен в их прочности и поэтому рисковать не стал.

Само плавание оказалось тяжелым – корабли были небольшие, а, к примеру, продукты для питания экипажа везли с собой в «натуральном» виде: палубы были уставлены клетками с птицами и животными. Можно представить, какой там стоял запах!…

Во время плавания Крузенштерн, по собственной инициативе, вел научные исследования. А после возвращения в Россию сделал карьеру, дослужившись до адмирала и постепенно превратившись в одного из самых влиятельных флотских военачальников страны.

В октябре 1845 года адмирал стал соучредителем Императорского Русского географического общества. В 1846 году Иван Федорович был погребен в Домском соборе Таллина. Его личность высоко ценили и в Российской империи, и в Советском Союзе.

И хотя почтальон Печкин в мультфильме про Простоквашино ошибся, считая, что есть пароход имени Крузенштерна, – парусник «Крузенштерн» действительно находится в составе отечественного флота с 1946 года.

Самый скандальный пассажир

Одним из самых ярких членов экипажа первой русской «кругосветки» оказался граф Федор Толстой – самый известный великосветский хулиган начала XIX века, тот самый, что по итогам плавания «в Аляску сослан был, вернулся алеутом».

Из Невы с Надеждой. Как русские моряки впервые обогнули земной шар

Федора Толстого высадили на Камчатке. Фото: Commons.wikimedia.org

Как он оказался в составе экспедиции, до сих пор неизвестно: до этого плавания в особенной любви к морю граф замечен не был. Как рассказала в своих мемуарах его двоюродная племянница Марья Каменская, Толстой таким образом ловко избежал очередного наказания в Преображенском полку. По её словам, он выдал себя за своего двоюродного брата-тезку, который числился в составе экипажа, но не желал плыть, так как страдал морской болезнью.

На борту шлюпа Толстой вел себя, как обычно, – играл в карты, пьянствовал, задирал попутчиков. Известна байка, что якобы он даже запустил в каюту Крузенштерна ручного орангутанга, и тот залил чернилами все записи капитана. Вероятно, сей эпизод придумал сам Толстой, любивший в старости похвастаться своими «подвигами». За такое поведение графа неоднократно отправляли под арест.

В конце концов Крузенштерн потерял терпение и высадил скандального пассажира на Камчатке. Оттуда тот добрался до одного из Алеутских островов, где провел несколько месяцев среди аборигенов племени тлинкит. Там его тело украсили многочисленными татуировками, которые он позже, вернувшись в Петербург, с гордостью демонстрировал любопытствующим.

Аборигены и моряки

Татуировками во время плавания украсил свое тело не только граф Толстой. Многие моряки также оказались поражены дикарским великолепием встреченных ими аборигенов.

В частности, сохранились сделанные врачом Вильгельмом Тилезиусом зарисовки полинезийцев – обитателей Маркизских островов, которые русские моряки посетили весной 1804 года. У аборигенов на тот момент ещё свирепствовал каннибализм, и потому поодиночке на берег мореплаватели не сходили.

Зато матросы охотно принимали на борт полинезийских девушек. По сохранившемуся описанию, с корабля на берег подавался сигнал «Женщины, сюда!», девиц пускали на борт по порядку, после чего «дееспособные искали себе пару». Офицеры, естественно, такого поведения себе не позволяли, беря на себя дипломатические функции и общаясь с вождями племен.

В дневниках экспедиции сохранились записи, что на мореплавателей произвели большое впечатление высокий рост, стройность, «живость и изысканные манеры» местных аристократов, а также мастерство племенных специалистов по татуировкам.

Не только матросы накалывали разные узоры, но даже сам Крузенштерн набил на руке имя жены, «которую он совершенно обожает».

Из Невы с Надеждой. Как русские моряки впервые обогнули земной шар

Татуированные воины с Нуку-Хивы. Гравюры по рисункам Тилезиуса. Фото: Commons.wikimedia.org

Посольство в Японию

Одной из задач путешествия было установление дипломатических отношений с Японией.

Увы, посольство не заладилось с самого начала. Изделия из хрусталя японцев не заинтересовали (оживление вызвали только полученные из Эрмитажа часы в виде слона, который был способен поворачивать хобот и уши, и фонари-калейдоскопы работы Кулибина). Обиделись японцы и на действительно не самое дипломатичное замечание о красоте японок – дескать, те зря чернят зубы.

В конце концов, японцы разрешили русским пришвартоваться, но сильно ограничили их передвижение по суше. Впрочем, несколько офицеров развернули в это время активную научную деятельность, занимаясь исследованием климата Японии и местных рыб. Их, кстати, было описано более 150 видов, что, по сути, заложило основы современной японской ихтиологии. Поэтому в Стране Восходящего Солнца это, в целом, очень неудачное посольство запомнилось, скорее, с хорошей стороны.

Из Невы с Надеждой. Как русские моряки впервые обогнули земной шар

Шлюп «Надежда» и солдат почётного караула. Японское изображение 1805 года. Фото: Commons.wikimedia.org

Итоги экспедиции

Команды «Надежды» и «Невы» совершили ряд открытий в бассейне Тихого океана, закрыв последние «белые пятна» в его северной части.

Так, Юрий Лисянский описал в заливе Аляска остров Кадьяк, а также часть архипелага Александра. По пути с Кадьяка в Макао были открыты необитаемый остров Лисянского и риф Нева, причисляемые к Гавайскому архипелагу, а к юго-западу от них – риф Крузенштерна.

Также участники первого кругосветного плавания выполнили разнообразные океанологические наблюдения: они открыли Межпассатные противотечения в Атлантике и Тихом океане; выяснили причину свечения моря; собрали многочисленные данные о давлении атмосферы, приливах и отливах в ряде районов Мирового океана.

Привезенная мореплавателями этнографическая коллекция попала в Кунсткамеру, а труды экспедиции широко тиражировались: за казенный счет в 1809-1812 годах сразу на русском и немецком языках вышло трехтомное «Путешествие вокруг света» Крузенштерна (1310 страниц) с атласом. В атлас было включено 32 пейзажа посещенных экспедицией островов, 44 этнических типа (полинезийцев, японцев, китайцев, айнов, камчадалов, алеутов, нивхов), карты островов и побережий. В 1813 году труд Крузенштерна оперативно перевели на английский язык, а далее последовали французский, итальянский, голландский, шведский и датский переводы.

Обложка: Шлюп «Нева» в гавани Святого Павла на острове Кадьяк. Рисунок Юрия Лисянского. Commons.wikimedia.org

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТАРИИ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: