Ящик Пандоры открыт…

16.09.2021

Ящик Пандоры открыт…

Источник: stoletie.ru @ Виталий Лекомцев

Латвия: под угрозой мемориалы воинам Красной армии.

26 августа в латвийском городе Мадона состоялось вскрытие могилы генерал-майора Николая Петровича Якунина (на фото), погибшего в сентябре 1944 года при освобождении города от нацистов. Останки генерала были перенесены из центра города на местное братское кладбище. Российское посольство дало своё согласие на перезахоронение – что вызвало протесты русских как в РФ, так и в самой Латвии. Они доказывают, что дипломаты помогли открыть ящик Пандоры – и теперь угроза нависла и над другими мемориалами.

В первую очередь хотелось бы рассказать о военачальнике, прах которого потревожили в Мадоне. Николай Петрович Якунин родился в селе Михайловское Оренбургской губернии. Ныне это село Шарлык Шарлыкского района Оренбургской области. На обелиске, под которым его захоронили, годом рождения был указан 1902-й, но оренбургские краеведы установили, что Якунин родился 1 ноября 1903 года. В юном возрасте он вступил в январе 1918 года в отряд Красной гвардии, а затем – в 1-й Рабочий Оренбургский полк. Активно участвовал в Гражданской войне на стороне красных, получил ранение. Избрал армейскую карьеру, повышал свою квалификацию на различных командных курсах, воевал с басмачами и финнами, постепенно рос в званиях – и к началу Великой Отечественной учился в академии Генштаба имени Ворошилова.

C лета 1941 года Якунин командовал 52-й кавалерийской дивизией, которая в августе была включена в состав 13-й армии, а в октябре – в оперативные группы под командованием генералов Аркадия Ермакова и Федора Костенко. В составе этих соединений дивизия Якунина участвовала в Смоленском сражении, в Орловско-Брянской и в Тульской оборонительных, в Елецкой наступательной операций, в контрнаступлении под Москвой. В марте 1942 года Якунин возглавил 21-ю кавалерийскую дивизию, в рядах которой сражался в ходе Среднедонской наступательной операции и при освобождении станицы Тацинская.

В феврале 1943 года дивизию преобразовали в 14-ю гвардейскую, а Николая Петровича наградили орденом Красного Знамени. В наградном листе указывалось, что он, «обладая исключительной храбростью и решительной настойчивостью в выполнении боевых приказов командования, выходил на самые ответственные участки боя, где личным примером увлекал за собой в бой подразделения».

В мае 43-го Якунина назначили на должность заместителя командира 7-го гвардейского кавалерийского корпуса в составе Степного военного округа. Однако с июня он находился в распоряжении Военного совета Степного фронта, а затем – в распоряжении Главного управления кадров Народного комиссариата обороны СССР. С ноября военачальник руководил 98-м стрелковым корпусом, участвовавшим в Ленинградско-Новгородской наступательной операции. В мае 1944 года Якунин стал заместителем командующего 8-й армией и вскоре ступил на землю Прибалтики – в ходе Нарвской наступательной операции.

В июле того же года Николай Петрович был назначен на должность командира 124-го стрелкового корпуса, который в ходе Прибалтийской наступательной операции прорвал оборону противника. За это Якунина наградили вторым орденом Красного Знамени. 30 сентября 1944 года машина Якунина близ поселка Эргли (западнее Мадоны), подверглась миномётному обстрелу противника, генерал был смертельно ранен. Его доставили в госпиталь, но, увы, врачи ему помочь уже не смогли.

В общем, достойная жизнь и смерть заслуженного воина, одного из лучших представителей своего поколения… Его похоронили в Мадоне возле здания здешней гимназии, потому что в годы войны в ней располагался госпиталь. Там он и покоился в течение почти семидесяти семи лет.

На территории современной Латвийской Республики находится немало мемориалов погибших советских солдат, и это вызывает раздражение латышских националистов.

По неофициальной информации, недавно депутат Сейма Латвии от праворадикального Национального блока Янис Домбрава пообещал своим однопартийцам добиться, что в течение нескольких ближайших лет территория страны будет «зачищена» от таких мемориалов.

Стартом этой кампании стало осквернение неизвестными вандалами в феврале нынешнего года могилы советских офицеров, находящейся в центре города Екабпилс. Под покровом ночи осквернители с помощью трактора сдернули с мемориала артиллерийское орудие, служившее главным его элементом. Пушку увезли в неизвестном направлении и на сегодняшний момент её местонахождение остается неизвестным. Полиция вела расследование спустя рукава и вскоре закрыла дело – хотя проживающие в Екабпилсе националисты, похитившие пушку, почти даже и не скрывали, что это дело их рук.

Следующей на очереди стала Мадона. Ещё в прошлом году замглавы Мадонского края Зигфридс Гора (член все того же Нацблока) поднял вопрос о том, чтобы пора бы убрать памятник Якунину с глаз подальше.19 мая 2020 года совет Мадонского уезда в составе 17 членов поддержал предложение Горы о перезахоронении останков генерал-майора Якунина на братском кладбище на улице Парка, 5. Туда постановили переместить и памятник – особо указав, что «нынешнее место захоронения находится в противоречии с сегодняшними политико-идеологическими установками и политикой культурной среды в Латвии».

Причём перенос могилы Якунина был неосуществим без согласия посольства РФ – в противном случае это грубо бы нарушило действие российско-латвийского соглашения о защите воинских захоронений. И посольство… дало добро на перезахоронение останков!

Это известие вызвало резкий протест ряда русских историков и общественников – как в самой Латвии и в России. Резко против перезахоронения генерала высказались рижский краевед Александр Ржавин, российские журналист Дмитрий Ермолаев, историк Александр Дюков, дипломат и политический аналитик Михаил Демурин. «Чиновники совершили непростительную ошибку. Такого прецедента, тем более под давлением латышских русофобов и сторонников нацистов – а они уже вовсю празднуют свою «победу» – создавать нельзя! Работа посольств по обеспечению сохранности памятников и захоронений и уходу за ними должна быть поставлена под строжайший общественный контроль!», – призвал М. Демурин. В свою очередь, российский научный фонд «Историческая память» 23 августа попросил МИД РФ не допустить выдачи разрешения на перенос захоронения. «Могила героя должна остаться на своем месте», – призывали историки.

В самом посольстве сначала отмалчивались, но потом всё же решили выступить с разъяснениями. «Находящаяся в настоящее время на территории школы могила заслуженного советского командира ранее действительно была местом, достойным упокоения героя. Там принимали в пионеры, учили детей ценить вклад, в том числе и их родителей и дедов, в Победу над нацизмом. Но в условиях, когда «антисоветизм» и разрушение памятников стали частью государственной политики современной Латвии, оставлять генерал-майора во дворе школы, где ученикам гордо рассказывают о так называемой советской оккупации, а не о героях 201-й латышской стрелковой дивизии или 130-го латышского стрелкового корпуса, считаем неуважительным к его памяти», – подчеркнули в соцсети Facebook от имени дипмиссии некие сотрудники посольства, которые предпочли не называть своих имён.

Такое объяснение возмутило краеведа Ржавина. «Да, националисты всячески стремятся исказить историю Великой Отечественной войны.

Но именно наличие могилы советского генерала возле школы и могло бы дать российской стороне шанс рассказывать подрастающему латышскому поколению о том, какая была роль Красной Армии в сохранении латышей как народа. Можно было напоминать и о том, что в самой Красной Армии служило огромное число латышей, которые при этом зачастую были добровольцами.

А теперь получилось именно то, чего и хотят «нацики»: с глаз долой, из сердца вон. Латышские националисты сказали, что могиле советского генерала не место возле школы – российские дипломаты согласились! Не место, по их мнению, ничему советскому возле латвийских школ. Оградить внимание латвийских учеников от темы Красной Армии – в этом российские дипломаты оказались солидарными с националистами в своих поступках», – негодует краевед.

Глава фонда «Историческая память» Александр Дюков (он же – член Комиссии по мониторингу и разрешению конфликтных ситуаций Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям) охарактеризовал произошедшее в Мадоне, как «возмутительную капитуляцию посольства России в Латвии перед антироссийскими латвийскими радикалами, находящуюся в прямом противоречии с основами исторической политики нашей страны». Дюков напомнил, что партия Национальный блок, инициировавшая перенос могилы генерала Якунина из центра Мадоны, ведёт неприкрыто антироссийскую деятельность. «Выдав разрешение на перенос захоронения, посольство России в Латвии поддержало политических русофобов, борющихся с «советским наследием»», – отмечает историк.

Он напоминает, что захоронение генерала Якунина в Мадоне находилось рядом с местной гимназией и служило для школьников наглядным опровержением концепции «советской оккупации». Именно из-за этого представители Национального блока и добивались проведения переноса захоронения до начала учебного года. Дюков считает, что, выдав разрешение на перенос захоронения, посольство России в Латвии вольно или невольно «солидаризировалось с сегодняшними политико-идеологическими установками властей Латвии – то есть с концепцией «советской оккупации» и необходимостью преодоления её наследия».

Александр Дюков призывает досконально разобраться в ситуации и выявить имена конкретных сотрудников посольства России в Латвии, согласовавших перенос могилы генерала. Стоит отметить, что посольство уже почти полгода работает без руководителя. Прежний его глава Евгений Лукьянов минувшей весной оказался переведён на должность посла России в Белоруссии, а в диппредставительстве в Риге пока начальствует временный поверенный Вадим Васильев. «Какой-то клерк из нашего посольства в Латвии решил помочь латышским националистам и дал разрешение на перенос захоронения. И вот результат этого соглашательства с врагом», – констатирует Дюков.

Историк отметил, что практически одновременно с переносом могилы Якунина наиболее читаемый латвийский портал Delfi.lv опубликовал интервью с депутатом и главой комиссии иностранных дел Сейма Латвии Рихардом Колсом (тоже членом Нацблока).

Колс пообещал «разобраться» с находящимся в Риге памятником Освободителям Латвии, к которому ежегодно 9 мая приходят десятки тысяч празднующих русских рижан.

«Памятник воинам-освободителям – по сути, незаконное строение, а лет через десять его уже не будет защищать международный договор с Россией», – уверен Колс. Он пообещал осенью продвигать в парламенте закон о «переструктуризации» парка Победы, где расположен раздражающий его памятник и о превращении монумента в «мемориал памяти жертв тоталитарных режимов». В связи с этим Александр Дюков отмечает: «Сколько раз говорено: не садись с чертом есть, у него ложка длиннее. Никакие уступки русофобам по вопросу захоронений советских воинов-освободителей – невозможны».

Дюков и его коллеги напомнили: «В мае 2021 г. президент России Владимир Путин призвал сотрудников российских дипломатических миссий за рубежом «постоянно заботиться о состоянии и защите советских мемориалов, действуя здесь принципиально, жестко, последовательно, опираясь на силу международного права». Очевидно, что действия клерков посольства России в Латвии находятся в прямом противоречии с указаниями президента России, с политическими интересами нашей страны, а также с элементарными нормами морали». А политолог Александр Носович призвал «бить в набат», потому что, прецедент, по его мнению, создан чудовищный. «Могилы красноармейцев после этого начнут осквернять по всей Восточной Европе. А что, россияне не возражают!», – сокрушается Носович.

Так или иначе, все призывы остались безответными. К 26 августа по распоряжению самоуправления Мадоны вокруг могилы срезали кустарник, сняли и разобрали обелиск, части которого разложили рядом. Начали копать – гроб с останками генерала оказался на глубине в один метр и тридцать сантиметров. Гробокопатели приподняли верхние доски, под которыми и обнаружились кости. В 1944-м Якунина захоронили со всеми воинскими почестями. На гроб крест-накрест положили шашку с ножнами, а поверх неё – генеральскую фуражку. В гробу обнаружили погоны, а вот боевых наград не было – по обычаям того времени их не закапывали с телом, а отправляли в Москву. Останки сложили в пакет, после чего на время доставили в морг. Оттуда их позже переместили на городское братское кладбище – для перезахоронения. Здесь покоятся как минимум 4300 советских воинов. Теперь Якунин лежит среди своих солдат, плечом к плечу вместе с которыми он сражался и погиб…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТАРИИ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: