Эскалация на Донбассе, Мария Бутина у Навального

06.04.2021

В очередном выпуске программы «По сути дела» на радио «Комсомольская правда» речь зашла о возможности эскалации конфликта на Донбассе, включении ЛДНР в состав России, непризнании киевского режима, необходимости для Германии газопровода «Северный Поток – 2», роли олигархов в политических процессах, важности инфраструктурных проектов для государства, а также о посещении Марии Бутиной отбывающего положенное наказание Навального.

Хронометраж:
00:00 — Ждать ли эскалации конфликта на Донбассе
11:51 — Будут ли включены ЛДНР в состав России
15:42 — Может ли Россия не признавать текущий киевский режим
18:03 — Нужен ли Германии «Северный поток-2»
21:10 — О роли олигархов в политических процессах
24:25 — Почему для государства важны инфраструктурные проекты
35:25 — О посещении Марией Бутиной Навального в тюрьме

Скачать аудио

Текстовая версия:

Источник: «Комсомольская правда»


В. Ворсобин:

— У микрофона Владимир Ворсобин и Николай Стариков.

Н. Стариков:

— Добрый день.

В. Ворсобин:

— Ну что, мы уже вторую или третью передачу подряд вспоминаем про ДНР и про напряженность, которая сейчас сгущается над границами непризнанных ДНР и ЛНР с Украиной. Вроде бы даже Россия признала, что стягивает несколько тысяч войск к границе с Украиной. Глава ДНР не исключил полномасштабной атаки Киева на Донбасс. По мнению господина Пушилина, «у Украины для этого все готово. Физические возможности такие со стороны Украины есть, технические – тоже. Будет ли отдан тот решающий приказ, который станет губительным для всей Украины, посмотрим».

Николай, что происходит?

Н. Стариков:

— Вы знаете, очень сложно разобраться, в очередной раз наблюдая концентрацию украинских войск на линии соприкосновения. Для меня совершенно очевидно, что четыре тысячи российских солдат, которые находятся или переброшены на российско-украинскую границу, это не та группировка войск, которая может угрожать Украине как государству. Очевидно, что четыре тысячи – это совершенно недостаточное число.

Поэтому, Владимир, на самом деле я хотел спросить вас. Потому что несколько программ я отвечал на вопрос, что же там происходит. Поэтому хотел спросить вас.

Вот смотрите, Украина раз за разом концентрирует войска на линии соприкосновения, объясняет это тем, что существует угроза удара со стороны ДНР, ЛНР и России, которая, конечно же, олицетворение зла. Мне кажется, что все можно решить очень просто. Если Украина такая добрая и пушистая, как пытаются говорить в Киеве. Так отведите войска километров на 10-20 вглубь территории современного украинского государства. И ничего не будет. Не будет ни обстрелов, ни снайперских дуэлей, не будут гибнуть мирные жители, не будут гибнуть солдаты ВСУ. В чем проблема? Отведите на 10-20 километров и дайте возможность ОБСЕ мониторить этот промежуток. Уйдите с линии соприкосновения.

В. Ворсобин:

— Вы сейчас говорите о доверии между сторонами. Для того, чтобы договориться и отвести войска, нужно доверять друг другу. Пошли первые жертвы в эти дни. Девочка погибла в Донецке, трагедия.

Н. Стариков:

— Ребенок погиб. Там погиб мальчик.

В. Ворсобин:

— Прошу прощения. Но разницы никакой нет. И четверо военнослужащих украинской армии до этого тоже погибли во время обстрела с противоположной стороны. Эти дуэли ведутся сейчас очень активно. Можно обвинить любую сторону.

Н. Стариков:

— Вы уходите от ответа.

В. Ворсобин:

— Не очень привычно для нашей передачи, но я попытаюсь. Я вас призываю к объективности.

Н. Стариков:

— Я абсолютно объективен. Вот смотрите, есть линия соприкосновения. Обе стороны обвиняют друг друга в обстрелах и говорят, что они отвечают. Я, естественно, склонен верить ДНР и ЛНР, потому что я там был, я знаю этих людей, я знаю, что они пережили. И знаю, что такое государственный переворот. И что за политические силы пришли к власти путем захвата её на Украине.

Давайте мы на секунду забудем свой личный опыт. Есть две стороны конфликта. Стреляют, гибнут люди. Одна сторона конфликта – в данном случае ДНР и ЛНР – не имеет возможности отвести войска от линии соприкосновения. Потому что, если вы отведете километров на двадцать, то пол-Донецка вы должны бросить. Если в Луганске, то вы уже на саму территорию Луганска должны прийти. Со стороны Украины этой проблемы нет. Если вы хотите мира, действительно, отведите на 20 километров. И пусть ОБСЕ там мониторят. Тогда прекратятся и дуэли — и снайперские, и артиллерийские, и какие угодно.

И самое главное, если вы хотите прекращения гражданской войны, так заявите об этом публично. Скажите: мы готовы решить все проблемы, которые привели к возникновению этого конфликта. Русский язык получит второй государственный статус, будет полная амнистия всем, кто участвовал в армии ДНР и ЛНР. И так далее, и тому подобное. То есть выполните или хотя бы заявите о выполнении минских договоренностей, тех самых, которые не выполняются.

Что делает Украина? Она говорит, что русский язык мы будем дальше запрещать. Никаких амнистий не будет. Минские соглашения мы выполнять не будем. И войска подвозят в очередной раз на линию соприкосновения. Какая должна быть здесь реакция ДНР и ЛНР?

Я недавно в своем Telegram-канале nstarikov_ru разместил информацию, где человек один размышляет о том, почему жертвы запрещенной в России организации ИГИЛ ведут себя, помните вот эти страшные ролики, где людям головы отрезали, которые нам почему-то западные СМИ все время крутили. Так вот люди на них как-то удивительно спокойно относятся к тому, что сейчас с ними произойдет. И вот этот блогер объясняет технологию. Оказывается, этих людей десятки раз выводят под камеру – и ничего с ними не делают. В итоге у них возникает ощущение, что ничего и не будет. Их ставят в очередной раз, включают камеру – и вот там происходит этот ужас с отрезанием головы.

Точно так же в свое время, в 1973 году, Египет и Сирия, когда они атаковали Израиль, прекрасные израильские спецслужбы ввели в заблуждение. Они многократно выводили войска на границу и уводили их внутрь. И ничего не происходило. И так десятки раз. И в один прекрасный день они атаковали.

В. Ворсобин:

— Я понимаю, что вы говорите ещё и еще. Но у нас не такая резиновая передача.

Н. Стариков:

— Давайте спросим мнение наших уважаемых радиослушателей: зачем Украина в очередной раз выводит войска на границу?

В. Ворсобин:

— Давайте не превращать нашу передачу в пропагандистскую историю. Давайте обмениваться мнениями. Подключим и наших слушателей. Монологи не располагают к раскрытию ситуации. Тяжело продраться через ваши слова.

Н. Стариков:

— Я и прошу вас высказаться.

В. Ворсобин:

— Николай, вы призываете не использовать личный опыт. Жаль. Потому что я был на передовой. Вы наверняка тоже были на передовой. Если вы там были, получается, что вы либо по душам не разговаривали с ополченцами, либо там недолго были. Ополченцы сами признают, что каждый сантиметр, который они отвоевали у украинцев. Я думаю, что с той стороны такая же история. Это их погибшие товарищи. Каждая пядь земли полита кровью.

По поводу нарушения перемирия. Они мне сами говорили, что плевать они хотели на это перемирие. Если приедет из Москвы какой-нибудь человек, они называют Россию «северным ветром», приедет человек из северного ветра и им прикажет, жестко заставят, они ещё два дня, может, и постреляют. Нельзя говорить механически, что просто отойдем. К этому надо призывать.

Но при этом ни разу ОБСЕ не наказывала, не было случая, когда кто-то из провокаторов с той и с другой стороны отвечал за нарушение перемирия. Я боюсь, что сейчас мы все равно виновного не найдем ни с той, ни с другой стороны. И срыв этих переговоров, сейчас Зеленский разговаривает уже без России, говорит о том, что, действительно, сейчас будет серьезная эскалация. Причем обе стороны боятся друг друга. А в этом случае – только чиркни спичкой. Сейчас какой-нибудь придурок с одной или с другой стороны из гранатомета шмальнет по окопу соседнему, как он обычно делал каждую неделю, и начнется снова война. Я этого сильно боюсь.

Н. Стариков:

— Владимир, я вашу точку зрения услышал. Именно это я вам сейчас и пытался объяснить. Если есть ситуация взрывоопасная, что вот сейчас все вспыхнет, что почему-то сегодня выстрел, который был каждый день в течение многих месяцев, приведет к совершенно иному развитию событий, так надо развести стороны, чтобы не было вот этой взрывоопасной ситуации.

Ситуация такова, что просто физически, территориально одна сторона не может отвести войска, потому что некуда, другая сторона может, но этого не делает. Ведь я же не предлагаю просто отвести войска. Должно быть заключено соглашение. ДНР и ЛНР дают гарантии, что они не сдвинутся ни на сантиметр вперед. Украинская армия отходит в сторону.

Почему этого не делается? Я вам попытался это объяснить словами одного из блогеров. Потому что создается попытка усыпить ДНР и ЛНР этими постоянными напряжениями, постоянным выводом войск на линию соприкосновения. И мы не знаем, в этот раз будет атака или нет.

В. Ворсобин:

— Николай, надо решать концептуально эту проблему. Потому что она не решается ни с точки зрения России. ДНР и ЛНР уже ждут определения своего статуса. Ни с точки зрения Украины. Вы можете себе представить, чтобы ДНР и ЛНР вошли в состав Украины заново? Той Украины, которую мы знаем. Наверное, нет. Тогда в этом случае почему Москва тянет с тем, чтобы наконец-то вытащить этих несчастных людей из экономической пропасти? Может быть, у нее просто не хватает уверенности в своей правоте? Или в том, что она выдержит эти республики? Я не уверен. В этом самый больной вопрос.

Н. Стариков:

— Я могу сказать, что в программе партии «Справедливая Россия – За правду» есть пункт о признании ДНР и ЛНР. Поэтому в этом смысле позиция обозначена.

В. Ворсобин:

— И что дальше?

Н. Стариков:

— Вы хотите, чтобы вся внешняя политика была в программу партии включена? Мне кажется, это достаточно странно. Во-вторых, то, что вы сейчас сказали, да, конечно, но мы с вами должны сейчас, в сегодняшнюю ситуацию обсудить и понять, что там на самом деле происходит. Мало понятно. Украинские войска на линии соприкосновения, напряженность нарастает. «Северный поток» не достроен. И Америка руками Украины хочет, чтобы «Северный поток» был не достроен. Вот так выглядит ситуация на сегодняшний день.

В. Ворсобин:

— Николай, хочу заметить, что хотя в вашей партии и есть такие статьи, в которых вы хотите признать ДНР и ЛНР, но ведь вы не хотите включать их в состав России, вы хотите признать их как очередное маленькое квазигосударство. Вспомним, какое существование влачат эти маленькие государства сейчас. Это Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье и т.д. Это очень несчастные места, где нет ни закона, ни экономики. Вы хотите такой судьбы или, может быть, включить их в состав России?

Н. Стариков:

— Владимир, все начинается с первого шага. Я напомню вам, каким образом произошло воссоединение Крыма и России. Сначала Крым заявил о том, что является независимым государством. После этого независимость Крыма была признана Российской Федерацией, после чего Крым попросился в состав Российской Федерации. Эта просьба была удовлетворена.

В. Ворсобин:

— 3-4 дня было между этими событиями. А Абхазия и Южная Осетия бултыхаются уже лет 20 в этом состоянии, и Приднестровье тоже. А почему вы думаете, что ДНР не разделит их судьбу?

Н. Стариков:

— Все равно надо сделать первый шаг, он в любом случае необходим.

В. Ворсобин:

— Денис из Санкт-Петербурга нам дозвонился.

Денис:

— Николай, вот в США есть партия демократов и партия демократов, они друг друга называют «слоны», «ослы». Вот в России есть партия «Медведи», вашу новую партию Александр Невзоров назвал «партией петухов», в том смысле, что прокукарекают за все хорошее против всего плохого, а там хоть не рассветай. А вы бы какое животное выбрали символом своей новой партии?

Н. Стариков:

— Вы, наверное, сейчас собирались задеть, когда сравнили нас…

Денис:

— Нет, не собирался.

В. Ворсобин:

— Выберите себе любое благородное животное, Николай.

Н. Стариков:

— Знаете, животных мы потом выберем.

В. Ворсобин:

— Перед выборами это хорошая реплика, Николай.

Н. Стариков:

— Когда кто-то создавал логотип правящей партии, он забрал себе самое такое с Россией ассоциируемое животное. Обратите внимание, что никто из других партий пока никаких животных себе не брал. Так что, возможно, и не надо никакого животного. Знаете, есть партии животных, есть партии людей, и, вполне возможно, мы будем двигаться в этой перспективе. Так что ваш вопрос мы в сторону откладываем, потому что он, на мой взгляд, совершенно неактуален и ни к сегодняшней теме, ни к сегодняшней экономике, ни к сегодняшнему недовольству пенсионной реформой не имеет никакого отношения.

А если вернуться к американской системе, там «слоны» и «ослы», главное, чтобы нас с вами никто за ослов не считал, проталкивая антипенсионную реформу под видом великого благосостояния и благодеяния. Пенсионная реформа должна быть отменена. Вот это один из пунктов нашей предвыборной программы.

Примем следующий звонок.

Алексей:

— Скажите, может быть, учитывать события 2014 года как незаконный переворот и не признавать этот антинародный режим в Киеве? Может быть, России пойти по этому пути?

Н. Стариков:

— Очень здравое предложение вы высказали. Действительно, я думаю, мы можем сказать, что была совершена ошибка, когда Россия признала результаты выборов, которые прошли на Украине сразу после государственного переворота. Но мы можем эту ошибку исправить, не признавая текущую киевскую власть. Вопрос – когда это сделать. Я считаю, что сначала нужно достроить 121 километр «Северного потока», чего так боятся Вашингтон, Киев, Польша, и после этого можно не признавать текущий киевский режим, прекращать транзит газа через территорию Украины и занимать значительно более жесткую позицию, потому что транзит нашего газа в Европу будет обеспечен через «Северный поток-2».

В. Ворсобин:

— Николай, подождите. А куда вы денете Германию, которая входит в западный клуб, и она легко перекроет задвижку вашего любимого газопровода, и всё. Почему вы думаете, что Европа будет благодарно сосать газ у России и при этом спокойно смотреть, как Россия разделывается с Украиной?

Н. Стариков:

— Германию никуда девать не надо. Германия будет находиться на месте, где всегда находилась, главное, чтобы она не расползалась на соседние территории. Но, я думаю, об этом мы позаботимся, как это было вообще в истории. Германия заинтересована в нашем газе, поэтому никакая Германия никакую задвижку нашему газопроводу никогда не перекроет. Потому что это будет выстрел даже не в ногу себе, а скорее в голову. Англосаксы хотят контролировать экономическое поле Германии путем контроля поставок углеводородов, контролируя цены. Если Германия плохо себя ведет, подняли цены, и в Германии началась болезнь, которая называется неконкурентоспособность германской продукции.

В. Ворсобин:

— Но Германия сейчас обходится без этой ветки, она может спокойно переключиться на норвежский или какой-то другой рынок и вполне себе компенсировать эти убытки. Ведь, с одной стороны, будет польза чисто экономическая, но, с другой стороны, будет давление партнеров на нее, во-вторых, моральный ущерб. Наши европейские партнеры будут обвинять Германию в том, что они продали интересы Европы. Я думаю, что Германия как флагман ЕС не сможет просто выдержать такого давления.

Н. Стариков:

— Владимир, вы путаете следствие и причину, поэтому я вынужден ещё раз повторить то, что необходимо для понимания этой ситуации. Транзит газа через территорию Украины дает возможность Украина (а на самом деле Вашингтону) шантажировать Европу и Россию прерыванием этого самого транзита. Это, возможно, является одной из причин, почему Россия признала государственный переворот и ту власть, которая в Киеве установилась. Совсем недавно Владимир Владимирович Путин публично в одном из интервью заявил, что цель препятствий строительству «Северного потока-2» очень простая. Американцы хотят, чтобы мы дальше финансировали антироссийское образование – Украину. Он прямо так и сказал.

В. Ворсобин:

— Мы будем зависеть от Германии, Николай.

Н. Стариков:

— Мы не будем зависеть от Германии, а Германия не будет зависеть от нас. Потому что любой потребитель всегда зависит от поставщика, а поставщик зависит от потребителя.

В. Ворсобин:

— Если он единственный потребитель. А у этой ветки единственный потребитель – Германия, и мы за свои деньги его протянули. Мне кажется, что мы будем сильно зависеть и очень сильно благодарны немцам за то, что они потребляют наш газ. Они одной заслонкой могут обессмыслить все наше это СП-2, с которым мы мучаемся уже столько лет. Николай, здесь все не так просто, как вам кажется.

Н. Стариков:

— Да, здесь все гораздо сложнее, безусловно. Но я вынужден сказать, что вы сегодня настолько активно отстаиваете интересы газотранспортной системы Украины, что у меня возникают по этому поводу сомнения.

В. Ворсобин:

— Я, может быть, экономлю российские деньги, которые могут быть снова выкинуты на ветер.

Н. Стариков:

— Владимир, давайте начнем с экономии эфирного времени. Так вот, все очень просто. Германия не является единственным потребителем российского газа. Германия станет, говоря модным словом, хабом, она станет государством, которое получает газ и распространяет его в другие европейские государства. Это в том числе повысит значимость Германии, и без того серьезную в Европейском союзе. Европа не откажется от российского газа, а мы не можем отказаться от наведения порядка на наших сопредельных территориях. И вот здесь, хотите вы, не хотите, одно с другим увязано.

В. Ворсобин:

— Николай, в переводе на человеческий язык получается, что…

Н. Стариков:

— Владимир, у нас проблемы со связью. Давайте примем звонок радиослушателя.

Александр:

— Александр из Новосибирска. А почему вы не говорите о том человеке, который владеет этой республикой – ДНР? Ведь это же наезд, получается, на него конкретно, он там что-то не поделил с украинской властью. При чем здесь простые люди. Запретная у нас тема, что тот человек, который получает из России паспорта, электричество, тот же газ, потом зарабатывает на этом и отправляет в ту же Украину и в Европу, не платя ни копейки налогов в нашу страну…

Н. Стариков:

— Подождите. Вы фамилию-то хоть назовите того, о ком мы не говорим, с вашей точки зрения.

Александр:

— А вы что, не знаете его фамилию? Это Ринат Ахметов.

Н. Стариков:

— Теперь, благодаря вам, мы узнали эту фамилию. А почему мы должны говорить о Ринате Ахметове? Вы считаете, что олигархи в сегодняшней Украине определяют начало и конец войны? Мне кажется, вы плохо понимаете. Когда один из тех, кто был объявлен отцом майдана, сходил в американское посольство и ему объяснили, что он на полгода должен уехать изучать баскетбол в США, он туда и уехал. Олигархи – это не хозяева, а инструменты проведения, в данном случае американской политики на Украине. Так что не надо преувеличивать их роль, и не надо бояться называть их фамилии.

Как у вас со связью? Сегодняшняя ваша связь напоминает состояние германской экономики без строительства «Северного потока-2». Газ то есть, то газа может не быть. вот такая у меня возникает аналогия.

В. Ворсобин:

— Изящное сравнение. Подумайте над животным. Какое-то животное вам нужно выбрать, олицетворяющее вашу партию. Подумайте о лисе, хорошее животное, умное, но немножко хитрое.

Перейдем к следующей теме.

Н. Стариков:

— Все-таки проблемы со связью возникают. У меня тут же возникает вторая аналогия. Такое качество связи – это как сегодняшнее состояние мировой экономики, в которой в три раза подорожали контейнерные перевозки морем, возникают неожиданные странные ситуации в Суэцком канале. То есть появляются новые факторы, которые эту экономику как-то опускают вниз. И на этом фоне мы получаем замечательные позитивные новости, которые я хотел бы зачитать.

Подразделения 5-й отдельной бригады железнодорожных войск Вооруженных сил России приступают к строительству второй ветки Байкало-Амурской магистрали. При этом смотрите, какая символика. 5 апреля 5-я бригада начинает выходить на заданный участок. Помимо нее, ещё десять бригад железнодорожных войск начинают эту важную работу. Казалось бы, при чем тут Россия, при чем тут железнодорожные войска, причем тут мировая экономика? А вот при чем.

Дело в том, что Россия давно говорит, предлагает и даже уже далеко продвинулась в вопросе этого самого предложения, — нашу Транссибирскую магистраль для переброски грузов из Азии, большей частью из Китая, но в принципе, вся Азия к Китаю не сводится, в Европу. Этот путь надежный, короткий. Но на его протяжении нет сомалийских пиратов, нет Суэцкого канала, нет монополии англосаксов на морскую силу и нет много чего еще. То есть это альтернативная линия, которая может позволить мировой экономике как-то вздохнуть и быстро связать между собой производителей в Азии и потребителей в Европе. Или, собственно говоря, наоборот.

Но есть одна проблема. Есть ограничения, связанные с проходимостью, с грузоподъемностью, с возможностью большого количества грузов перевезти по этой нашей Транссибирской магистрали. И вот пока мы обсуждаем различные экономические, внутриполитические и внешнеполитические новости, одна из японских компаний 2 марта отправила груз из Японии в Европу, пользуясь нашей Транссибирской магистралью. И вот железнодорожные войска направляют на этот ответственный участок, так сказать, привести железнодорожное сообщение в тот вид, который необходим для того, чтобы Транссибирская магистраль стала важной мировой артерией.

И вот здесь возникает вопрос. Кто-нибудь, действительно, скажет, что те санкции, которые вводятся против России, они вводятся из-за того, что берлинский пациент плохо кушает, плохо ходит или ещё что-то с ним происходит, а не потому, что мы почти достроили «Северный поток-2», с одной стороны, а с другой стороны, Транссибирская магистраль вот-вот станет альтернативой морскому пути, который контролируют Соединенные Штаты Америки и Великобритания?

В. Ворсобин:

— Николай, вы посмотрите историю. Вторую ветку БАМа строят уже шесть лет. Именно эта ветка, говорят, стоила должности Якунину, главе РЖД. Почему? Потому что она стоит где-то в районе триллиона рублей. Уже сейчас превысили расходы на бешеные деньги. Почему сейчас строят железнодорожные войска? Потому что, видимо, у государства уже нет денег на это тотальное воровство, которое развернулось во время возведения новой ветки БАМа. Почитайте аудиторские исследования по поводу этого строительства. Завышение расценок на 25 % на материалы.

Н. Стариков:

— Я обязательно со всем ознакомлюсь.

В. Ворсобин:

— Вы представляете себе, сколько денег, это несколько олимпиад в Сочи, будет стоить эта вторая ветка БАМа. Если посчитать рациональность этого всего, то получится очень по-русски. Мы все-таки это построим. Но это будет окупаться тысячу лет. Потому что мы туда закопаем слишком много денег.

Давайте я попробую вам объяснить смысл подобных экономических и отчасти, может быть, даже в большей степени, геополитических действий. Если вы контролируете торговый путь, который становится ключевым в мировой экономике, вы контролируете мировую экономику. Это повышает вашу значимость во всей мировой политике. Попробуй с вами поспорить по тому же вопросу на Украине. Европа сразу становится гораздо более сговорчивой. Китай становится более зависимым от России. Россия становится мостом, который связывает между собой Европу и Азию. Континент – Евразия. Так и звучит. Это первое.

Второе. Возможно, уважаемые аудиторы нашли определенные нарушения в определенном процессе строительства определенных железнодорожных полотен. И поэтому строительство будут вести железнодорожные войска. Но это же не значит, что железнодорожные войска строят бесплатно. Шпалы, рельсы, материалы, строгий контроль над этим – прекрасно, пускай наши железнодорожные войска занимаются строительством. Это сэкономит определенные деньги. И это даст возможность полного контроля на этой стратегически важной стройке. Это хорошо.

Вы так говорите, как будто армия у нас к государству не имеет никакого отношения. Просто попробовав несколько вариантов, Верховный главнокомандующий выбирает тот, который себя хорошо зарекомендовал в период коронакризиса. Если помните, военные строители построили несколько объектов важных в этот период – госпиталей, очень быстро и очень дешево. Прекрасно, пускай роль государства в строительстве будет возрастать. Сначала начнут это делать военнослужащие. Через некоторое время никто не мешает сформировать государственные строительные организации. У нас они даже существуют, но почему-то мы все стараемся делать частными руками. Хотя вопрос, зачем обязательно частными руками строить, если можно строить руками государства, мне кажется, никакого рационального ответа не имеет.

И последнее. Если мы строим железнодорожную ветку в России, руками российских рабочих, российских военнослужащих, из российских материалов, платим зарплату и налоги в российской юрисдикции, то все деньги, вложенные в строительство этого самого проекта, остаются в России. Это очень важно.

Я напомню вам, что господин Рузвельт поднимал экономику Соединенных Штатов совершенно бессмысленным, с вашей точки зрения, строительством автобанов, куда закапывал огромные государственные средства, вместо того, чтобы раздавать деньги школьникам и пенсионерам. Потому что обычно либералы говорят именно это: не надо ничего строить, надо все раздать. Хотя, когда они находились у власти, такое впечатление, что они прямо застроили нашу страну школами и больницами и раздали такое количество денег пенсионерам и детям, что прямо те радовались. Ничего подобного.

Так что инфраструктурные проекты, финансируемые государством, дают возможность насыщать экономику деньгами. Потому что под это дело создаются деньги. Это называется государственная эмиссия, государственный кредит. Это один из важнейших пунктов предвыборной программы партии «Справедливая Россия – За правду», в программном комитете которой я, в том числе, сейчас веду работу.

В. Ворсобин:

— По разведке, наших нефтяных запасов хватит на 57 лет. Мне обидно, что такие деньги, которые даются всего лишь одному поколению, может быть, двум поколениям, они тратятся нерационально. Я не против, это вообще здорово, когда достраивается БАМ. Но надо смотреть, куда и на что уходят деньги.

Смотрите, одна из целей расширения БАМа – это уголь. Кузбасс и прочее. Но заметьте, что отказались от строительства железной дороги в Туву. Именно для того, чтобы соединить её с Монголией и Китаем, чтобы возить уголь в Китай. Но китайцы уже сейчас отказываются от угля. У них экономика переходит на экологически чистые рельсы.

Я боюсь, когда мы достроим вторую ветку БАМа, вбухаем туда кучу денег, выяснится, что уже потеряно время и потеряна целесообразность этого. И очень жалко, что строительство начинается до аудита. Якунин начал строительство до аудита. Все проектные работы, разрешающие работы, все подсчеты были уже сделаны в ходе строительства. Я надеюсь, что наше государство выучит уроки БАМа и будет более рационально подходить к гигантским стройкам.

Н. Стариков:

— Владимир, я не очень понимаю, как вам угодить. Мне кажется, что, наверное, никак не угодить. Потому что вы противоречивы внутри себя. Вы говорите, с одной стороны, что когда это осуществлялось руками коммерческих компаний, к этому возникали большие вопросы. Теперь государство поручило заниматься армии. Армия – вообще не коммерческая структура.

В. Ворсобин:

— Армия – ещё более коррупционный механизм. Там бесплатная рабочая сила. По сути – рабы.

Н. Стариков:

— Прекратите говорить ерунду! В любом случае это возможность построить удочку для будущих поколений. Потому что Транссибирская магистраль будет и через десять лет, и через двадцать, и через тридцать. И мировая экономика, бог даст, будет существовать. Будут в Европе потребители, а в Китае где-нибудь производители. Поэтому это попытка построить и улучшить удочку. Вы должны этому радоваться.

В. Ворсобин:

— Если экономисты уже солидарны с этим, а у них солидарности нет, если подсчеты все выверены, а это тоже не так, просто надо полагаться на то, что вы чувствуете эту историю, что ваше слово будет правдивым.

Что, Николай, меняем тему?

Н. Стариков:

— Ну, мы с вами обсуждали две темы. Если вы хотите добавить третью, это возможно. Но я пока хотел дать небольшое пояснение. Потому что читаю наш чат, и люди спрашивают, что со звуком сегодня у Владимира. Дорогие друзья, мы с Владимиром перемещаемся по территории нашей необъятной Родины, и иногда мы находимся в студии. Вот я сейчас нахожусь в студии в Санкт-Петербурге, поэтому у меня слышимость идеальная. Владимир же не находится в московской студии, он находится…

В. Ворсобин:

— Как обычно. Я каждый раз где-то далеко. Николай, давайте поговорим о Навальном. Это что за разговор, когда в концовке нет Навального? Надо же все-таки вылить желчь на этого нехорошего человека.

Н. Стариков:

— А можно небольшое уточнение? Что это за разговор либералов, в концовке которого нет Навального? Вот теперь все правильно.

В. Ворсобин:

— Та самая Мария Бутина, которая сидела несколько месяцев в одиночке в Америке, она теперь правозащитник и, я так понимаю, от Общественной палаты она пришла к Навальному, выяснить, как он там поживает. Посмотрите это видео. Я никогда не видел правозащитника с таким злым взглядом, с таким злым лицом. В общем, там была перепалка между Бутиной и Навальным. Навальный утверждал, что содержание ужасное, и не только для него, но и для всех, а Бутина говорила: «Да в России живут местами хуже на свободе, чем вы, уголовники, в казарме».

И вот заступилась за Бутину Мария Захарова, официальный представитель МИДа России. Она назвала Навального «лживым мурлом». Заметьте, какая все-таки школа мидовская у Марии Захаровой, это наши современные дипломаты XXI века. И уточнила, что Мария Бутина – человек, а то, что перед ней, «истеричная баба». Николай, прокомментируйте как-нибудь это все.

Н. Стариков:

— Думаю, что если бы я приехал (не знаю, по какой надобности, но вдруг бы Родина меня отправила) посмотреть несколько колоний, убедиться, что там соблюдается режим, и я попал бы в колонию, где находится Навальный, наверное, в моем взгляде была бы нежность, радовался бы я, что увидел его. Я не знаю, как бы я на него смотрел. Честно говоря, он мне так уже надоел, и думаю, что со мной согласятся многие миллионы наших граждан. Надоел так, что в печенках уже. И опять вы пропихиваете его в очередную нашу программу. Бог с вами, как говорится. У нас с вами демократия, свобода слова, поэтому отвечу на все ваши вопросы, но фамилия меня уже достала.

Этот пациент берлинской клиники нагло вел себя на свободе, нарушал правила условного отбывания наказания, вылетал многократно за границу. Кто его крышевал в России, мы с вами не знаем (надеюсь когда-то узнать). В конце концов, за конкретные нарушения режима отбывания условного наказания ему дали реальный срок.

В. Ворсобин:

— Ну да, он был в коме, это плохо…

Н. Стариков:

— Нет, его не за это, а за 20 нарушений, которые были до той ситуации, которая была в августе. Так вот, отправили его в колонию, но он ничему не научился. Он и там ведет себя так, как будто он имеет право на какое-то особое отбывание наказания. Такое поведение, наверное, в начале отбывания срока ещё как-то понятно, он не понял, где оказался. Но я напомню вам, там ещё два уголовных дела будут расследоваться. Поэтому боюсь, что через 2,5 года Алексей Навальный на свободу не выйдет, там будет иная ситуация, иные сроки. Если он 10 лет будет так себя вести, я очень беспокоюсь за состояние его здоровья. Потому что, насколько я знаком (только по рассказам) с ситуацией в исправительных местах, там очень не любят людей, которые в нарушение всех правил, писаных и неписаных, начинают качать там права. Поэтому надо будет как-то уж очень тщательно этого господина охранять. Потому что, я думаю, наши внешние партнеры просто очень дорого готовы заплатить, чтобы он живым из мест заключения не вышел. А он как будто этого не понимает и напрашивается. Вот такое у меня возникает ощущение.

Что касается Марии Бутиной, я с ней общался, она приходила в мою программу «По-стАриковски». Это абсолютно интеллигентная, умная девушка, которая написала книгу о своих злоключениях в США. И вот та мерзкая кампания попыток очернения ее, которая была развязана сразу после того, как она приехала в эту колонию, очень показательна. То есть столько грязи, желчи вылито на нее. Причем Мария Певчих подключилась к этому, она целую серию твитов разместила. Причем уровень осведомленности в них такой… Знаете, если представить, что Мария Певчих – сотрудник МИ-6, тогда – да, все понятно. Там документы, логика выстроена, Мария Певчих рассказывает свою версию, с кем встречалась, какие задания были якобы у Марии Бутиной в США. Откуда она все это знает? Вот если она сотрудница иностранной спецслужбы, да, ей просто принесли папочку, дали, и она настрочила своих твитов. В интернете вы всё это никогда не найдете. Поэтому Мария приехала и разбила один из мифов, что Навальный там мучается, бедный, что он несчастный и т.д.

Сейчас отыгрывается тот сценарий, который, конечно, кураторы Навального согласовали с ним, когда ещё он был в Германии. Было очевидно, что его посадят.

В. Ворсобин:

— Николай, вы можете бесконечно говорить о Навальном, о котором говорить не хотите. Понимаете, странная фигура была выбрана для того, чтобы приехать в зону и посмотреть, как живут заключенные. Как вы думаете, может ли правозащитник ненавидеть тех, о ком он должен заботиться?

Н. Стариков:

— Правозащитник не должен никого ни любить, ни ненавидеть. Но я предлагаю в следующий раз с инспекцией меня туда отправить. В моих глазах будет только нежность, Владимир, я вам категорически обещаю. И будет очень сложно вывести меня из себя, потому что вы меня так натренировали, что никакой Навальный точно уже не справится с этой задачей.

Вот на этой оптимистической ноте я и предлагаю закончить.

В. Ворсобин:

— Спасибо, Николай. Услышимся через неделю. До свидания.

P.S. Предыдущие выпуски программы:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

👉🏻 Подпишитесь на рассылку

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: