Юрий Тавровский: Спина к спине

02.05.2021
Источник: izborsk-club.ru @ Юрий Тавровский

При анализе текущих событий и геополитического будущего России наши экспертное сообщество и СМИ зачастую упускают из вида фактор Китая. Несчастной Украине уделяется больше внимания, чем второй экономике мира с населением в 1400 миллионов человек, крепнущей на глазах военно-политической силе, которая уже играет для нас роль «второго фронта» в холодной войне с Западом.

Успехи Поднебесной в контроле над пандемией и восстановлении экономики замалчиваются по понятным причинам. Непонятен злорадный энтузиазм в поисках «мин замедленного действия», способных прервать движение нашего стратегического партнера к поставленным целям развития. Акцентирование перекосов в экономике, типичное ещё пару лет назад, сходит на нет на фоне нынешних неоспоримых успехов. Зато активизировалось строительство «воздушных замков» о некоей борьбе в китайском руководстве между военными и выходцами из комсомола, между региональными фракциями и даже носителями разных диалектов китайского языка. Эти «замки» построены на песке. Основанные на них прогнозы ни разу не сбылись, поскольку в них мало реальности. На мой взгляд, подобные усилия призваны подействовать не только на плохо информированную читающую публику, но даже на политические элиту. Представить Китай ненадежным партнером и помешать дальнейшему движению Москвы и Пекина к военно-политическому союзу – это задача, поставленная экспертами «неоконов». К сожалению, у них в России есть вольные и невольные помощники.

Геополитическое будущее России связано с Китаем столь же тесно, как и прошлое. На протяжении 400 лет соседства и взаимодействия двух стран-цивилизаций они не раз сталкивались, но ни разу не воевали по-настоящему. Зато союзнические отношения поддерживались и фиксировались тайными и открытыми договорами 1896, 1937, 1945, 1950 годов. В годы Второй мировой войны Китай и Россия по очереди становились друг для друга «вторым фронтом», оттягивая на себя силы общего противника. Это взаимодействие основывалось на национальных интересах и потому было продуктивно. Напротив, идеологическая размолвка 60-80-х перевесила национальные интересы и привела к трагическим последствиям для обеих держав. Китай потерял два десятилетия поступательного развития и 30-40 миллионов человек в ходе предпринятых «назло» Москве «большого скачка» и «культурной революции». Советский Союз после перехода Пекина на сторону Запада был вынужден сам вести противостояние «на два фронта». Уверен, что перенапряжение сил в этом противостоянии стало одной из причин гибели великой страны.

Сейчас история повторяется на новом витке. Мы снова становимся «вторым фронтом» друг для друга. Национальные интересы диктуют поиск решений, которые позволят противостоять ведущейся против России и Китая холодной войне, предотвратить скатывание к войне настоящей. «Неоконы», взявшие под свой контроль Белый дом и иные механизмы принятия судьбоносных решений, мыслят категориями глобального господства. Они вполне способны пожертвовать национальными интересами США и будущим всего человечества во имя своих идеологических химер. Удастся ли им преодолеть сопротивление здравомыслящих сегментов американской элиты, покажет скорое будущее.

Военные России и Китая уже фактически «встали спина к спине». Передача НОАК наших секретов СПРН (системы предупреждения о ракетном нападении). Совместное патрулирование стратегических бомбардировщиков вблизи тихоокеанских баз Америки и её союзников. Масштабные учения на территории России и Китая, в киберпространстве и в космосе. Именно военные традиционно видят национальные интересы лучше других. Они реже участвуют в коррупционных торгово-финансовых цепочках, не связаны с потенциальным противником активами в банках, заморской недвижимостью, идейным родством.

Стратегическое партнерство России и Китая состоит не только из области стратегии, где совпадение национальных интересов очевидно. Есть ещё и другие области, где ситуация не столько одноцветна. В обеих странах сохраняется недоверие, основанное на эпизодах истории, включая пограничные столкновения. Сказываются последствия пропагандистской обработки за десятилетия советско-китайской «холодной войны». Неприятие сближения проявляют целые поколения экспертов двух стран, учившихся по программам американских университетов, получавших гранты от «мозговых центров» Запада. Негативную роль играет несовпадение методов ведения переговоров и бизнеса, чрезмерные ожидания быстрых результатов у наших деятелей, нечёткость в выполнения даже письменных обязательств и заносчивость у китайских. Начитавшись трудов Конфуция и учебников ведения переговоров с Поднебесной, российские региональные политики и предприниматели вдруг сталкиваются с лишёнными «китайских церемоний» жёсткими партнерами, ориентированными на получение прибыли любой ценой и уверенными в превосходстве всего китайского. В период массового развития туризма до начала пандемии стала очевидна разница бытовых привычек, охладившая в народе ностальгию по временам «великой дружбы» 50-х годов. Сохраняющееся взаимное недоверие простых людей, региональных элит и даже политикоформирующих кругов высокого уровня сдерживает развитие сотрудничества двух сопредельных стран с взаимодополняющими экономиками.

Чрезмерная осторожность в реализации крупномасштабных и долгосрочных планов и, особенно, интеграционных проектов, может быть преодолена под воздействием внешних факторов. Санкционное давление на Россию, сокращение поставок в Китай зерна и минерального сырья из стран-сателлитов США открывают новые перспективы перед нашими производителями. Необходимость свободных от американского контроля транспортных магистралей на порядок повышает значение железных и шоссейных дорог на нашей территории, нашего воздушного пространства и перспективных маршрутов Северного морского пути. Географический фактор будет играть все более ощутимую роль в российско-китайских экономических связях и содействовать формированию в Евразии пространства совместной безопасности и взаимодействия.

Сейчас можно предсказать, что при сохранении в обозримом будущем нынешних порядков в России её геоэкономическое значение будет сокращаться. Жизнеспособность экономики Китая, доказанная в ходе торговой войны Америки и пандемии КОВИД, а также эффект долгосрочного и среднесрочного планирования сулят Поднебесной дальнейший рост геоэкономического влияния. Однако для отношений Москвы и Пекина стратегические, геополитические факторы традиционно перевешивают экономические. Думаю, геополитическое будущее России зависит от отношений с Китаем в той же степени, как и будущее Китая – от России.

Юрий Вадимович Тавровский (р. 1949) – востоковед, профессор Российского университета дружбы народов, член Президиума Евразийской академии телевидения и радио. Постоянный член Изборского клуба. 


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

👉🏻 Подпишитесь на рассылку

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: