Как я голосовал в воскресенье

21.03.2018

Источник: cont.ws
Самое приятное чувство – оказаться в единении со своим народом. Присоединение к действию большинства действительно даёт ощущение эйфории и мощной энергетической подпитки. Удивительное чувство. Я понимаю всех участников массовых движений – когда вдруг много незнакомых людей чувствуют и делают то же, что и ты – это поднимает и несёт. Распирает от чувства сопричастности к общему делу. Чувство солидарности, общности со своими – это самое мощное чувство. Так идут на бой, на смерть, на битву. Тот, кто это пережил – тот поймёт.

Видели очереди в наши посольства в день голосования? В Европе? Только за границей понимаешь, как нас много и как велика матушка Россия. Это самое поразительное чувство. Ходишь по Европе – никого из наших не видно. Ты один. Окружает тебя чужая действительность, ты в ней растворён и в неё погружён. Чужие запахи, чужие вкусы, чужая речь. Твой мир скукожился до пространства лишь в твоей голове и в твоей груди. Где-то далеко далёкая Россия. Живёт своей жизнью. Её сейчас как будто и нет. Ей сейчас не до тебя и тебе не до неё. Ты здесь и сейчас, идёшь по европейскому городу и никто вокруг не показывает ничем общности с тобой и твоими ощущениями. Ты слит со средой.

Но вдруг из пёстрой толпы как из воздуха материализуются люди, которые молча отделяются от всех и встают ко входу в наше посольство – здание, к которому никому из окружающих, кроме местной контрразведки, которую вообще не видно, никакого дела нет. Только этим подошедшим. Они с удивлением опознают друг в друге соотечественников, тихо здороваются, спрашивают, кто крайний. Очередь растет всё больше и больше. Люди подходят и встают друг за другом. Их уже так много, что прохожие начинают заинтересованно фотографировать.

Люди молчат и стоят в ожидании голосования. Терпеливо и с достоинством. Их не несёт общее стадное чувство. Их не толкают начальники. Они свободно могут в воскресенье остаться дома, походить по интересным местам, им никто и слова не скажет. Какое им дело до выборов в далёкой холодной России? Они вырвались и могут жить европейскими делами и заботами. Но они встают рано, одеваются и молча занимают очередь в своё посольство.

Ключевое слово тут «своё». За границей посольство — единственная визуально  осязаемая связь с Родиной. Кусочек России. Кусок своего дома. Кто долго там жил и знает, как выглядит ностальгия – тот поймёт. Кто не пережил – не поймёт. Ностальгия – как морская болезнь. Её поймёшь только когда выйдешь в море. Ностальгию поймёшь тогда, когда на три месяца уедешь из страны. Если меньше – туристические впечатления и яркие картинки заглушат тоску по Родине и почувствовать её на дадут. Но через 3 месяца вы будете выть волком и метаться по душной Европе, как зверь по клетке. Всё достало, хочу домой! Объяснить это не пережившему это невозможно.

И вот эти люди молча пришли и встали в очередь. Они не боятся показать себя русскими. Выделиться. Держит Россия-матушка, за сердце держит, за душу. Вы тут на одну треть – а две трети там. В России. Все чувства там. Все мысли. Как там, дома? Как мои? Что там у друзей, что у близких? Что вы сделали с Россией, пока меня не было? В новостях местных ловите репортажи о России. И газеты местные вы покупаете лишь те, что содержат статьи о России. Прорываетесь сквозь авторскую предвзятость – ловите факты. Хотя сейчас есть интернет и всё намного легче. До интернета было в сто раз труднее.

А вот дома совсем другое дело. Все вокруг свои, все родные. Даже враги, оппоненты и оппозиция. И те, кто их поддерживает. Тут вы дома. Как пел Высоцкий: «Я пока здесь ещё, здесь моё детищё, всё моё – и дети, и родня, лики, как товарищи, сморят понимающе с почерневших досок на меня». В этих словах всё наше чувство «дома». Мы понимаем сразу, о чём речь – каждый это пережил и прочувствовал.

И вот я утром выглядываю в окно в 9 часов – а там идёт поток народа. Ну почти поток. Много их идёт – для воскресного холодного мартовского утра. И все через двор идут и под арку ныряют – в сторону дороги, той, что ведёт к кинотеатру. Где наш район каждые выборы голосует.

Интересно мне стало – что это вдруг с самого утра народ такую активность показывает?

Нет, думаю – это те, кто хочет пораньше отстреляться – и потом весь день свои дела делать. Сел за интернет – узнать, что нового в мире и окрестностях. Тут жена приходит уже для улицы одетая и говорит: «Ну что, пошли голосовать?» «Пошли» – говорю. Время – пол-двенадцатого. Обычно я раньше трёх никогда не голосовал. А тут не могу – общее движение тянет! Все пошли – а я как же?

Вышли из дома – тут с соседкой встретились. Тоже идёт. Подходим к участку – мама дорогая! Очередь за бюллетенями! Стоят, как в советское время за дефицитом. И молча ждут. На улице Марк Бернес из громкоговорителя «С чего начинается Родина» поёт. Нормальный ход. Но удивило то, что внутри пела София Ротару: «Я, ты, он, она – вместе целая страна!». Неуместно смотрелось, но как всегда – взяли музыкальный ящик советских песен, скопом, попесенно не проверяли, а на всякие глупые нестыковки просто закрыли глаза. Нам это не привыкать. Хотели как лучше, а получилось опять как обычно. Ну не было у начальства времени перед выборами ещё и подбором музыки заниматься с учётом всех последних раскладов. Пёс с ней, с Ротару. Мы не в претензии. Понимаем. Наш народ понятливый, косяки власти прощает — лишь бы главное дело делала.

Беру я бюллетень, захожу в кабинку – и чувствую, что волнуюсь, как никогда раньше на выборах не волновался. Понимаю – я сейчас присоединюсь к своей стране. К своему народу. Сейчас я сделаю движение авторучкой – и включусь в мощнейшую энергетическую сеть, где молча, но неукротимо весь мой народ волю свою выражает. Как один.

Честно скажу – рука дрожала. Боялся испортить бюллетень, помарку оставить. Галочку поставил возле Путина, обвёл несколько раз – чтобы пожирнее было. Вышел. Стоят два ящика. Спрашиваю – в любой кидать можно? Никто не слышит. Понимаю – можно в любой. Бросаю. Иду к выходу – а за бюллетенями очередь стоит. Это в полдень-то! Вот, думаю – чудны дела твои, Господи! Никогда такого не видел! Стоят – как в военкомат после объявления войны.

Звоню матери:

– Ты на выборы идёшь?

– Да не планировала.

– Сходи, мам, сейчас надо особенно. Ты же понимаешь, что происходит. Война. Мы уже проголосовали.

– Ладно, пойду. Проголосую за Путина. Смотрела дебаты – они там все просто передрались. Ужас. Господи, Кроме Путина больше и на за кого.

– Мам, да дело не в дебатах. Просто сейчас никто другой страну не удержит. По нам всем ударит.

– Да, ситуация в стране такая сейчас, что не до экспериментов.

– Это, мама, ты сейчас очень правильно сказала. Ситуация такая, что не до экспериментов.

Вот такие мы и есть – русские, независимо от национальности. Мы страну чувствуем. Такие мы дома, такие на чужбине. Привязаны к России накрепко. И никуда от этой привязанности нам не деться. И не хотим мы этого. Мы не думаем об этом – просто мы так живём.

Может это и есть любовь к Родине? К народу своему, к людям, паразитам, которые вечно скандалят, хмурые, глаза бы их не видели, ругаются, выпивают, мусорят на улицах, отечественные автомобили кривыми руками делают, начальников раздражающих вечно терпят – а вот пришла война – и встают они все рядом с тобой в одну очередь. Что в военкомат, что на участке для голосования. Что в окопе. Спасут страну – и опять разойдутся – ворчать на жизнь и начальство. Но я уже понимаю – никого сильнее этих людей я в мире не люблю. Это мой народ. Мой. И другого у меня нет и не будет. И Россия у нас одна. И слава Богу.

Автор: Александр Халдей

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: