«Катынь» и «Медное». О чем говорит польский мемориальный символизм?

15.04.2021
Вчера, 13 апреля, в Польше отмечался государственный праздник – «День памяти жертв Катынского преступления». Тверская область, а именно мемориальный комплекс «Медное», достаточно плотно вплетен в «катынскую тематику». Однако до сих пор в научной среде нет единого мнения по поводу судьбы польских военнопленных, содержавшихся в СССР перед началом Великой Отечественной войны.
«Катынь» и «Медное». О чем говорит польский мемориальный символизм?
«Катынь» и «Медное». О чем говорит польский мемориальный символизм?

13 апреля очень символичная дата. В этот день в 1943 году министерство пропаганды Третьего рейха публично объявило об обнаружении тел польских военных в урочище Козьи Горы (Катынский лес) в Смоленской области и возложило вину за гибель поляков на СССР. 13 апреля 1990 года Михаил Горбачев, будучи президентом СССР, признал вину Советского Союза в расстреле поляков и передал главе польского государства этапные списки польских военнопленных 1940 года.

С тех пор «тема Катыни» получила новый импульс и развивалась в ключе обвинения СССР в гибели поляков.  Часть академического сообщества и политического истеблишмента поддержала именно такую постановку вопроса. С другой стороны, не все согласны с этими обвинениями и называют выпады в адрес СССР «геббельсовской фальшивкой».

Мы попросили высказать своё мнение об этом сложном вопросе российско-польских отношений кандидата исторических наук Оксану Корнилову из Смоленска. Она достаточно долго работала в мемориальном комплексе «Катынь» Смоленской области и очень хорошо разбирается в «катынском вопросе».

13 апреля в Польше является государственным праздником, который называется «День памяти жертв Катынского преступления». День этот был установлен распоряжением польского Сейма 14 ноября 2007 года «в честь жертв Катыньской резни и в память всех убитых НКВД по решению высших органов власти Советского Союза от 5 марта 1940 года».

Дата подписания этого постановления была выбрана неслучайно: 14 ноября 1918 года Юзеф Пилсудский, тайно привезенный немцами в Варшаву, получил всю полноту власти как «начальник польского государства». Юзеф Пилсудский, развязавший польско-советскую войну 1919–1920  годов и отличавшийся крайне агрессивными антисоветскими взглядами, является национальным героем Польши.

Дата 13 апреля для установления этого «праздника» также выбрана неслучайно. Так называемое «Катыньское дело» в его официальной польской интерпретации содержит два ключевых события, которые произошли 13 апреля. 

Первое – это заявление официальных СМИ нацистского Третьего рейха от 13 апреля 1943 года об обнаружении «под Смоленском» захоронений 10 000 польских военнопленных, якобы расстрелянных в 1940 году советскими властями.

Второе – это обнародование Горбачевым ксерокопий этапных списков на 14,5 тысячи человек и заявление ТАСС от 13 апреля 1990 года, признавшее факт их расстрела в 1940 году.

Тех, чьи имена и фамилии значились в этих списках, польская сторона сразу же объявила расстрелянными и захороненными в трех местах – Катынском лесу (Козьих Горах) в Смоленской области, деревне Ямок (Медное) в Тверской области и Харькове. В общей сложности на территории Российской Федерации, если брать за основу эти ксерокопии списков, захоронено порядка 10–11 тысяч польских граждан. Это соответствует числу захороненных в Козьих Горах, оценку которым давали нацистский судмедэксперт Бутс (10 000 человек) и советский академик, хирург с мировым именем Николай Бурденко (11 000 человек).

В настоящее время польские исследователи и их российские последователи утверждают, что понятие «Катыньское преступление» является собирательным и что обозначает оно расстрел почти 22 тысяч польских военнопленных, совершенный якобы по решению руководства Советского Союза от 5 марта 1940 года.

В Меморандуме Министерства юстиции Российской Федерации (март 2010 г.) говорится о том, что по катынскому делу установлен факт гибели 1 803 бывших польских военнослужащих, 22 из которых идентифицировано, но никоим образом не 22 000 человек, как утверждает польская сторона.

Тем не менее, на территории нашей страны существуют символические польские военные кладбища (ПВК) – «Katyn» в Козьих горах под Смоленском и «Miednoe» в Тверской области, увековечивающие память о более чем 10 000 польских граждан, якобы расстрелянных в 1940 году.

Польские военные кладбища «Katyn» и «Miednoe» – это символические места памяти, которые с использованием архитектурных форм и элементов мемориализуют польский вариант событий «катыньского преступления» на территории нашего государства. 

Мы предлагаем сделать небольшой экскурс по этим польским «катыньским кладбищам» и разобраться в их символике.

ПВК в «Катыни» и «Медном» имеют большое число схожих архитектурных элементов. Первый общий элемент, который встречает нас на входе на территорию «катыньских кладбищ», это столбы с изображением польского гербового орла. Это символическое изображение польских пограничных столбов. Пройдя между ними, посетитель словно попадает на территорию польского государства.

Эта символика первоначального проекта осталась с тех времен, когда в ходе переговоров польская сторона требовала установить для территорий мемориальных кладбищ статус экстерриториальности. В соответствии с этим 1,4 га земли в Смоленской области и 0,18 га в Тверской области должны были быть выведены из правовой сферы Российской Федерации и переданы под юрисдикцию Польши. В настоящее время экстерриториальность распространяется, например, на посольства и военные базы, расположенные на территории других государств.

Символические пограничные столбы на входе на польское кладбище в «Медном»
Символические пограничные столбы на входе на польское кладбище в «Медном»

В ходе переговоров о статусе польских военных кладбищ в Смоленской и Тверской областях российской стороне удалось отстоять свою территорию. Однако, как напоминание об этом требовании и как символ расхожей польской поговорки «Польская земля там, где польские гробы», на входе возвышаются пограничные столбы, увенчанные одноглавым гербовым орлом.

Символические пограничные столбы на входе на польское кладбище в «Катыни»
Символические пограничные столбы на входе на польское кладбище в «Катыни»

Символические польские кладбища в «Катыни» и «Медном» имеют ещё много схожих элементов. Один из них – так называемая алтарная группа, состоящая из алтарного стола-жертвенника, католического креста, а также колокола под алтарной стеной. На чугунных алтарных стенах запечатлены имена и фамилии более 10 000 польских граждан, якобы расстрелянных в ходе «катыньского преступления».

Перечень имен и фамилий на алтарных стенах в «Катыни» и «Медном» основан на ксерокопиях этапных списков, которые Горбачев передал польской стороне в 1990 году. Ни исторической, ни правовой основы для утверждения, что люди, чьи имена указаны на «алтарных стенах», захоронены на территории символических польских кладбищ в «Катыни» и «Медном» в настоящее время не существует.

На катынско-медновских «алтарных стенах» запечатлено более 10 000 имен и фамилий из ксерокопий этапных списков, переданных Гобачевым польской стороне в 1990 году
На катынско-медновских «алтарных стенах» запечатлено более 10 000 имен и фамилий из ксерокопий этапных списков, переданных Гобачевым польской стороне в 1990 году

Обязательным общим элементом всех «катыньских кладбищ» (на сегодняшний день их уже четыре) является стена с индивидуальными табличками, на которых указаны имена, фамилии и краткие биографические данные якобы расстрелянных в 1940 году и захороненных на данной территории польских военнопленных.

На польском символическом кладбище «Katyn» под Смоленском отлиты в чугуне порядка 4400 польских имен и фамилий, на польском кладбище «Miednoe» в Тверской области – 6311. Дата смерти всех этих людей определена как «1940».

На катынско-медновских «алтарных стенах» запечатлено более 10 000 имен и фамилий из ксерокопий этапных списков, переданных Гобачевым польской стороне в 1990 году
На катынско-медновских «алтарных стенах» запечатлено более 10 000 имен и фамилий из ксерокопий этапных списков, переданных Гобачевым польской стороне в 1990 году

Установочные данные для этих индивидуальных табличек (имя, фамилия, год рождения) взяты всё из тех же «этапных списков», ксерокопии которых Горбачев передал польской стороне в 1990 году. Польские исследователи и их отечественные последователи называют эти списки «расстрельными» и утверждают, что все указанные в них люди в 1940 году были убиты органами НКВД и захоронены на территории «Катыни» и «Медного».

Более 10 000 имён и фамилий на индивидуальных табличках дублируют те, которые размещены на «алтарной стене».

Согласно современной официальной польской версии, общее число «катыньских жертв» достигает почти 22 000 человек, из которых на территории «Катыни» захоронено 4415, на земле «Медного» – 6311.

В Меморандуме Министерства юстиции Российской Федерации (март 2010 г.) говорится, что установлен факт расстрела 1803 человек бывших польских военнопленных, из числа которых идентифицировано в трех местах (Катыни, Медном, Харькове) 22 человека.

В настоящее время не существует ни исторической, ни правовой основы для размещения более 10 000 польских индивидуальных табличек на польских военных кладбищах «Катынь» и «Медное». Факт расстрела перечисленных в горбачевских этапных списках людей в 1940 году в Козьих Горах или в Медном не доказан. Также не является доказанным факт гибели всех этих людей в 1940 году. 

Напомним, что 1940-й год как время якобы расстрела польских военнопленных по распоряжению советских властей был «установлен» задолго до начала какого-либо экспертного изучения и судебного решения.
Источником этого антисоветского «вброса» стали средства массовой информации нацистской Германии, которая в это время вела войну против СССР. С 1933 года немецкое государство находилось под контролем национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП). Деятельность и идеология НСДАП была признана преступной и осуждена Международным Нюрнбергским трибуналом, многие партийные лидеры были приговорены к высшей мере наказания и казнены. Идеология НСДАП была признана одной из причин начала Второй мировой войны.

Информация для размышления. При самом первом обсуждении концепции катыньского кладбища «Федерация катыньских семей» (ФРК) выступила с инициативой не только использования принципов экуменизма и поименного увековечения «жертв», но и торжественного перезахоронения с воинскими почестями каждого из горбачевского списка (!).
По факту: экуменизм в виде 4-х табличек с символами вер (католической, иудейской, православной, ислама) воплощен был; поименное увековечение всех «жертв» из горбачевского списка было осуществлено (алтарная стена и индивидуальные таблички), но индивидуального перезахоронения с воинскими почестями не было. Почему? Может быть, потому, что перезахоранивать было некого?

Не существует ни исторической, ни правовой базы для утверждения, что более 10 000 человек, чьи имена указаны на «алтарных стенах» и «памятных стенах», размещенных на территории символических польских кладбищ в «Катыни» и «Медном», захоронены в этих местах. Так же, как не существует никакого обоснования для размещения на каждой из этих именных табличек даты смерти «1940». 

Большое число современных исследователей ставит под сомнение историческую и правовую достоверность официальной польской версии «катыньского преступления». Так, в ноябре 2020 года на Тверской земле прошла международная конференция, на которой российские исследователи, а также эксперты из Польши и США представили результаты своих научных изысканий, которые доказательно опровергают официальную польскую версию «катыньского преступления».

По итогам конференции была принята резолюция, которая, помимо прочего, содержит положение о необходимости историко-правовой оценки ряда политических заявлений о Катынском вопросе.

В марте 2021 года в Смоленске прошел организованный Фондом «Примирение» круглый стол, на котором была презентована книга американского исследователя Г. Ферра «Тайна Катынского расстрела». В этой работе, помимо прочего, поднимается вопрос о достоверности факта расстрела в 1940 году и захоронения в «Медном» польских полицейских Л. Маловейского и Й. Кулиговского, чьи жетоны были обнаружены во Владимире-Волынском в захоронении жертв нацистов 1941 года.

Именная мемориальная табличка Людвика Маловейского на мемориале "Медное"
Именная мемориальная табличка Людвика Маловейского на мемориале «Медное»

Индивидуальные таблички с биографическими данными Л. Маловейского и Й. Кулиговского установлены на польском кладбище в «Медном», дата их смерти указана как 1940 год, а сами они значатся в числе катыньско-медновских жертв.

Именная мемориальная табличка Йозефа Кулиговского на мемориале "Медное"
Именная мемориальная табличка Йозефа Кулиговского на мемориале «Медное»

Главным отличием польского кладбища в «Kатыни» является его центральная часть, которая один в один повторяет границы и оформление захоронения-кладбища, устроенного по инициативе нацистских властей на территории оккупированной Смоленщины летом 1943 года.

Основная цель зондажных работ в Козьих Горах (Катынском лесу), проводившихся в 1991 году по инициативе польских властей, заключалась в поиске кладбища-захоронения, обустройство которого было инициировано нацистскими властями на территории оккупированной Смоленской области весной-летом 1943 года.

Это соответствовало концепции архитектурно-художественного решения польского кладбища в «Катыни». В польских источниках говорится, что с концепцией кладбища в Катыни «все было просто» – в его основу положено оформление «первого немецкого кладбища». Проектировщики только почему-то назвали «немецким» то кладбище, которое было «нацистским».

Так в 2000 году в Козьих горах под Смоленском появилась воссозданная в чугуне точная копия нацистского польского захоронения весны-лета 1943 года. Центральная его часть состоит из 6 групповых захоронений и 2-х индивидуальных могил генералов М. Сморавиньского и Б. Богатыревича, чьи останки были обнаружены и идентифицированы в 1943 году.

Захоронения польских генералов Сморавиньского и Богатыревича в индивидуальных могилах
Захоронения польских генералов Сморавиньского и Богатыревича в индивидуальных могилах

Согласно опубликованной в Варшаве в 2000 году «кладбищенской книге», на территории кладбища в «Катыни» захоронены 3 генерала и 1 контр-адмирал. При сооружении современного кладбища ни генерал дивизии Хенрик Минкевич, ни контр-адмирал Ксаверий Черницкий почему-то не были удостоены отдельных захоронений. Польской стороне, по-видимому, важнее было воссоздать нацистское место памяти, чем отдать должную память своим соотечественникам.

Также как Горбачев своим политическим заявлением, не имевшим никакой историко-правовой основы, подтвердил нацистскую версию катыньских событий, так и существующее польское кладбище в «Катыни» в своей центральной части является архитектурным повторением того места памяти, которое первыми оформили нацисты на оккупированной смоленской земле в 1943 году.

В 1991 году на тех местах, где польские власти планировали построить символические катыньское и медновское кладбища, проводились зондажные работы. По времени это заняло всего несколько дней.

Время проведения зондажных работ в «Катынском лесу» (Козьих Горах) – 20 и 21 ноября 1991 года. Нет необходимости напоминать, какие события происходили в нашей стране в эти тёмные ноябрьские дни 1991-го года. Через месяц – 25 декабря – Горбачёв, чье политическое признание нацистской версии катыньских событий является одним из ключевых в современной якобы «официальной» версии, уйдет в отставку.
Впоследствии Горбачев заявлял, что при Козыреве, который подписывал российско-польское соглашение 1994 года, российский МИД был филиалом госдепартамента США, так как действовал в русле его политики, а не национальных интересов своего государства

К числу общей катынско-медновской символики относится знак польского ордена Virtuti Militar» и юбилейная медаль «Крест Сентябрьской кампании».

Знак ордена Virtuti Militari, установленный на входе на символическое польское кладбище
Знак ордена Virtuti Militari, установленный на входе на символическое польское кладбище

Изображение знака ордена Virtuti Militari используется на всех 4-х существующих символических катыньских кладбищах. Впервые этот знак был установлен в 1976 году на катыньском мемориале в Лондоне.
Орден Virtuti Militari имеет более чем двухсотлетнюю историю. За это время его несколько раз отменяли, несколько раз возрождали, были даже периоды, когда параллельно существовало два знака ордена с разными капитулами.

Орден Virtuti Militari был учрежден королем Речи Посполитой Понятовским в честь ознаменования победы над русскими войсками в битве под Зеленцами в 1792 году.

Возрождение ордена в XX веке связано с именем Пилсудского. В августе 1919 года этот знак отличия был восстановлен в своем первоначальном значении – как символ военной победы над Россией. Первое награждение состоялось в августе 1920 года, когда знаком ордена Virtuti Militari были отмечены 10 офицеров и 25 солдат за особые отличия в боях против Красной Армии. После окончания войны против Советской России этим орденом Пилсудский стал награждать польских ветеранов-участников антироссийского «январского восстания» 1863 года.

После нападения нацистской Германии на Польшу 1 сентября 1939 года и последовавшего бегства польского правительства за границу развитие истории ордена шло двумя параллельными путями.

В 1943 году командующий 1-й польской дивизией З. Берлинг подписал приказ о награждении орденом Virtuti Militari 16-ти бойцов, проявивших героизм в боях против гитлеровских захватчиков. С 1944 года этот орден был включен в наградную систему Польской народной республики (ПНР).
Польское правительство в эмиграции, расположившись в Лондоне, стало награждать орденом Virtuti Militari участников так называемых «войска польского в эмиграции» и «антифашистского подполья в Польше».

Справка: «Войско польское в эмиграции» – это националистическое подпольное движение периода Второй мировой войны. По заявлению самих организаторов, в эти годы они воевали как в «немецкой», так и в «советской зоне оккупации Польши». Позднее организация стала называться Армия Крайова. Среди её «боевых заслуг» – вооруженная борьба против Советской Армии, освобождавшей Белоруссию, Украину и Польшу от гитлеровских захватчиков. Антифашистское подполье в Польше существовало и действовало против нацистов. Однако отношение к награждению «эмиграционным» орденом Virtuti Militari имеют те его руководители, на счету которых жизни сотен тысяч сограждан, погибших в ходе подавления нацистами Варшавского восстания 1944 года.

После окончания Второй мировой войны «эмиграционный» Virtuti Militari продолжил свою историю. Само существование Польской народной республики эмиграционным польским правительством оценивалось как «вторая советская оккупация Польши», а орденом Virtuti Militari продолжили награждать за особые заслуги в антисоветской деятельности.

Это совсем не тот Virtuti Militari, которым Польской народной республикой были награждены К.К. Рокоссовский, И.С. Конев, Г.К. Жуков, А.М. Василевский и сотни воинов Армии Людовой, сражавшейся вместе с Красной Армией против гитлеровских войск.

Что важно. На катынском и медновском кладбищах в 2000 году были размещены изображения Серебряного креста Военного ордена Virtuti Militari № 14 384 – того самого «эмиграционного» ордена, которым был награжден лондонский «Мемориал Катынь» в 1976 году. Награждение этим «эмиграционным» орденом шло согласно уставу 1933 года, принятому Пилсудским.

Второй знак, размещенный польской стороной на катынско-медновских кладбищах, – «Крест сентябрьской кампании».

Эта юбилейная медаль была учреждена указом президента польского эмиграционного правительства в Лондоне 1 сентября 1984 года «в память о боях за защиту и независимость Польско-литовского содружества во время военной кампании с Германией и Советским Союзом в 1939 году». Медаль была учреждена к 45-летию начала Второй мировой войны.

На аверсе креста изображен польский орел в короне, ниже надпись «wrzesien» (сентябрь), дата «1939» и буквы «RP» (Республика Польша). Слева дата «1.IX» (1 сентября) –день нападения нацисткой Германии на Польшу и начала Второй мировой войны.

Однако учредители этой юбилейной медали в память о событиях начала Второй мировой войны разместили ещё одну дату «17.IX» – 17 сентября. Согласно официальной польской истории, 17 сентября 1939 года является днем «вероломного вторжения» войск Красной Армии в Польшу и началом «первой советской оккупации». Такая символика «Креста Сентябрьской кампании» возлагает равную ответственность на нацистскую Германию и Советский Союз за развязывание и начало Второй мировой войны.

Что имеем в итоге? На территории нашей страны существуют два символических польских военных кладбища – «Katyn»в Козьих Горах под Смоленском (так называемый Катынский лес) и «Miednoe» в Тверской области. На этих местах памяти поименно увековечены более 10 000 польских граждан, якобы расстрелянных в 1940 году по решению советских властей. В настоящее время не существует ни правового, ни исторического обоснования для признания всех этих людей «катыньскими жертвами».
Размещенные на катынском и медновском кладбищах изображения польских наград (знака ордена Серебряного креста Военного ордена Virtuti Militari № 14 384 и «Креста Сентябрьской кампании», учрежденных польским эмиграционным правительством в Лондоне), имеет явный антироссийский контекст.

Польские военные кладбища «Katyn» и «Miednoe» – это символические места памяти, которые с использованием архитектурных форм и элементов мемориализуют польский вариант событий «катыньского преступления» на территории нашего государства.

Оксана КОРНИЛОВА, кандидат исторических наук, г. Смоленск


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

👉🏻 Подпишитесь на рассылку

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: