Катынская трагедия: истина под прицелом

20.06.2016

Источник: Правда
В редакции «Правды» состоялся «круглый стол» с участием историков, исследователей, публицистов и общественных деятелей. На нем вновь была поднята тема, к которой газета в разные годы обращалась не раз. Это расстрел фашистскими оккупантами в урочище Козьи горы, что в Катынском лесу под Смоленском, пленных поляков. Разговор также коснулся и других, так или иначе связанных с этой трагедией больных вопросов, честного ответа на которые ждет летопись нашей страны.

— В ИСТОРИИ есть немало темных пятен, по поводу которых идут споры, — заметил, открывая заседание, главный редактор газеты «Правда» Борис КОМОЦКИЙ. — Как правило, это споры ученых, профессионалов, где есть сторонники разных точек зрения. И это нормально. Но тема нашей встречи сегодня из другого разряда. Это не просто темное пятно в истории. Это предмет острейшей политической и идеологической борьбы. Это противостояние не только людей, но и стран. Слишком эта тема остра, слишком много у нее политических последствий и слишком большой болью она отзывается.

До конца 80-х годов прошлого столетия официальная позиция нашей страны была однозначной: в том, что случилось в Катыни, виноваты фашисты. Но после того, как произошла буржуазная контрреволюция, позиция эта поменялась, по сути, на противоположную. Сегодня мы можем констатировать, что, судя по сделанному в ноябре 2010 года Госдумой заявлению, против которого категорически выступала лишь фракция КПРФ, российская трактовка той трагедии принципиально совпадает с точкой зрения официальной Польши по этому вопросу.

Однако в России немало людей, которые продолжают считать единственно верной в катынском деле именно советскую версию. Сегодня наша задача показать, каковы ее аргументы.

Сергей СТРЫГИН, координатор интернет-проекта «Правда о Катыни»:

— Из всех версий катынской трагедии наиболее убедительной и достоверной представляется та, которой придерживаются участники международного интернет проекта «Правда о Катыни» и добросовестные представители российского и международного научного сообщества. По мере рассекречивания и ввода в научный оборот подлинных научных документов об истинных обстоятельствах трагедии научно-историческая версия будет неизбежно уточняться и дополняться.

Почему затянулось расследование этого запутанного дела? Нацистские спецслужбы в апреле 1943 года организовали крупномасштабную спецпропагандистскую операцию, которая была продолжена американской «комиссией Мэддена» в 1951 — 1952 годах и возобновлена в 1987 — 1992 годах группой Горбачева — Яковлева, пришедшей к власти в КПСС в годы перестройки.

Советскуюсторону обвиняют в том, что на территории СССР весной 1940 года на основании мифического решения Политбюро ЦК ВКП(б) и столь же мифических постановлений некоей незаконной «специальной „тройки“ НКВД» якобы были расстреляны 21857 польских военнопленных из Козельского, Старобельского и Осташковского спецлагерей, а также арестованных польских граждан из тюрем Западной Украины и Западной Белоруссии.

Общая уголовно-правовая оценка катынского расстрела дана Международным военным трибуналом. Процессуальным его решением от 14 февраля 1946 года виновность нацистской Германии в катынском расстреле установлена в качестве «юридического факта, порождающего правовые последствия», а приговором от 1 октября 1946 года признана персональная виновность в организации катынского преступления подсудимых Германа Геринга и Альфреда Йодля.

В разгар «холодной войны», после возобновления в 1951 — 1952 годах извращения катынского дела американской «комиссией Мэддена», начались попытки юридической фальсификации катынской трагедии. В частности, в 1950-е годы в США прошло несколько десятков политизированных судебных процессов по искам к правительству Советского Союза о возмещении материального и морального ущерба в связи с потерей кормильца, инициированных проживавшими на территории США родственниками катынских жертв. Апофеозом этой многолетней лживой пропагандистской кампании явились противоправные решения Европейского суда по правам человека от 16 апреля 2012 года и 21 октября 2013 года по катынскому делу «Яновец и другие против России», в которых, вопреки исторической правде, вина за катынский расстрел была возложена на руководство СССР.

Алексей СТАЦУРА, автор фильма «Катынь: в поисках истины», директор Смоленской региональной общественной организации "Телевизионная компания спецпроектов «Просвещение»:

— Интересный факт приводит в своей книге партизанский командир, Герой Советского Союза Дмитрий Медведев. Он рассказывает о польском улане, который пришел к ним в партизанский отряд. Ему удалось спастись, взобравшись на дерево, когда немцы расстреливали его сослуживцев, отказавшихся принестиприсягу на верность Гитлеру.

Впервые факты расстрела польских военнослужащих обнародовал в апреле 1943 года рупор гитлеровской пропаганды доктор Геббельс, приписав эту акцию НКВД. Немецкие власти организовали подконтрольную им «международную комиссию», включив в ее состав лояльных нацистам «представителей» союзных Германии стран. На раскопках польских могил в Козьих горах в качестве наблюдателей и экскурсантов присутствовали всевозможные «делегации» и «комиссии» из польского Красного Креста, «представители» оккупированных советских областей, журналисты, политики и общественные деятели. Разумеется, оккупанты позаботились, чтобы результаты эксгумации подтвердили версию об ответственности советских властей, якобы организовавших эту расправу. Дескать, в апреле — мае 1940 года именно они расстреляли 4143 захваченных в плен польских офицера из числа плененных в ходе сентябрьских операций 1939 года. Расстреляли преднамеренно немецким оружием. Но как могли органы НКВД предполагать, что в следующем году эта местность (Козьи горы под Смоленском) окажется оккупированной гитлеровцами? Мотивом нашей работы по созданию фильма «Катынь: в поисках истины» послужило возмущение тем фактом, что старая германская версия, разработанная доктором Геббельсом, вернулась из небытия и заиграла в новом свете трагических обстоятельств для нашей Родины. Геббельс сожалел, что в Катыни были найдены немецкие боеприпасы, и предписывал хранить этот факт в строжайшей тайне, иначе лопнет все «дело о Катыни».

В фильме затрагиваются примеры изготовления фальшивок. Одним из основных моментов в идейно-политической борьбе стала записка, якобы написанная председателем КГБ Александром Шелепиным главе партии и правительства Никите Хрущеву в 1959 году. В ней предлагается уничтожить личные дела польских офицеров.

Фальсификаторы истории утверждали, что, дескать, в Президиуме ЦК КПСС был подготовлен проект секретного постановления о ликвидации учетных дел на лиц, якобы расстрелянных в 1940 году. Эти документы хранились в «Особой папке», которая находилась у руководителей государства.

Так вот, известный юрист коммунист Виктор Илюхин, который работал на разных ответственных местах в Генеральной прокуратуре СССР, пришел к выводу, что документы эти фальшивые. Ему рассказал об этом один мастер такого рода дел, изложивший методики изготовления на высочайшем уровне подписей Сталина или Берии и подделки документов из партийного архива. Одновременно он предоставил В. Илюхину архивное дело из спецфонда №27, том 7. На нем значилось: «Рассекречиванию не подлежит. Хранить вечно». Но если это так, то как эти секретнейшие документы «вышли на волю» и гуляют по всей России? Почему «записка Шелепина» была написана от руки чертежным шрифтом? У него что, не было пишущей машинки? И даже при такой «шифровке» не сложно установить, что у Шелепина был другой почерк.

Как известно, весной 1990 года президент СССР Михаил Горбачев на основе известных ему «документов» сделал признание, что катынская трагедия — «одно из тяжких преступлений сталинизма». В 1992 году президент России Борис Ельцин передал польской стороне материалы «Особой папки» (как выясняется теперь, фальшивой). В апреле 2010 года президент РФ Дмитрий Медведев заявил: «Катынская трагедия — это следствие преступления Сталина и ряда его приспешников. И здесь необходимо, наверное, провести дополнительные исследования, но, тем не менее, позиция российского государства по этому вопросу давно сформулирована и остается неизменной».

Но почему мы должны брать на веру версию, которая была возрождена во времена великих предательств, принимать её от людей, которые в угоду нашим врагам разрушали страну?

Фильм «Катынь: в поисках истины» рассказывает, как 31 марта 2000 года была обнаружена могила №9 размером 10×15 метров: экскаватор задел её часть, обнаружились трупы в польском обмундировании, польские монеты и погоны польского майора. Захоронение имело признаки насильственной смерти погребенных. Найденный экземпляр газеты «Правда» за апрель 1940 года позволяет сделать предположение, что оккупационные власти в марте 1943 года готовили могилу к публичной эксгумации, но по каким-то причинам захоронение не было вскрыто. Это место является ключевым для расследования катынского дела. Руководствонашей страны обратилось к польским коллегам с предложением вместе вскрыть могилу. Однако этого не сделано до сих пор, хотя польская сторона ещё в 1995 году получила разрешение на эксгумацию захоронений. Уголовное дело возбуждено не было, а протоколы допросов и другие документы по могиле №9 исчезли. Создается впечатление, что кому-то правда не нужна.

Недавно смоленская общественность выступила с инициативой об официальном возвращении местности, на которой расположены «польские» могилы, её правильного исторического названия — Козьи горы — вместо навязанного немецкими оккупационными властями ложного топонима «Катынь», не имевшего до апреля 1943 года к этой местности никакого отношения.

Владислав ШВЕД, публицист, действительный государственный советник РФ 3 класса:

— Приведу ещё один факт, подтверждающий фальсификационный характер публичной политической версии Катыни, согласно которой поляков якобы расстреливали сотрудники НКВД. Это обнаруженное в 2000 году захоронение, находящееся в 500 метрах от польского мемориального кладбища в Катынском лесу. Оно никак не могло быть делом рук чекистов, поскольку находилось в 50 метрах от дома отдыха НКВД, в котором летом 1940 года отдыхали члены Политбюро ЦК ВКП(б) К. Ворошилов и Л. Каганович.

Об этом захоронении 12 апреля 2000 года и.о. президента России Владимир Путин в телефонном разговоре сообщил тогдашнему польскому президенту Александру Квасьневскому. Супруга Квасьневского Иоланта, прибывшая на следующий день в Катынь, возложила цветы на эту могилу...

По предварительным оценкам, общее количество трупов в могиле составляет от трехсот до тысячи. Однако это захоронение в Катыни до сих пор остается невскрытым. Более того, его засыпали толстым слоем песка. В чем же дело? Видимо, в том, что появление сотен трупов «пропавших» поляков обрушит официальную версию катынского преступления. Ведь считается, что все расстрелянные в Катыни польские офицеры из Козельского лагеря уже найдены, опознаны и захоронены на территории польского мемориала.

В Польше факт обнаружения неизвестного массового польского захоронения всячески замалчивают. В связи с этим в апреле 2011 года информацию о 9-й польской могиле в Катыни я предоставил польским журналистам Ежи Мальчыку (ПАП), Анджею Заухи (TVN24), Марцину Смяловскому («Польское телевидение»), Юстине Прус («Rzeczpospolita»).

Об этой могиле я также писал известному польскому режиссеру и сопредседателю польско-российского форума гражданского диалога господину Занусси в своем открытом письме от 17 апреля 2011 года. Оно было опубликовано в интернет-газете «Столетие». Но ответа не последовало.

В 2012 году предпочло отмолчаться и посольство Польши в России. Тогда в ответ на письмо польских дипломатов в газету «Спецназ России» я напомнил им о выявленном в Катыни 9-м польском захоронении. Ответа также не дождался. Депутаты польского сейма Витольд Ващиковский (Witold Waszczykowski) и Аркадиуш Мулярчик (Arkadiusz Mularczyk), яростно критиковавшие в польском сейме мою статью «Ложь и правда Катыни» («Спецназ России», №4, 2012), тоже предпочли не заметить моего обращения. Не было ни слова в ответ и на письма, направленные мной ещё в марте 2008 года в Федерацию катынских семей, редакцию польского журнала «Nie» и редакцию польской версии французского ежемесячника «Le Mond diplomatique».

Возникает вопрос: как соотносится это молчание с утверждениями, постоянно звучащими в Польше на официальном уровне о том, что память о каждом погибшем в период Второй мировой войны поляке священна? Не является ли это свидетельством того, что Варшава предпочитает игнорировать факты, способные разрушить польскую антироссийскую версию катынского преступления?

Валерий ЦЫКОВ, заведующий научно-исследовательским отделом Всероссийского историко-этнографического музея:

— Результаты этнографической экспедиции 1997 года, зафиксировавшие беседы со старожилами, которые проживали на территориях, примыкающих к существующему ныне в Тверской области Государственному мемориальному комплексу «Медное» и в его окрестностях (захоронения здесь были обнаружены в 1991 году. — Ред.), позволяют сказать: версия, что под селом Медное покоятся более шести тысяч польских военнопленных, должна быть поставлена под сомнение.

По сообщениям местных жителей, там покоятся советские солдаты, в октябре 1941 года не пустившие врага в Торжок, а также красноармейцы, умершие в 1941 — 1943 годах в госпиталях и медсанбатах, расположенных в районе Медного. Согласно заключению комиссии экспертов Главной военной прокуратуры по уголовному делу о расстреле польских военнопленных из Козельского, Осташковского и Старобельского спецлагерей, невозможно определить время наступления смерти погибших. Списки погибших, чьи имена указаны на мемориале, составлены на основании директивных заданий, направленных из центрального аппарата НКВД в лагеря, где содержались польские военнопленные. Они известны как «списки-предписания». Однако реальные «этапные списки», на основании которых бойцы конвойных войск в апреле — мае 1940 года пофамильно принимали от начальников лагерей НКВД польских военнопленных и доставляли их в Смоленск, Харьков и Калинин, обнаружены не были.

Так кто же похоронен под Медным? Существуют многочисленные данные, говорящие в пользу версии о советских дивизионных и госпитальных захоронениях. Снова обратимся к заключению комиссии экспертов Главной военной прокуратуры. Там указано, что «значительная давность событий и установленная в Медном значительная вариативность скорости протекания поздних трупных явлений не позволяют в настоящее время решить этот вопрос». Не может ли эта вариативность быть обусловлена тем, что тела хоронили в разное время — осенью 1941 года, сразу после окончания боев на Торжокском направлении, а также в течение всего 1942-го и даже 1943 года, пока работали госпитали? Согласно тверской Книге памяти, в ноябре — декабре 1941 года от ран умерли и были похоронены в районе Медного 41 человек, в январе — марте 1942-го — 22 человека; захоронения умерших в госпиталях красноармейцев продолжались до августа 1943 года. Это только по официальным данным. Это люди, чьи имена известны. А сколько неустановленных и неопознанных?

В заключении УФСК и прокуратуры Тверской области от 9 февраля 1995 года, подписанном начальником УФСК РФ по Тверской области Геннадием Виноградовым и областным прокурором Владимиром Парчевским и опубликованном в книге «От ЧК до ФСБ» (Тверь, 1998, стр. 346 — 349), обращает на себя внимание такое обстоятельство. В период войны с 1941 по 1943 год в районе села Медное находились эвакогоспитали №1427, 1783, полевой подвижной госпиталь №501, а также медико-санитарные батальоны №258, 265, 522. По данным архива военномедицинских документов Тверского облвоенкомата, захоронения советских воинов, умерших от ран в госпиталях, санбатах, производились в этом районе. Большинство граждан, упоминавшихся в этом документе, подчеркивали наличие захоронений на территории дач НКВД советских воинов 29-й армии, умерших от ран. Этнографическое исследование в 1997 году села Медное и окрестных деревень (опрашивались преимущественно люди до 1927 года рождения) не выявило никакой информации о польских захоронениях. Захоронения в районе дач НКВД местные жители связывали исключительно с боями времен Великой Отечественной войны (операция «Марьинский прорыв» конца 1941 года, в которой погибли около двух тысяч советских солдат). Многие из опрошенных лично участвовали в сборе тел советских бойцов и доставке их в район дач НКВД для захоронения. Сбор тел происходил как в октябре — ноябре 1941 года, так и в марте — апреле 1942 года (зимой было много снега и сильные метели, поэтому сбор тел был приостановлен до весны). Характер почвы на месте раскопок предполагаемых польских захоронений не соответствует её описаниям в официальной версии. Состояние останков скорее свидетельствует о том, что захоронения происходили в течение ряда лет. Таким образом, то, что пытаются выдать за официальную версию, противоречит накопленным научным данным.

На их основании можно сделать вывод: версия о массовых расстрелах польских военнопленных в Калининской области весной 1940 года крайне противоречива исторически и абсолютно не доказана юридически. Территория мемориала «Медное» и события, происходившие здесь в 1937 — 1947 годах, требуют дальнейших исследований, необходимых для установления истины и восстановления исторической справедливости.

Максим КОРМУШКИН, координатор Национальноосвободительного движения Тверской области:

— И сторонникам, и противникам различных версий Катыни сейчас одинаково ясно, что нет никаких юридически состоятельных доказательств факта наличия на территории мемориала «Медное» останков 6311 польских военнопленных, якобы расстрелянных в Калинине в апреле — мае 1940 года. То есть вообще никаких доказательств нет — ни доказательств наличия в «Медном» 6311 останков, ни доказательств факта расстрела именно в апреле — мае 1940 года, ни доказательств того факта, что найденные там 2358 останков действительно принадлежат польским гражданам! Вместо этого есть некая лукавая цифра 1803, неизвестно что означающая в правовом отношении. Получена она путем арифметического сложения 1380 останков, эксгумированных в Козьих горах в январе 1944 года «комиссией Бурденко» (первая советская "специальная комиссия по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецкофашистскими захватчиками в Катынском лесу), останков, эксгумированных Главной военной прокуратурой России в июле 1991 года в харьковских Пятихатках (180) и в августе 1991 года в Медном (243). Есть и уже называвшаяся выше польской стороной откровенно сфальсифицированная цифра 2358. Есть и другие также ничем не обоснованные цифры якобы расстрелянных в 1940 году поляков. Например, регулярно сообщаемая посетителям мемориала «Медное» цифра 21857 польских граждан, расстрелянных в СССР в апреле — мае 1940 года. Что это за цифра? Это 14552 польских военнопленных, вывезенных из трех лагерей НКВД весной 1940 года, сложенных с 7305 арестованными польскими гражданами, содержавшимися до весны — лета 1940 года в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии. Но и в этом случае нет никаких юридически состоятельных доказательств, что они были расстреляны именно сотрудниками НКВД, именно в 1940 году и именно по приказу Сталина!

Олег НАЗАРОВ, доктор исторических наук, обозреватель журнала «Историк»:

— Катынское дело — наиболее «раскрученная», но далеко не единственная тема, по которой между нами и поляками давно ведутся горячие дискуссии. На её фоне остро встает вопрос и о судьбе красноармейцев, попавших в польский плен в 1919 — 1922 годах. Польские авторы всеми способами пытаются занизить численность погибших в лагерях Польши красноармейцев, тем более тех, чья судьба неизвестна. Споры вызывает и вопрос о причинах гибели наших военнопленных. Мифы, тиражируемые поляками по этой теме, выглядят вызывающе. В мае 2011 года газета «Rzeczpospolita» опубликовала интервью с профессором Збигневом Карпусом, озаглавив его «Польские лагеря смерти — советский миф». Карпус назвал ложью утверждение, что красноармейцы были «жестоко замучены». Он уверял, что польская власть старалась «облегчить судьбу этих людей» и «решительно боролась со злоупотреблениями». Прежде всего замечу, что численность жертв не исчерпывается теми, кто окончил жизнь в польских лагерях смерти. Дотянуть до лагерей посчастливилось далеко не всем. Раненых поляки либо добивали, либо бросали умирать в поле. Объясняя высокую смертность, Карпус утверждал, что в плен красноармейцы «попали летом, и у них была только легкая и в целом скудная одежда. А разоренная после нападения большевиков Польша не могла обеспечить их одеждой». О том, что красноармейцев при взятии в плен раздевали чуть ли не донага, Карпус умолчал. Показательно и то, что в лагерях катастрофически не хватало соломы, из-за чего пленные мерзли, чаще болели и умирали. А солому в лагеря привезти не спешили...

Главными причинами высокой смертности были голод, холод, издевательства, а также раны и болезни, лечить которые поляки не спешили тоже.

По этому и другим спорным вопросам мы обязаны отстаивать правду и разоблачать фальсификаторов истории.

Алексей ПЛОТНИКОВ, доктор исторических наук, член Российской ассоциации историков Второй мировой войны:

— C кем мы пытаемся дискутировать, говорить языком аргументов и доказательств? Нынешней Варшаве они не нужны. Никаких неудобных для себя аргументов она не принимает и принимать не будет, продолжая называть белое черным, а немецкие пистолеты — «штатным» оружием НКВД. Для нее существует только одна единственно правильная и единственно возможная версия — версия «доктора Геббельса».

Подробнее поговорим о второй точке на «катынской карте» — селе Медном под Тверью-Калинином, где якобы также захоронены польские военнопленные — жертвы «сталинских репрессий» (первая — собственно «катынская точка» — урочище Козьи горы под Смоленском; третья — Пятихатки под Харьковом). В 2015 году о нем наконец-то открыто заговорила местная общественность — всем надоела ложь, которую распространяют вокруг Медного поляки и работающие на них их «духовные соратники» из России.

Остановлюсь на меморандумах министерства юстиции Российской Федерации, направленных в 2010 — 2012 годах в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в связи с рассматривавшимся в нем катынским делом «Яновец и другие против России».

В них, в частности, совершенно четко указано, что при эксгумации, проводившейся в 1991 году в Медном, были обнаружены останки только 243 военнослужащих бывшей польской армии. Из них идентифицированными (опознанными по жетонам) — при всей условности, с правовой точки зрения, такой идентификации, поскольку жетоны найдены отдельно от останков — являются лишь 16 человек.

Мало этого: останки двоих из якобы захороненных в Медном поляков, таблички с именами которых установлены в мемориальном комплексе, недавно были обнаружены во Владимире-Волынском на Украине среди жертв однозначно немецких расстрелов (1941 — 1943 годы).

Тем не менее все это не помешало польской стороне создать в Медном помпезный мемориал, содержащий таблички с именами якобы покоящихся там всех примерно 6300 военнопленных поляков, содержавшихся в Осташковском лагере под Калинином.

Сказанное, думается, лучше всего показывает масштаб запредельного цинизма и фальсификаций, с помощью которых Польша действует в катынском вопросе. Действует при молчаливом непротивлении и даже прямом унизительном потакании Варшаве со стороны части официальных российских властей.

В заключение подробнее рассмотрим упоминавшиеся меморандумы минюста России ЕСПЧ. Помимо информации по Медному, меморандумы содержат другую не менее важную информацию, относящуюся собственно к катынскому делу. Так в меморандуме №2 содержится принципиальное заявление о том, что, поскольку польская часть катынского комплекса была спроектирована и изготовлена в Варшаве без согласования с Главной военной прокуратурой РФ, «персональные таблицы с именами погибших» в катынском комплексе «не могут считаться доказательством каких бы то ни было фактов», то есть не являются для Российской Федерации официально признанным юридическим фактом.

Этот официальный подход (а позиция минюста РФ, подчеркнем, является выражением официальной позиции России) полностью применим и в отношении польского Медновского мемориала, также созданного Польшей без согласования с Главной военной прокуратурой РФ. То есть дает все основания при переговорах с поляками или российскими судебными инстанциями заявлять о юридической ничтожности (в силу недоказанности) для нас содержащейся там информации, а значит, незаконности размещенного на именных чугунных досках мемориального комплекса списка 6300 фамилий якобы захороненных в Медном военнопленных Осташковского лагеря.

Меморандум №3 и в особенности его приложение содержат ещё более важную информацию. Так, если в самом меморандуме повторяется изложенная в меморандуме №1 позиция минюста о том, что «катынские события не были признаны российским следствием (поскольку расследовавшееся Главной военной прокуратурой РФ „катынское“ уголовное дело №159 было закрыто в 2004 году. — А.П.) военным преступлением» и что «факт гибели в результате расстрела доказан только в отношении 1803 польских военнопленных, из числа которых были идентифицированы 22 лица», то в приложении к нему содержится принципиально важное уточнение. Из указанных 1803 лиц (цифра получена путем сложения официальных данных по всем трем перечисленным выше точкам «катынской карты»: собственно Катыни (Козьи горы), Медному и Пятихаткам) «в Харькове (Пятихатках) найдено 180, 6 из которых идентифицированы по жетонам; в Медном — 243 и 16 идентифицированных по жетонам». Оставшиеся «1380 не идентифицированных трупов обнаружены и эксгумированы в 1944 году в Катынском лесу комиссией Бурденко».

Это и есть тот официально подтвержденный минюстом РФ «актив», о котором только и можно вести с поляками какой-либо разговор по катынскому делу.

 


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Николай Стариков: «полoвая свобода» и закон о сeмeйно-бытовом нacилии, Колчак и ЛенинСталинские высотки против Ежовских репреcсийНиколай Стариков: ЗЕ!мля Украины и что будет после демократииЧем больше лгут про Сталина, тем выше его популярность в народе

Instagram Николая Старикова

Комментарии