Киевский режим пошёл в наступление на Каховскую ГЭС (стенограмма)

09.06.2023

Киевский режим пошёл в наступление на Каховскую ГЭС (стенограмма)

В очередном выпуске моей авторской программы «По сути дела», что выходит на радио «Комсомольская Правда» по вторникам в 19:00, говорили о самом главном в мировой политике.

Киевский режим пошёл в наступление на Каховскую ГЭС

Предлагаю вашем вниманию текстовую версию эфира.

 


Делинский: Полгода все вокруг нас говорили о грядущем контрнаступлении украинских войск и вот в сводках Минобороны России появились потери ВСУ: полторы тысячи человек за сутки, плюс двадцать восемь танков, из них восемь «леопардов» немецкого производства, три колесных танка АМХ-10 производства Франции и 109 боевых машин бронированных и так далее, по мелочи. Это на самом деле контрнаступление или ещё нет? Вот этим вопросом задаемся в начале этого часа. Я Дмитрий Делинский. Писатель, общественный деятель Николай Стариков вместе с нами. Николай, здравствуйте.

Стариков: Здравствуйте, дорогие друзья. Но я предлагаю начать разбираться во всей этой мешанине фактов, событий с самого термина. Что такое контрнаступление? Если говорить простым языком, это когда одна страна атаковала, завязла в обороне, чуть-чуть прорвалось куда-то, а дальше её порыв наступательный выдохся — и вот тогда осуществляется контрнаступательные действия. То есть даже здесь термин используется киевским режимом больше для пиара, почему, кстати, могу объяснить. Украина, она всегда должна быть в таких белых одеждах, она жертва, якобы, она несчастная.

Делинский: Это на нее наступают.

Стариков: Но наступает на нее только Россия, а она только контрнаступает, когда на самом деле то, что сейчас происходит надо называть просто наступление Вооруженных сил Украины, все. Происходит ли оно? Конечно, происходит в рамках масштаба сегодняшних боевых действий. Но линии соприкосновения в бой ведут две бригады, как сообщает Министерство обороны, это большое событие. Но мы все живем Великой Отечественной войной, когда там фронт — это миллион, полтора миллиона человек. Сейчас масштабы совершенно иные, поэтому две-три бригады это очень много, так что это, конечно, то самое наступление. Но киевский режим играет в пиар и в отчетность, в красивую картинку перед своими иностранными спонсорами, поэтому они назовут контрнаступлением только то действие, которому, не дай Бог, будет сопутствовать успех. То есть, если отбили — это не контрнаступление, это просто так.

Делинский: Сейчас разведка боем.

Стариков: Прощупывание, то есть здесь мы прошли, значит все — идут плановые действия. Есть естественно какой-то план, разработанный в большей степени НАТОвскими военными, и в этой связи удары были всевозможными ракетами, были диверсии, информационная атака, и пошли эти самые «леопарды», эти самые французские танки. Вы сказали двадцать восемь «леопардов» подбито?

Делинский: В общей сложности танков, восемь «леопардов».

Стариков: Восемь «леопардов» и там, в том числе, французские танки. Ну, поэтому это есть тот процесс, который украинская сторона анонсировала, которому её подталкивает Запад. Но дальше Зеленский будет заворачивать всю эту историю в зависимости от того, что будет происходить. Тем более, что мы видим, что ситуация меняется прямо на глазах, я имею в виду разрушение Каховской дамбы. Сейчас чуть-чуть об этом мы поговорим, потому что это тоже меняет конфигурацию, ситуацию, поэтому давайте относиться к этому, что называется, спокойно. Это боевые действия, которые ведутся, что называется, в обе стороны. Украинская сторона давно анонсировала это наступление, это наступление началось. Что с этим делать, отбивать, уничтожать противника, грубо говоря, как раз осуществить, как мы надеемся, наше контрнаступление, когда противник увязнет, завязнет, тогда уже ответное действие, вот это и есть действительно контрнаступление. И важно, и мы очень много говорили про эти разрекламированные танки «леопарды», говорили о том, что необходимо как-то военнослужащих поощрять именно за уничтожение этих иностранных танков. Логика какая, когда появляется Западная техника разрекламированная, этот огромный пузырь пиара может давить. Надо, чтобы военнослужащие радовались появлению этой техники. Приведу пример, брик «Меркурий» и его капитан Казарский, два огромных турецких корабля против небольшого брига «Меркурий», соотношение пушек там примерно 1 к 10, то есть нереальные для того времени. Что он сказал своим офицерам и матросом? Он сказал: «Смотрите, плывут наши награды и чины». Так и получилось, подвиг, чины, награды. То есть военнослужащие должны видеть этих «леопардов» и понимать, что за сожженный «леопард» он получит квартиру в Москве, Ярославле, не знаю, где еще. То есть нужно централизовать вот эту финансовую составляющую, которую много раз обсуждали для того, чтобы поощрить бойцов. Сжег «леопард» и получил жилье. Жилье в любой семье всегда хорошо, поэтому идут «леопарды», наконец-то семья решит свои жилищные проблемы. Вот это важный вариант и говорить о том, что надо почетные грамоты давать за уничтожение танков, конечно, нет. Боевые награды — это отдельная история, тут уже командование поощрит кого необходимо. Давайте вспомним, что в Красной армии при товарище Сталине за сбитый самолет — премия, за подбитый танк — премия и так далее и тому подобное. Причем в серьезных, сейчас сложно сказать в сегодняшних деньгах сколько это, но в серьезных суммах того времени. То есть помимо морального фактора, помимо комсомольских собраний, приемов в коммунисты, никто не отменял вот эту материальную составляющую. Сказало Министерство обороны о подбитых «леопардах», покажите эти горящие «леопарды». С утра до ночи крутить эти кадры уничтоженных «леопардов», чтобы демотивировать ту сторону. Вы свои танки поставили, они такие красивые ездили, смотрите, что с ними случилось. Вы «Пэтриоты» свои дали, они уничтожены «Кинжалами», будете ещё что-то поставлять, будете нести огромный репутационный ущерб, а ваши продажи снизятся, и вы получите миллиарды долларов ущерба. Запад мыслят деньгами, надо бить его по слабому месту, по кошельку, стесняться этого не надо. Потом с утра до вечера кадры горящих «леопардов», вот раскуроченные французские танки, вот оно все есть. И тогда, я уверяю вас, «Абрамсы» не доедут. Ну, есть большая вероятность, что они останутся учебными пособиями где-нибудь в Германии. Мы можем изменить решение, которое уже принято путем компрометации того вооружения, которые НАТО уже предоставили.

Делинский: У нас ещё три минуты до конца этой четверти часа, смотрите, а сейчас это выглядит как наступление. Вы же сказали, что это не контрнаступление. Да, это наступление Украинских войск, которое завершает очередную стадию того, что в терминологии, допустим, Первой мировой войны можно было бы назвать оппозиционной войной. Мы, значит, стоим на линии соприкосновения и ничего не происходит, по большому счету так, а что дальше?

Стариков: Это и так, и не так. Вот опять мы с вами живем, знающие историю люди, в понятиях того времени. Первая мировая — это линия окопов, от Швейцарской границы до моря, вот через всю Европу, это действительно так, как говорится, ни одной дырочки нет. Сейчас такого нет. Ну, самый яркий пример, нам очень часто сообщают о занятии опорника противником.

Делинский: Опорный пункт.

Стариков: Опорный пункт. Откуда опорный пункт, если там якобы непрерывная линия траншей. Нет непрерывной линии траншей, её нет. Между различными укреплениями там уже десятки километров, может километры пустого места, лесополосы, минного поля, ещё чего-то, сплошной линии окопов нет. Потому что нет такого количества людей, которые бы сидели в этой линии окопов, просто нет. Другой порядок военнослужащих, нужны миллионы солдат, чтобы выкопать вот эту линию и её занять людьми, поэтому существуют опорные пункты. В чем его смысл? Казалось бы, но есть опорный пункт, сидят там 20-30 ВСУшников, обойди их. Но если вы будете обходить, они тут же вызовут артиллерию и вас накроют, это как глаза противника, который рядом с вами. Поэтому вы должны уничтожить этот пункт, занять его, чтобы туман войны на ваши действия распространялся. Невозможно идти куда-то дальше, оставив этот опорник рядом.

Делинский: А с нашей стороны это как выглядит? Просто помня о том, что диверсионные группы проходят через российско-украинскую границу, через линию соприкосновения между украинской армией и российской армией, регулярно проходят.

Стариков: Ну смотрите, во-первых, линия обороны государственной границы строится не прямо на границе, а чуть-чуть отойдя в глубь территории, так было всегда, в этом нет ничего нового, любой пограничник вам это скажет. Во-вторых, российско–украинская граница, естественно, не демаркировалась. И я, честно говоря, надеюсь, что, наверно уж сильно выстраивать её не стоит. Мы же понимаем цели специальной военной операции, это не оборона исключительно российско-украинской границы, а демилитаризация, денацификация, а это должно произойти не на нашей территории, а в глубине территории, где сегодня нацистский режим правит. Ну и вот населенный пункт, в который пытаются ворваться власовцы и украино-польские группы. Что это такое? Вот есть поселок, 500 метров от него река, река шириной в две комнаты, где мы с вами сидим, и там Украина. То есть сел на лодку, через две минуты ты на территории России и 500 километров, вот что это такое. Невозможно это оборонять такими методами, как знаете, пограничники с собачками стоят через каждые десять метров. Решение этой проблемы в отбитии наступления противника, в переходе в контрнаступление, в движении вперед. В движении вперед решение проблем, которые противник пытается навязать нам. Вторжение 70 человек — это чистый пиар, военного значения никакого нет, желание только навязать свою волю нам, чтобы мы перебрасывали туда новые подразделения, но и важный момент — в Белгородскую область, естественно, обороняют срочники.

Делинский: Вот в этом месте давайте прервемся. Пауза будет короткой.

Делинский: А мы вернулись в студию «радио Комсомольской правды», это Петербуржская студия, я Дмитрий Делинский, Николай Стариков. Остановились на том, что Белгородскую область обороняют срочники.

Стариков: Да, собственно говоря, решение политического руководства и военного руководства страны было в том, чтобы призывники не участвовали в специальной военной операции, поэтому они призываются в армию, служат в армии. И, естественно, на территории Белгородской области есть воинские части, их не посылают в зону СВО, но тут сама зона СВО пришла к ним, и на этом, кстати, противник тоже пытается сыграть. Потому что погибшие призывники, считают в Киеве, это информационное неудобство для России, попавшие, не дай Бог, в плен призывники, это ещё большее информационное неудобство. То есть небольшая группа 70 человек, переправившись через реку, начинает пытаться создавать чисто информационные, а не военные проблемы. От того, что они зашли в поселок, где живет там несколько тысяч человек, сфотографировались у почты России — никого военного смысла нет, но информационно, они говорят, мы уже на территории России. Мы вот здесь взяли в плен двух пограничников и начинают пытаться повторять сценарий Басаева, который, помните, захватил роддом в Буденновске, и премьер-министр разговаривал, созванивался. Вопрос, это принесло какие-то положительные плоды, когда премьер-министр разговаривает с террористом.

Делинский: Смотрите, Кобзон, Рошаль, была масса героических людей. Вне всякого сомнения, героических, которые в таких критических ситуациях, как захват заложников в Буденновске, на Дубровке, они шли к террористам для того, чтобы вытащить оттуда из захваченных зданий мирных людей, и они их вытаскивали.

Стариков: Есть небольшая разница, мирные люди, беременные женщины и военнослужащие, оказавшиеся в плену. Обратите внимание, те же самые террористы ворвались и заявили, что они передадут их вооруженным силам Украины для дальнейшего обмена, то есть, тем самым они, собственно говоря, признали, что они являются составной частью вооруженных сил Украины, от чего Украина и отрекается. Если вы пленных передаете в некий централизованный какой-то пункт, то вы являетесь частью этого централизованного пункта и частью вооруженных сил, потому что иначе у вас были бы какие-то свои бы пленные и вы бы там как-то решали их судьбу, меняли бы как-то по-другому. Но обратите внимание, проблема терроризма на Северном Кавказе была решена не путем переговоров, а путем слома военной машины, которую Запад создал на нашем Северном Кавказе.

Делинский: Но здесь без переговоров жертв было бы больше. Одна человеческая жизнь, две, три, сколько, я не знаю, намного больше.

Стариков: Слушайте, я рискую сказать, может быть, не очень популярную вещь, но невозможно провести демилитаризацию нацистского режима без того, чтобы ни погиб не один человек. К сожалению, это невозможно, даже во время минских попыток договориться в Донецке гибли люди, гибли они в Луганске, в других населенных пунктах Донецка, гибли в окопах, все это происходило, это было не очень часто, но ежедневные обстрелы уносили людей жизни. И сейчас, когда внимание СМИ сфокусировано на Белгородской области, мы, на самом деле, во многом подыгрываем информационной машине Зеленского и Запада, которые хотят определенную истерию здесь накачать. Задайте себе вопрос, а что Донецк перестали обстреливать? Нет, все то же самое, просто воронка войны расширилась и вобрала в себя ещё один кусок русской Земли, ещё один, вот правильный ответ. Но избежать этого пытались, восемь лет переговоров. С началом специальной военной операции другого пути, кроме как довести её до определенного логического конца, нет.

Делинский: Трагический момент заключается в том, что Украина признает поражение в этой войне, а мы отодвигаем границу и меняем режим.

Стариков: Смотрите, очень много разных заявлений на эту тему, я предлагаю ориентироваться на слова, мнение Верховного главнокомандующего, о цели демилитаризация, то есть слово военной машины. Что это такое? Нет западного оружия, чтобы куда-то стрелять, не поступают приказы для того, чтобы диверсанты переходили российскую границу, потому что военное командование заменено, убежало, уничтожено или что-то ещё с ним произошло. Денацификация — это замена власти, вместо нацистского режима находится другая власть. Как это выглядит в географических границах? Это вопрос вообще другой, обратить внимание, в руководстве России его не сильно обсуждают. Предлагаю нам следовать этому мудрому совету. Но что очевидно? Очевидно, что Польша очень хочет в этот военный конфликт войти, прямо-таки рвется, отсюда и заявления Польши, которые отказываются от нашего общего прошлого. Они отменяет какие-то договоры ещё сталинского Советского Союза с Польшей, они закрывают нашу школу. Но я уверен, что для обычного нашего слушателя звучит ну как-то удивительно, но Польша и Румыния готовятся к возможной войне с Россией. Еще раз, не Россия хочет воевать с Польшей или Румынией, нет. Румыния обещает кормить Молдавию и поэтому там проводят вот эту встречу европейского политического сообщества, показывая Румынии, что Молдавия, в лице Маи Санду, на тарелочке с голубой каемочкой. Но, чтобы скушать это блюдо, нужно повоевать с русскими. Полякам предлагают Украину и, наверное, ещё Белоруссию. Поэтому мы просто сами в голове своей должны понимать, что конфликт шире, чем Белгородская область, он шире, чем Донбасс, он шире даже, чем сама Украина. И я уверяю вас, что наши военные, конечно же, готовятся к возможному вступлению этих стран в военный конфликт. Конфигурацией может быть договор с киевским режимом, подписание унии, союза какого-то, тут проскакивает информация, что некоторые страны Евросоюза могут заключить с киевским режимом отдельный союз. Понятно, что в НАТО никто принимать их не будет, поэтому все это возможно, и вот эту возможность нужно иметь в виду. Когда мы оцениваем происходящие события, точно также, когда готовилось военное планирование для этого театра военных действий, учитывалась возможность разрушения Каховской дамбы, о чем мы с вами сейчас должны обязательно поговорить.

Делинский: Кстати, я не настоящий сварщик, видео мельком видел. Такое мнение, что разрушение этой дамбы откладывает на неопределенный срок российского наступления на Одессу и пробитие коридора до Приднестровья, которые, извините, тоже русская земля. Приднестровье тоже нужно защищать с учетом того, что Румыния претендует на Молдавию.

Стариков: Смотрите, давайте тоже чуть-чуть разберемся. Первое, сейчас уже прозвучали заявления Зеленского, как говорится, мы можем заранее понять, что он говорит, который обвиняет в разрушении, прямо взрыве Каховской платины, Россию. Вторит ему, значит, один из еврочиновников, который тоже возмущен и так далее. Когда стреляла Украина по той же самой дамбе, он почему-то не был столь растроган, и столь расстроен, и столь возмущен.

Делинский: Погодите, давайте объясним обычному человеку, что такое Каховская дамба и каким последствиям разрушение этой самой дамбы приведет, с точки зрения стратегии и тактики, а не того, что происходит на юго-востоке Украины.

Стариков: Мы так плавно к этому вкатываемся. Есть гидроэлектростанция, вернее говоря, была, потому что теперь её нет. Для работы гидроэлектростанции создается вот такое водохранилище. Дамба поддерживает определенный уровень воды, накапливает её и обеспечивает работу гидроэлектростанции. Украина стреляла по этой гидроэлектростанции очень долго, это было до того, как Херсон был оставлен. После того, как Херсон был оставлен, Украина перестала стрелять по водохранилищу. Сейчас эти подробности, почему она стреляла, почему она перестала стрелять, я предлагаю опустить. Итак, что происходит при разрушении? Поднимается уровень воды в Днепре и соответственно затапливаются низины, ну и вода разливается много.

Делинский: Местность становится труднопреодолимой для вооруженных сил и военной техники.

Стариков: А вот здесь происходит самое интересное, происходит изменение театра военных действий. Грубо говоря, вы собирались идти в наступление в поле, а теперь перед вами озеро, болото, пока ещё озеро, потом оно может превратиться в болото. Вы не знаете, на самом деле можно только предполагать, где будет затоплено, как будет затоплено, это меняет все планы и всю конфигурацию. Я уверен, что к этому тоже готовились. В чем положительный момент для украинской стороны? Давайте разберем, есть минное поле, какая-нибудь колючая проволока и вдруг все это оказывается там три метра под водой. Раньше вы должны были высадиться и идти пешком, разминируя, подрываясь, а теперь они где-то там глубоко на дне и вас это не касается. Вот это плюс. Минус — есть острова в Днепре между берегом нашим и берегом не нашим и как видно, из их действий, они хотели использовать эти острова, как трамплин. Высадились на острове, там окопались, их все время там уничтожали и не давали это делать, и следующий прыжок уже на наш берег, а теперь этого острова нет.

Делинский: Вот в этом месте прерываемся, пауза будет короткой.

Делинский: А мы вернулись в студию «радио Комсомольской правды», я Дмитрий Делинский, Николай Стариков. В предыдущей четверти часа остановились на геополитических последствиях разрушения плотины Каховской ГЭС.

Стариков: Итак, о том, какие-то неудобства обороняющейся стороне добавились мы уже сказали. Теперь про наступающую сторону, а сейчас это вооруженные формирования Украины. Были острова в центре реки Днепр, использовали их как такую базу для дальнейшего прыжка, теперь нет этих остров. Они затоплены, значит перед вами стала водная преграда значительно большей протяженности, вы её должны преодолевать, вы должны высаживаться. Но если раньше вам было понятно, где вы высаживаетесь, то теперь вообще непонятно, а где закончится река или озеро, или болото, где начнется суша, что там находится, то есть меняются планы. Мы видим, что Запад распланировал определенные действия в этом наступлении, а теперь эти планы придется менять. Ну и самое главное – во всем, что происходит, всегда обвиняют Россию. Платина под тяжестью вот этих постоянных обстрелов дамба была разрушена.

Делинский: Но так совпало, что это произошло ровно в момент начала «контрнаступление», которое на самом деле является наступлением.

Стариков: Но сказать кому от этого хуже, лучше, легче, тяжелее на сегодняшний момент невозможно, мы должны просто понять, что изменилась ситуация. Вот она вообще другая, появился фактор, который, конечно, должен был быть предусмотрен в планировании боевых действий и этот фактор случился. Такого разлива, разрушения дамбы не было никогда и когда нам говорят о затоплении зданий там каких-то…

Делинский: Эвакуация 14 населенных пунктов, 22 тысячи человек в зоне затопления.

Стариков: Но здесь надо сказать, что в постсоветский период началась деградация, ну как сказать, разрешительно-запретительной системы. То есть в Советском Союзе было понятно, здесь в прибрежной зоне нельзя строить дом, потому что он будет потоплен при первом наводнении на Украине. Как это водится, глаза на это закрывали, там строили поселки, строили дома и так далее.

Делинский: К сожалению, и в России тоже сплошь и рядом наводнения, последние пять лет на Дальнем Востоке, в Краснодарском крае, все ровно по тому же сценарию.

Стариков: Здесь мы сейчас видим, в том числе, следствие вот этих причин, которые к природным каким-то катаклизмам отношения не имеют. Если бы там не было домов, наверное, бы не затопило. Но сейчас происходит такое бедствие, которого там не было никогда и никто не знает, какой будет уровень воды, до какого места она дойдет. То есть появился фактор внезапности, и я думаю, что это сейчас приведет, наверное, к изменению планов, к остановке вот этого самого наступления, но на каком-то участке, потому что мы понимаем, что в других местах это не играет никакой роли.

Делинский: Имеется в виду украинское наступление.

Стариков: Ну конечно, наверное, и российские планы тоже будут как-то видоизменены, потому что изменилась обстановка, изменилась конфигурация фронта, изменилась конфигурация оборонительных линий, здесь очевидно, все должно меняться.

Делинский: А как вам сегодняшние новости из центра общественных связей ФСБ? О том, что украинские спецслужбы готовили диверсии с применением «грязных» бомб в нашей стране. Если кто-то пропустил информацию, Центр общественных связей сообщил о том, что им удалось поймать несколько пилотов. Помните, была история?

Стариков: Когда посадили они большой самолет, а там дяденька с автоматом сидит.

Делинский: Вот значит, сейчас нам рассказывают, что этот дяденька участник операции, я не помню её названия, конечная цель которой, сбрасывания на территории России «грязных» бомб, которые в результате взрыва заражают местность, делают её непригодной для проживания людей.

Стариков: Ну, как говорится, все логично. Я абсолютно не удивлен ничему. Во-первых, дядьку тогда поймали, да и он ведь тоже не просто так летал. А они говорили, что они сбрасывали ещё какие-то пока не столь губительные взрывчатые элементы, а просто, чтобы там повредить инфраструктуру, и что есть несколько самолетов, которые занимаются подобной диверсионной деятельностью.

Делинский: Это частный, гражданский самолет легкомоторной авиации.

Стариков: Не большой, я не очень разбираюсь здесь в модели самолета, не буду говорить какой, условно как Матиас Руст, там такой небольшой современный кукурузник. Мне кажется, будет, наверное, правильно, таким образом, его охарактеризовать. Вопрос, в чем военный смысл сброски такой «грязной» бомбы? Ответ, никакой. Во-первых, сбрасывают не над линией фронта. Во-вторых, даже над линией фронта сбрасывать бессмысленно. Ну, потому что ты своих солдат чем-то заразишь. Это абсолютно политическая, такая вот политико-химическая радиоактивная диверсия. Какая цель у нее? На мой взгляд, цель только одна — спровоцировать Россию на ответные действия. То есть выстраивать в голове Запада, в голове каждого жителя планеты Земля некую цепочку. Смотрите, сломалась, давайте такой термин используем, дамба Каховского водохранилища, сразу же европейские чиновники обвинили Россию. И забыли, что Украина стреляла, и Украина разрушила эту дамбу. То, что Зеленский нас обвиняет — это понятно, он всегда будет нас обвинять. В ситуации с «грязной» бомбой логика какая? В России произошла какая-то авария, сбросят бомбу ядом с атомной станцией, скажут, что ничего нет, и Россия все придумала, то есть что-то рассыпала, померила и заявила на весь мир, что повышенный уровень радиации, но это русские сами сделали. Ведь сейчас Западные СМИ, особенно русскоязычные Западные СМИ, направленные на украинского читателя и на российского, пишут, что Белгородскую область обстреливает Россия. Вы представляете, какой уровень вранья? При этом, с украинской стороны лупят градами и так далее. Просто выехал автомобиль, выстрелил, а через минуту его нет, а куда попало не важно, там военных объектов нет, главное картинка и кошмарить население. Поэтому в ситуации с «грязной» бомбой логика такая — нечто случилось, а Россия сама это придумала, и вот она сама в ответ нанесла удар где-нибудь. И никто не будет слушать на Западе заявление о том, что мы не делали ни того, ни другого, как и сейчас не слушают, когда мы говорим, что дамба была разрушена украинскими обстрелами, которые происходили много месяцев подряд и много месяцев назад. Вот перед нами определенная логика, они все время хотят нас обвинить в применение ядерного оружия.

Делинский: А как называлась операция, которую немецкие спецслужбы провернули перед началом вторжения в Польшу, с подбрасыванием трупов?

Стариков: Это нападение было на радиостанцию в Гляйвице. Ну, это примерно то же самое, когда ты что-то делаешь, обвиняешь противников в этом. Я бы не сказал, что нацисты как-то сильно преуспели или они придумали этот метод. Сейчас нацисты сидят в Киеве, а их действиями руководят те, кто когда-то привел нацистов в Берлине к власти, то есть наши бывшие англосаксонские партнеры, а у них эта борьба под чужим флагом отлично работает. Смотрите, уже несколько атак было на Черноморский флот и даже на Черноморский флот около Босфора в турецких водах, неизвестными, надводными беспилотниками. И меня всегда умиляет, когда СМИ пишут украинские, а почему вы решили, что они украинские около Босфора. Ну, а кто еще? Я им скажу, кто, тот, кто хочет подорвать военное могущество, морское могущество России. Трезубец нарисовали на английском дроне, и вот он стал украинским.

Делинский: Минуточку, а оператор, где сидит и на каком языке говорит?

Стариков: А оператор этого беспилотника сидит где-нибудь в Очакове, если не в Лондоне, и там в эту компьютерную, страшную игру играет.

Делинский: Хорошо, отдельный вопрос, собственно, оператор может говорить на абсолютно любом языке, на каком языке отдают приказы?

Стариков: На английском отдают приказы и прекрасно друг друга понимают. Потому что тот, кто отдает приказы и тот кто выполняет не являются украинцами, украинцы сбоку сидят на табуреточке.

Делинский: Мы давайте вернемся на нашу русскую землю, обозначим тему, по крайней мере, на которую будем говорить через пару минут, после рекламной паузы. У нас тут массовое отравление сидром и есть очень странная версия, по которой это никак не связано с метанолом и с нарушением правил безопасности при производстве слабоалкогольных напитков. Здесь у нас пахнет яблоками смерти, два десятка человек отравились в Поволжье поддельным сидром. Насколько я понимаю, в этой истории не все так однозначно.

Стариков: Новость очень неприятная. Не сочтите за рекламу алкогольных напитков, просто давайте разберемсяо чем идет речь. Сидр — это продукт брожения, условно говоря, такое яблочное пиво.  Алкоголь появляется в процессе брожения.

Делинский: А то, что продавали в Самарской области.

Стариков: Вы прямо опережаете. То есть, если все делается как надо, то этот продукт не может содержать в себе какой-то яд. Там, судя по всему, находят метанол. Я как бывший химик скажу, что это спирт ничем не отличается от метилового спирта, но он смертельно опасен. Слепота – это минимум, поэтому определить на вкус и цвет невозможно. Выпил, вероятность остаться здоровым не остается, а остаться живым есть вероятность, но повреждения будут очень серьезные. Откуда в сидре берется этот спирт? Это значит, что там не было никакого продукта брожения, а значит перед нами просто «бодяга». Спирт, ароматизатор и вода. Второй вопрос здесь впору задать, а как же так? Люди не где-то там покупали, они приходили в какие-то точки, им это все продавали в розлив. Как только потянули цепочку, выяснили – марок нет, накладных нет, есть только транспортные накладные, нет сертификатов соответствия. Более того, сегодня я прочитал и услышал о том, что владелец предприятия, которое производит то, что убило более двух десятков человек, он сейчас задержан. Но год назад ему должны были выписать штраф за нелегальную торговлю алкоголем. Была какая-то проверка, вот есть продукты алкогольные, а документов нет. В итоге не выписали штраф, пожалели.

Делинский: Николай, знаете, что это было? Это у нас последствия СВО. Дело в том, что в прошлом году наше правительство распорядилось ввести мораторий на проверки любого бизнеса из-за санкционного давления, для того, чтобы бизнесу полегче жилось. Последствия.

Стариков: Я соглашусь, что здесь есть определенная связь. Но, перед нами уголовное преступление. Я имею в виду сейчас не гибель людей, понятно, наказания не избежать. Я имею в виду цепь событий. Производят товар с нарушением всех технологических цепочек. Это даже не тот напиток, какая-то «бодяга». Но её не учитывают в производстве товара, видимо, чтобы не платить налоги, не клеят марки, передают в определенные точки, которые соглашаются, видимо по сговору, торговать контрафактным товаром для того, чтобы увеличить свою прибыль. То есть перед нами двойное или тройное нарушение российского законодательства. И поэтому СВО не имеет к этому прямого отношения, потому что проверки, если осуществляются, они не осуществляются в каждой торговой точке, в каждой минуте времени. Сегодня в одной точке, а до другой может десять лет не дойдут.

Делинский: Сейчас проверки осуществляются только в том случае, как в том странном анекдоте – убьют, ну тогда и приходите. Самая главная вещь, которую я узнал за сегодняшний день — 3% всего сидра в нашей стране, это настоящий сидр, это продукты брожения. Все остальное – яблочный сок разбодяженный со спиртом.

Стариков: Хорошо, если яблочный сок. Из этого мы, какой вывод должны сделать? Во-первых, пить вредно. Алкогольные напитки пить вредно. Но обратите внимание, если раньше люди, были случаи, умирали от паленной водки, то теперь от водки мы не слышим, чтобы кто-то умирал. А вот произошла ситуация, где использовался метиловый спирт.

Делинский: Спорный момент, закончите, я попробую объяснить, почему эта история чуть более мутная.

Стариков: Почему люди покупают эту «бодягу»? Потому что это дешево, потому что у них немного денег. Поэтому лучше этот алкоголь не пить. А государство из этого в очередной раз должно сделать простой вывод, во-первых, такие преступления должны очень жестко караться. Никаких отмен штрафов, для тех, кто пытался торговать нелегальным алкоголем, точно не должно быть. А должно быть закрытие предприятия.

Делинский: То есть мы за государственную монополию на торговлю спиртом?

Стариков: Обязательно, и алкоголем возможно в перспективе, это тоже важно. Нам совершенно не обязательно, чтобы было 290 сортов водки различных производителей. То есть государственная монополия в этом смысле нужна. И, самое важное – увеличение доходов населения. Кто не послушался совета не пить, пусть пойдет и купит себе в проверенном месте какую-то проверенную продукцию, чтобы он остался жив, ну и насколько можно при употреблении алкоголя, здоров. Из этого социальным смысл должен быть помимо уголовного наказания. Здесь обсуждать нечего, есть конкретные преступники, я полагаю, что это не злой умысел, а трагическая случайность, потому что один яд от этилового спирта никак не отличить. Вот его использовали, и получилось то, что получилось. Давайте из этого и социальные выводы делать.

Делинский: Смотрите, есть вероятность того, что там не метиловый спирт. Телеграм-канал «Ненастоящий сварщик», блогер в прошлом, как и вы химик.

Стариков: Телеграм-канал «Ненастоящий сварщик», где имя и фамилия?

Делинский: Это как в старом анекдоте — девочка нашла или мальчик, я не помню, маску сварочную. Очень пошлый анекдот, потом расскажу. Значит, смотрите, наркологи говорят, что самого важного отравления метиловым спиртом в случае с отравлением сидром не было – слепоты. Был судорожный сидром, а это говорит, что там было что-то другое.

Стариков: Ну, скажем так, туда положили то, чего там не должно быть.

Делинский: В связи с этим возникает вопрос, что это было и как оно могло туда попасть? Вы задумались, что происходит с кегами, которые в эти наливайки доставляют со всякими разными напитками? Что происходит с ними после того, как содержимое заканчивается?

Стариков: Я надеюсь, их моют как-то.

Делинский: Да, металлические кеги моют. Есть пластиковые, одноразовые кеги, которые надо отправлять в переработку. Но в регионах их тоже моют для того, чтобы использовать повторно. Чем моют? Раньше до СВО для этого использовали импортную специализированную химию. Сейчас её либо нет, либо она стоит как чугунный мост. Соответственно, легко, непринужденно, кто-то на каком-то этапе производства этого сидра мог помыть кегу чем-то не тем. И на стенках осталось.

Стариков: Ну, это сильно не то должно быть. Прямо, знаете, крысиным ядом надо было помыть или стрихнином. Я думаю, что в итоге, следствие объяснит, что произошло. Потому что произошел большой общественный резонанс. Когда погибло более 20 человек, замять дело точно не получится. Общественность требует справедливого наказания. Я думаю, мы получим информацию о том, что случилось. Мы хотим знать, как оно было, нам не нужна какая-то приукрашенная версия. Может быть что-то из того, что вы сказали. Но я полагаю, скорее всего, кто-то купил какую-то дешевую составляющую, туда запустил, и получилось вот вместо бодяжного не ядовитого напитка, напиток бодяжный и чистый яд.

Делинский: Неотвратимость наказания, справедливость возмездия и правды, которая рано или поздно всплывает. Помните, два года назад был случай, когда несколько человек отравились арбузом. В квартире бабушка, внучка и какие-то соседи, доставили их в больницу. И похожий случай был в другой квартире, в этом же районе. Тогда задержали, едва не посадили человека, который занимался дезинфекцией в магазине. Впоследствии выяснилось, что он ни при чем. Средства, которые он использовал для дезинфекции, оно не могло убить, даже если его пить стаканами. Мы до сих пор не знаем, что это было. Как арбуз мог убить несколько человек в Москве.

Стариков: Вы уже с другой стороны заходите в СВО, «грязная» бомба, летающие эскадрильи диверсантов.

Делинский: Яблочный сидр, который не сидр, а оружие массового поражения.

Стариков: Я думаю, эту версию нельзя рассматривать как невероятную, когда твой противник, такой как у нас. Возможно, это сознательная попытка массового отравления российских граждан с какими-то политическими целями. Очень важно, чтобы следствие разобралось во всем этом.

Делинский: Николай Стариков, писатель, общественный деятель. Николай, спасибо, хорошего вечера.

Стариков: До свидания.

Проект реализуется при поддержке Президентского Фонда культурных инициатив.

#Фондкультурныхинициатив #Грантдлякреативныхкоманд

Комментарии