Князь тишины: Дмитрий Кантемир и его роль в истории России

24.01.2022

Князь тишины: Дмитрий Кантемир и его роль в истории России

Источник: iz.ru @ Георгий Олтаржевский

На родине в Молдавии его знали как князя и философа, в Турецкой империи — как собирателя фольклора и музыканта, в России — как сенатора и тайного советника, а в Германии — как ученого востоковеда, действительного члена Берлинской академии наук. Эпоха перемен, в которую жил Дмитрий Кантемир, уготовила ему сложную судьбу, но он везде сумел оставить о себе добрую память.

Свой среди чужих

26 октября 1673 года в семье молдавского боярина Константина Кантемира был праздник — родился сын, названный Дмитрием. У будущего князя был наследник Антиох, но Константин разменял уже седьмой десяток и рождение младенца было огромной радостью для старого воина.

Константин Кантемир всю жизнь провел в походах. Происхождение его туманно. Сам он утверждал, что его предком был знатный татарский воин «Хан Темир», но современные историки склонны считать, что он принадлежал к семье небогатых дворян Селиштяну. Еще в молодости он стал наемником в польской армии, где прослужил 17 лет, достигнув чина ротмистра. Уже заслуженным воином он вернулся в Молдову, где женился на Анне Бантыш и породнился с самыми влиятельными боярскими семьями Молдавии и с господарями Еустратием Дабижой и Георгием Дукой. Теперь Кантемир воевал уже за турок и во время Хотинской битвы даже спас гарем султана Мехмеда IV, который чуть не был пленен поляками. Этот эпизод сыграл решающую роль в судьбе воина — когда в 1685 году княжеский трон освободился, благодарный султан поставил 73-летнего Кантемира господарем Молдавии.

Порте всё сложнее было удерживать свои европейские владения, на которые претендовали Польша и Австрия. Кантемиру приходилось лавировать, поэтому, сохраняя внешне верность султану, он вступил в тайные сношения с христианскими монархами. Тогда от него потребовали отправить в Стамбул младшего сына в качестве заложника. Так Дмитрий оказался при дворе султана.

Господарь Константин до конца жизни был неграмотным, но сыновьям он старался дать лучшее образование. Их учили греческому, латинскому и старославянскому, а также основам философии. В Стамбуле Дмитрий поступил в Академию православной патриархии при патриаршем подворье в Фанаре. Попутно он изучал турецкий, арабский и персидский языки, османскую культуру, литературу, религию и музыку. Обходительный и любознательный юноша установил добрые отношения с известными дипломатами, сановниками и учеными столицы империи.

После смерти отца 20-летний Дмитрий вернулся на родину и даже был избран господарем, но из-за происков и интриг конкурентов султан не поддержал его кандидатуру. Чтобы избежать кровопролития, несостоявшийся правитель был вынужден оставить трон. Опасаясь, что в Яссах политические противники Кантемиров могут угрожать его жизни, Дмитрий был вынужден вернуться в Стамбул, где продолжил заниматься науками. А когда его старший брат Антиох стал господарем, Дмитрий представлял его интересы при дворе султана.

Помимо выполнения дипломатической миссии, Дмитрий участвовал в войнах и учился фортификации, а также писал философские и исторические трактаты, из которых самыми популярными стал «Диван, или Спор мудреца с миром». Но наибольшую славу в Турции снискал его музыкальный дар. Кантемир увлекся собиранием османского фольклора и даже придумал свою систему нотации, благодаря которой смог перенести на бумагу народные мелодии. Он и сам писал музыкальные произведения, которые пользовались большим успехом. И, наконец, Дмитрий считался непревзойденным исполнителем на тамбуре (балканский щипковый инструмент), и его приглашали выступать на пирах султана и высших сановников.

В 1709 году грянула Полтава, после которой остатки разбитой шведской армия добежали аж до турецкой границы. Россия неожиданно стала сильнейшим игроком в Причерноморье, и её конфликт с Турцией был неизбежен. Султан Ахмед III заподозрил, что его вассал валашский правитель Константин Брынковяну излишне симпатизирует России, и в начале 1710 года в противовес ему назначил господарем Молдавии Дмитрия Кантемира, которого считал совершенно лояльным Порте. Великий визирь Балтаджи Мехмет-паша и крымский хан Девлет-Гирей II поддержали это решение. Кантемир должен был приютить воинов Карла XII, а также подготовить припасы для турецкой армии и построить мосты через Дунай. Но турки просчитались — у Дмитрия были свои взгляды на политику.

Государь и господарь

Султан и османские вельможи оказали Дмитрию честь и доверие, но их настроение в любой момент могло поменяться. Петр же был близок Дмитрию религиозно и ментально — они были ровесниками, воспитывались в православной традиции и в то же время были приверженцами научных знаний и новой европейской культуры. Кантемир не раз говорил русскому посланнику в Стамбуле Петру Толстому, что он восхищается преобразованиями царя. Существенны были и тактические обстоятельства: армия Петра была рядом в Украине, а султан в Стамбуле ещё не объявил сбор войск, то есть Дмитрий мог поначалу оказаться один против русских сил. И всё же главным было то, что, выбирая сторону православного царя, Дмитрий мог рассчитывать на поддержку христианского духовенства и своего народа, видевшего в османах поработителей. На европейском юго-востоке уже набирали силу национально-освободительные тенденции, которые будут определять жизнь это региона в последующие два столетия. Можно сказать, что Кантемир опередил время, а можно — что он раньше других почувствовал грядущее возвышение России и неизбежность установления её контроля над северным Причерноморьем.

Оценив ситуацию в Молдавии, новый господарь вступил в тайные переговоры с русским государем через грека Георгия Поликалу, который в Стамбуле был личным врачом Петра Толстого. Вскоре к Петру отправился приближенный господаря Стефан Луку. Стороны быстро пришли к консенсусу, после чего в Луцке был подписан договор. Молдавия уходила под руку русского царя, сохраняя свои обычаи и частичный суверенитет. Кантемиры же становились наследственными господарями. Страна освобождалась от дани, а после войны Молдавскому княжеству должны были отойти её исконные земли, захваченные Турцией.

Когда российские войска стали приближаться к Яссам, князь Дмитрий объявил боярам, войску и народу о том, что он разрывает отношения с турками и переходит на сторону России. Господарь издал манифест, где перечислял бедствия, которые терпела Молдавия от поработителей, и призывал: «Все люди нашей страны, берите оружие и идите на помощь!»

29 июня (10 июля) 1711 года, в день Петра и Павла, в Яссах господарь Молдавии Дмитрий Кантемир дал клятву на верность России и присоединился к царской армии. Воинов с ним пришло меньше, чем ожидалось, поскольку не все молдавские бояре поддержали своего господаря — конкуренты надеялись воспользоваться ситуацией и вернуть власть в стране. Тем более что огромное турецкое войско уже приближалось к границам Молдавии.

Османам удалось окружить небольшую армию Петра, но при штурме лагеря они встретили жесточайшее сопротивление русских солдат. В итоге военачальники убедили визиря Балтаджи Мехмед-пашу заключить предложенный Петром мир, мотивируя это тем, что из-за слишком больших потерь янычары отказываются идти в бой. Турки пропустили русскую армию домой с оружием и развернутыми знаменами, но Петру пришлось пожертвовать всеми приобретениями на юге, отдать Азов и разрушить Таганрог.

Петр I: «Я лучше уступлю туркам всю землю до Курска, нежели выдам князя, пожертвовавшего для меня всем своим достоянием. Потерянное оружием возвращается; но нарушение данного слова невозвратимо. Отступить от чести — то же, что не быть государем»

Визирь был разгневан изменою Кантемира, за которого он ручался, и потребовал от Петра I его выдачи. Царь ответил, будто бы Кантемира нет в окруженном лагере российских войск, а своим приближенным сказал: «Я лучше уступлю туркам всю землю до Курска, нежели выдам князя, пожертвовавшего для меня всем своим достоянием. Потерянное оружием возвращается; но нарушение данного слова невозвратимо. Отступить от чести — то же, что не быть государем».

Жизнь в изгнании

Дмитрий Кантемир с семьей, а также с несколькими тысячами своих сторонников вынужден был уйти в Россию. Царь Петр сделал всё, чтобы сгладить для изгнанников тяжесть расставания с родиной: записал офицеров в армию, сохранил дворянство, выделил земли. Кантемиру был пожалован титул светлейшего князя, земли с имениями на Орловщине и Москве, дом в столице и ежегодной пенсией в 6 тыс. рублей. Он стал одним из ближайших советников Петра, весьма им ценимым: «Оный господарь — человек зело разумный и в советах способный», — писал царь после первой встречи с Дмитрием. Кантемир близко сошелся с интеллектуальной элитой России — Феофаном Прокоповичем, Василием Татищевым, князем Алексеем Черкасским, князем Иваном Трубецким, фельдмаршалом графом Борисом Шереметевым. Когда в 1719 году после смерти супруги Кантемир решил жениться на княгине Анастасии Трубецкой (дочери фельдмаршала), свадебный венец над его головой держал сам Петр I.

Кантемир стал сенатором и советником Петра по многим вопросам. В отношении восточных проблем его авторитет был непререкаем. Никто из сподвижников царя не мог похвастать таким знанием восточных языков, истории и культуры разных народов, как светлейший князь Дмитрий. Естественно, он был первым консультантом, когда уже принявший титул императора Петр замыслил Персидский поход. Кантемир сопровождал войско, заведовал государственной канцелярией. По инициативе Кантемира была организована специальная типография с арабским шрифтом, в которой напечатано обращение Петра I к народам Кавказа и Персии. В перерывах между военными действиями Кантемир предпринял ряд географических, исторических, археологических исследований, собирал материалы по истории Дагестана, изучал древние памятники Дербента.

Всё свободное время Кантемир посвящал науке и написанию ученых трудов. В России им были написаны «Естественная история монархий», «Описание Молдавии», «История возвышения и упадка Османской империи», «Жизнь Константина Кантемира», «События в жизни Кантакузинов и Брынковянов», «О сознании», «Система или состояние мухамеданской религии», «Хроника давности румыно-молдо-влахов». Кантемира можно назвать отцом молдавской исторической науки и первым российским востоковедом, всерьез исследовавшим проблемы исламского мира. За свои труды он был избран действительным членом Берлинской академии наук. Кстати, Кантемир был среди главных кандидатов на пост первого президента Российской академии наук, но скончался до её открытия в 1723 году.

В Москве Кантемир жил в имении Черная Грязь. Ранее оно принадлежало фавориту царевны Софьи князю Василию Голицыну, но после его опалы и ссылки было конфисковано и подарено царем Кантемиру. В близлежащих селах Сабурово, Булатниково, деревне Ореховке (эти названия сохранились на карте Москвы) поселились приехавшие с господарем выходцы из Молдавии. Кантемир построил в имении великолепный деревянный дворец в китайском стиле, а вокруг разбил парк с каскадом прудов. Через полвека этот живописный ансамбль так понравился молодой императрице Екатерине II, что она повелела выкупить его у потомков господаря и заложить там свою новую резиденцию. А неблагозвучное название Черная Грязь сменили на Царицыно. Но вполне логично, что памятник великому государственному деятелю и ученому Дмитрию Кантемиру стоит именно возле дворцового комплекса Царицыно.

Обложка: Фото: commons.wikimedia.org

Комментарии