Крымская платформа» и что происходит Афганистане

24.08.2021

Крымская платформа» и что происходит Афганистане

В очередном выпуске «По сути дела» на радио «Комсомольская правда» речь зашла так называемой «Крымской платформе», а также о том, что же на самом деле происходит в Афганистане сегодня.

Хронометраж:
00:00 — О киевском саммите «Крымская платформа»
16:34 — Как России реагировать на «Крымскую платформу»
22:59 — О выплатах пенсионерам и военным перед выборами
24:50 — Почему возвращение Украины в Россию экономически выгодно
34:24 — Что и зачем США оставили после себя в Афганистане
41:10 — Признает ли Россия власть талибов*

* Талибан – террористическая организация, запрещённая на территории Российской Федерации

Скачать аудио

Текстовая версия:

Источник: «Комсомольская правда»


В. Ворсобин:

— У микрофона Владимир Ворсобин и Николай Стариков.

Н. Стариков:

— Здравствуйте.

В. Ворсобин:

— Поздравляю вас с днем рождения.

Н. Стариков:

— Спасибо.

В. Ворсобин:

— Начнем с подарка, который вам наверняка сделал Зеленский. «Крымская платформа» сейчас стартует в Киеве. Москва уже раздражена. Потому что собралось достаточно большое количество представителей разных стран. это Турция, США, прибалты, Польша. Представительство оказалось достаточно серьезным, несмотря на то, что Москва делала все, чтобы как-то снизить количество явившихся туда. Что готовится в Киеве? Это будет сражение, в котором Москва может проиграть?

Н. Стариков:

— Я бы начал с другой цитаты, которую Владимир Зеленский себе позволил. Он заявил, что сегодня, 23 августа 2021 года, «начнется обратный отсчет до возвращения Крыма Украине. Это войдет в историю как день деоккупации полуострова». Дальше самое интересное: «Она началась в Москве и закончится в Киеве». Это редкий случай, когда хотя бы частично можно с Зеленским согласиться.

Действительно, проблема находится в Киеве. Когда в Киеве произойдут изменения, Украина воссоединится с Россией, тогда сразу прекратится весь этот бред про оккупацию, и вообще какие-либо проблемы между двумя частями одного народа исчезнут. Да, действительно, согласен с Владимиром Зеленским: закончится все, действительно, в Киеве. Просто другого сценария вообще быть не может. При этом закончится, я надеюсь, и гораздо больше, чем глупые разговоры вокруг территориальной целостности Российской Федерации. Думаю, что закончится и донбасская война. Люди на Украине наконец-то узнают правду о том, что там происходит семь лет. У них волосы встанут дыбом. И они, как немцы в 1945 году, будут говорить, что они этого не знали, они не видели, им этого не показывали. Мы это все уже давно проходили.

Так что, возвращаясь к самой «Крымской платформе», если Зеленский собирался мне по какой-то причине делать подарок, то я его об этом не просил. Лучше бы сделал подарок гражданам Украины и России – вышел бы и сказал: дорогие друзья, я не знаю, как управлять украинским государством, у меня ничего не получается, я подаю в отставку. Первый вариант.

Или второй вариант: я, Владимир Зеленский, считаю, что нужно воссоединить Россию и Украину и таким образом решить кучу проблем, которые в сегодняшнем дне, и решить те проблемы, которые ещё не наступили.

В. Ворсобин:

— Николай, подождите, мне интересно это слово в ваших устах. Воссоединить – это что значит? Поглотить, присоединить как территорию, лишить государственности Украину? Или это какое-то союзное государство, о котором мы тоже говорили?

Н. Стариков:

— Давайте возьмем исторические примеры. Близкий нам прием – Евросоюз. Страны объединились. Часть полномочий передали некоему центру и продолжают существовать как государства. У них единая внешняя политика, у них во многом единая финансовая политика. У них, хоть это и вид сбоку, тем не менее, практически все они являются членами одного военного блока. У них и одна военная политика. Но при этом их независимость сохранена. Это первый пример.

Второй пример – Советский Союз. Союз Советских социалистических республик. То есть государств. Переданы полномочия в Москву в Советском Союзе. Одна армия, одна финансовая система, но при этом республики никто не упразднял, они существовали как государства. Соединенные Штаты Америки – третий пример. Соединенные государства Америки – вот так надо правильно перевести. То же самое, есть определенная разница в законодательстве, но есть одна армия, есть одна финансовая система, есть одна внешняя политика у всех объединившихся соединенных государств Америки.

Нам же предлагают сплошное разъединение. Мне кажется, это такой экспортный вариант развала. Для себя любимых – объединение, нам же – давайте вы враждуйте, разваливайтесь. Да нет, зачем? Союзное государство – Белоруссия, Украина, Россия. Можно какое-то красивое название. Евразийский союз. Это технические вопросы.

В. Ворсобин:

— Это было бы здорово. Но вы же сами перечислили случаи, совершенно, кстати, разные. СССР разделялся по национальным окраинам, чертили государства искусственно. США – там была своя история. Европа, скорее, ближе к вашей аналогии. Но там же экономическая была целесообразность соединения.

Н. Стариков:

— А давайте про историю США. Потому что здесь, мне кажется, переклички будут очень интересными. Смотрите, как Соединенные Штаты Америки от нескольких объединившихся штатов двинулись дальше. А новые территории присоединялись к государству. Они входили в этот союз объединенных государств Америки. Причем часть территорий вооруженным путем отделялась от Мексики. Не секрет, что примерно 30 % своей территории США в разных войнах и вариантах от Мексики позаимствовали в свой состав. И сегодня об этом никто не говорит.

В. Ворсобин:

— Сейчас часть мексиканцев хочет прорваться в США.

Н. Стариков:

— Совершенно верно.

В. Ворсобин:

— Я же говорю про экономику.

Н. Стариков:

— Потому что экономическая политика Соединенных Штатов Америки гораздо более удачная на длительном промежутке времени, чем экономическая политика Мексики.

В. Ворсобин:

— А теперь давайте посмотрим ситуацию с Украиной. Она выбирает между двумя системами экономическим. Они выбирают эффективность этой модели. При избрании этой модели, то же самое с Белоруссией происходит, если посмотреть на молодое поколение, — ясно, что люди смотрят на Запад. Потому что это более привлекательная и во многом социальная модель. Если отбросить политиканство, здесь идет просто выбор между холодильниками, скажем, и телевизорами.

Н. Стариков:

— Это выбор между миражом холодильника и реальным холодильником. Потому что, смотрите, 30 лет Украина двигается в сторону независимости. За это время она потеряла часть территории, потеряла почти всю промышленность, потеряла значительную часть оборонной промышленности. Сплошные потери. А что они приобрели? Они ничего за это не получили.

Поэтому есть иллюзия холодильника. Как в сказке про Буратино, очаг был нарисован на стене. Но он же не настоящий. Так же и здесь – Украине нарисовали: вы будете так же, как на Западе, жить. Этого нет.

В. Ворсобин:

— С нашей стороны этого вообще нет.

Н. Стариков:

— Почему?

В. Ворсобин:

— С нашей стороны холодильника вообще нет.

Н. Стариков:

— Давайте сравнивать реальности. Мы недовольны развитием российской экономики. Мы считаем, что она должна развиваться иначе, что она развивается по капиталистическому, олигархическому принципу, или государственный капитализм. А надо строить социалистическую. Тем не менее, даже вот эта неправильно развивающаяся капиталистическая экономика России развивается гораздо лучше, чем такая же капиталистическая экономика Украины. Если сравнивать уровень жизни в России и на Украине, сравнение в пользу России. Но Западу надо Украину от России оторвать. Тогда они рисуют этот очаг на стене. Они говорят: не важно, что в России, посмотрите, что у нас в Европе есть. Не предлагая на самом деле такие же зарплаты, такую же инфраструктуру и все остальное. Иллюзию на стене только рисуют. Вот я нарисовал вам на стене: вы будете получать вот столько. Но это рисованные деньги.

В. Ворсобин:

— В эту иллюзию наши чиновники отправляют учиться своих детей, отправляют их жить в Европу. В эту иллюзию люди, которые более-менее хорошо зарабатывают в России, готовят своих детей. А вот говорить о Белоруссии и Украине нет смысла.

Н. Стариков:

— Это один из мифов. Вы так говорите, как будто каждый приличный гражданин России должен обязательно детей учить за границей. Да нет, конечно. Такого нет.

В. Ворсобин:

— Но учат.

Н. Стариков:

— Есть кто-то, кто это делает. У меня есть знакомый, расскажу его историю. Девочке было 13 лет, у нее подруга. Эта подруга вычитала, что надо почему-то учиться в Англии. И мой приятель послушал свою дочку и отправил её туда учиться. Гримаса судьбы заключается в том, что подруга, которая подбила его дочку, через полгода из-за того, что деньги у папы кончились, уехала из Англии. А та девочка начала учиться дальше. Поучилась в школе, через некоторое время, поскольку она учится по западным программам, её в Россию было уже не привезти, потому что ей ЕГЭ не сдать. Ее отправили учиться в Канаду. В университет. Она уже взрослая девушка. У нее нет законченного образования на Западе. Потому что сейчас ковид закрыл все это. Папа истратил огромнейшие деньги. И теперь её обратно в Россию очень сложно интегрировать, потому что у нее обучение не совпадает с нашим. В итоге она сидит на чемоданах, девице за двадцать лет. Ждет, когда ей кто-то откроет визу. Катастрофа. Ни в коем случае нельзя отправлять детей туда учиться.

В. Ворсобин:

— Николай, нам идут звонки, давайте примем. Андрей из Абакана, здравствуйте. Слушаем вас.

Андрей:

— Здравствуйте. Николай, вот смотрите, все очень просто «Единая Россия» раздает кому по 10, кому по 15, кому по 25 тысяч. Вот вы адекватный, нормальный человек, с 1996 года я за вами наблюдаю. Может быть, вам где-то в области поруководить? Там Кемеровской, Новосибирской, Хакассией, Хабаровским краем? Где-нибудь там плюсики, минусики заработать от народа? Вы же сами понимаете, что ваша ситуация-то проигрышная. В том плане, что все равно народ-то будет голосовать за «Единую Россию», чисто по французскому варианту.

Н. Стариков:

— Я так понимаю, что это был такой рекламный звонок, я бы сказал. Но обсуждение сегодняшней политической системы и текущих выборов находится за рамками не только нашей программы, но и за рамками российского законодательства, поэтому, уважаемый позвонивший, я на ваш вопрос не могу по второй причине ответить. Поэтому давайте послушаем сейчас второй звонок. Надеюсь, что он касается Афганистана.

В. Ворсобин:

— Да, Алексей из Краснодарского края, слушаем вас.

Алексей:

— Здравствуйте. Поздравляю вас с днем рождения, Николай Викторович!

Н. Стариков:

— Спасибо большое.

Алексей:

— В 51 год, я думаю, первое и главное — это жизнь только начинается у вас и желаю вот в продолжение этой жизни хороших успехов. Это первое.

Н. Стариков:

— Спасибо.

Алексей:

— Теперь детали. Что касается Афганистана, ну, я думаю, что это такой афганский лимонад, из которого лимон, из которого можно сделать афганский лимонад. Мое вот такое мнение.

Н. Стариков:

— Спасибо за ваше мнение. Мне кажется, наш радиослушатель позвонил из будущего. Но недалекого, потому что Афганистан мы с вами собирались обсуждать через некоторое время, закончив тему Украины.

Итак, я обещал цитату. Зеленский пригласил Россию к «Крымской платформе». Ну, это, знаете, я даже не знаю как… у меня даже аналогий не получается. Но что он предлагает? Мол, подписать эти документы на последнем саммите в Ялте, заявляет Зеленский и называет это исторической ошибкой. Напомню вам, что в Ялте есть у него апартаменты. И как сообщают власти Крыма, коммунальные услуги оплачиваются регулярно. То есть, товарищ не приезжает, но дисциплинированно оплачивает. Как говорится, мо-ло-дец. Но здесь остается только посочувствовать ему, потому что Владимир Зеленский играет в такую игру, которая не позволит ему посетить апартаменты в ближайшие десять тысяч лет точно. То есть, в этой реальности — абсолютно нет. Примерно так же в эту игру с американскими партнерами играет и несостоявшийся «победитель» президентских выборов в Беларуси госпожа Тихановская, которая тоже не знаю теперь когда увидит теперь родную свою кухню, свою квартиру, своего мужа, потому что они себя сделали инструментами политики иностранных государств.

В. Ворсобин:

— Николай, вот смотрите, у вас сегодня очень важный день — у вас день рождения, но этот день может быть и историческим. Потому что вот сейчас эта запись останется, а если вдруг Тихановская через некоторое время все-таки вернется к себе домой… мы потом это опубликуем, покажем, как наш…

Н. Стариков:

— Владимир, пожалуйста, вы обязательно все это опубликуйте, а чтобы вам было побольше что публиковать, скажу следующее. Я убежден, что возвращение госпожи Тихановской в Белоруссию сегодня возможно исключительно как явка с повинной. То есть, вот посыпет голову пеплом, расскажет, кто вербовал, где вербовали, какие финансовые потоки были…

В. Ворсобин:

— Или на процесс против Лукашенко…

Н. Стариков:

— Нет, вот этого не будет. Я скажу вам, что будет. Будет усиление единения в Союзном государстве России и Белоруссии и в перспективе к этому обязательно присоединится Украина. Но мы с вами должны, мне кажется, обязательно зафиксировать наше с вами понимание правильной позиции нашей страны — России. Вот как России реагировать на все эти «Крымские платформы»? Во-первых, спокойно реагировать, но, с другой стороны, жестко. Опять-таки давайте в качестве примера возьмем наших китайских партнеров. В Китае в 1949 году закончилась гражданская война, есть материковый Китай — Китайская Народная Республика. Чан Кайши и вся его разбитая армия американцами эвакуируется на остров Формоза (Тайвань). И каждый из этих властей говорит, что она центральная власть в Китае. Ну, мы-то понимаем, что Китай это и есть Китай. А Тайвань — это временно занятая беглецами и прикрываемая американским флотом часть китайской территории. Вот именно так Пекин и стоял на этой точке зрения, начиная с 1949 года. Что это означало? Если какое-то государство устанавливало с Тайванем, как с отдельной страной, дипломатические отношения, Китай сначала предупреждал, а потом разрывал с ней дипломатические отношения. Он это делал, когда с мнением Китая не сильно считались, когда посмеивались, когда в ООН сидел представитель Тайваня. Но Китай последовательно занимал эту позицию и в конце концов Соединенные Штаты Америки, даже тогдашний злейший враг Китая, на определенном этапе помогшие Китаю, согласились с тем, что в ООН должен сидеть представитель Пекина, а не Тайбэя. И вот эта политика дала свои результаты. Это значит, что спокойно, взвешенно, но никогда не стараясь под них подстраиваться. Приехали 24 государства туда или сколько там — переписали эти государства, дальше будем смотреть, какие экономические у нас есть проекты. Если вы были на «Крымской платформе», мы вас из списка, с кем мы сотрудничаем активно, вычеркиваем.

В. Ворсобин:

— Подождите, Германию вам придется вычеркнуть. Турцию придется вычеркнуть. Много интересных стран, с которыми мы сотрудничаем.

Н. Стариков:

— Владимир, в чем отличие вашей позиции от позиции здравого смысла, которой придерживаюсь я? Кого вычеркивать, а кого вписывать, мы и решаем. Нет никакого шаблона. Вот мы взяли 24 государства и мы с ними там разорвали отношения или ещё какие-то проекты не закончили. Да нет, конечно, если нам выгодно, доделываем проект. Но мы записали вашу позицию. И, когда дойдет вопрос до выбора между страной Х и страной У, мы скажем — ребята, а вот вы там были, вы не признаете целостность нашего государства. Ведь это же фундаментальные вещи! Вот смотрите, вы будете дружить всем сердцем с семьей, где муж открыто говорит, что он хочет увести вашу жену?

В. Ворсобин:

— Подождите, они признают территориальную целостность Украины.

Н. Стариков:

— Так вот вы признайте территориальную целостность нашей семьи, а не говорите, что вы признаете другой семье, где теоретически супруга должна в качестве супруги другого мужчины быть. Нет. Ну, какая тут дружба возможна? Вы должны признать семью нашу такой, какая она есть. Не признаете, мы морду вам бить не будем, но, знаете, на семейный праздник мы вас не позовем.

В. Ворсобин:

— Николай, придется тогда в этом случае вспомнить последнее китайское предупреждение. Вот вы говорили о Китае — к нам относятся вот именно с этой фразой. Мы будем писать эти списки, мы будем говорить «мы вам запомним, мы вам, конечно, отомстим»… но на самом деле у нас экономика-то привязана к Европе. Мы торгуем газом. Мы этой Германии ещё лет 500 ничего не сможем сказать…

Н. Стариков:

— А вы знаете, откуда взялось вот это словосочетание «последнее 1001 китайское предупреждение»? Когда американские военные нарушали территориальные воды и воздушное пространство Китая, это в тот период, когда он уже не дружил с Советским Союзом и с товарищем Сталиным, китайцы, не имея возможности сбивать, а иногда и не имея желания это делать, выдвигали эти предупреждения. Но что касается своей дипломатической линии, у них всегда она была выверенной. Если вы устанавливаете дипломатические отношения с Тайванем, как с отдельным государством, все, мы с вами дипломатические отношения разрываем.

В. Ворсобин:

— Подождите, но они с США ведут дипломатические отношения — и очень хорошо торгуют.

Н. Стариков:

— Соединенные Штаты Америки не признают Тайвань как отдельное государство и перестали его признавать, как отдельное государство в начале 70-х годов.

В. Ворсобин:

— Это серьезно?

Н. Стариков:

— Абсолютно. Сегодня Тайвань, как отдельное государство, признают, по-моему, 10 или 12 стран. Потому что сразу все будет. Вот вы только признали, на следующий день Китай с вами разорвал дипломатические отношения. В этом и есть последовательность, правильность, жесткость и выверенность этой позиции. Никаких вариантов туда-сюда не будет. Вот совсем недавно Китай надавил на Вильнюс. Почему? Вильнюс не признал Тайвань, он там культурный центр какой-то только открывает. То есть, открываете культурный центр — первый звоночек — Китай отзывает своего посла. Если не дай бог Вильнюс признает независимость Тайбэя, Литва перестанет существовать для Китая со всеми вытекающими для Литвы последствиями.

В. Ворсобин:

— Это удивительно, Николай, потому что военное сотрудничество между Тайванем и США просто на очень высоком уровне. То, что вы сказали, что у них нет никаких контактов дипломатических, в смысле дипломатических признаний и прочее, для меня просто удивительно…

Н. Стариков:

— Да просто американцы очень хитрые. Там есть культурное представительство, которое играет роль посольства, там есть военные США, но все это вот так закамуфлировано. Потому что даже США не идут на прямой конфликт с Китаем, признавая независимость Тайваня.

В. Ворсобин:

— Владимир Путин предложил выплатить пенсионерам по 10 тысяч рублей и 15 тысяч рублей военным. По мне, вся эта история с деньгами – чистый подкуп избирателей. Перед самыми выборами выплатить, причем встретившись с единороссами, собираясь на съезд «Единой России», Владимир Путин раздает деньги. По сути, таким образом, это подкуп, пусть ЦИК и Памфилова посмотрят. Если бы он полгода назад эти деньги раздал или к декабрю, это была бы другая история. А перед выборами раздавать деньги – это не является очень законным даже для нашей страны.

Николай, будете это комментировать?

Н. Стариков:

— Здесь все очевидно. Раздача денег, улучшение жизни людей – это хороший инструмент поддержки экономики. Но без изменения экономической политики это должного эффекта не даст. Необходимо всеми силами сегодня наращивать монетизацию экономики и улучшать доходы людей. Увеличивать минимальный размер оплаты труда, увеличивать минимальный размер оплаты пенсий.

Денис из Москвы:

— Я услышал ваш разговор по поводу союзного государства, объединения России, Украины, Белоруссии. У меня вопрос: а для чего нам нужна нищая Украина? Я ещё могу понять – Беларусь. Но Украина для чего?

Н. Стариков:

— Вы хотите получить ответ: экономический, политический, исторический, геополитический? Или все в одном флаконе?

Денис:

— Исторически – я понимаю. Экономически – не понимаю совершенно.

Н. Стариков:

— Давайте оставим за скобками то, что русские и украинцы – один народ. Там живут не просто какие-то мифические братья, а там просто мы живем, грубо говоря. Может быть, ваш кровный родственник и мой, живут там в большом количестве точно. Просто мы не знаем, из-за сложностей, которые случились в нашей стране за ХХ век.

Экономически – объясняю. Об этом говорит очень много Анатолий Вассерман. Емкость рынка. Для того, чтобы какое-то изобретение окупило себя, оно должно быть воспроизведено определенное количество раз. Если вы не имеете возможность продать это изобретение, это нечто, то вы его не сможете внедрить. Поэтому и масштабирует Запад рынки. Борьба за рынки – это вообще свойственно империализму и капитализму.

Но здесь ещё и такой аспект. Нас на рынки Запада с нашими изобретениями не пустят. Начиная от авиастроения и заканчивая любым, что мы хотим там продать. Захотим мы прекрасное крымское вино продавать. Вы думаете, кто-то нам это разрешит? Нет, конечно. Захотим мы квас русский, прям залить весь мир этим квасом, — не пустят. Поэтому нам надо создавать и масштабировать емкость рынка.

Разговоры о нищей Украине – это во многом вранье. Потому что сегодняшняя нищета части украинского общества искусственно организована. Высокие тарифы на коммуналку и низкие социальные платежи. Я много путешествую сейчас, был в Крыму, в Калининградской области. Очень дорогая коммуналка. Если будет продолжаться такая экономическая политика, у нас тоже люди уже ничего себе купить не могут, и дальше будет это продолжаться.

Поэтому давайте рассматривать Украину не как обременение, а как прекрасный приз, который всегда мог прокормить себя. И только при идиотах и предателях-управленцах Украина находится в таком печальном положении.

В. Ворсобин:

— По поводу идиотизма. Даже в такой ситуации, когда Россия мирно попала в Крым, когда там её приняли, когда не нужно было зачищать от бандеровцев, когда не нужно было там воевать, восстанавливать разрушенное, — и все равно Россия вложила в Крым просто бешеные триллионы денег. Потому что нужно поднять уровень жизни, надо эту территорию как-то пристроить к российской экономике. Туда были большие вложения.

А теперь давайте масштабируем на всю Украину. Там мало того, что придется военными, полицейскими и прочими путями умиротворять население, а это большие деньги, надо же ещё это все перестраивать, надо ещё подтягивать уровень жизни к российскому. А то еще, как у нас бывает, Кремль же задабривает население. Вот в Чечне вообще все золотом покрыто, некоторые села. Потому что Москва очень долго вкладывала в это умиротворение.

Н. Стариков:

— Вы реально видели в Чечне села, покрытые золотом? Вы сейчас будете рассказывать, что Крым тоже покрыт золотом.

В. Ворсобин:

— Центарой – это родовое селение Кадырова. Не золотом, так серебром.

Н. Стариков:

— Если не произойдет объединение в той или иной форме России и Украины, то перспективы развязывания украино-российской войны очень сильно возрастают. И развязывать её будут те политики, которые сидят сегодня в Киеве и которые сейчас говорят: они уже воюют с Россией. Им даже вроде как и начинать войну не надо, потому что в их головах, в их СМИ она уже идет.

В. Ворсобин:

— Какая война с Украиной? Есть государственная граница Украины и России.

Н. Стариков:

— Украина сейчас заявляет, что она воюет с Россией. Спросите их, я этого не могу понять. Американцы создают украинскую армию на убой в войне с Россией. Вот для чего это все делается. Но любая война – это потери ещё и с нашей стороны. Поэтому с той стороны погибнут русские люди, с этой стороны погибнут русские люди. Просто тем русским людям, части их, удалось объяснить, что они не русские. Но там живут десятки миллионов людей, которые считают себя русскими, несмотря на тот гнет, который они испытывают. Это тот аргумент, о котором мы никогда не должны забывать.

И далее. Нас сейчас все время пытаются на крючок непризнания целостности Российской Федерации поддеть. И вы все время спрашиваете: а вот собрались 24 государства. Да хоть 36, хоть 16 – никакой разницы нет. Вы должны понять, вот здесь Зеленский первый раз сказал что-то умное. Решение проблемы Крыма, которую постоянно Запад муссирует, лежит в Киеве. В Киеве пришли к власти здравомыслящие люди, патриоты нашего народа, они говорят: да нет никаких противоречий. Крым наш общий. Мы один народ, мы одно государство – союзное или в какой-то другой форме, это уже технический вопрос.

В. Ворсобин:

— Николай, российская экономика надорвется. При такой политике, которую проповедуете вы и Жириновский, надорвется точно российская экономика не сегодня – завтра. Потому что, действительно, нужно нашу экономику улучшать, нужно наш дом строить.

Н. Стариков:

— Экономику улучшать надо. Но это не значит, что, когда вы улучшаете экономику, вы перестаете заниматься международной политикой. Есть программы развития экономики. И надо строить справедливое общество. И не капитализм, а социализм. Все правильно. Но это не значит, что, занимаясь вот этим строительством, вы не должны обращать внимание на то, что происходит у ваших границ. Надо укреплять обороноспособность.

Сегодня Украина – это угроза, которую искусственно создают. Соответственно, Россия на эту угрозу обязана реагировать. Идут дополнительные военные расходы. Мы на это деньги тратим.

В. Ворсобин:

— Одно дело – угроза, а другое – придуманная угроза. Чаще угрозы, которые декларирует Кремль, они придуманные и болезненные. Мы лезем в Сирию, мы полезли в Украину, мы лезем в Африку. Венесуэла, Куба. Я могу перечислить, куда уходят российские деньги.

Н. Стариков:

— Вы начинаете набрасывать, я не успеваю отвечать вам. Хотя языком владею неплохо. Так вот, смотрите, сегодня цена на нефть поддерживается благодаря договоренностям с Саудовской Аравией и другими нефтедобывающими странами. Это восток, там дело тонкое. Там любят силу. Если бы США свергли Башара Асада в одном месте, свергли бы в Венесуэле тамошнюю власть, они бы контролировать Ближний Восток, потому что там у них будет ручная запрещенная в России организация ИГИЛ. А с другой стороны – огромные нефтяные запасы Венесуэлы. Кстати, одни из крупнейших в мире. И они цену на нефть будут опускать. И с нами никто бы разговаривать не стал.

Мы пришли, показали свою силу, защитили законную власть в Сирии. И тем самым поддержали уровень важных для нас мировых цен. Вот как геополитика трансформируется в конкретные ценности, стоимости и доходы бюджета.

В. Ворсобин:

— А прибыль? Мы вложили определенную кучу денег во внешнюю политику. Мы помогли Венесуэле, Кубе, Сирии, ещё Африке будем помогать. А сколько в этом у нас имеется профит?

Н. Стариков:

— Мы сделали то, что нужно нам. Но в нашем пропагандистском ключе мы помогли ещё и Сирии. Помогая ей, мы помогли себе. Это прагматичная политика.

Владимир, давайте все-таки немножечко Афганистана. Здесь интересно что? Бывший президент США Дональд Трамп не упускает возможности вставить шпильку действующему президенту Соединенных Штатов Америки. Он сказал, что американская армия должна готовиться вернуться в Афганистан, но я, честно говоря, рассматриваю это следующим образом. Американцы истратили на Афганистан 2 триллиона долларов. Вопрос — а какую прибыль Соединенные Штаты получили с этого?

В. Ворсобин:

— Да выбросили они эти деньги.

Н. Стариков:

— А, ну просто вот такие они дураки. Пришли, тратят, тратят, тратят в Афганистане… В Ирак пришли — тратят, тратят, тратят… у них же денег много, они ж дураки. Украине деньги дают, дают, дают… в Косово базу построили — тратят, тратят, тратят…

В. Ворсобин:

— Нет, вот давайте по полочкам. Значит, с Ираком все хорошо, они и на нефти заработали, они и иракское правительство светское вполне поставили…

Н. Стариков:

— А Саддам Хусейн фундаменталист был?

В. Ворсобин:

— Нет, там был просто сумасшедший диктатор, которого они…

Н. Стариков:

— Очень хорошее объяснение. А почему они разбомбили эту страну? А потому, что там был сумасшедший диктатор.

В. Ворсобин:

— Я сейчас не о моральной стороне говорю, а о том, что получилось в итоге.

Н. Стариков:

— Подождите, вот вы когда такие объяснения делаете, вы не думаете, что в международную политику это можно как клише ввести? Вот смотрите — Зеленский закрыл средства массовой информации, отрицает целостность соседнего государства, говорит о том, что воюет с Россией, перешел на неродной для него язык, принимает меры и всякие законы, которые угнетают десятки миллионов его людей. Диктатор! Да ещё сумасшедший! Потому что в его голове происходит война, которой в реальности нет. Владимир, может быть, воспользоваться вашей дипломатической формулировкой? А в принципе чего ещё нужно? С вашей точки зрения назвал кого-то диктатором, назвал кого-то сумасшедшим — все, можешь бомбить, больше ничего. Вот мы так не поступаем.

В. Ворсобин:

— Нет, я говорю не о моральной стороне. Подождите…

Н. Стариков:

— Нет, подождите, давайте об Афганистане, а то вы сейчас уйдете в сторону, а у нас времени мало.

В. Ворсобин:

— Нет, Николай, вы передергиваете. Мы ж говорим о том, что получилось, а что не получилось.

Н. Стариков:

— Да ничего не получилось. Я просто хочу вам объяснить, что они деньги тратят, потому что деньги для них — это средство достижения их интересов. А вы рассматриваете деньги, как цель, и поэтому ничего, простите, коллега, не поймете в международной политике.

Так вот, возвращаясь к тому, что сказал Дональд Трамп. Он говорит — надо американцам вернуться…

В. Ворсобин:

— Так и вы тратите деньги на всякую ерунду…..

Н. Стариков:

— Я трачу деньги только на проезд в московском метрополитене пока. Подождите, прекратите меня перебивать. Итак, Дональд Трамп говорит — американцы бросили оружия, бросили амуниции и всего остального на 83 миллиарда в Афганистане. Чтобы было понятно, военный бюджет Российской Федерации по официальным данным 62 миллиарда долларов. Ну, давайте так скажем — Соединенные Штаты оставили талибам столько всего, сколько равняется, грубо говоря, военному бюджету Российской Федерации. А у нас страна, согласитесь, все-таки в военном отношении очень хорошо выглядит. И теперь Дональд Трамп говорит — давайте ещё вернемся. Я перевожу это с дипломатического на русский знаете как? Мы недостаточно, говорит Дональд Трамп, вооружили талибов. Давайте ещё раз вернемся в Афганистан, повоюем там чуть-чуть, оставим уже не на 83 миллиарда, а на 183 миллиарда, и опять уйдем. То есть, видимо, талибов вооружили не так, как необходимо, для того, чтобы они чувствовали себя совершенно спокойно и беззаботно, и воевали со всеми окружающими государствами. Вот о чем идет речь. Войну они поставили потенциальную после себя.

В. Ворсобин:

— Так они там оставили гробы, извините. Там американские военнослужащие погибали. Если сейчас американцы войдут ещё раз, так они, кроме оружия, оставят ещё там своих граждан.

Н. Стариков:

— Владимир, когда Гитлер напал на Советский Союз, гробы немецких военнослужащих были? Были. Это как-то оправдывает нацистскую агрессию? Причем, гробов-то было несколько миллионов. Никак не оправдывает.

В. Ворсобин:

— Николай, я веду разговор с вами с точки зрения здравого смысла. Я смотрю — оправдывает эта цель средства или не оправдывает. При чем здесь Гитлер?

Н. Стариков:

— Потому что вы заговорили о погибших военнослужащих. Я вам напомнил, что в каждой войне гибнут военнослужащие.

В. Ворсобин:

— Но американцы не похожи на Гитлера, у них сейчас другие цели в Афганистане. Сейчас они просто проиграли битву. Они выкинули просто сколько там американских долларов…

Н. Стариков:

— Вот когда вы сказали, что американцы не похожи на Гитлера, я думаю, что сейчас десятки тысяч людей с вами не согласились. Это серьезная беседа, давайте оставим её за рамками.

В. Ворсобин:

— Ну, хорошо.

Н. Стариков:

— Уважаемые радиослушатели, я хотел вам напомнить небольшую дату истории Афганистана. Потому что она прошла незамеченной. Потому что 28 февраля текущего года мы все занимались какими-то другими вопросами… О чем речь? 28 февраля 1919 года Афганистан фактически заявил о своей независимости от Британской империи. 102 года. После чего началась третья англо-афганская война, которая закончилась поражением Великобритании, и Афганистан стал независимым государством. Это случилось 102 года назад. Вы знаете, Владимир, кто первым признал независимый Афганистан? Владимир Ильич Ленин. 1919 год. Почему Ленин это сделал? Не только потому, что он интернационалист, коммунист, а потому что в тот момент одним из главных его противников была Великобритания — продолжение большой игры. Афганистан — это одна из клеточек на великой шахматной доске, как сказал Бжезинский. Ничего не поменялось с тех пор. Американцы, англичане сейчас уходят из Афганистана, чтобы заварить там кашу. Вот для чего они это делают. И кстати вот читаю опять-таки цитату того же самого Дональда Трампа. Его спрашивают про события в Афганистане, он говорит: «Все, что вы должны сделать, это спросить у России, что там думают. Я слышал, что теперь они (российские силы) собираются вернуться в Афганистан». Он приглашает нас в кашу, заваренную ими, залезть с головой. Мы туда не полезем.

В. Ворсобин:

— Как в Сирию! Подождите, на Сирию мы клюнули. Здесь — не знаю. Но опять-таки, вы заметили, что не сняли клеймо террористической организации с Талибана? И сейчас интересна позиция российского МИДа. С одной стороны, они вроде бы должны дипломатические отношения с Талибаном вводить и как-то умиротворить Афганистан, потому что Афганистан может вторгнуться в наше подбрюшье. А с другой стороны, ну, как-то неприлично. Вот как Захарова, Лавров и эта компания сейчас будут выходить из этого…

Н. Стариков:

— Абсолютно все логично. Я перефразирую поговорку Бисмарка, который когда-то сказал, что «кости одного померанского гренадера не стоят какой-то территории». Так вот, я хочу сказать, что война в Афганистане не стоит жизни одного русского солдата. И если есть дипломатические способы избежать этой войны, надо разговаривать даже с запрещенной в России террористической организацией. Но она запрещенная, она террористическая и, если они вдруг построят государство, которое будет вести себя миролюбиво, в чем я, честно говорю, сомневаюсь, по отношению к соседям, спокойствие которых для нас принципиально важно, в том числе, потому что там живут русские, там находятся наши солдаты, так надо вести переговоры. Но авансами снимать с них вот это клеймо террористической и запрещенной — зачем? Вы сначала заслужите высокое звание Афганистана и легитимной афганской власти. Тогда мы вас признаем и вы уже не будете ни запрещенной, ни какой либо еще. Все абсолютно логично и прагматично. Это один из тех случаев, когда я, например, абсолютно согласен с теми действиями, которые мы сегодня осуществляем.

В. Ворсобин:

— Хорошо. Николай, ещё раз поздравляю вас с днем рождения! Слушатели, думаю, будут солидарны со мной. И — успехов в вашей работе.

Н. Стариков:

— В нашем общем нелегком труде, Владимир!

В. Ворсобин:

— Да, давайте так. Встретимся через неделю. До свидания.

P.S. Предыдущие выпуски программы «По сути дела»:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

КОММЕНТАРИИ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: