«Литовское чудо» для Беларуси

21.08.2020
Источник: svpressa.ru @ Никита Томилин

Исторический экскурс в отношения Республики Беларусь и стран Прибалтики

С каждым днём протестов в Республике Беларусь всё громче раздаётся голос «прозападной партии», которая использует в качестве примера успеха прибалтийские республики, выбравшие после распада Союза альтернативный Республики путь развития — взять курс на ЕС и НАТО, отдалиться от России, начать новую приватизацию.

Когда вопрос отделения прибалтийских республик от Союза находился в апогее, сторонники независимости говорили, что пребывание в составе СССР сдерживало потенциал республик, а получение независимости позволит в полной мере реализовать этот потенциал. Националисты обещали, что вскоре Прибалтика достигнет уровня благосостояния Северной Европы. Время продемонстрировало, что этот тезис оказался несостоятельным. Он опирался на ложный посыл о том, что страны Северной Европы, проявят свойственный СССР альтруизм и помогут прибалтийским экономикам выйти на уровень экономического развития западных стран. Прибалты полагали, что ЕС это такой СССР, только хороший, и подобно Союзу, выравнивающему экономическое развитие своих республик, ЕС сделает то же самое по отношению к своим новым членам. Что же произошло в реальности?

Небольшой экскурс в историю. В 1970—1980‑е годы прибалтийские республики были лидерами среди союзных республик по объёму инвестиций в основной капитал на душу населения. Это была «витрина СССР», которая дотировалась в приоритетном порядке. В ноябре 1989 года Верховный совет СССР принял закон об экономической самостоятельности Латвийской, Литовской и Эстонской ССР. По оценке ИМЭМО РАН, в 1990 году Литва занимала 39-е место в мире по ВВП на душу населения, Латвия — 40-е место, Эстония — 46-е место. После краха СССР прибалтийские республики могли присоединиться к СНГ и таким образом использовать все преимущества сложившегося на тот период разделения труда в Советском Союзе, где они располагали развитым промышленным производством, высокоэффективным сельским хозяйством, занимали позиции крупного транзитера товаров через свои порты: если на взаимную торговлю между странами Балтии приходилось всего около 5% объема внешнеторгового оборота каждой из них, то 95% составляла торговля с другими республиками Советского Союза.

Главным итогом экономической политики еврочиновников в Латвии стало уничтожение тяжелой и рыболовной промышленности и самых сильных отраслей сельского хозяйства. Большинство прибалтийских предприятий, которые по поставкам сырья, энергоснабжению, рынкам сбыта были ориентированы на экономические связи с советскими республиками, оказались ненужными в рамках ЕС. Страстно желая получить деньги от стран Европейского союза, страна пошла на уничтожение своей тяжелой промышленности. А ЕС был готов давать финансы стране при условии закрытия латвийских производств. Еврочиновники требовали от Латвии отказаться, прежде всего, от предприятий в сфере металлургии, машиностроения и судостроения. Латвия взяла под козырек и выполнила эти условия. В итоге эти отрасли рухнули. Этот акт был нужен ЕС, чтобы ликвидировать конкуренцию. Ведь аналогичные производства есть в ведущих станах Евросоюза, в той же Германии и Франции. Причиной требования сократить рыболовецкий флот стало соперничество со стороны ФРГ. Закрыт крупный радиозавод в Риге, прекратил свое действие широко известный в Советском Союзе рижский завод по производству микроавтобусов. Была выведена из строя атомная электростанция в Игналине (Литва), построенная в 1983 г. для обеспечения электроэнергией Латвии, Литвы, Эстонии. Ее заменили энергокабели из Финляндии и Швеции, поставляющие электроэнергию в Прибалтику с финских и шведских АЭС.

Латвийская республика также являлась одним из основных игроков на рынке ремонта судов. Но в силу ослабления экономики Латвия вынуждена повышать стоимость аренды. Многим судам дешевле пойти на ремонт в порты Польши и Дании, чем в Рижский порт. Квотирование вводится и в отношении сельского хозяйства, например, производства сахара. А сахар вместе с Германией хочет производить Франция, но рынок сбыта-то не резиновый. Поэтому надо ограничить присутствие Латвии на европейском рынке и поддерживать экономику стран Западной Европы. Так европейские страны избавились от достаточно сильного конкурента, просто заплатив ему. Внутренних резервов у страны мало, рынок ближайших соседей небольшой, а на европейском рынке латвийские товары не нужны. Отношения с Россией испорчены. По мнению исследователя В. А. Оленченко, антироссийская активность Прибалтики служит прежде всего для обоснования масштабного присутствия США в Европе, причем зачастую — в ущерб европейским интересам. На встрече 3 апреля 2018 г. президента Трампа и руководителей Латвии, Литвы и Эстонии прибалтийские политики приняли американскую установку о том, что странам Прибалтики отводится роль «живого щита», военного форпоста США на границах с Россией, а финансирование его деятельности ложится в значительной мере на сами прибалтийские республики. Также подчеркивалось, что Прибалтика может выполнять эту роль, если будет изолирована от экономических и политических связей с Россией. Отношение стран Прибалтики к антироссийским санкциям ЕС, к газопроводу «Северный поток-2», к урегулированию украинского кризиса также отражает больше подход США, чем позицию Евросоюза.

Уязвимость «европейского пути» стран Балтии продемонстрировал и глобальный кризис 2007—2009 гг., вызвавший болезненные потрясения для их экономик, которые пережили серьезный спад. К примеру, объем ВВП Латвии сократился почти на 30%, причем основные тяготы кризиса прибалтийские власти возложили на своё население. По итогам 2012 г. Евростат причислил Латвию и Литву к беднейшим странам Евросоюза — по этому показателю их опередили только Болгария и Румыния.

Сегодня прибалты живут на дотации Евросоюза, которые позволяют содержать сильно сократившееся население и инфраструктуру. Средний размер оплаты труда в Прибалтике значительно ниже чем в странах Западной Европы. Уровень пенсионного обеспечения и медицинского обслуживания в государствах Балтии, по данным Евростата, заметно ниже, чем в остальных странах-членах Евросоюза. Так, расходы по медицинскому обслуживанию на душу населения в год составляют в Латвии 508 евро, в Литве — 698, в Эстонии — 763. В соседней Дании этот показатель равняется 4.655 евро. Далеко прибалтийскому уровню здравоохранения и пенсионного обеспечения и до среднестатистического по ЕС. Размер минимальной пенсии, которая называется «народной» и выплачивается по старости тем, кто имеет трудовой стаж менее 15 лет, составляет 158 евро в месяц; базовая пенсия, от которой рассчитываются пенсионные коэффициенты, составляет 144 евро и предполагает, что каждый год стажа добавляет к пенсии 5,2 евро. Таким образом, человек, проработавший 30 лет, может претендовать на пенсию в 300 евро.

Североевропейские финансовые группы контролируют сегодня 80% банковского сектора Эстонии, 70% — Латвии и 60% — Литвы. Эти показатели и объем выданных кредитов позволили шведским SEB, Swedbank, финляндской Pohjola OA считать страны Балтии сегментом внутреннего финансового рынка Швеции и Финляндии. Этот статус ими обнародован и закреплен в документах. Фактически это экономическая оккупация.

По сути, страны Балтии сознательно отклонились от естественного историко-географического пути своего развития. Избранная странами Балтии модель является инородной в регионе, не отвечает региональным реалиям и не коррелируется с моделями развития географических соседей. Членство в ЕС привело к разрушению традиционных для Балтии структур экономик, что привело к переходу стран из числа экспортеров в число импортеров продукции из ЕС. Деиндустриализация привела к массовой эмиграции и безработице. Руководители республик пытаются отвлечь внимание населения от своих неудач русофобской пропагандой, но это звучит странно, учитывая, что за 25 лет независимости власти республики не смогли эффективно использовать экономический, инфраструктурный и человеческий потенциал, доставшийся им от СССР. Более того, во всех трех республиках созданы комиссии по подсчету «ущерба», якобы нанесенного странам Балтии в результате пребывания в составе Союза. Прибалтийские республики в силу принудительной внешней ориентации движутся к состоянию региональной изоляции. Еврокомиссия в своих документах часто называет Прибалтику изолированным районом ЕС. Одновременно сами прибалтийские республики проводят политику отгораживания от своих соседей — России и Беларуси. Страны Балтии приближаются к региональной изоляции, когда до ЕС — далеко, а с географическими соседями отношения сведены до минимума. Наблюдается также утрата странами Прибалтики национальной идентичности.

Беларусь, в отличие от стран Балтии, после развала Союза решила развиваться по собственной модели. Да, Беларусь экономически зависима от внешних источников финансирования (как, впрочем, и Польша с Прибалтикой) но, в отличие от своих соседей, Беларуси не приходится ни поступаться своими национальными интересами, ни действовать в ущерб благосостоянию своего населения. Нефтеперерабатывающая промышленность опирается на импорт российской нефти и использует преимущества того, что НПЗ с углубленной переработкой нефти строились в Советском Союзе ближе к границам с целью оптимизации экспорта нефтепродуктов.

Другой пример — белорусская молочная промышленность, которая ориентирована в основном на экспорт своей продукции в Россию. Опыт Беларуси показывает странам Прибалтики, что можно успешно развиваться, не поступаясь своими интересами.

К сожалению, нынешнее руководство Беларуси пыталось по примеру Украины и Балтии использовать русофобию в качестве инструмента отвлечения внимания от внутренних проблем. Лукашенко внедряет в сознание своих избирателей мысль о том, что Россия не проявляет должного понимания белорусских проблем.

При этом Лукашенко не стоит забывать, что Беларусь находится в окружении недружественных по отношению к ней Польши и стран Прибалтики, которые прилагают усилия для изменения внутренней и внешней политики страны. Литовская разведка регулярно пишет публичные отчеты о внутренней ситуации в Беларуси, ведя подрывную деятельность против ее инфраструктурных проектов (в частности, против БелАЭС). Не стоит забывать, что автор популярного телеграм-канала NEXTA, сообщающего в режиме реального времени о событиях в Беларуси, работает на польском телеканале «Белсат», который вещает на Беларусь из Вильнюса. На телеканале идёт много любопытных передач. Например, «Гісторыя пад знакам Пагоні» — цикл передач про историю Белоруссии в период входа в состав Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. Ведя подобную пропаганду, Прибалтика зовёт Беларусь пройти ее скорбным путём вестернизации со всеми вытекающими последствиями — деиндустриализацией, оттоком и обнищанием населения и т. д. Сегодняшняя Беларусь выбрала неустойчивый путь маневрирования между Москвой и Западом, который может в любой момент провалиться, когда критика Лукашенко приведёт к лишению его статуса легитимного президента на Западе. Его ближайшее окружение замешано в политических убийствах и может потерять власть в любой момент. Если до августа этого года с ними ещё как-то разговаривали (хотя часть политической элиты Беларуси находятся под санкциями США и ЕС), то сейчас их шансы на политическое будущее чрезвычайно малы. Лукашенко допустил роковую ошибку, истратив кредит доверия Путина.

Я убеждён, что дни команды Лукашенко сочтены, но будет большой ошибкой после из ухода наступить на те же «европейские грабли», на которые успела наступить Прибалтика и Украина. Все сказки о «литовском чуде» надо выбросить на помойку. Территория Беларуси служит естественным пространством для создания и функционирования транспортных коридоров между странами Евросоюза и постсоветского пространства. Исходя из впечатляющего опыта социального обеспечения населения, белорусский потенциал влияния выше прибалтийского.

Беларусь вполне могла бы стать региональным лидером, но этот шанс командой Лукашенко был упущен. Площадь страны больше, чем у стран Балтии вместе взятых, а население на 3 млн человек превышает население трёх стран. Новому белорусскому руководству стоило бы перехватить инициативу по консолидации региона с целью отказа от разделительных линий.

Белоруссия могла бы стать связующим звеном в Европе между Востоком и Западом и существенно повысить свой международный авторитет и влияние.

Россия заинтересована в Беларуси и зависима от неё. Под Брестом находится единственная станция раннего обнаружения ракет и космических объектов ВС РФ, а под Минском пункт дальней связи со всеми подлодками и кораблями ВМФ РФ в западном полушарии. Без этих важнейших объектов вся военная машина России не имеет смысла. Новому руководству Беларуси не стоит ссориться с Россией, шантажировать ее, как это делал Лукашенко, и заигрывать с ее врагами. России от Беларуси не нужно ничего, кроме добрососедских и устойчивых отношений.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: