Мечтал ли Сталин о «социалистическом Хоккайдо»?

26.07.2016

Источник: ИА REGNUM
Кто придумал миф о Японской ССР или Японской НДР?

Читая американские, европейские и японские статьи и интервью об «агрессивности путинской России», зловещих «имперских планах Кремля», «коварных замыслах» оккупировать Прибалтику, Польшу и другие восточноевропейские страны, наращивании военной мощи РФ на Дальнем Востоке, якобы угрожающих пролетах и проходах российских военных самолетов и кораблей вблизи японских берегов, лишний раз убеждаешься, что никакого «окончания холодной войны» не было и нет. Сколько бы не убеждали нас в обратном призывающие разоружаться местные российские либералы.

Моя шестилетняя работа на Японских островах в первой половине 1980-х годов совпала с периодом наивысшего накала холодной войны, максимальной мобилизации японских СМИ на скоординированную с Белым домом и Пентагоном пропаганду так называемой «советской угрозы». Тогда, например, подавляющее большинство японцев название «Минск» ассоциировали отнюдь не со столицей Белоруссии, а с наименованием включенного в состав Тихоокеанского флота СССР авианесущего крейсера, который, по утверждениям японских властей и пропагандистов был якобы нацелен на японские города и их жителей. Использовался любой повод для разжигания недоверия и даже ненависти японцев к своему северному соседу — будь то угон в Японию офицером советских ВВС секретного истребителя МИГ-25, ввод советских войск в Афганистан, события в Польше, шпионские скандалы, пресечение спровоцированного США полета с разведывательными целями над советской территорией южнокорейского «Боинга», законный арест сознательно с провокационными целями нарушавших территориальные воды СССР японских рыбаков. И все это на фоне практически ежедневных демонстраций и провокаций ультраправых сил, устраивавших усиленные мощными громкоговорителями шабаши у ворот советского посольства и других представительств СССР в Японии с требованием «вернуть» Южный Сахалин и все Курильские острова. Эта реваншистская кампания ещё более усилилась с 1981 года, когда японское правительство в законодательном порядке учредило, в качестве государственного, так называемый «День северных территорий», призванный сплачивать население вокруг сохраняющихся и по сей день необоснованных территориальных притязаний к нашей стране.

Не могли японские пропагандисты пройти мимо и обнаруженных в американских архивах документов о планах расчленения после капитуляции японской территории на оккупационные зоны стран-союзников. По центральному телевидению страны в «золотое время» демонстрировался «документальный» фильм о том, что произошло бы с Японией, будь эти планы воплощены в жизнь. Фильм-агитка начинался с сюжета о том, как изможденная жизнью в «социалистической зоне» японка пытается с детьми прорваться через колючую проволоку, отгораживающую советскую зону от американской. Однако, вместо обретения «свободы», японка и её дети становятся жертвами советского патруля, жестоко выпускающего по беженцам автоматную очередь. Далее следуют рассуждения о том, что именно нынешние друзья японцев американцы спасли японский народ от «сталинского коммунистического порабощения».

Вот уже не только Сталина, но и Советского Союза давно нет, а страшилки по поводу ужасов «социалистической Японии» продолжают насаждаться в японском народе. Летом 2007 году, незадолго до очередной годовщины испепеления в ядерном пожаре жителей Хиросимы и Нагасаки, тогдашний японский министр обороны Фумио Кюма во время публичного выступления заявил, что «не держит зла на американцев за атомные удары по японским городам», ибо эта акция удержала-де СССР от «захвата Хоккайдо».

И в стремлении вывернуть историю наизнанку Кюма не одинок. Удивительно, но по опросам населения 14 процентов японцев по сути дела поддерживают такую точку зрения, заявляя, что атомные бомбы спасли Японию от советской оккупации. Автору этих строк не раз приходилось вступать в дискуссию с японцами, которые под воздействием пропаганды всерьез полагают, что Сталин якобы замышлял превратить северный остров Японии Хоккайдо в некую «Японскую народно-демократическую республику».

Повторяют зады японской пропаганды и отдельные наши соотечественники. Так, например, в статье одной ученой дамы из Института востоковедения РАН читаем: «…Его (Сталина) мечте о создании ЯНДР (Японской народно-демократической республики) не суждено было воплотиться в жизнь. Колючая проволока не поделила Японию на сектора, за что японский народ и по сей день благодарен Соединенным Штатам Америки».

А ведь факты и документы свидетельствуют о том, что изначально идея оккупации японской метрополии советскими войсками принадлежала не Сталину, а военно-политическому руководству США. В 1944 году в Вашингтоне был разработан план, согласно которому Япония подлежала расчленению на четыре оккупационные зоны: американскую (центральные районы страны),советскую (Хоккайдо и северо-восток Хонсю),английскую (Кюсю) и китайскую (Сикоку). По площади советская зона даже превосходила американскую. Считалось, что расчленение Японии на зоны ослабит бремя организации оккупационного режима и позволит США сократить численность предназначенных для этого американских войск.

Планом американского Объединенного комитета начальников штабов (ОКНШ) в течение первых трех месяцев после капитуляции Японии намечалось выделить для осуществления оккупации 23 дивизии США (800 тысяч человек). Затем предусматривалось размещение на территории Японии следующих сил союзных государств: США — 8,3 дивизии (315 тысяч человек),Великобритания — 5 дивизий (165 тысяч),Китай — 4 дивизии (130 тысяч),СССР — 6 дивизий (210 тысяч). На заключительном этапе оккупационные войска подлежали сокращению примерно наполовину. В Японии предполагалось оставить 4 дивизии США, 2 дивизии Великобритании, 2 дивизии Китая и 3 дивизии СССР.

Возникает вопрос: почему американский план оккупации предусматривал столь значительное по численности и занимаемой территории размещение в поверженной Японии советских войск? Тут надо сказать со всей ясностью: разработчики плана руководствовались отнюдь не признанием вклада СССР в разгром дальневосточного агрессора. Их «щедрость» объяснялась расчетом, стремлением использовать советские войска в качестве «пушечного мяса» на случай, если бы в Японии вспыхнула партизанская война, что не исключалось японскими планами.

Вопрос об использовании советских войск для оккупации части территории Японских островов вызывал разногласия среди американского руководства. О том, что с политической точки зрения активное участие СССР в военных действиях на Дальнем Востоке и оккупация им части Японии невыгодны США, заявляли видные американские политики и дипломаты. Так, американский посол в СССР Аверелл Гарриман писал осенью 1944 года советнику президента Гарри Гопкинсу: «Их политика, несомненно, распространится на Китай и Тихий океан…». Это мнение разделял директор Управления стратегических служб США (предшественник ЦРУ) Уильям Донован, который указывал в памятной записке президенту Гарри Трумэну от 5 мая 1945 года: «…Мы не можем игнорировать тот факт, что после разгрома Японии Россия станет на Дальнем Востоке ещё более грозной силой».

Тем не менее, соображения военного характера заставляли американское командование настаивать на обязательном привлечении Советского Союза к разгрому Японии. В ходе Берлинской (Потсдамской) конференции в июле 1945 года, несмотря на успешное испытание атомной бомбы, Трумэн подчеркивал, что «США ожидают помощи от СССР». В ответ Сталин заверил, что «Советский Союз будет готов вступить в действие к середине августа».

Стремясь избежать несогласованности действий при проведении операций, советский лидер 28 мая 1945 года в беседе с посланником американского президента Гарри Гопкинсом выразил пожелание заключить с правительствами США и Великобритании специальное соглашение об определении районов оккупации Японии после победы над ней. Однако каких-либо сведений о том, что Сталин знал об американском плане расчленения Японии на оккупационные зоны, обнаружить не удалось. Ни в Ялте, ни в Потсдаме вопрос о занятии советскими войсками территории собственно японской метрополии не поднимался. Зоной ответственности СССР при разгроме милитаристской Японии впоследствии были определены районы Северо-Восточного Китая и северной части Корейского полуострова. Тем не менее, готовясь к участию в военных операциях против японских войск, советское командование имело среди прочих и план возможной высадки десанта на северное побережье острова Хоккайдо. Следует отметить, что вооруженное выступление Советского Союза против Японии с севера при президенте США Франклине Рузвельте рассматривалось как серьезная помощь Америке. С этой целью Рузвельт сразу после японской атаки на Перл-Харбор всячески пытался вовлечь СССР в войну против Японии. Командующий войсками США на Дальнем Востоке генерал Дуглас Макартур признавал после войны: «…Я поддерживал идею о том, чтобы Советский Союз нанес удар по Японии с севера. Я считал, что этот нажим, дополненный сосредоточением американской авиации в Сибири, ограничит диапазон действий японских ударных сил… В то время я активно настаивал на вступлении русских в войну на Тихом океане, но впоследствии, когда победа была уже в наших руках, я резко выступал против этого шага…»

Спекуляции по поводу якобы существовавших у Сталина планов «захвата» Хоккайдо были порождены его личным обращением к Трумэну от 16 августа 1945 года. В направленном накануне Сталину «Общем приказе № 1» о капитуляции японских вооруженных сил президент «забыл» указать, что японские гарнизоны на Курильских островах должны капитулировать перед войсками СССР. Это был первый сигнал, что американцы могут нарушить ялтинское соглашение о переходе Курил к Советскому Союзу. Сталин ответил сдержанно, но твердо, предложив внести в «Общий приказ № 1» следующие поправки:

«1. Включить в район сдачи японских вооруженных сил советским войскам все Курильские острова, которые согласно решению трех держав в Крыму должны перейти во владение Советского Союза.

2. Включить в район сдачи японских вооруженных сил советским войскам северную половину острова Хоккайдо, примыкающего на севере к проливу Лаперуза, находящемуся между Карафуто (Сахалином. — А.К.) и Хоккайдо. Демаркационную линию между северной и южной половиной острова Хоккайдо провести по линии, идущей от города Кусиро на восточном берегу острова до города Румои на западном берегу острова, с включением указанных городов в северную половину острова.

Это последнее предложение имеет особое значение для русского общественного мнения. Как известно, японцы в 1919—1921 годах держали под оккупацией своих войск весь Советский Дальний Восток. Русское общественное мнение было бы серьезно обижено, если бы русские войска не имели района оккупации в какой-либо части собственно японской территории».

Свои дополнения к «Общему приказу № 1» Сталин назвал скромными и выразил надежду, что они не встретят возражений. Однако его предложение о высадке советских войск на Хоккайдо без каких-либо объяснений было безапелляционно отвергнуто. Трумэн ответил, что генералу Макартуру сдаются японские вооруженные силы на всех островах собственно Японии, и он «будет использовать символические союзные вооруженные силы, которые, конечно, будут включать и советские вооруженные силы». В своих мемуарах Трумэн был откровенен:

«Хотя поначалу я горячо желал привлечь СССР к войне с Японией, затем, исходя из тяжелого опыта Потсдама, укрепился во мнении не позволять Советскому Союзу принимать участие в управлении Японией. В душе я решил, что после победы над Японией вся власть в этой стране будет передана генералу Макартуру».

Тем не менее, связанный Ялтинским соглашением Трумэн вынужден был согласиться «включить все Курильские острова в район, который должен капитулировать перед Главнокомандующим советскими вооруженными силами на Дальнем Востоке». При этом он неожиданно выразил от имени американского правительства желание «располагать правами на авиационные базы для наземных и морских самолетов на одном из Курильских островов, предпочтительно в центральной группе». Согласно некоторым источникам, Трумэн вознамерился тогда обладать превращенным японцами в мощный опорный пункт остров Матуа, где в наше время, возможно, будет создаваться военно-морская база Тихоокеанского флота РФ.

Уязвленный отказом в просьбе осуществить символическую высадку советского контингента на Хоккайдо, Сталин ответил довольно резко:

«Требования такого рода обычно предъявляются либо побежденному государству, либо такому союзному государству, которое само не в состоянии защитить ту или иную часть своей территории».

Тем самым было дано понять, что в соответствии с Ялтинским соглашением СССР обладает правом распоряжаться всеми Курильскими островами по своему усмотрению.

Однако, не желая обострять отношения с американцами из-за символической высадки на Хоккайдо, Сталин направил 22 августа главнокомандующему советскими войсками на Дальнем Востоке маршалу А.М.Василевскому следующее указание: «От операции по десантированию наших войск с острова Сахалин на остров Хоккайдо необходимо воздержаться впредь до особых указаний Ставки…» Следуя этому указанию, главком Василевский отдал подчиненным войскам приказ: «Во избежание создания конфликтов и недоразумений по отношению к союзникам, категорически запретить посылать какие бы то ни было корабли и самолеты в сторону острова Хоккайдо».

Вот как описывается этот эпизод войны в подготовленной по Указу президента РФ к 70-летию Победы 12-томном научном труде «Великая Отечественная война 1941 — 1945 годов»:

«Интерес представляет заметка историка В.И.Измозика, в которой он передает высказывания в беседе с ним в апреле 1971 г. бывшего командующего Тихоокеанским флотом адмирала И.С.Юмашева. Дело в том, что командующий имел свой план высадки на Хоккайдо и докладывал о нем маршалу А.М.Василевскому, однако тот «строжайше запретил подобные действия». Это происходило 15 августа 1945 г. В 1947 г., получив назначение на пост военно-морского министра, И.С.Юмашев в беседе с И.В.Сталиным вспомнил этот эпизод и признался, что не решился после разговора с А.М.Василевским позвонить Верховному главнокомандующему и настоять на своем. В ответ Сталин, по словам Юмашева, сказал примерно следующее: «Напрасно, товарищ Юмашев. Если бы получилось — наградили бы… если бы не вышло — наказали бы». Видимо, нерешительность и Юмашева, и Василевского, хорошо знавших нрав Верховного, не в последнюю очередь была связана с приведенной в воспоминаниях адмирала дилеммой И.В.Сталина».

От себя добавим, что этот эпизод свидетельствует о том, что, в отличие от восточноевропейских государств, Япония для советского руководства не была объектом создания на части её территории идеологически близкого государства-сателлита. В противном случае Сталин, безусловно, действовал бы решительно и бескомпромиссно.

Трумэн же и его администрация уже на первом этапе оккупации вознамерились превратить Японию в «форпост борьбы с коммунизмом в Азии», то есть с Советским Союзом, а затем и с Китаем. Поэтому и было принято решение «сделать оккупацию Японии чисто американским предприятием», не допустить на Японские острова вооруженные силы других участвовавших в войне государств, в первую очередь СССР и Китая. А ведь среди влиятельных японцев тогда высказывались мысли о желательности появления русских в Японии, что, как считалось, должно было удержать американцев от произвола и насилия в отношении японского населения. Можно было бы напомнить и ставший известным в 1990-е годы факт попыток японских властей предложить летом 1945 года советскому правительству в обмен на сохранение нейтралитета не только вернуть Южный Сахалин и Курильские острова, но и передать остров Хоккайдо, на который СССР никогда не претендовал.

Что же касается домыслов о намерении создать «на русских штыках социалистический Хоккайдо», то их следует отнести к арсеналу антисоветского мифотворчества времен холодной войны. Достаточно сказать, что для создания на отсталом, не имевшем промышленности севере Хоккайдо «просоветского режима» у Москвы не было ни средств, ни опыта, ни необходимых кадров. Не случайно получившие доступ к советским секретам и публиковавшие в 1990-е годы выгодные для «суда над коммунистами» документы Политбюро и ЦК КПСС ниспровергатели «сталинского режима» не смогли обнаружить в архивах даже намеков на замыслы создания «Японской народно-демократической республики».

Выполнив свою освободительную миссию, Советский Союз в максимально короткие сроки вывел войска из Китая и Кореи. Советская армия полностью покинула территорию Китая уже к маю 1946 года, когда страна оставалась под властью режима Чан Кайши и победа коммунистов отнюдь не была гарантирована. А вот многочисленные американские войска до сих пор находятся на территории Японии и Республики Корея. И это, похоже, не озадачивает японских политических деятелей и пропагандистов. Более того, вопреки миролюбивым настроениям японского народа, правонационалистический режим премьер-министра Японии Синдзо Абэ, пользуясь большинством в парламенте, один за другим принимает законы, позволяющие вопреки конституции страны в полном объеме воссоздать и оснастить современным оружием и так достаточно мощные вооруженные силы страны. А затем использовать их совместно с армией и флотом США в любых созданных американцами «горячих точках» планеты.

Мифы же о «захвате Советами Хоккайдо» нужны для того, чтобы японцы продолжали видеть в американцах спасителей и защитников от якобы растущей опасности теперь уже со стороны Китая и «восстанавливающей военную мощь России».

Анатолий Кошкин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Понравился материал? Поделитесь им в соц.сетях!

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: